Глава 04 — Кантор и кадиш скорбящих

01. Кто достоин быть кантором


Выражаем благодарность диктору-чтецу Михаилу Польскому

Кантор ведет общественную молитву. Порой вся община повторяет молитву за ним, и он задает молитве ритм, а порой он читает молитву один, а община отвечает за ним амен, – например, когда он повторяет молитву амида или произносит кадиш. Поэтому кантор должен быть человеком порядочным, скромным, иметь доброе имя, быть желанным в своей общине, обладать приятным голосом и быть сведущим в Писании (см. Вавилонский Талмуд, трактат Таанит, 16а; Шульхан арух, 53, 4).

Это особенно важно в Дни трепета и в дни общественных постов, когда мы молим Всевышнего простить наши грехи, избавить нас от несчастий и приблизить Избавление. Если кантор будет недостоин своей роли, общественная молитва не окажет желаемого действия (см. Рама, Орах хаим, 581, 1).

В талмудическую эпоху было запрещено писать молитвенники. Разрешалось записывать только Письменную Тору (то есть Танах), но не Устную, включая молитвы и благословения, составленные мудрецами (см. Тмура, 14, 2). В те времена кантор играл крайне важную роль, поскольку он должен был произносить всю молитву громко и четко, дабы с его помощью все члены общины могли исполнить заповедь молитвы. На эту почетную должность избирали постоянного кантора, к которому предъявлялись все требования, перечисленные выше в отношении кантора, ведущего молитву в Дни трепета и во время общественных постов. Изначально (лехатхила) каждый член общины должен был выразить свое согласие с назначением кантора, поскольку все члены общины исполняли с помощью кантора заповедь молитвы. Однако в наши дни, когда у всех есть молитвенники, кантор играет менее важную роль, и не принято избирать постоянного кантора на весь год. Каждый день кто-то другой исполняет обязанности кантора, и потому к кандидатуре кантора предъявляются менее строгие требования (см. Шульхан арух, 53, 19; Мишна брура, 53, 53).

Тем не менее, староста синагоги должен стараться выбирать на роль кантора человека порядочного, соблюдающего заповеди и живущего по Торе; кроме того, община должна согласиться предоставить ему роль своего посланника в молитве, ведь кантор читает от имени общины повторение молитвы амида и кадиш (см. Каф ѓа-хаим, 53, 86). А по субботам и праздникам, когда принято, чтобы кантор пел некоторые части молитвы, на эту роль следует также стараться выбирать человека, имеющего музыкальный слух и приятный голос.

 

02. Молитва кантора – ради Небес


Выражаем благодарность диктору-чтецу Михаилу Польскому

Ведя молитву, кантор должен иметь намерение выполнять свои обязанности ради Небес. Если же он преднамеренно растягивает слова молитвы, чтобы все присутствующие услышали, какой у него прекрасный голос, то о таком канторе в Писании (Ирмеяѓу, 12:8) сказано: «Повысил он на Меня голос свой, за это возненавидел Я его». Этот кантор превращает молитву в предмет своей гордыни. Но даже если кантор ведет молитву исключительно ради Небес, он все равно не должен чересчур растягивать слова, чтобы не утруждать молящихся (см. Рашба, Шульхан арух, 53, 11).

Кантору запрещено произносить дважды одно и то же слово в благословениях или молитве кадиш, поскольку не следует вносить изменения в текст молитв, составленный мудрецами. А если кантор произнес какое-либо слово дважды, и это изменило смысл благословения, то произнесенное им лишнее слово прерывает текст благословения, и он должен произнести все благословение заново. Если же повторенное им слово не изменило смысл благословения, то постфактум (бедиавад) кантор не должен произносить благословение снова, поскольку не считается, что оно было прервано (и см. Игрот Моше, Орах хаим, 2, 22).

Нельзя назначать на роль постоянного кантора или же кантора в Дни трепета певца, который обычно поет песни неподобающего содержания (см. Рама, Орах хаим, 53, 25).

Законоучители разошлись во мнениях, разрешено ли использовать мелодии песен неподобающего содержания для молитв и религиозных песнопений. На практике, если молящиеся незнакомы с неподобающими словами этих песен, то принято следовать менее строгому толкованию закона; кантор также должен внести изменения в эти мелодии, чтобы подстроить их под слова молитвы. Но если общине знакома эта песня, то ее мелодию нельзя использовать для молитвы, поскольку, исполняя эту мелодию, молящиеся могут вспомнить неподобающее содержание песни, и это отвлечет их от молитвы 1.

  1. В Ябиа омер (ч. 6, Орах хаим, 7) рав Овадья Йосеф пишет, что, по мнению Маасе рокеах и рава Хаима Паладжи, приведенному в Каф ѓа-хаим, запрещено использовать для молитвы нееврейские мелодии. Однако рав Менахем ди Лунцано и Биркей Йосеф (п. 560) это разрешают, и так поступали многие выдающиеся еврейские законоучители. Именно такое практическое постановление выносит и рав Овадья Йосеф в Ябиа омер. Между тем, в Циц Элиэзер (13, 12) сказано, что в этом вопросе необходимо придерживаться более строгого толкования закона. Что же касается мелодий, написанных ради идолопоклоннических культов, то в их отношении большинство авторитетов толкует закон более строго, и так написано в Сефер хасидим (238) и респонсах Баит хадаш ешанот (127). Однако в респонсах Крах шель Роми говорится, что в этом вопросе допустимо менее строгое толкование закона, и рассказывается, что некоторые величайшие законоучители использовали мелодии христианских песнопений для молитв в Дни трепета. Однако, как мы уже говорили, большинство авторитетов придерживается в этом более строгого толкования закона. И см. Циц Элиэзер (там же), где автор выступает против этих слов с резкой критикой. В заключение можно сказать, что, по мнению большинства авторитетов, если неподобающее содержание песен незнакомо молящимся, то нет запрета использовать мелодии этих песен во время молитвы. И разрешено использовать для молитвы мелодии известных светских песен, имеющих приличное содержание.                

03. Назначение кантора


Выражаем благодарность диктору-чтецу Михаилу Польскому

Кантор – это посланник общины, поэтому человеку запрещено присваивать себе звание кантора, пока община, или синагогальный староста, являющийся ее представителем, не попросят его об этом. Если же человек взял на себя роль кантора против воли общины, то члены общины не должны отвечать амен на произносимые им благословения (см. Рама, 53, 22).

Когда староста просит кого-либо из прихожан стать кантором, тому следует сначала отказаться от предложения из вежливости, чтобы со стороны не показалось, что он хочет порисоваться перед общиной в качестве кантора. Но если староста будет настаивать, этот человек должен показать, что готов исполнить его просьбу, однако сначала хочет убедиться, что в общине нет кого-либо более достойного этой роли. А если староста попросит его в третий раз, то ему следует согласиться и приступить к молитве. Если же его просит быть кантором раввин или другой важный человек, то следует согласиться тотчас же, потому что важному человеку отказывать не подобает (см. трактат Брахот, 34а; Шульхан арух, 53, 16). И представляется, что если человек один раз уже отказал синагогальному старосте, но перед другой молитвой тот снова обратился к нему, то следует считать, что староста обращается к этому человеку второй раз, и тот должен ответить, что согласен, но прежде хочет убедиться, нет ли в общине кого-то более достойного. А если староста попросит его снова, он должен тотчас же приступить к молитве.

Если же человек может быть кантором, но отказывается больше, чем того требуют наши мудрецы, то тем самым он выказывает неуважение к молитве и оскорбляет славу Небес. Подобным же образом, если Всевышний наделил человека музыкальным слухом и приятным голосом, тот не должен отказываться от роли кантора по субботам и праздникам, когда молитву принято украшать пением. А если он все же отказывается вести молитву из упрямства или лени, не желая восславить своим пением Всевышнего, то мудрецы говорят, что такому человеку лучше было бы и вовсе не рождаться на свет. В связи с этим мудрецы рассказывают, что у Навота Изреэльского был приятный голос; по праздникам Навот восходил в Иерусалимский Храм, и весь народ Израиля собирался там, чтобы послушать его. Но однажды Навот не пришел в Храм – он остался дома, чтобы сторожить свой виноградник. Из-за этого греха нечестивцы схватили его и оклеветали, сказав, что он восстал против царя, и так он погиб (см. Псикта рабати, 25).

04. «Оборванец» и молодой человек, у которого еще не начала расти борода


Выражаем благодарность диктору-чтецу Михаилу Польскому

Сказали мудрецы (Вавилонский Талмуд, трактат Мегила, 24а): оборванец (то есть тот, чья одежда не покрывает тело подобающим образом), не должен читать Тору и вести общественную молитву. Поэтому не следует назначать кантором того, кто одет в майку или шорты.

Но если человек одет в рубашку с короткими рукавами, доходящими почти до локтя, он может быть кантором. Если же рукава его рубашки слишком короткие, то ему следует покрыть руки до локтей талитом 1.

И еще говорят мудрецы, что не следует назначать постоянным кантором юношу, у которого еще не начала расти борода, поскольку это было бы неуважением к общине и к заповеди молитвы – назначить постоянным кантором того, кто еще не возмужал окончательно. Но если речь идет об отдельной молитве, то ее может вести даже подросток, у которого еще не начала пробиваться борода. А если юноша достиг восемнадцати лет, и у него начала хоть чуть-чуть расти борода, то его можно назначить постоянным кантором; разрешается также назначать постоянным кантором молодого человека, достигшего двадцати лет, даже если у него еще не начала расти борода. Это не является позором для общины и для молитвы, ведь всем ясно, что он уже взрослый (см. Шульхан арух, 53, 6-8).

Исходя из этого, некоторые поздние законоучители (например, При мегадим и Биур Ѓалаха) писали, что подросток, у которого умер один из родителей (и который обязан читать по нему кадиш – пер.), не должен быть постоянным кантором во время утренней и послеполуденной служб (шахарит и минха); ему следует ограничиться лишь чтением кадиша. Однако во время вечерней службы (арвит), когда кантор не повторяет молитву амида, даже подросток, у которого еще не начала расти борода, может постоянным образом вести общественную молитву 2.

  1. Раши объясняет: «Оборванец – этот тот, у кого видны ляжки». Из этого следует, что ноги должны быть прикрыты одеждой хотя бы до колена. Я не стал придавать значение тому, прикрыты ли ноги выше или ниже колена, поскольку в наши дни у большинства людей не принято ходить в присутствии важного лица в шортах до колена, и потому запрещено, чтобы на канторе были такие шорты. Между тем, в кибуцах или молодежных организациях, где все ходят в шортах, в том числе, и в присутствии важных лиц, кантор может ходить в шортах до колена.

    В отношении рук: Риф, Рамбам и Тур считают, что «оборванцем» называется тот, у кого видны плечи. Поэтому человек, одетый в рубашку даже с очень короткими рукавами, может быть кантором. Такое постановление выносит Мишна брура (53, 39). Однако Шульхан арух (53, 13) постановляет на основе мнения Ѓа-итур, что «оборванцем» называется и тот, у кого обнажена верхняя часть рук. Так пишет и Баит хадаш. Исходя из этого, кантор должен быть одет в рубашку с рукавами, доходящими до локтя. Однако возможно, что и согласно мнению Шульхан арух, нет нужды соблюдать это правило слишком строго, и если рукав доходит почти до локтя, считается, что он доходит до локтя. А некоторые законоучители требуют, согласно более строгому толкованию закона, чтобы кантор был одет в рубашку с длинным рукавом, потому что именно в таком виде подобает представать перед важным человеком. Но поскольку Риф, Рамбам и большинство других авторитетов придерживаются в отношении рук намного менее строгого толкования закона, допустимо, чтобы рукава рубашки доходили кантору почти до локтей. А те, кто хочет исполнить заповедь самым великолепным образом (меѓадрин), надевают рубашку с длинными рукавами. Так, мой раввин и наставник рав Цви-Йеѓуда Кук требовал, чтобы в его ешиве на канторе была надета рубашка с длинными рукавами.           

  2. В Вавилонском Талмуде (трактат Хулин, 24б) сказано: «Говорят мудрецы: тот, у кого начала расти борода, достоин стать посланником общины и вести общественную молитву». Тосафот задают вопрос: ведь в трактате Мегила (24а) мы читаем, что вести общественную молитву может и тринадцатилетний. Тосафот объясняют: тринадцатилетний подросток может стать посланником общины, если речь идет об отдельной молитве, но не на постоянной основе и не в дни общественных постов. И таково мнение большинства ранних законоучителей. Однако Рамбан и Ран полагают, что подросток, у которого еще не начала расти борода, не может вести даже одноразовую молитву, и только в случае, когда никто другой не может вести общественную молитву, на эту роль можно назначить тринадцатилетнего. И хотя, если человек бреется, он все равно считается «мужчиной, у которого растет борода», мой раввин и наставник рав Цви-Йеѓуда Кук, стремясь исполнить заповедь самым великолепным образом (меѓадрин), всегда требовал, чтобы в его ешиве у кантора была борода. Возможно, таким образом он также хотел приучить учащихся ешивы отращивать бороду.

    Подросток, справляющий траур (и читающий кадиш – пер.) по одному из родителей, не должен быть постоянным кантором, как объясняют При мегадим и Биур Ѓалаха (53, 6, со слова юхаль). А в респонсах Шиват Цион (18) написано, что, согласно общепринятому обычаю, это правило не соблюдается слишком строго, скорбящий подросток получает право вести общественную молитву в течение всего траурного года, и община относится к этому с пониманием. Здесь заканчивается изложение слов При мегадим и Биур Ѓалаха. Но следует отметить, что, по мнению Рамбама, община действительно может отнестись к этому снисходительно, однако Рош считает, что община не должна мириться с этим (поскольку это может считаться и оскорблением славы Небес). Законоучители рассматривают также вопрос, как должна относиться к этому община в ешиве, все учащиеся которой – молодые люди, и приходят к выводу, что поскольку все члены общины молоды, они, разумеется, должны отнестись к этому с пониманием. Разумеется, эти слова справедливы лишь в соответствии с мнением Рамбама. Кроме того, если в ешиве учатся подростки пятнадцати-шестнадцати лет, то среди них почти всегда есть такие, у которых уже начала расти борода. И поскольку в этом вопросе возникает сомнение, глава ешивы должен решить, как правильно поступить.

    Маген Авраѓам и Мишна брура (53, 25) пишут, что нет необходимости требовать у тринадцатилетнего, чтобы он доказал, что у него выросло два волоса в области гениталий, так как в этом принято полагаться на высокую вероятность того, что это именно так. Однако При мегадим пишет, что, согласно подходу Рамбама, который считает, что молитва является заповедью Торы, в этом случае необходимо свидетельство. Но представляется, что поскольку кантор не исполняет заповедь молитвы за каждого члена общины, по мнению всех авторитетов, нет необходимости в свидетельстве.           

05. Молитва скорбящих


Выражаем благодарность диктору-чтецу Михаилу Польскому

Тот, кто справляет траур по одному из родителей, в первый год после их кончины читает молитву кадиш. Это помогает душе усопшего избежать тяжкого приговора – ведь благодаря тому, что сын, которого он оставил после себя в этом мире, освящает Имя Всевышнего, читая кадиш, заслуги усопшего множатся. Кадиш читают и по родителям, которые были совершенными праведниками, а также по человеку, который погиб, освящая Имя Всевышнего. Хотя таким людям обещано, что они удостоятся мира грядущего, их души все равно наслаждаются, слушая кадиш, произносимый их сыновьями, и благодаря этому возносятся на еще более высокие духовные ступени. И, само собой разумеется, следует читать кадиш по родителям, которые были грешниками, – им это крайне необходимо, так как кадиш облегчает тяжкий приговор, ждущий их. Кадиш нужно читать даже по тому, кто покончил жизнь самоубийством. Хотя наши мудрецы сказали, что по таким людям не следует скорбеть, и они лишены доли в мире грядущем, но все же кадиш, который читают по ним их сыновья, помогает хоть немного исправить их души 1.

Если сын умеет вести общественную молитву, то желательно, чтобы он был кантором в будни, так как это приносит бо̀льшую пользу душе усопшего. Но если ему это слишком трудно, то желательно, чтобы он вел молитву начиная с фрагмента Ашрей, читаемого после тахануна, и до конца. Лучше всего быть кантором во время вечерней молитвы (арвит), потому что в этот час суд над душами усопших становится строже; особенно это важно на исходе субботы, когда грешные души возвращаются в Геѓином. Следует отметить, что по ашкеназскому обычаю в субботу и праздники (йом тов) скорбящие читают кадиш, но не ведут общественную молитву (см. Рама, Йоре деа, 376, 4). В новомесячье (рош ходеш) и Хануку также не принято, чтобы скорбящие вели молитву 2.

Все вышесказанное справедливо при условии, что сын умеет вести общественную молитву. Если же он не умеет правильно произносить слова, либо у него неблагозвучный голос, либо он читает молитву слишком быстро или слишком медленно, то лучше, чтобы он не был кантором, а только читал кадиш. Если же он будет настаивать на том, чтобы его назначили кантором против воли общины, то он, вместо того чтобы освятить Имя Всевышнего, осквернит его, тем самым доставив огорчение душе усопшего. И вообще, скорбящие должны знать, что, несмотря на всю важность ведения общественной молитвы и чтения кадиша, наиболее благотворно для души усопшего – чтобы его дети приумножали изучение Торы, благотворительность и исполнение прочих заповедей.

В некоторых общинах многие не умеют вести общественную молитву, поэтому мудрецы постановили, что в этих общинах скорбящие не должны быть канторами. Однако во время вечерней молитвы (арвит) не следует препятствовать тому, чтобы скорбящие, способные на это, вели молитву (см. Мишна брура, 53, 61).

  1. В трактате Софрим (гл. 19) говорится, что скорбящие должны читать кадиш. А в Ор заруа (ч. 2, конец п. 50) приводится история об одном усопшем, чья душа претерпевала великие муки в наказание за грехи, которые он совершил при жизни. Увидел это рабби Акива и захотел избавить его от мучений. Он узнал, что у усопшего есть сын, полнейший невежда. Рабби Акива долго обучал этого сына, чтобы он смог прочесть кадиш. После этого душа усопшего явилась пред рабби Акивой и сказала ему: «Рабби, да найдет душа твоя успокоение в Ган Эдене, подобно тому, как моя душа нашла успокоение, ведь ты избавил ее от тяжкого приговора!». Из этой истории мы делаем вывод, что кадиш помогает душам грешников (см. Бейт Йосеф, Йоре деа, 376). А Хатам софер (Эвен ѓа-эзер, конец п. 69) пишет, что молитва помогает и душе самоубийцы, лишенной доли в мире грядущем. Поэтому царь Давид молился за упокой души своего сына Авшалома. А в респонсах Маѓариля (96) говорится, что кадиш читают и по усопшим праведникам.

    Если человек, обязанный читать кадиш, опоздал на утреннюю молитву, и когда миньян заканчивает произносить «Песнь дня», он все еще читает «Хвалебные гимны» (Псукей де-зимра), а после этого у него больше не будет возможности произнести «Кадиш скорбящего», то он может прервать чтение Псукей де-зимра, чтобы произнести кадиш. Но ради кадиш де-рабанан прерывать молитву не следует. А мне, по моему скромному мнению, представляется, что если в миньяне никто другой не может прочесть кадиш де-рабанан, то можно прервать молитву и для того, чтобы прочесть этот кадиш. 

  2. В Биур Ѓалаха (п. 132) написано, что во все дни, когда во время молитвы не произносят фрагмент Ла-мнацеах, скорбящие не должны вести общественную молитву. Этот закон основан на словах Маѓариля (22). В отличие от этого, в Мишна брура (п. 581, 7) говорится, что в рош ходеш скорбящий может вести утреннюю, послеполуденную и вечернюю молитвы, но не ѓалель и мусаф. А в п. 683, 1, написано, что в Хануку ему не следует вести утреннюю молитву, и именно таков общепринятый обычай (и см. написанное мной выше). К этому относится и закон, что скорбящие не должны вести общественную молитву также в Пурим и в холь ѓа-моэд. А согласно некоторым обычаям, даже в Ту бе-ав, Ту би-шват, Пурим катан и Лаг ба-омер скорбящие не ведут общественную молитву.            

06. Сколько времени читают кадиш; годовщина смерти (йорцайт)


Выражаем благодарность диктору-чтецу Михаилу Польскому

Согласно ашкеназскому обычаю, скорбящие ведут общественную молитву и читают кадиш в течение одиннадцати месяцев после смерти матери или отца. Это объясняется тем, что грешников судят в Геѓиноме двенадцать месяцев, и если по усопшему будут читать кадиш все двенадцать месяцев, то можно будет подумать, что его считают грешником (см. Рама, Йоре деа, 376, 4). По сефардскому же обычаю − кадиш прекращают читать в течение одной недели после наступления двенадцатого месяца, а затем продолжают вести общественную молитву и читать кадиш до самой годовщины смерти (см. Биркей Йосеф, там же). А после урока Торы, проводимого не во время молитвы, скорбящие могут читать кадиш в течение всего двенадцатого месяца (см. Рав пеалим, ч. 4, Йоре деа, 32). Но если известно, что усопший был грешником, – например, если он покончил жизнь самоубийством или перешел в другую веру, – то кадиш по нему читают двенадцать месяцев (см. Пискей тшувот, Йоре деа, 376, 9).

В годовщину смерти (йорцайт) отца или матери также принято читать кадиш и вести общественную молитву. По сефардскому обычаю, кадиш читают с кануна субботы, предшествующей годовщине смерти, и до самой годовщины, и желательно, если это угодно общине, чтобы скорбящий вел общественную молитву (см. Каф ѓа-хаим, 55, 23). В некоторых ашкеназских общинах также принято, чтобы скорбящий вел общественную молитву в субботу, предшествующую йорцайту, и во время вечерней молитвы на исходе этой субботы (см. Пней барух, 39, 2). Но нельзя отказывать скорбящему, который хочет вести общественную молитву либо в течение года после смерти отца или матери, либо в сам день годовщины (см. Пискей тшувот, 132, 26). Годовщина устанавливается по дню смерти, а не по дню погребения. По окончании первого года траура годовщина также устанавливается по дню смерти 1.

  1. И хотя семидневный, тридцатидневный и двенадцатимесячный траур устанавливают по дню погребения, годовщина (йорцайт) устанавливается по дню смерти. Согласно некоторым обычаям, в первый год йорцайт отмечают в день погребения, но по общепринятому обычаю, и в первый год его отмечают в день смерти, как объясняется в Пней барух (39, 35) и Ялкут Йосеф (ч. 7, 22, 3). А в високосный год (по еврейскому календарю – пер.), по мнению Шульхан арух (Орах хаим, 568, 7), йорцайт следует отмечать во втором адаре, а по мнению Рама, в первом адаре. А если человек умер в первый день новомесячья второго адара, который является 30-м числом первого адара, то в год, не являющийся високосным, йорцайт выпадает на первый день новомесячья адара, то есть тридцатый день швата (см. Мишна брура, 568, 42; и см. Пней барух, 39, 36-37). Прочие законы чтения кадиша см. в Пней барух, 34; Ялкут Йосеф, ч. 7, 23.                     

07. Порядок предпочтения


Выражаем благодарность диктору-чтецу Михаилу Польскому

Раньше в ашкеназских общинах было принято, что кадиш читает только один молящийся, и если в одном миньяне нескольким скорбящим нужно было читать кадиш, то между ними следовало установить порядок предпочтения. Однако сегодня в большинстве ашкеназских и во всех сефардских общинах принято, чтобы все, кому нужно произносить кадиш, читали его хором. Даже если получится так, что кадиш будут читать все молящиеся в миньяне, и некому будет ответить амен, то и в таком случае кадиш действителен, но изначально (лехатхила) желательно, чтобы хотя бы двое молящихся отвечали амен (см. Каф ѓа-хаим, 55, 31). Если кадиш читают двое или больше молящихся, то они должны постараться произносить его хором, слово в слово, и для этого желательно, чтобы все они стояли рядом друг с другом. А если синагога очень большая, и им трудно собраться в одном месте, то постфактум (бедиавад) разрешается, чтобы в каждом конце зала один молящийся произносил кадиш, а молящиеся, стоящие вокруг него, отвечали ему амен.

Если в одном миньяне есть двое скорбящих, которым нужно читать кадиш, и оба умеют вести общественную молитву и угодны общине в качестве канторов, то между ними следует установить порядок предпочтения. Общий принцип при этом таков: тот, кто справляет семидневный траур, имеет предпочтение перед справляющим тридцатидневный траур; а тот, кто справляет тридцатидневный траур, имеет предпочтение перед справляющим траурный год. День годовщины смерти (йорцайт) приравнивается к тридцатидневному трауру. А если оба скорбящих равны в правах, то они должны разделить молитву между собой. Например, утреннюю молитву (шахарит) можно разделить таким образом: один будет вести основную часть молитвы, включая таханун, а второй – с фрагмента Ашрей и до конца, а на следующий день они меняются (см. Биур Ѓалаха, 132, гл. Кадишин).

 

08. Чтение кадиша по усопшему, не имеющему взрослого сына


Выражаем благодарность диктору-чтецу Михаилу Польскому

Если мать или отец умерли и оставили малолетнего сына, то, хотя он и не достиг возраста бар мицвы, он все равно должен читать по ним кадиш. Для этого был установлен кадиш ятом (букв. «кадиш сироты»), ведь если сын уже взрослый, то лучше, чтобы он вел общественную молитву за упокой души своих родителей, тогда как ребенок не может вести молитву, и поэтому мудрецы постановили, что ему следует читать кадиш (см. Рама, Йоре деа, 376, 4). Даже если сирота еще не достиг возраста, в котором его начинают приучать к исполнению заповедей, то ему читают кадиш, и он должен повторять его слово в слово, а община – отвечать за ним амен (согласно учению Аризаля, необходимо, чтобы взрослый произносил вместе с ребенком кадиш ятом столько раз, сколько его необходимо читать в числе двенадцати кадишей, которые следует слушать ежедневно. Также см. ниже, гл. 23, п. 10).

Если мужчина или женщина умерли и не оставили после себя сына, либо если у них есть сын, но он не является богобоязненным и не готов прийти в синагогу, чтобы прочесть по ним кадиш, но у них есть богобоязненный внук, то внуку следует читать по ним кадиш в течение всего траурного года. При этом внук от сына имеет предпочтение перед внуком от дочери. А если у них пока нет внуков, но есть зять, то кадиш должен читать зять. Внук или зять покойного могут читать кадиш и тогда, когда умер кто-то из их собственных родителей, или если их родители согласны, чтобы они читали кадиш. Но если их собственные родители не хотят, чтобы они читали кадиш при их жизни, то они не должны читать кадиш по своему деду или тестю.

Если у усопшего нет зятя, то отец должен читать кадиш по своему сыну. Но если и его отец уже умер, то кадиш по нему должен читать брат или племянник.

Если же никто из перечисленных родственников не может читать по усопшему кадиш, то на деньги из оставленного им наследства следует нанять богобоязненного человека, который будет читать по нему кадиш. Желательно, чтобы этот человек занимался изучением Торы. А если в семье есть родственник, изучающий Тору, то он имеет предпочтение перед человеком, который не приходится родственником усопшему. Плата за чтение кадиша имеет большое значение, так как она обеспечивает то, что чтение продолжится. Кроме того, если человек, который изучает Тору или беден и имеет маленьких детей, заработает деньги, то благодаря этому заслуги усопшего в этом мире умножатся 1.

Если умер маленький ребенок, достигший возраста, когда детей приучают к исполнению заповедей, то кадиш по нему должен читать его отец (см. Пискей тшувот, Йоре деа, 376, 3). А в некоторых общинах принято читать кадиш даже по младенцу (см. Пней барух, 34, 30).

Человек, читающий кадиш за плату, может делать это одновременно за нескольких усопших, при условии, что он сможет читать хотя бы один кадиш в день за каждого из них (см. Игрот Моше, Йоре деа, 1, 254; и см. Пней барух, 34, 23-28).

Приемному сыну также следует читать кадиш по своим родителям. Если у них нет другого сына, то на приемного сына тем более возложена заповедь читать кадиш по приемным родителям (см. Ялкут Йосеф, ч. 7, 23, 13). Желательно, чтобы гер цедек (человек, перешедший в иудаизм) читал кадиш по своим родителям-неевреям (см. там же, 14; Пискей тшувот, 132, 20).

  1. Если усопший оставил после себя дочь, то следует нанять мужчину, чтобы он читал по нему кадиш. Тем не менее, со временем в некоторых местах стало принято, что если усопший оставил после себя только дочь, то она читает по нему кадиш у себя дома или в комнате, прилегающей к молитвенному залу синагоги. Некоторые законоучители постановили, что если дочь еще не достигла двенадцати лет (бат мицвы), она должна читать кадиш в синагоге. Однако, согласно общепринятому обычаю, женщина не читает кадиш. В респонсах Хават Яир (222) говорится, что следует препятствовать тому, чтобы женщины читали кадиш, дабы сила обычая не ослабла. И так написано в Ялкут Йосеф (ч. 7, 23, 11), Пней барух (34, 20) и Пискей тшувот (132, 33).        

Параграфы в главе