Глава 07 — Утреннее пробуждение

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]

01. Могуч, как лев

«Да будет человек могуч, как лев, вставая утром для служения Творцу, пробуждаясь на самой заре» (начало Шульхан арух, Орах хаим, 1, 1). То, как человек пробуждается утром, в значительной степени свидетельствует о его общем душевном состоянии и влияет на его деятельность в течение всего дня. Человек, у которого есть цель в жизни, просыпается и быстро встает, преисполненный радостного ожидания нового дня. Как правило, он встает очень рано, чтобы больше успеть за день. Но если человек утратил цель, если в жизни у него нет ценностей, то она лишена и смысла, и ему незачем вставать утром. Поэтому по утрам он чувствует усталость и пребывает в угнетенном состоянии. Он встает поздно, когда у него уже не остается выбора. Им овладевает чувство тяжести, впереди у него еще один мрачный, бессмысленный день. Но если он укрепится в вере и быстро встанет с постели, то в его душе проснется радость, и он сможет начать новый день, будучи преисполнен энергии.

Именно поэтому считается, что тот, кто читает утреннюю молитву на восходе (ватикин), исполняет заповедь молитвы самым великолепным образом (меѓадрин). Об этом в Шульхан арух сказано: «…пробуждаясь на самой заре». Еще прежде чем просыпается природа и встает солнце, человек пробуждается и воспевает в молитве Господа Благословенного. И хотя люди, как правило, не встают так рано, чтобы прочитать молитву ватикин (см. ниже, гл. 11, п. 5), каждый человек все же должен постараться прийти в синагогу как можно раньше, еще до времени начала молитвы.

Поздние законоучители также писали, что сразу после пробуждения желательно произнести: «Благодарю Тебя, Владыка живой и сущий, за то, что милостиво возвратил мне душу мою. Велико доверие Твое ко мне» (Седер ѓа-йом, Мишна брура, 1, 8). Вера придает жизни человека смысл. Если Святой, благословен Он, решил наделить человека жизнью, это означает, что его жизнь имеет величайшую ценность, и когда человек преисполняется веры в это, он встает утром с постели быстро и энергично. Мудрецы говорят, что он должен встать с постели, как лев, потому что лев символизирует любовь к себе и осознание собственной ценности, благодаря чему человек мужественно преодолевает все препятствия, с которыми сталкивается на своем пути (см. Ликутей Ѓалахот ле-Моѓаран).

02. Одеваться в скромности

Когда человек одевается, он должен вести себя скромно, даже если он один дома. Пусть не думает: я же один в спальне, кто меня видит? Ведь «полна вся земля славы Всевышнего, благословен Он». Поэтому если человек спит без одежды, то желательно, чтобы он не вставал с постели обнаженным, а надел халат под одеялом, дабы интимные части его тела оставались прикрытыми, даже когда он одевается. Подобным же образом, если ему нужно переодеть нижнее белье, это следует делать под одеялом или надев длинный халат, прикрывающий интимные части тела. Можно также переодеть нижнее белье в ванной или в туалете, поскольку подобные места в доме предназначены именно для этого, и если человек раздевается там догола, то не считается, что он ведет себя нескромно.

Особо благочестивые люди следят за тем, чтобы все места тела, которые они прикрывают одеждой из уважения к своим родным или друзьям в их присутствии, были прикрыты и тогда, когда они одни. Еще один обычай благочестивых людей заключается в том, чтобы, даже находясь в комнате в полном одиночестве, не ходить без майки. А для того чтобы переодеть майку, эти люди идут в ванную комнату.

Если на улице слишком жарко, и это вызывает чувство сильного дискомфорта, то даже особо благочестивые люди могут снять майку, но ни в коем случае не следует обнажать интимные места. А люди, сведущие в Торе, обычно следуют более строгому толкованию закона, и даже когда очень жарко, а они одни в комнате, они не снимают майку, а также не ходят по дому без рубашки в присутствии членов семьи или близких друзей.

Все это касается ситуации, когда у человека нет особой нужды снять нижнее белье; если же это необходимо для того, чтобы помыться, или в медицинских целях, то разрешается обнажать интимные места (см. Игрот Моше, Йоре деа, ч. 3, 68, 4) 1.

Чтобы немного прояснить вопрос скромности, следует сначала отметить, что когда был создан первый человек – Адам, он был чист и непорочен, как душой, так и телом, и потому не чувствовал потребности в одежде. Но после грехопадения он стал стыдиться своей наготы, и с тех пор все люди покрывают тело одеждой, в особенности те места, которые связаны с удовлетворением телесной страсти и выделением продуктов жизнедеятельности организма.

Обнаженное тело со всей яркостью подчеркивает материальное и животное начало человека. И хотя в чудесном строении человеческого тела мы находим глубокие намеки на устройство души – это рассматривает во всех подробностях учение каббалы, согласно которому тело призвано воплотить духовные идеи в материальном мире, – однако после греха, совершенного Адамом, мы стали смотреть на тело более поверхностным взглядом. Мы видим в нем лишь материальную сторону и забываем о внутреннем, духовном аспекте. Поэтому следует прикрывать интимные части тела, дабы подчеркнуть его духовную сущность, ведь именно она является источником красоты человеческого тела, – и тогда благородная, духовная красота распространится на все тело. На это намекали наши мудрецы, когда говорили, что скромность приумножает красоту, поскольку укрепляет ее духовный корень, связанный с вечностью (см. Мидраш Бемидбар раба, 1, 3).

  1. В Вавилонском Талмуде (трактат Шабат, 118б) рабби Йосе возносит себе хвалу, говоря, что стены его дома никогда не видели изнанки его одежд. Из этого мудрецы делают вывод, что особо благочестивые люди, даже находясь дома одни, никогда не обнажают те места собственного тела, которые обычно прикрыты одеждой. Такое постановление выносит Шульхан арух (Орах хаим, 2, 1-2). Возникает сомнение, чего именно избегал рабби Йосе: того, чтобы во время одевания обнажать свои интимные места, ведь в те времена люди обычно спали обнаженными, или того, чтобы слишком обнажать тело, или же он строго следил, чтобы все места его тела, обычно прикрытые одеждой в течение дня, не обнажались и тогда, когда он переодевался (см. Бейт Йосеф). От этого зависит ответ на вопрос, следует ли переодевать брюки и майку под одеялом или же в ванной комнате.

    Из сказанного в Арух ѓа-шульхан (2, 1) можно сделать вывод: главное – следить за тем, чтобы не обнажить более половины тела, и однозначно разрешено обнажать ноги. Поэтому брюки можно переодевать, не накрываясь, тогда как, переодевая майку, нужно строже следить за скромностью. То же самое написал рав Элияѓу (Кицур шульхан арух, 3, 1): если на человеке надето нижнее белье, то ему не нужно переодеваться под одеялом. А в Мишна брура (2, 1) сказано, что в этом следует придерживаться более строгого толкования закона, основываясь на мнении некоторых поздних законоучителей, согласно которому не подобает обнажать ноги в тех местах, которые обычно прикрыты одеждой. Поэтому там написано, что и носки следует надевать под одеялом. Однако в Игрот Моше (Йоре деа, ч. 3, 47, 3 и 68, 4) объясняется: имеется в виду, что любую часть тела, которую не принято обнажать дома в присутствии членов семьи или близких друзей, нежелательно обнажать и тогда, когда человек один. Это зависит от обычая, принятого в данной местности. Поэтому нет сомнения, что и по мнению Мишна брура, в наши дни нет необходимости переодевать носки под одеялом. Игрот Моше также пишет, что обычаи особо благочестивых людей следует соблюдать только в обычной ситуации, а если человек страдает от жары, то ему разрешено придерживаться менее строгого толкования закона (то есть снять рубашку и даже майку). Тот же самый принцип распространяется и на пожилых людей, которым трудно переодевать майку под одеялом, или на женщину, которая не хочет, чтобы ее блузка помялась. Однако Игрот Моше добавляет, что само интимное место не следует обнажать ни в коем случае; исключение составляют ситуации, когда это совершенно необходимо – например, в гигиенических или медицинских целях. Основываясь на этом мнении, в том, что касается поведения особо благочестивых людей, я разграничил интимное место и все прочие места тела, обычно прикрытые одеждой. В отношении майки я написал, что это «обычай особо благочестивых людей». И хотя Шульхан арух приводит это мнение в качестве практического закона, большинство законоучителей согласны, что речь идет об обычае особо благочестивых людей, который не является обязательным (см. Мишна брура, 3, 18, где говорится, что это закон). Можно также отметить, что в талмудическую эпоху эта проблема имела простое решение: человек мог лежа втянуть руки и голову в халат, и когда он вставал, все его тело было прикрыто, тогда как надеть майку, лежа под одеялом, значительно сложнее, и потому это обычай особо благочестивых людей, а не обязанность каждого человека. Кроме того, в наши дни в некоторых местах принято ходить в присутствии друзей без майки, и это не считается зазорным. Люди, сведущие в Торе, обычно строже соблюдают обычаи особо благочестивых людей, и даже в самую сильную жару они, разумеется, не ходят по дому без майки, а многие воздерживаются и от того, чтобы ходить по дому в майке, не имеющей короткого рукава.                             

03. Обычаи благочестивых людей, связанные с одеждой и обувью

Благочестивые люди всегда предваряют правую сторону левой, поскольку в Торе правой стороне отводится более почетное место (так было, например, при окроплении жертвенной кровью большого пальца правой руки и большого пальца правой ноги первосвященника Аѓарона и его сыновей при уполномочении их на служение в Скинии). Согласно каббале, правая сторона намекает на милость, а левая – на строгий суд, и мы хотим, чтобы милость возобладала над судом. Поэтому хасиды всегда едят правой рукой. Подобным же образом, правая сторона предшествует левой во время мытья и умащения тела. Когда человек моется целиком, он должен сначала помыть голову, затем правую сторону тела, и лишь затем – левую. И во время одевания особо благочестивые люди сначала вдевают руку в правый рукав, а затем – в левый; то же самое касается штанин и носков. А когда человек раздевается, прежде следует снимать левую часть одежды 1.

В отношении обуви закон сложнее. С одной стороны, необходимо предварить правую сторону левой, а с другой стороны, из того, что тфилин накладывают сначала на левую руку, мы учим, что при завязывании левая сторона предшествует правой. Поэтому человек должен обуть сначала правый ботинок, не завязывая шнурки, и тем самым предварить правый ботинок левому. А завязывая шнурки, он должен сначала завязать их на левом ботинке, и лишь затем – на правом (см. трактат Шабат, 61а; Шульхан арух, Орах хаим, 2, 4).

Левша (у которого преобладают как левая рука, так и нога) должен сначала обуть и завязать правый ботинок 2

.

Ѓалаха стремится к тому, чтобы каждое наше действие, даже самое обыденное – например, обувание, – было выверено с максимальной точностью. Ведь каждый из нас все равно обувает каждое утро ботинки – так почему бы ему не научиться делать это наиболее гармоничным образом? Разумеется, если человек изменил указанный порядок, ему не нужно снимать ботинки и обувать их снова согласно правильному порядку. С помощью этих законов мудрецы учат нас, что любое наше действие имеет ценность. Так мы учимся понимать глубже смысл всех мельчайших подробностей, из которых соткана наша жизнь.

  1. Закон, согласно которому следует сначала мыть голову и правую часть тела, разъясняется в Вавилонском Талмуде (трактат Шабат, 61а). А закон, связанный с предварением правой стороны при одевании, приводится в Маген Авраѓам и Каф ѓа-хаим (2, 7) от имени Шаар ѓа-каванот. И так написано в Шульхан арух ѓа-рав (2, 4) и Кицур шульхан арух (3, 4).
  2. См. Мишна брура (2, 6), на основе мнения Бехор шор (и см. Минхат Ицхак, 10, 1). Из этого следует, что и в отношении всей остальной одежды левша тоже исполнит заповедь самым великолепным образом (меѓадрин), если предварит правую сторону левой. Это подобно тому, что и левше воду сначала кропили на большой палец правой руки и ноги (согласно мнению большинства авторитетов). Что же касается принятия пищи, то совершенно очевидно, что левшу нельзя заставлять есть правой рукой. А при произнесении благословения, по мнению Мишна брура (206, 18, на основе мнения некоторых поздних законоучителей), левша должен держать пищу, на которую он собирается произнести благословение, в левой руке, а по мнению каббалистов – в правой (см. Каф ѓа-хаим, 206, 30).  

Содержание

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]