Глава 08 — Эрув тавшилин

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]

01. Смысл заповеди эрув тавшилин

Когда йом тов выпадает на канун субботы, перед началом йом това нам заповедано сделать эрув тавшилин (букв. «смешение блюд»), благодаря которому в йом тов будет разрешено готовить пищу на субботу. Эрув тавшилин – это также название блюда, которое готовят в канун йом това на субботу. Слово эрув («смешение») в данном случае означает, что таким образом праздничные и субботние блюда как бы «смешиваются» друг с другом, поэтому в йом тов становится разрешено готовить блюда не только на сам этот день, но и на субботу. И хотя, согласно заповеди Торы, в йом тов можно готовить пищу на субботу и без эрув тавшилин, мудрецы запретили это, если человек не сделал эрув тавшилин. Это необходимо для того, чтобы выразить почтение к йом тову и к субботе (см. Вавилонский Талмуд, трактат Бейца, 15б).

Уважение к йом тову: мудрецы опасались, что если в йом тов можно будет без всяких ограничений готовить пищу на субботу, то люди станут готовить пищу и на будни, тем самым нарушая запрет Торы. Поэтому они разрешили готовить в йом тов пищу на субботу лишь при условии, что приготовление пищи на субботу начнется в канун йом това с исполнения обряда эрув тавшилин. И тогда любая другая готовка пищи с йом това на субботу будет считаться продолжением готовки, начавшейся в канун йом това. Следовательно, когда люди поймут, что в йом тов без эрув тавшилин запрещено готовить даже на субботу, они придут к выводу, что это тем более запрещено ради будней (таково мнение рава Аши, приведенное в указанном месте Талмуда). Уважение к субботе: мудрецы опасались, что из-за хлопот, связанных с подготовкой к йом тову, люди забудут, что вслед за ним наступает суббота, и съедят все самые лучшие блюда в сам йом тов. А благодаря эрув тавшилин, который следует приготовить в канун йом това, они вспомнят, что следует оставить вкусные блюда и на субботу (таково мнение Равы). И поскольку эрув тавшилин служит знаком уважения к йом тову и напоминает нам о субботе, эта заповедь возлагается на каждого еврея.

Приготовление пищи на субботу необходимо закончить в йом тов до захода солнца, чтобы эту пищу можно было теоретически съесть и в сам йом тов, если придут гости[1].


[1]. Если бы Тора запретила нам готовить в йом тов пищу на субботу, то закон эрув тавшилин, установленный мудрецами, не мог бы отменить этот запрет. В Вавилонском Талмуде, в трактате Псахим, 46б, приводится полемика амораев по поводу основы этого закона. Раба считает, что здесь применимо логическое правило «поскольку» (ѓоиль): поскольку, если придут гости, приготовленную на субботу пищу можно будет съесть и в сам йом тов, нельзя утверждать с полной уверенностью, что пища была приготовлена именно на субботу; следовательно, это не является нарушением запрета Торы. В отличие от него, рав Хисда считает, что правило «поскольку» здесь не применяют, поэтому, если в йом тов человек приготовил пищу, которую намеревался съесть в будни, он нарушил запрет Торы, несмотря на теоретическую возможность, что в сам йом тов могут прийти гости и съесть эту пищу; но если пища предназначается для субботы, то запрет Торы не нарушен.

Что касается практического закона, то большинство авторитетов придерживается мнения Рабы. Так пишут Риф, Рош, Рамбан, Рашба, Ран, Сефер мицвот гадоль и Ѓагаѓот маймонийот. Однако некоторые авторитеты выносят постановление, соответствующее мнению рава Хисды. Этого мнения придерживаются рабейну Зрахья ѓа-Леви, рабейну Хананэль, рабейну Эфраим и рав Ицхак бен Авраѓам из Дампьера (Рицба). А на основании слов Рамбама можно прийти к выводу, что практический закон соответствует обоим мнениям (см. Бейт Йосеф, 527, 1).

Тосафот (к трактату Псахим, 46б, со слова «Раба»), а также Рашба и Мордехай пишут, что, согласно подходу Рабы, тот, кто готовит пищу в йом тов незадолго до захода солнца, – если при этом исключено, что к нему придут гости, – нарушает запрет Торы. На этом основании Маген Авраѓам пишет (в начале п. 527), что даже если человек сделал эрув тавшилин, он все равно должен закончить готовку задолго до захода солнца, чтобы, если к нему придут гости, они успели съесть эту пищу до исхода йом това. Так пишут также Элия раба (527, 2), Шульхан арух ѓа-рав (1), Мишна брура (3) и другие авторитеты. К этому же мнению склоняется При мегадим.

С другой стороны, многие авторитеты постановляют, что в йом тов разрешено готовить пищу до самого захода солнца. Так пишет Радбаз (2, 668) и многие другие. В этом они полагаются на постановление ранних законоучителей, полностью соответствующее мнению рава Хисды, а также на мнение Рамбама, считающего, что Раба согласен в этом вопросе с равом Хисдой. Рамбам выносит практическое постановление, соответствующее как мнению Рабы (1, 15), так и мнению рава Хисды (6, 1). А При мегадим (в Предисловии к «Законам йом това», 2, 5) и Арух ѓа-шульхан (527, 3) пишут, что таков обычай, принятый в народе Израиля: готовить в йом тов пищу на субботу до самого захода солнца.

Может возникнуть вопрос: поскольку большинство ранних законоучителей считает, что практический закон соответствует мнению Рабы и что речь идет о запрете Торы, как можно не учитывать их мнение? И как могло случиться, что все ранние законоучители, которые следуют подходу Рабы, не предостерегли нас, что готовку в йом тов нужно закончить задолго до захода солнца, чтобы приготовленную пищу можно было успеть съесть до захода? Возможно, следует заметить, что на практике пища почти всегда будет хотя бы частично готова в йом тов, ведь ее, по всей вероятности, начинают готовить до зажигания субботних свечей, а нужно еще время на то, чтобы она успела свариться и достичь желаемого вкуса. Поэтому ее нужно поставить на огонь задолго до захода солнца. Кроме того, законоучители, возможно, считают, что мнение рава Хисды отражает ситуацию сомнения, а значит, поскольку возникает сомнение также в отношении того, являются ли сумерки днем или ночью, – если пища будет готова в сумерки, эту ситуацию можно рассматривать как двойное сомнение (сфек сфека), относящееся к постановлению мудрецов, поэтому практический закон будет соответствовать менее строгому толкованию. На практике, как считают некоторые авторитеты, в случае крайней необходимости, если пищу не успели приготовить заранее, ее можно готовить вплоть до захода солнца (так пишут Биур Ѓалаха, 527, 1, со слова ве-аль; рав Мордехай Элияѓу; Шмират шабат ке-ѓилхата, 2, 14; рав Овадья Йосеф). А Ор ле-Цион (3, 22, 3) придерживается в этом вопросе более строгого толкования закона, но предлагает прекрасный выход из положения: в кастрюлю с готовящейся пищей можно положить яйцо, и поскольку оно достигает готовности за считанные минуты, и разрешено без ограничения добавлять пищу сверх необходимого, вместе с яйцом можно сварить всю остальную пищу, находящуюся в кастрюле, – при условии, что вся пища будет положена в кастрюлю до того, как ее поставят на огонь.

02. Что представляет собой эрув тавшилин

Эрув тавшилин – это блюдо, которое откладывают в канун йом това, чтобы съесть в субботу, наступающую сразу же на исходе йом това. Пока это блюдо не съедено, в йом тов разрешено выполнять ради субботы любую работу, разрешенную в йом тов.

Эрув тавшилин должен состоять из такого блюда, которое можно есть с хлебом. Это может быть мясо, рыба, яйца, вареные овощные блюда или даже варенье. Но блюда, которые обычно не едят с хлебом, – например, каша, макароны или рис, – не подходят для эрув тавшилин, хотя и являются вареными (см. трактат Бейца, 16а; Шульхан арух, 527, 4). Раньше в качестве эрув тавшилин часто использовали вареные яйца, потому что их можно было хранить до субботы и без холодильника (см. Арух ѓа-шульхан, 527, 13).

Блюдо, предназначенное для эрув тавшилин, может быть вареным, запеченным, жареным или копченым. Для этого подходят даже маринованные блюда, так как с точки зрения Ѓалахи они тоже считаются вареными. Но сырое блюдо не может использоваться как эрув тавшилин (см. трактат Бейца, 16б; Шульхан арух, 527, 5; Шаар ѓа-циюн, 25).

Изначально (лехатхила) желательно отложить вместе с блюдом, предназначенным для эрув тавшилин, также кусок хлеба объемом с яйцо (ке-бейца). Это объясняется тем, что, как считают некоторые авторитеты, благодаря самому блюду разрешается варка в йом тов, а благодаря хлебу – выпечка (так пишет рабейну Там). Но, по сути закона, даже если человек отложил только одно вареное блюдо, он все равно может варить и печь в йом тов для субботы (см. Шульхан арух и Рама, 527, 2-3).

Блюдо объемом в ке-зайт может служить эрув тавшилин не только для одного человека, но и для всех его домочадцев. Даже если человек откладывает эрув тавшилин для всех жителей города, и в таком случае достаточно пищи объемом в один ке-зайт (см. трактат Бейца, 16б; Шульхан арух, 527, 3).

Изначально (лехатхила) желательно отложить для эрув тавшилин большую порцию, а если возможно – то и целую кастрюлю пищи, приготовленной в канун йом това специально в честь субботы. Однако, по сути закона, для исполнения заповеди достаточно и остатков блюда, которые соскребли со стенок кастрюли, даже если это блюдо было приготовлено на будни (так написано в трактате Бейца, 16а; Шульхан арух, 527, 6; Шней лухот ѓа-брит; Мишна брура, 8). Это справедливо при условии, что объем пищи составляет не менее ке-зайта (то есть примерно половину объема яйца).

Согласно распространенному обычаю, блюдо, предназначенное для эрув тавшилин, едят во время одной из субботних трапез. Поскольку с помощью этого блюда уже была исполнена одна заповедь, желательно исполнить с его помощью и заповедь субботнего наслаждения. Кроме того, хлеб, оставленный вместе с эрув тавшилин, принято использовать в качестве одного из двух хлебов (лехем мишне), которые преломляют в начале третьей субботней трапезы (см. Мишна брура, 527, 11 и 48).

Если блюдо, предназначенное для эрув тавшилин, начали есть в йом тов, но от него остался хотя бы ке-зайт, в йом тов разрешено варить и печь все блюда, необходимые для субботы. Если же от этого блюда осталось менее ке-зайта, то с этого момента запрещено выполнять какую-либо работу для подготовки к субботе. Даже если остался хлеб, отложенный вместе с эрув тавшилин, это не решает проблему, так как главным является именно предназначенное для эрува блюдо (см. Шульхан арух, 527, 15; Мишна брура, 7).

03. Как именно исполняют заповедь эрув тавшилин, и какие действия становятся разрешенными благодаря этому

Опишем порядок исполнения заповеди эрув тавшилин. Нужно взять в руки блюдо и хлеб, предназначенные для эрува, и произнести благословение: «Благословен Ты, Господь, Бог наш, Властитель мира, освятивший нас заповедями Своими и возложивший на нас заповедь эрува». После этого следует сказать по-арамейски, но можно и на иврите, фразу (как она приводится в молитвенниках), которая в переводе на русский язык звучит так: «Благодаря этому эруву нам будет разрешено печь, и варить, и зажигать свечу, и делать в йом тов все необходимое для субботы».

Если человек намеревается в йом тов зарезать животное, чтобы приготовить его мясо на субботу, или если ему нужно перебрать пищу либо растолочь специи, то изначально (лехатхила) желательно, чтобы во время исполнения заповеди эрува он упомянул все работы, которые собирается выполнить в йом тов. Однако на практике, даже если он не упомянул все эти работы, он может выполнять ради подготовки к субботе любой вид работы, разрешенный в йом тов. Ведь, исполняя заповедь эрува, мы говорим: «Благодаря этому эруву нам будет разрешено (…) делать в йом тов все необходимое для субботы»[2].

Даже если человек не намеревается готовить в йом тов пищу для субботы, он все равно должен сделать эрув тавшилин и произнести соответствующее благословение, так как цель эрув тавшилин – дать человеку возможность готовить в йом тов пищу на субботу, даже если на самом деле он не намеревается этим заниматься. Кроме того, эрув тавшилин напоминает ему о субботе, чтобы он позаботился о приготовлении вкусных блюд на три субботние трапезы. К тому же, по мнению большинства авторитетов, благодаря эрув тавшилин в йом тов разрешено зажигать субботние свечи[3].

Благодаря эруву, сделанному хозяином или хозяйкой дома, все домочадцы, а также гости, которые у них ночуют, могут участвовать в приготовлении пищи на субботу. Хозяин дома может поручить кому-то из своих домочадцев или гостей сделать эрув тавшилин для всех. Подобно этому, если люди проводят праздник и субботу в кошерной гостинице, то поскольку они едят пищу, приготовленную там на кухне, эрув тавшилин, сделанный работниками гостиницы, распространяется и на них. Поэтому все постояльцы могут зажечь в йом тов свечи в честь наступающей субботы. То же самое касается и ешивы: эрув тавшилин, сделанный в ешиве, распространяется на всех ее учеников и гостей[4].

Эрув тавшилин делают в канун йом това. Желательно, чтобы он состоял из блюда, приготовленного в канун йом това на субботу, поскольку такой эрув напоминает нам о том, что в йом тов запрещено готовить пищу на будни, а также о том, что следует оставить вкусные блюда на субботу. Если же эрув будет сделан раньше, до кануна йом това, то вспомнить обо всем этом будет труднее. Однако постфактум (бедиавад), даже если эрув был сделан задолго до праздника, он все равно в силе, так как подразумевалось, что это блюдо будет служить эрувом для данного праздника. И даже если человек, сделавший эрув тавшилин, имел в виду, что он предназначается для нескольких праздников, все время, пока эрув сохраняется, он остается в силе постфактум (см. Шульхан арух, 527, 14).


[2]. После произнесения приведенной в тексте формулировки, сопровождающей исполнение заповеди эрув тавшилин, нам дозволяется выполнять любую работу, разрешенную в йом тов, ради подготовки к субботе. Такой вывод можно сделать на основании сказанного в Шульхан арух, 527, 12. А некоторые авторитеты придерживаются в этом вопросе более строгого толкования закона и говорят, что если человек не упомянул конкретно все работы, которые он собирается выполнить в йом тов ради подготовки к субботе, то ему запрещается выполнять эти работы (так пишут Ор заруа и Рама, 527, 20). В противоположность им, другие авторитеты считают, что постфактум (бедиавад), даже если человек сделал эрув тавшилин, вообще ничего не произнеся при этом, этот эрув все равно позволяет ему выполнять любую работу (так пишут Ям шель Шломо и Турей заѓав). На практике, изначально (лехатхила), если человек намеревается выполнить работу, не упомянутую в указанной формулировке, то он должен назвать эту работу, не ограничиваясь общими словами: «…делать в йом тов все необходимое для субботы». Если же он этого не сделал, то может положиться на мнение авторитетов, которые придерживаются в этом вопросе менее строгого толкования закона (см. Мишна брура, 63).

Есть мнение, что благодаря эрув тавшилин становятся разрешены только те виды работы, которые необходимы для приготовления субботних трапез, а другая подготовка к субботе все равно запрещена. Поэтому Шульхан арух (528, 2) постановляет, что даже если в канун йом това человек сделал эрув тавшилин, в сам йом тов ему запрещено делать эрув хацерот или эрув тхумин ради субботы (так пишут Маген Авраѓам, 2, и Ям шель Шломо). Другое мнение гласит, что благодаря эрув тавшилин становятся разрешены для приготовления к субботе все виды работы, разрешенные в йом тов ради самого йом това. И поскольку в йом тов запрещено делать эрув хацерот и эрув тхумин ради самого йом това, это запрещено и ради субботы (так считает рабби Акива Эйгер, и к такому мнению склоняется Йешуот Яаков, 528, 1). По их мнению, тому, кто сделал эрув тавшилин, разрешено в йом тов греть воду, чтобы окунуться в микве в канун субботы; также разрешено в йом тов складывать талит и сворачивать свиток Торы, чтобы подготовить их к субботе. И поскольку речь идет о полемике, связанной с постановлением мудрецов, практический закон соответствует менее строгому толкованию.

[3]. По мнению автора Ѓалахот гдолот, Ор заруа, Роша, Рашба и Рана, в йом тов запрещено зажигать субботние свечи, если человек не сделал эрув тавшилин. А Бейт Йосеф выводит из слов Рифа и Рамбама, что субботние свечи можно зажечь и без эрув тавшилин. И желательно учитывать мнение авторитетов, которые придерживаются в этом вопросе более строгого толкования закона (см. Мишна брура, 527, 55; Каф ѓа-хаим, 112). Однако в п. 5 мы объясним, что бедиавад, если человек не сделал эрув тавшилин, ему разрешено зажечь одну свечу. А согласно сказанному в Маамар Мордехай (527, 18) и в Каф ѓа-хаим (113), тот, кто не намеревается готовить в йом тов пищу на субботу, не должен произносить благословение во время исполнения заповеди эрув тавшилин, ведь, как считают некоторые авторитеты, для зажигания субботних свечей нет необходимости в эрув тавшилин. Однако на практике принято произносить благословение, так как основная цель заповеди эрув тавшилин – дать человеку возможность готовить в йом тов пищу на субботу. К тому же, некоторые авторитеты учитывают мнение Равы, который говорит, что эта заповедь предназначена главным образом для того, чтобы напомнить о субботе (см. Турей заѓав, 13; к такому выводу можно прийти также на основании слов некоторых ранних законоучителей).

[4]. Эрув тавшилин, сделанный хозяином дома, распространяется на всех его домочадцев (так пишут Ям шель Шломо и Мишна брура, 527, 56). В данном случае подразумеваются также взрослые женатые или замужние дети, которые гостят у родителей в праздник (см. Эшель Авраѓам ребе из Бучача, 7). То же самое относится к любой семье, находящейся в гостях, а также к постояльцам кошерной гостиницы и к ученикам ешивы. По поводу всех этих законов существуют и другие мнения, как говорится в «Расширенных объяснениях» (8, 3, 5-7), однако эти доводы не принимаются большинством авторитетов. В любом случае, поскольку речь идет о сомнении, связанном с постановлением мудрецов, практический закон соответствует менее строгому толкованию.

04. Эрув раввина города

Хотя заповедь эрув тавшилин возлагается на каждого еврея, раввин города или населенного пункта должен сделать эрув тавшилин для всех жителей. Благодаря этому эруву даже тот, кто сам не исполнил эту заповедь по причинам, от него не зависящим, или потому, что забыл, – сможет в йом тов готовить пищу на субботу. Кроме того, человек, который не умеет делать эрув тавшилин, может положиться на эрув раввина города. Однако тот, кто мог сделать эрув, но не сделал его, не может положиться на эрув, сделанный раввином города, так как сам этот человек не исполнил возложенную на него заповедь. А если человек забыл сделать эрув тавшилин два раза подряд, то во второй раз считается, что он преднамеренно отказался от исполнения этой заповеди, поэтому он тоже не может положиться на эрув раввина города. Если же человек один раз забыл сделать эрув тавшилин, во второй раз сделал, а в третий раз снова забыл, то не считается, что он преднамеренно отказался от исполнения этой заповеди, поэтому он может положиться на эрув, сделанный раввином города[5].

Для того чтобы на эрув тавшилин, сделанный раввином города, могли положиться все жители этого города, он должен принадлежать им всем. Для этого нужно провести обряд передачи пищи, из которой состоит эрув, в собственность всех жителей города (этот обряд называется киньян). Раввин города должен отдать эту пищу другому человеку, а тот – приподнять ее примерно на один тефах (ок. 9 см), чтобы посредством этого символического действия передать ее во владение всех жителей города, в том числе и самого раввина. После этого, когда блюдо уже принадлежит всем жителям, раввин должен снова взять его в руки, произнести над ним благословение, а затем сказать: «Благодаря этому эруву нам будет разрешено печь, и варить, и зажигать свечу, и делать в йом тов все необходимое для субботы».

Изначально (лехатхила) желательно, чтобы киньян совершил взрослый человек, не зависящий от раввина экономически, а постфактум (бедиавад) жена раввина тоже может совершить этот обряд за всех жителей города (см. Шульхан арух, 366, 10; 527, 10-11).

Эрув раввина города распространяется на всех, кто находится в границах того же субботнего предела. Даже если человек не знал, что эрув, сделанный раввином, относится и к нему, и только в йом тов узнаёт, что раввин сделал эрув для всех жителей города, – он может положиться на этот эрув и готовить в йом тов пищу, предназначенную для субботы. Однако тот, кто находится за границами данного субботнего предела, не может положиться на этот эрув, так как не имеет возможности прийти в субботу и съесть блюдо, из которого он состоит. Но даже если этот человек сделал эрув тхумин (эрув субботнего предела, см. «Жемчужины Ѓалахи», Шабат, гл. 30, п. 12) и может прийти и съесть это блюдо, он все равно не имеет права полагаться на эрув, сделанный раввином города, поскольку, делая эрув, раввин не имел в виду этого человека (см. Шульхан арух, 527, 8-9).

Если в каком-либо городе или населенном пункте общеизвестно, что местный раввин всегда делает эрув тавшилин для жителей, тот, кто забыл исполнить эту заповедь, может положиться на эрув раввина без дополнительных выяснений. Жители доверяют раввину и могут рассчитывать на то, что он не забыл сделать для них эрув, а если и забудет, то сообщит об этом публично, чтобы они по ошибке не стали в йом тов готовить пищу на субботу, полагаясь на его эрув (см. Рама, 527, 9).

Помимо местного раввина, любой житель может сделать эрув тавшилин для всех остальных. И тогда, если раввин забудет это исполнить, житель сообщит раввину и всей общине, что он сам сделал это для них, и они смогут положиться на его эрув. Для этого нужно, чтобы другой человек взял в руки блюдо, предназначенное для эрува, приподнял его примерно на один тефах, тем самым передавая в собственность всех жителей города, и произнес вышеприведенную формулировку, подразумевающую всех жителей города (см. Мишна брура, 427, 32; Шаар ѓа-циюн, 31).


[5]. В трактате Бейца, 16б, рассказывается, что величайшие амораи делали эрув тавшилин для всех жителей своего города, то есть для всех, кто живет в границах их субботнего предела. Но когда один из жителей города во второй раз подряд забыл сделать эрув, Шмуэль сказал ему, что такая забывчивость рассматривается как преднамеренный отказ от исполнения заповеди, поэтому он не может положиться на эрув, который сделал сам Шмуэль. Это объясняется тем, что если на эрув раввина города смогут положиться даже те, кто может сделать эрув самостоятельно, или те, кто не сделал его по небрежности, – то получится, что тем самым раввин отменяет постановление мудрецов, согласно которому каждый еврей должен в канун йом това сделать эрув тавшилин, чтобы не забыть о субботе (так пишут Рош и Шульхан арух, 527, 7). А в каком случае считается, что человек намеренно отказался от исполнения этой заповеди? Хаей адам (102, 7) считает, что даже если он забыл сделать эрув два раза, но не подряд, после второго раза это рассматривается как преднамеренное уклонение от заповеди. А по мнению Арух ѓа-шульхан (527, 18), в наши дни, когда жизнь стала более напряженной, даже если человек забыл сделать эрув тавшилин два раза подряд, все равно не считается, что он уклонился от этой заповеди. Только тот, кто преднамеренно отказался от исполнения заповеди, не может положиться на эрув, сделанный раввином города. Усредненное мнение гласит: если человек забыл сделать эрув тавшилин два раза подряд, то во второй раз считается, что он уклонился от исполнения этой заповеди (см. Каф ѓа-хаим, 48). Правда, некоторые ранние законоучители считают, что на эрув раввина города могут положиться и те, кто желает этого, хотя и умеет делать эрув сам, и только если человек намеревался сделать эрув самостоятельно, но забыл об этом два раза подряд, то во второй раз считается, что он намеренно уклонился от исполнения этой заповеди, и он не может положиться на эрув, сделанный раввином (так пишут Рашба и Меири; см. Шаар ѓа-циюн, 37-38). Однако на практике, поскольку все люди, как правило, делают эрув тавшилин самостоятельно, тот, кто забыл об этом два раза подряд, не может положиться на эрув раввина города.

05. Как поступить при отсутствии эрув тавшилин

Если человек во второй раз подряд забыл сделать эрув тавшилин, и поскольку считается, что он преднамеренно уклонился от исполнения этой заповеди, он не может положиться на эрув, сделанный местным раввином; или если человек забыл исполнить эту заповедь и находится в таком месте, где нет эрува, сделанного кем-то другим для всех жителей этого места, – то, если у него есть сосед-еврей, с которым он находится в приятельских отношениях и который сделал для себя эрув тавшилин, то человек может «подарить» соседу свои продукты, предназначенные для субботней трапезы, и поскольку отныне они принадлежат соседу, тот сможет приготовить из них блюда на субботу и отдать их своему соседу.

А если человек вспомнил о том, что не исполнил заповедь эрува, перед трапезой в йом тов, то он может, когда готовит блюда на йом тов, взять большую кастрюлю и сварить в ней такое количество пищи, которого хватит и на йом тов, и на субботу. Ведь поскольку он ставит кастрюлю на огонь только один раз, он может наполнить ее пищей без ограничения. Но когда кастрюля уже стоит на огне, добавлять в нее пищу для субботы запрещено (см. Шульхан арух, 503, 2; выше, гл. 3, п. 4).

Если же человек вспомнил, что не сделал эрув тавшилин, уже после того как закончил приготовление праздничной трапезы, – то в таком случае мудрецы разрешают, ради уважения к субботе, испечь одну халу, сварить пищу в одной кастрюле и зажечь одну свечу ради субботы (см. Шульхан арух, 527, 20; Мишна брура, 55).

А если человек, осознавая, что нарушает закон, все-таки приготовил в йом тов на субботу больше пищи, чем разрешают мудрецы, то в субботу можно есть эту пищу, так как нет опасения, что другие люди последуют его примеру, – ведь все понимают, что он нарушил закон Ѓалахи. Но если после праздничной трапезы человек схитрит и заявит, что приготовит еще одну кастрюлю пищи на йом тов, утверждая, что к нему, возможно, придут гости, или что он захочет поесть еще, – то ему и его домочадцам запрещено есть эту пищу в субботу, так как он, кривя душой, сделал вид, будто приготовил ее на йом тов. Ведь если мы будем следовать в таком случае менее строгому толкованию закона, то все люди начнут кривить душой и в конце концов забудут заповедь эрув тавшилин (см. трактат Бейца, 17б; Рамбам, 6, 10; Шульхан арух, 527, 23-24. И см. выше, гл. 7, прим. 3).

Законоучители расходятся во мнениях по поводу того, как должен поступить человек, который еще не устроил праздничную трапезу, но уже приготовил всю пищу, необходимую для йом това, если он хочет приготовить дополнительные блюда на субботу, и для того чтобы это было ему разрешено, он должен иметь намерение съесть некоторую часть этих блюд во время праздничной трапезы. Согласно одному из мнений, поскольку на самом деле эти блюда не нужны ему для праздничной трапезы, их приготовление считается обманом и потому запрещено (так пишет Радбаз, и такое анонимное мнение приводится в Шульхан арух, 527, 21). Другие авторитеты это разрешают, ведь в действительности человек съест немного от каждого приготовленного на субботу блюда во время праздничной трапезы (так пишут Рама, 503, 1, и Маген Авраѓам). Многие люди придерживаются в этом вопросе менее строгого толкования закона, однако на самом деле в данном случае желательно следовать более строгому толкованию (см. Мишна брура, 503, 7; 11)[6].


[6]. А после праздничной трапезы, по мнениям всех авторитетов, запрещено готовить пищу на субботу, даже если человек съест от нее ке-зайт во время трапезы в йом тов, потому что это расценивается как обман (см. Шульхан арух, 503, 1). Тем не менее, поскольку в действительности человек съел в йом тов по крайней мере ке-зайт этой пищи, поздние законоучители спорят, является ли она запрещенной в субботу для того, кто ее приготовил, и его домочадцев, – на основании закона в отношении вышеупомянутого случая, когда человек обманывает себя, заявляя, что готовит еще одну кастрюлю пищи на йом тов (см. Мишна брура, 13).

Содержание

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]