Глава 06 — Перенесение предметов из одного владения в другое; закон мукце

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]

01. Перенесение предметов из одного владения в другое – созидательная работа (мелаха)

Один из тридцати девяти видов созидательной работы (мелаха), запрещенной в субботу, – это перенесение предметов из частного владения в общественное и наоборот (ѓоцаа), а также перенесение предметов на расстояние более 4 локтей[1] по общественному владению. Однако в йом тов среди прочих видов созидательной работы, разрешенной ради приготовления пищи на этот день (охель нефеш), разрешена и ѓоцаа, потому что она крайне необходима для приготовления праздничной трапезы – чтобы можно было переносить из дома в дом пищу и посуду (см. Рамбам, Законы йом това, 1, 6).

Как мы уже говорили (в гл. 3, п. 3), поскольку перенесение предметов из одного владения в другое разрешено в йом тов для приготовления пищи, оно разрешено и ради всего другого, что необходимо и доставляет удовольствие человеку в йом тов. Таким образом, в йом тов можно гулять с ребенком, сидящим в коляске, по общественному владению; также разрешено переносить по общественному владению свиток Торы и лулав (см. Вавилонский Талмуд, трактат Бейца, 12а, в соответствии с приведенным там мнением школы Ѓилеля).

Но запрещено переносить камни и другие предметы, в которых нет необходимости в йом тов для исполнения заповеди праздничного наслаждения. Поэтому, прежде чем выйти на территорию общественного владения, человек должен проверить, нет ли у него в карманах чего-либо, что не является для него необходимым. И тем не менее, некоторые авторитеты (например, Раши) разрешают в йом тов переносить из одного владения в другое даже предметы, не имеющие никакой надобности. Однако практический закон соответствует мнению большинства авторитетов, считающих, что Тора запрещает без нужды переносить предметы из одного владения в другое в йом тов (см. выше, гл. 3, п. 3, прим. 2).

Кроме того, в йом тов запрещено переносить из одного владения в другое предметы, предназначенные для нееврея, либо для животного, либо для будничных нужд, потому что созидательная работа разрешена в йом тов только для исполнения заповеди праздничной радости. Поэтому запрещено выполнять ее ради кого-либо, кому не заповедано радоваться в йом тов, или ради будней (см. выше, гл. 3, п. 5).

Все предметы, которые запрещено переносить в йом тов из частного владения в общественное и наоборот, запрещено переносить и в пределах владения, называемого кармелит[2] и имеющего статус общественного согласно постановлению мудрецов (см. Тосафот к трактату Ктубот, 7а, со слова ми-тох; Мишна брура, 518, 8). И подобно тому, как эрув отменяет запрет ѓоцаа в субботу, так это происходит и в йом тов: по территории, обнесенной эрувом, разрешено переносить даже предметы, совершенно бесполезные для человека либо предназначенные для неевреев или животных[3].


[1]. Локоть (ивр. ама) – древняя мера длины, равная по разным мнениям от 43 до 57.6 см (прим. пер.).

[2]. Кармелит – вид территории, которая открыта, то есть не огорожена (в этом она подобна общественному владению) и в то же время не приспособлена для движения большого числа людей (и в этом она подобна частному владению). К кармелит относятся такие территории как лес, поле, море и т.п. Мудрецы установили запрет выносить предметы из дома в кармелит или перемещать их внутри кармелит с места на место (прим. ред.).

[3]. Для того чтобы в субботу по общественному владению было разрешено переносить любые предметы, нужно обнести это место стеной или забором, когда речь идет о территории, имеющей статус общественного владения согласно Торе, или соорудить символическую перегородку, имеющую форму дверного проема (цурат ѓа-петах), когда речь идет о территории, имеющей статус общественного владения согласно постановлению мудрецов. Этот закон объясняется подробно в «Жемчужинах Ѓалахи», Шабат, гл. 21, п. 8. Помимо этого, на обнесенной территории необходимо поместить эрув хацерот, который представляет собой пищу, достаточную на две трапезы для одного человека и принадлежащую всем жителям этого места. Благодаря этому эруву все жители как бы объединяются друг с другом, как объясняется в «Жемчужинах Ѓалахи», Шабат, гл. 29, п. 5. Однако в отношении йом това авторитеты расходятся во мнениях. Риф, Рамбам, Рош и Шульхан арух (528, 1) считают, что в йом тов не нужно делать эрув хацерот. А Рашба и Рама (518, 1) говорят, что это необходимо, однако, поскольку по этому поводу возникает сомнение, при этом не нужно произносить благословение (см. Шаар ѓа-циюн, 528, 1). В наши дни принято в канун пасхальной субботы делать эрув хацерот для всех последующих суббот года. Когда пищу, предназначенную для эрува, кладут в отведенное для нее место, говорят, что этот эрув делается для всех суббот и праздников года, и таким образом разрешают возникшее сомнение (см. Мишна брура, 518, 10; 528, 1).

02. Ради каких нужд разрешено переносить предметы из одного владения в другое в йом тов

Как мы уже говорили, в йом тов даже там, где нет эрува, можно переносить предметы, необходимые для приготовления пищи на этот день. А поскольку это разрешено для приготовления пищи, это также разрешено и ради всего другого, что необходимо человеку, чтобы исполнить заповедь праздничной радости и наслаждения. Исходя из этого, в йом тов разрешено носить в кармане часы, чтобы можно было посмотреть, который час. Также разрешается положить в карман солнечные очки, на случай, что они понадобятся. Женщина может надеть украшения, чтобы показать их подругам, выйдя на территорию общественного владения.

Разрешено переносить и предметы, необходимые человеку для духовного наслаждения, – например, лулав, чтобы с его помощью исполнить заповедь праздника Суккот. Это можно делать даже для того, чтобы исполнить какую-либо заповедь самым великолепным образом (ле-меѓадрин). Поэтому, если человек уже исполнил в этот день заповедь лулава до утренней молитвы, он все равно может перенести лулав из одного владения в другое, чтобы исполнить заповедь лулава в синагоге, во время чтения праздничной молитвы ѓалель. Подобно этому, разрешено переносить шофар в Рош ѓа-Шана и лулав в Суккот для того, чтобы эти заповеди могла исполнить женщина (см. Шульхан арух ѓа-рав, 589, 2; Шмират шабат ке-ѓилхата, 20, прим. 5; в этом отношении практический закон не соответствует сказанному в Шаагат арье, 106-107).

Если в йом тов человек идет гулять по территории общественного владения вместе с маленьким ребенком, он может посадить его в коляску и взять для него бутылку, соску и несколько игрушек. Разрешено также взять одежду, которая может понадобиться ребенку, – например, свитер, на случай если станет холодно, или сменную одежду, если ребенок испачкается.

Взрослому человеку тоже разрешено взять с собой в руках какой-либо предмет одежды, который может понадобиться ему в дальнейшем, – например, свитер или куртку. Но запрещено брать одежду, которая ему не понадобится. Можно также положить в карман носовой платок, если человек предполагает, что платок будет ему нужен.

Если человеку необходимо взять с собой ключ, который присоединен к связке других ключей, не нужных ему в йом тов, то, по мнению некоторых авторитетов, он должен отделить ключ от связки, потому что ему разрешено брать с собой только этот ключ. Другие авторитеты считают, что он может взять с собой всю связку. И поскольку этот спор касается постановления мудрецов, практический закон в данном случае соответствует мнению авторитетов, придерживающихся менее строгого толкования[4].


[4]. В Мишна брура (518, 10) говорится: если есть вероятность, что какой-либо предмет понадобится человеку в йом тов, то ему разрешено взять с собой этот предмет, а если такой вероятности нет, это запрещено. И так написано в Шмират шабат ке-ѓилхата, 19, 2. Что же касается закона о необходимости ограничивать количество, чтобы оно было не больше разрешенного, то, как мы говорили, разрешено доливать воду в кастрюлю, прежде чем поставить ее на огонь (см. выше, гл. 3, п. 4). Аналогичным образом, если в йом тов человеку необходимо взять с собой три ключа, то он может положить в тот же самый карман и дополнительные ключи сверх этого. Но если ему нужно взять с собой ключ, присоединенный к связке других ключей, совершенно не нужных ему в йом тов, – то, по мнению некоторых авторитетов, ему запрещено брать с собой всю связку, и он должен вытащить нужный ему ключ из связки и взять с собой только его. Ведь разрешение на дополнительное количество сверх разрешенного в йом тов относится лишь к тому, что может понадобиться человеку в йом тов, – например, горячая вода, – но не того, что в йом тов ему точно не понадобится (см. Игрот Моше, Орах хаим, 5, 35; так пишут и другие авторитеты). Согласно иному мнению, речь идет о том, что запрещено добавлять к уже существующей связке еще один ключ, не нужный человеку в йом тов, – подобно тому как запрещено доливать воду в кастрюлю, уже стоящую на огне. Но можно взять с собой уже готовую связку, не вынимая из нее ненужных ключей (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 20, прим. 14; и так передают от имени рава Шломо-Залмана Ойербаха и рава Йосефа-Шалома Эльяшива). Практический закон соответствует мнению авторитетов, придерживающихся в этом вопросе менее строгого толкования, так как их доводы признаны убедительными; к тому же, этот спор касается постановления мудрецов (де-рабанан), ведь перенесение такой связки – это «созидательная работа, которую человек выполняет для того, чтобы с ее помощью достичь какой-либо иной цели» (мелаха ше-эйна цриха ле-гуфа), и большинство авторитетов считает, что такая работа запрещена в субботу и йом тов только согласно постановлению мудрецов. Кроме того, по мнению Раши и его последователей, перенесение предметов без надобности в йом тов не запрещено или является запрещенным только согласно постановлению мудрецов. В добавление к этому, многие авторитеты считают, что в наши дни не существует такой территории, которая имела бы статус общественного владения в соответствии с определением Торы. К тому же, большинство городов и населенных пунктов обнесены эрувом, поэтому, даже согласно подходу авторитетов, придерживающихся в этом вопросе более строгого толкования закона, речь идет только о запрете, установленном мудрецами (см. «Жемчужины Ѓалахи», Шабат, гл. 21, п. 9, прим. 10). См. также «Расширенные объяснения», 6, 2, 2-3. Ключи от машины имеют статус мукце, и, согласно мнению авторитетов, которые придерживаются в этом вопросе менее строгого толкования закона, их разрешено переносить в йом тов лишь при условии, что другие ключи, находящиеся в этой же связке, важнее для человека.

Если в йом тов человеку нужно взять с собой сумку, в которой лежат вещи, необходимые для маленького ребенка, а также предметы, имеющие статус мукце, и если при этом вещи, не являющееся мукце, важнее для человека, то, по мнению авторитетов, которые придерживаются в этом вопросе менее строгого толкования закона, сумку переносить разрешено, в том числе и лежащие в ней предметы, имеющие статус мукце. Ведь поскольку человек не положил эти предметы в сумку в сам йом тов, они воспринимаются как дополнительные предметы, которые можно прибавить к вещам, разрешенным для перенесения, подобно дополнительному разрешенному сверх минимума количеству в йом тов.

03. Ключи от дома и от сейфа

Если в йом тов человек выходит на прогулку по территории общественного владения и опасается, что, пока его не будет дома, туда могут проникнуть воры, которые украдут блюда, приготовленные для праздничной трапезы, – то он может запереть дом, в котором находятся пища и посуда, предназначенные для трапезы, и взять ключ с собой, так как это необходимо для йом това. Разрешено также носить с собой ключи от комнат, в которых лежат одежда и украшения, предназначенные для надевания в йом тов.

Однако авторитеты спорят, разрешено ли брать с собой ключ от сейфа, если человек опасается, что, пока его не будет дома, воры украдут его деньги. Есть мнение, что это запрещено, так как предметы разрешено переносить только ради исполнения заповеди праздничного наслаждения, а не для того, чтобы предотвратить убытки (так считают Рош и Маѓариль). Другое мнение гласит, что избавление от беспокойства тоже относится к заповеди наслаждения в праздник, поэтому человеку разрешено брать с собой ключ от сейфа, в котором спрятаны его деньги (так пишут Ѓагаѓот Сефер мицвот катан; Рама, 518, 1). На практике, если человек хочет следовать в этом вопросе менее строгому толкованию закона, ему есть на чье мнение положиться. Изначально (лехатхила) желательно оставить ключ от сейфа у соседей, а если человек все-таки решит взять его с собой, то нести его следует иным способом, чем обычно, – например, положив в носок или в шляпу[5].

Но запрещено переносить по общественному владению предмет, предназначенный для нееврея. Даже если нееврей пообещает за это еврею вознаграждение в виде пищи, пригодной для праздничной трапезы, это все равно запрещено, так как перенос этого предмета не связан напрямую с приготовлением пищи. И даже если нееврей угрожает еврею, что если тот не принесет ему какой-либо предмет, перенеся его через общественное владение, он украдет у еврея то, что необходимо ему для праздничной трапезы, – и в этом случае еврею запрещено нарушать запреты йом това. Это объясняется тем, что в йом тов разрешены только те виды созидательной работы, которые необходимы для приготовления пищи или напрямую связаны с исполнением заповеди наслаждения в праздник, а работа, которая косвенным образом помогает еврею достать что-либо необходимое для праздничной трапезы, запрещена (так пишет рав Шломо-Залман Ойербах, Шмират шабат ке-ѓилхата, 19, прим. 17).


[5]. Разрешение переносить в случае необходимости ключ от сейфа дается потому, что, по мнению многих авторитетов, в наши дни не существует такой территории, которая имела бы статус общественного владения в соответствии с определением Торы (см. «Жемчужины Ѓалахи», Шабат, гл. 21, п.п. 8-9). А поскольку речь идет о запрете, установленном мудрецами, в случае сомнения практический закон соответствует менее строгому толкованию. Дополнительным доводом в пользу менее строгого толкования закона является мнение Раши, Рифа и Рамбама, которое гласит, что нет запрета переносить в йом тов предметы, в которых нет необходимости (но даже если это запрещено, этот запрет установлен мудрецами; см. выше, гл. 3, прим. 2). А если населенный пункт обнесен эрувом, то даже те, кто придерживается в этом вопросе более строгого толкования закона и не полагается на эрув в субботу, учитывая мнение авторитетов, считающих, что дорога шириной в 16 локтей имеет статус общественного владения согласно Торе, – в йом тов могут следовать менее строгому толкованию, так как речь идет о двойном сомнении (сфек сфека): во-первых, практический закон, возможно, соответствует мнению авторитетов, утверждающих, что такая территория не имеет статус общественного владения согласно Торе, и поэтому можно положиться на эрув; во-вторых, практический закон, возможно, соответствует мнению авторитетов, считающих, что в йом тов можно переносить и предметы, в которых нет необходимости. А если человек станет переносить ключ от сейфа иным способом, чем обычно, то это будет двойное сомнение в отношении запрета, установленного мудрецами (сфек сфека де-рабанан).

04. Запрет выходить за границы субботнего предела (тхумин)

Запрет тхумин действует как в субботу, так и в йом тов. Ведь основной смысл святых дней заключается в том, чтобы в них евреи отложили в сторону повседневные заботы, на время забыли о тревогах этого мира и направили все силы своей души на изучение Торы и исполнение заповеди субботнего или праздничного наслаждения. Вот почему мудрецы постановили, что в субботу и йом тов запрещено выходить за границы так называемого «субботнего предела». Имеется в виду само место пребывания человека в субботу или йом тов и еще по две тысячи локтей (ок. 912 м) в направлении каждой из четырех сторон света. Если человек проводит субботу или йом тов в открытом поле, то его субботним пределом является квадрат 4 на 4 локтя, плюс по две тысячи локтей в каждую сторону. Если же он находится в городе или в селе, то местом его пребывания считается вся территория сплошной застройки или место, обнесенное эрувом, и к этому следует прибавить еще по две тысячи локтей с каждой стороны. Эти законы объясняются подробно в «Жемчужинах Ѓалахи», Шабат, гл. 30.

И хотя в йом тов разрешено выполнять созидательную работу, необходимую для приготовления пищи на этот день, запрещено покидать субботний предел, даже если это нужно для приготовления блюд на праздничную трапезу. Дело в том, что разрешение выполнять созидательную работу касается только той пищи, которая уже находится в распоряжении человека. Подобно тому как в йом тов запрещено собирать урожай или охотиться на животных, которых можно затем употребить в пищу, – запрещено и выходить за границы субботнего предела, чтобы принести оттуда пищу, так как эта пища не находится в распоряжении человека (см. Рамбан, Мильхамот Ѓашем к трактату Бейца, 23б; Рашба, Аводат ѓа-кодеш, 1, 1). К тому же, запрет тхумин не входит в список тридцати девяти видов созидательной работы, запрещенной в субботу и йом тов, поэтому на него не распространяется и разрешение выполнять работу, необходимую для приготовления пищи на йом тов (см. Хатам софер, Орах хаим, 149)[6].

Если в йом тов нееврей принес фрукты или овощи с территории, находящейся за границами субботнего предела, причем сделал это для себя или для другого нееврея, то эти плоды разрешено есть каждому еврею. Однако мудрецы установили запрет тхумин даже в отношении предметов, принадлежащих нееврею (см. Шульхан арух, 401, 1). И поскольку плоды, принесенные неевреем, были вынесены за границы своего субботнего предела, их запрещено переносить на расстояние более 4 локтей. А если нееврей внес их в дом или принес в место, обнесенное забором или эрувом, то их можно переносить по всей этой территории.

Если же нееврей принес эти фрукты или овощи для еврея, то, согласно запрету мудрецов, этому еврею и его домочадцам запрещено есть их до исхода йом това, пока с момента окончания йом това не пройдет столько времени, сколько нужно, чтобы принести эти плоды оттуда, где они находились. Но другие евреи, не являющиеся его домочадцами, могут есть эти плоды в йом тов, при условии, что они не будут выносить плоды в другое место (см. Шульхан арух, 325, 8)[7].

Если еврей принес пищу с территории, находящейся за границами субботнего предела, зная, что это запрещено, – эта пища запрещена в йом тов любому еврею[8].


[6]. По мнению Рамбама и Сефер мицвот гадоль, в основе своей запрет тхумин является заповедью Торы. Однако заповедь Торы заключается в том, что человеку запрещено отходить от места своего пребывания более чем на 12 миль (24 тыс. локтей), то есть почти на 11 км (10944 м). Такова была площадь стана Израиля в пустыне. В Торе (Шмот, 16:29) об этом сказано: «Оставайтесь каждый у себя, не выходи никто из места своего в день седьмой». А по мнению большинства ранних законоучителей, в том числе Рамбана, Роша и Рашба, этот стих относится к запрету переносить предметы по общественному владению, а запрет тхумин, даже в отношении 12 миль, – это постановление мудрецов. И см. «Жемчужины Ѓалахи», Шабат, гл. 30, п. 1.

[7]. Подобно тому как в йом тов еврею запрещено выходить за границы субботнего предела, чтобы принести оттуда пищу, ему запрещено делать это и ради того, чтобы принести другие предметы, необходимые для исполнения заповеди, такие как лулав и шофар. Но можно попросить у нееврея принести их, чтобы исполнить заповедь. Ведь, как мы уже говорили, мудрецы разрешили нарушить запрет швут де-швут ради исполнения заповеди или в случае острой необходимости. Ради исполнения заповеди мудрецы не отменяют свой собственный запрет (швут), но отменяют запрет, наложенный на собственный запрет (швут де-швут), а по мнению большинства ранних законоучителей, запрет тхумин – это постановление мудрецов.

И хотя мудрецы постановили, что в йом тов запрещено получать удовольствие от чего-либо, что нееврей принес с территории, находящейся за границами субботнего предела, – однако, как сказано в Талмуде, заповеди даны нам не для наслаждения (см. Шульхан арух, 655, 1; Мишна брура, 3; «Жемчужины Ѓалахи», Шабат, гл. 9, п. 11).

[8]. См. «Жемчужины Ѓалахи», Шабат, гл. 26, п. 2. Там говорится, что если еврей принес плоды преднамеренно, зная, что это запрещено, – то хотя речь идет о запрете, установленном мудрецами, есть эти плоды все равно нельзя. А если он принес их по ошибке, при этом нарушив запрет Торы, – например, привез на машине, – то, по мнению большинства авторитетов, есть эти плоды тоже запрещено (см. Шульхан арух, 318, 1), однако некоторые авторитеты считают, что это разрешено в случае крайней необходимости (см. Мишна брура, 318, 7). Если же еврей принес плоды по ошибке, при этом не нарушив запрета Торы, то есть принес пешком, а не привез на машине, то эти плоды можно есть (см. Биур Ѓалаха, 318, 1, со слова ѓа-мевашель; «Жемчужины Ѓалахи», Шабат, гл. 26, п. 3).

05. Запрет мукце

Мудрецы вынесли постановление, согласно которому предметы, не предназначенные для использования в субботу и йом тов, имеют статус запретных (букв. «отстраненных», мукце); такие предметы запрещено передвигать или переносить с места на место. Этот запрет имеет под собой две основные причины. Во-первых, он служит сохранению особого характера святых дней, в которые человек должен отдыхать, воздерживаться от повседневных занятий и посвящать свои силы изучению Торы и исполнению заповеди радости и наслаждения. Его руки тоже должны отстраняться от перенесения будничных предметов, не связанных с субботой и праздником. Ведь если бы это было разрешено, люди могли бы провести весь день за уборкой дома и другими повседневными занятиями, тем самым нарушая заповедь покоя и отдыха. Таким образом, запрет мукце обеспечивает соответствие между нашими мыслями и действиями: наши руки не занимаются никакими предметами, не предназначенными для использования в субботу или йом тов. Во-вторых, запрет мукце служит своего рода «оградой» вокруг запрета выполнять созидательную работу. Если человек возьмет в руки и перенесет на другое место предмет, неподходящий для использования в йом тов, то возникнет опасение, что он выполнит с помощью этого предмета запрещенную работу или вынесет его на территорию общественного владения. Ведь, как мы уже говорили, тот, кто в йом тов переносит из одного владения в другое совершенно не нужный ему предмет, нарушает запрет Торы (см. выше, гл. 3, прим. 2, где приводится практический закон, соответствующий мнению большинства авторитетов).

Общие принципы запрета мукце одинаковы для субботы и для йом това, поэтому нет необходимости повторять здесь все законы, связанные с этим запретом, так как они были разъяснены в «Жемчужинах Ѓалахи», Шабат, гл. 23. Тем не менее, в отношении этого запрета между субботой и праздниками существует три различия: в двух случаях закон в отношении мукце менее строг в йом тов, чем в субботу, а в третьем случае – более строг. Перечислим эти различия.

Первое различие, когда в йом тов мы придерживаемся менее строгого толкования закона. В субботу на некоторые продукты питания распространяется запрет мукце, так как их невозможно употребить в пищу без соответствующей обработки. К этой категории относятся мука, живые куры, сырое мясо, сырой картофель и т.п. (см. «Жемчужины Ѓалахи», Шабат, гл. 23, п. 3). А в йом тов эти продукты не имеют статус мукце, потому что из них можно приготовить всевозможные блюда. Подобно этому, в субботу на некоторые виды посуды и кухонной утвари (например, кастрюли или газовые конфорки; см. там же, гл. 23, п.п. 7-8) тоже распространяется запрет мукце, поскольку они служат для приготовления пищи; а в йом тов, когда готовка разрешена, эти предметы не имеют статус мукце. Кроме того, настольные лампы и другие электроприборы, оснащенные нитью накаливания, в субботу имеют статус «мукце по своей сути» (мукце ме-хамат гуфо)[9], так как их включение приравнивается к зажиганию огня, а любое зажигание огня в субботу запрещено (см. там же, гл. 23, п. 7). А в йом тов, поскольку зажигание огня разрешено, на эти приборы не распространяется запрет мукце (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 13, 46).

Второе различие, когда в йом тов мы придерживаемся менее строгого толкования закона: в йом тов разрешено передвигать или переносить любые предметы, имеющие статус мукце, если это необходимо для приготовления пищи на этот день. Например, если со стен печи упала известка, то, хотя на известку распространяется запрет мукце, ее можно вынуть из печи, чтобы пища, которая будет там готовиться, не пригорела (см. Шульхан арух, 507, 4; Рама, 509, 7 и 518, 3). Подобно этому, если на фруктах или овощах сверху лежат камни, то в субботу запрещено убирать руками эти камни, потому что камни имеют статус мукце (но это разрешено сделать с помощью других частей тела, например, ногой), а в йом тов это разрешено, если человек хочет съесть эти фрукты или овощи, – как разрешено выполнять созидательную работу, необходимую для приготовления пищи на этот день (см. Мишна брура, 509, 31 и 518, 23). Если ключ от шкафа или кладовки, в которых хранится необходимая пища, лежит у человека в кошельке, то в субботу запрещено доставать этот ключ, так как на кошелек распространяется запрет мукце, а в йом тов можно открыть кошелек и достать оттуда ключ, поскольку перемещение кошелька в данном случае необходимо для приготовления праздничной трапезы (см. Мишна брура, 518, 24). Но если можно без особых усилий принести другой ключ, не передвигая предметы, имеющие статус мукце, то открывать кошелек не следует.

При этом нужно отметить, что в йом тов разрешено переносить или передвигать предметы, имеющие статус мукце, только если это необходимо для приготовления пищи на этот день, но нельзя употреблять в пищу или использовать каким-либо образом сами предметы, на которые распространяется запрет мукце. Например, запрещено есть плоды, которые нееврей собрал в йом тов, и то же самое касается рыбы или птицы, которую нееврей поймал в йом тов. Ведь эта пища является для еврея «отстраненной», так как ему самому запрещено в йом тов собирать плоды и охотиться (см. Шульхан арух, 515, 1; Мишна брура, 5). Подобно этому, в йом тов запрещено сжигать ради приготовления пищи дорогостоящую древесину, предназначенную для строительства, потому что она имеет статус «мукце по причине ценности предмета» (мукце ме-хамат хесрон кис; см. «Жемчужины Ѓалахи», Шабат, гл. 23, п. 2; Шульхан арух, 502, 3)[10].


[9]. К этой категории относятся предметы, не имеющие никакого разрешенного практического предназначения в субботу (прим. ред.).

[10]. Яйцо, снесенное в йом тов, имеет статус мукце, потому что оно полностью сформировалось во внутренностях курицы за день до этого, и если йом тов следует непосредственно за субботой, получается, что яйцо было приготовлено в субботу ради праздника, а это запрещено. И поскольку яйцо было «готово» еще в субботу, в йом тов его нельзя есть согласно запрету Торы. А для того чтобы избежать ошибки, мудрецы постановили, что даже на яйцо, снесенное в йом тов, следующий после будней, распространяется запрет мукце (см. Вавилонский Талмуд, трактат Бейца, 2б, согласно мнению Рабы; Шульхан арух, 513, 1). Но если внутри курицы, зарезанной в йом тов, были обнаружены яйца, то их можно есть в сам йом тов, ведь поскольку они еще не были снесены, получается, что приготовление, которое имело место за день до этого, еще не завершилось (см. Шульхан арух, 513, 7; Мишна брура, 35).

06. Строгость запрета мукце в йом тов

В отношении некоторых аспектов закона мукце мудрецы установили в йом тов более строгий запрет, нежели в субботу. Это вызвано опасением, что поскольку в йом тов разрешена созидательная работа (мелаха), необходимая для приготовления пищи на этот день, люди станут по ошибке выполнять и запрещенные в йом тов виды работы. А если люди увидят, что в отношении запрета мукце мудрецы придерживаются в йом тов более строгого толкования закона, чем в субботу, то они станут вести себя более осторожно, выясняя, что именно разрешено в йом тов, а что запрещено.

Все ѓалахические авторитеты согласны, что запрет мукце, связанный с возникновением чего-то нового, не существовавшего ранее (нолад), в йом тов является более строгим, нежели в субботу. Иными словами, если речь идет о предмете, ранее никак не существовавшем, – как, например, зола, которая образовалась после сжигания дров в субботу, – то и в субботу он имеет статус мукце (см. Шульхан арух, 498, 15; Мишна брура, 77). Но если предмет не является абсолютно «новым», – как, например, кости, оставшиеся после съеденного мяса, – то поскольку такие кости еще пригодны в пищу животному, в субботу на них не распространяется запрет мукце. А в йом тов они имеют статус мукце, потому что с некоторой точки зрения их можно рассматривать как заново возникший предмет, – ведь прежде существовало мясо, готовое в пищу человеку, а кости были «спрятаны» внутри мяса и являлись второстепенными по отношению к нему, а когда мясо было съедено, возник как бы новый предмет – кости, пригодные в пищу животному (см. Мишна брура, 495, 17). Поэтому в субботу разрешено передвигать или переносить эти кости, и люди часто отдают их в субботу собакам или кошкам. Но в йом тов на эти кости распространяется запрет мукце, поэтому их запрещено переносить и, следовательно, давать животным. Но можно убрать их со стола, как кожуру от фруктов или орехов и вообще любые предметы, которые мешают человеку[11].

Однако ранние законоучители расходятся во мнениях по поводу того, до какой степени запрет мукце строже в йом тов, чем в субботу. Одно мнение гласит, что запрета мукце следует придерживаться только в отношении предметов, имеющих статус нолад (так считают Рош и Рама). Согласно другому мнению, более строгое толкование этого закона в йом тов относится к любому предмету, который, с одной стороны, был не полностью отстранен в сознании человека, а с другой стороны, человек не намеревался им воспользоваться. В субботу такие предметы не имеют статус мукце, потому что они не являются полностью «отстраненными»; а в йом тов, когда запрет следует соблюдать строже, они считаются мукце, так как человек не имел четкого намерения использовать их в этот день (этого мнения придерживаются Риф, Рамбам и Шульхан арух, 495, 4).

Например, если человек держит корову ради молока или курицу ради яиц, а в йом тов изменил свое решение и решил их зарезать, – то, по мнению авторитетов, придерживающихся в этом вопросе менее строгого толкования закона, на корову или курицу не распространяется запрет мукце, поскольку человек не полностью отстранил их в своих мыслях перед наступлением йом това; а по мнению авторитетов, которые следуют более строгому толкованию, эти животные имеют статус мукце, так как перед началом йом това человек не имел четкого намерения их зарезать (см. Вавилонский Талмуд, трактат Шабат, 19б; Мишна брура, 495, 15). А в случае, когда корова заболела опасной болезнью, и если ее не зарезать, она подохнет и ее мясо будет некошерным, – то поскольку речь идет о крайней необходимости, даже те, кто склоняется к более строгому толкованию закона, могут положиться на мнение авторитетов, придерживающихся менее строгого толкования, и зарезать корову в йом тов.

Тот же самый закон касается случая, когда торговец, на складе у которого хранятся продукты питания, не намеревался воспользоваться ими в субботу или йом тов, но в конце концов у него возникла такая необходимость. В субботу на эти продукты не распространяется запрет мукце, так как он не полностью отстранил их в своем сознании, и, согласно мнению авторитетов, которые следуют в этом вопросе менее строгому толкованию закона, в йом тов они тоже не являются мукце. Однако авторитеты, придерживающиеся более строгого толкования, говорят, что в йом тов эти продукты имеют статус мукце, так как торговец не намеревался ими воспользоваться. Но если владелец продуктового магазина иногда берет оттуда продукты в субботу и йом тов, то они, по всем мнениям, не имеют статус мукце даже в йом тов (см. Мишна брура, 495, 15; Биур Ѓалаха, там же, со слова саги; Шульхан арух, 517, 1)[12].


[11]. Их можно убрать со стола на основании талмудического закона о «сосуде, наполненном нечистотами» (см. трактат Бейца, 36а); а поскольку эти отходы все равно убирают со стола, разрешено вынести их животным (см. «Жемчужины Ѓалахи», Шабат, гл. 23, п. 12). Но если кости перемешаны с другими отходами, то до костей запрещено дотрагиваться, чтобы отделить от других отходов. В таком случае всю смесь нужно либо выкинуть в мусорное ведро, либо оставить во дворе для животных.

Некоторые поздние законоучители писали, что нельзя класть кости в тарелку, потому что из-за этого тарелка утрачивает свое предназначение и тоже приобретает статус мукце. Для того чтобы избежать этого, нужно положить в тарелку вместе с костями какую-нибудь пищу, и поскольку эта пища обладает большей значимостью, чем кости, тарелку можно будет передвигать или переносить. Однако эти слова вызывают недоумение, ведь, как мы уже говорили, в йом тов разрешено переносить мукце ради приготовления пищи на этот день, поэтому, если человеку понадобится эта тарелка, ему будет разрешено удалить из нее кости, и потому тарелка в любом случае не утрачивает своего предназначения. Это соответствует сказанному в Теѓила ле-Давид (266, 7) по поводу субботы: что разрешено класть предмет, пользоваться которым в субботу запрещено, на разрешенный предмет, и от этого разрешенный предмет не утрачивает своего предназначения.

[12]. Рабби Йеѓуда и рабби Шимон полемизируют по поводу законов мукце. По мнению рабби Йеѓуды, передвигать или переносить разрешено только те предметы, которые человек, возможно, намеревается использовать в субботу; а предметы, которые человек не предназначил для использования в субботу до ее начала, считаются мукце, хотя он не отстранил их преднамеренно в своем сознании. Рабби Шимон же считает, что статус мукце имеют только те предметы, которые человек сознательно отстранил на время субботы в своих мыслях, не намереваясь их использовать, а другие предметы, о которых он просто не подумал, мукце не являются. Согласно общепринятому ѓалахическому подходу, в субботу практический закон соответствует мнению рабби Шимона, поэтому на продукты питания, предназначенные для продажи, не распространяется запрет мукце, так как человек не отстранил их однозначно в своем сознании (см. Шульхан арух, 310, 2). Что же касается йом това, то приверженцы школы Ѓилеля говорят в Мишне (Бейца, 2а): «Яйцо, снесенное в йом тов, есть не следует [в этот же йом тов]», а в Гемаре этому приводится несколько объяснений. Рав Нахман считает, что в основе этого лежит запрет мукце, и хотя в субботу принято следовать менее строгому толкованию закона, соответствующему мнению рабби Шимона, это объясняет тем, что законы субботы более строги, и люди относятся к ним с большей серьезностью, тогда как в йом тов возникает опасение, что люди отнесутся к его запретам недостаточно серьезно, потому что в йом тов разрешено выполнять созидательную работу, если это необходимо для приготовления пищи на этот день. Именно поэтому в йом тов мудрецы придерживаются в этом вопросе более строгого толкования закона, в соответствии с мнением рабби Йеѓуды (см. трактат Бейца, 2б). В Гемаре приводятся и другие объяснения последователей Ѓилеля в поддержку мнения школы Ѓилеля. Практический закон, по мнению Рифа, Рамбама, Рамбана, Рашба, рабби Аѓарона Ѓа-Леви и Шульхан арух (495, 4), в йом тов соответствует мнению рабби Йеѓуды, который в отношении мукце придерживается более строгого толкования. А автор Ѓалахот гдолот, рабейну Йона, рабейну Там, Рош и Рама считают, что и в йом тов практический закон соответствует мнению рабби Шимона, который следует менее строгому толкованию. Тем не менее, Рама пишет, что в отношении запрета нолад в йом тов нужно придерживаться более строгого толкования закона, нежели в субботу. Это соответствует словам рабейну Хананэля и Роша (в комментарии к трактату Бейца, 5, 14), и с этим согласны поздние законоучители, которые следуют подходу Рама.

Содержание

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]