05. Церемония в память о заповеди Ѓакѓель

https://ph.yhb.org.il/ru/13-08-05/

Крупнейшие раввины последних поколений призывали евреев, возвратившихся в Землю Израиля, вспомнить об этой дорогой нашему сердцу заповеди, во славу Торы и в память о Храме. Как мы уже говорили, мудрецы установили несколько обычаев в память о заповедях, которые исполнялись в Храме. В этом они основывались на словах пророка Ирмеяѓу (30:17): «А тебе дам Я исцеление, исцелю тебя от язв твоих, – сказал Господь, – ибо назвали тебя отверженным: «Это Сион, никто не печется о нем»». Слова «никто не печется о нем» намекают на то, что мы должны постоянно помнить о разрушенном Иерусалиме, и благодаря этому Всевышний пошлет ему исцеление (см. Вавилонский Талмуд, трактат Рош ѓа-Шана, 30а).

Все ѓалахические авторитеты согласны, что в наши дни нет обязанности исполнять заповедь Ѓакѓель, так как она неразрывно связана с заповедью восхождения в Храм, о чем сказано (Дварим, 31:10-11): «…к концу семилетия, в год шмиты, в праздник Суккот, когда придет весь Израиль, чтобы явиться пред лицо Господа, Бога твоего». Пока Храм пребывает в разрушении и нет заповеди приносить праздничную жертву всесожжения (олат реийя) и праздничную мирную жертву (шальмей хагига), заповедь восхождения в Храм тоже не имеет силы (см. «Жемчужины Ѓалахи», Праздники, упомянутые в Торе, гл. 1, п. 16). Мудрецы приходят к такому выводу на основании принципа гзера шава (см. выше, прим. 2), поскольку в отношении обеих заповедей – Ѓакѓель и заповеди о праздничной жертве всесожжения, – в Торе употребляется одно и то же понятие ראיה (реийя), которое означает «показаться», «явиться» (см. Вавилонский Талмуд, трактат Хагига, 3а). Вот что пишет об этом Рамбам (Законы праздников в Храме, 3, 2): «Всякий, кто освобожден от заповеди совершать восхождение в Храм, дабы явиться пред Господом, освобожден и от заповеди Ѓакѓель, – кроме женщин и детей».

Тем не менее, крупнейшие раввины современности видели необходимость в том, чтобы установить обычай в память об этой заповеди, которую исполняет весь народ Израиля вместе. Они считали, что это особенно важно сегодня, когда наш народ возвращается в свою землю. Первым об этом заговорил Ѓа-адерет (рав Элияѓу-Давид Рабинович-Теомим), составивший по этому вопросу сборник Зехер ла-микдаш («Память о Храме»); в последние годы своей жизни он занимал должность главного раввина Иерусалима. Его поддерживал и его зять, рав Авраѓам-Ицхак Кук, хотя он не призывал к этому открыто. Многие другие раввины тоже считали, что этот обычай необходим, среди них – рав Йехиэль-Михл Тукачинский (автор книги «Святой город и Храм») и верховные раввины Израиля, рав Ѓерцог и рав Узиэль. Рав Харлап и рав Цви-Йеѓуда Кук тоже поддерживали эту инициативу. Наиболее активную деятельность в этом направлении предприняли рав Шломо-Давид Каѓане, в течение десятков лет возглавлявший главный раввинский суд Варшавы, а в конце жизни занимавший пост главного раввина Старого города Иерусалима, и его сын, рав Шмуэль-Занвиль Каѓане, который, будучи генеральным директором Министерства религий, стал организовывать церемонии в память о заповеди Ѓакѓель.

В 1946 г., после Холокоста и накануне провозглашения Государства Израиль, инициатива раввинов была впервые претворена в жизнь: в этом году состоялась первая церемония в память о заповеди Ѓакѓель. В ней приняли участие верховные раввины Земли Израиля и другие известные раввины. Ответственность за организацию церемонии взял на себя культурный центр движения Ѓа-поэль ѓа-мизрахи. С тех пор такая церемония проводилась на исходе каждого года шмиты, кроме 1973 года, так как в это время началась Война Судного дня, и многие мужчины были мобилизованы. В 1987 году состоялась особенно торжественная церемония, которую вели верховные раввины Израиля: рав Авраѓам Шапиро и рав Мордехай Элияѓу. На площади у Западной Стены (так называемой «Стены Плача») собрались десятки тысяч человек; они заполнили как саму площадь, так и все прилегающие к ней переулки и террасы. Церемония транслировалась по телевидению в прямом эфире. Президент Израиля Хаим Ѓерцог читал Тору вместе с верховными раввинами. В церемонии также приняли участие многие государственные и политические деятели, в том числе премьер-министр, министры и председатель Верховного суда. С тех пор на исходе каждого седьмого года, в первый день холь ѓа-моэд Суккот, на площади у Западной Стены проходит многолюдная торжественная церемония в память о заповеди Ѓакѓель, во славу Господа и Его Торы[4].


[4]. Среди раввинов ультраортодоксального направления (харедим) были такие, которые выступали против проведения подобной церемонии, приводя такие же доводы, как и против исполнения в наши дни заповеди заселения Земли Израиля и создания еврейского государства: опасение, что будут нарушены основополагающие религиозные нормы. В этом они опирались на пословицу, которую превратили в принцип: «Новое запрещено Торой». Но поскольку их слова не имеют под собой ѓалахической основы, крупнейшие современные раввины не принимали в расчет это мнение. Рав Йеѓуда Амихай объясняет: при каждой возможности следует соблюдать обычаи в память о Храме, при условии, что это не приведет к нарушению каких-либо устоев традиции. Если какая-то заповедь сохранилась до наших дней в том виде, как ее исполняли до разрушения Храма, – например, заповедь лулава, которую следует исполнять в первый день праздника Суккот в любой точке мира, – в память о Храме мудрецы устанавливают дополнительный обычай, например, они постановили, что заповедь лулава нужно исполнять с соответствующим благословением и во все другие дни праздника. Если же заповедь вообще не сохранилась после разрушения Храма, то в память о ней устанавливают обычай, который исполняют без благословения. Этот закон применяется и к церемонии в память о заповеди Ѓакѓель: все авторитеты согласны, что во время нее благословения не произносят.

Запись опубликована в рубрике Глава 08 - Ѓакѓель. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *