Глава 02. Святое и будничное в заселении Земли Израиля

01. Наделы колен Реувена и Гада, недостаток мотивации

Изначально наш учитель Моше не намеревался завоевывать восточный берег Иордана, хотя это тоже часть Земли Израиля. Сыны Израиля хотели заселить прежде всего землю Кнаан, то есть западный берег Иордана, обладающий большей святостью, а оттуда продолжить завоевание, пока не будет захвачена вся территория Эрец-Исраэль. Однако цари Сихон и Ог пошли войной на Израиль, тот одержал над ними победу и завладел принадлежавшими им землями (см. Бемидбар, 21:21-35 и комментарий Рамбана к ст. 21; см. также ниже, гл. 3, п. 18).

Колена Гада и Реувена, владевшие огромными стадами, увидев, что земли Сихона и Ога богаты пастбищами, обратились к Моше с просьбой не переводить их через Иордан, а оставить на восточном берегу и дать в надел эти территории.

Ответ Моше был неожиданно жестким. Он бросает в их сторону суровое обвинение: «Ужели братья ваши пойдут на войну, а вы будете сидеть здесь?» (Бемидбар, 32:6). Моше также обвиняет сынов Гада и Реувена в том, что они повторяют грех разведчиков, презревших Землю Израиля и вселивших смятение в души сынов Израиля, в результате чего те отказались входить в Святую землю, и это навлекло на них столь сильный гнев Всевышнего, что все поколение было приговорено к смерти в пустыне. И вот теперь колена Гада и Реувена вновь пытаются вовлечь сынов Израиля во грех и вселить нерешительность в их сердца, отказываясь завоевывать Землю Обетованную, и это может навлечь на Израиль новое страшное бедствие. Моше продолжал упрекать сынов Гада и Реувена, даже не спросив их, в самом ли деле они хотят отказаться от завоевания Земли Израиля наряду с другими коленами (см. Бемидбар, 32:7-15).

Выслушав упреки Моше, сыны Гада и Реувена ответили, что не собираются уклоняться от участия в войне; они хотят лишь построить загоны для скота и возвести города для своих жен и детей, а потом препояшут чресла и выйдут впереди всего народа на завоевание Земли Израиля. И только когда все колена завладеют своими наделами, сыны Гада и Реувена возвратятся в принадлежащие им земли на восточном берегу Иордана. Казалось бы, после этих слов Моше должен был примириться с ними, а может быть, даже попросить у них прощения за то, что выдвинул против них необоснованные обвинения. Однако, хотя Моше соглашается, что если они выйдут на войну впереди всего народа, то будут чисты перед Всевышним и перед Израилем, из его слов следует, что он все-таки опасается нарушения данного ими слова. Поэтому он вновь требует от колен Гада и Реувена дать четкое обязательство выполнить свое обещание и ставит им двойное условие: если выйдут они впереди всего войска, то им отдадут во владение земли на восточном берегу Иордана, а если не выйдут, то получат наследственное владение среди остальных колен, в земле Кнаан.

Возникает вопрос: почему Моше не выслушал сынов Гада и Реувена до конца? Почему он стал выдвигать против них столь серьезные обвинения, не выяснив прежде, намерены ли они участвовать в войне? И почему даже после того, как они заверили его в серьезности своих намерений, он по-прежнему не доверял им?

Дело в том, что в желании сынов Гада и Реувена унаследовать восточный берег Иордана коренился изъян, затрагивающий самую основу их мировоззрения. Это желание свидетельствовало об искаженной системе ценностей. Ведь колена Гада и Реувена захотели унаследовать восточный берег Иордана не потому, что ощутили духовную связь с этой землей и поняли, что именно здесь они смогут исполнить возложенную на них миссию – раскрыть в мире Божественное присутствие. Нет, они были движимы тягой к материальному благополучию. Моше знал: если стремление заселить Землю Израиля не исходит от осознания высшей ценности союза, заключенного между Всевышним и народом Израиля, и необходимости раскрытия в мире Божественного присутствия, народ не будет изо всех держаться за эту землю и даже может, не дай Бог, отказаться от нее[1].

Поэтому даже после того как сыны Гада и Реувена заверили Моше, что выйдут во всеоружии и возглавят завоевание остальных областей Земли Израиля, Моше все еще не доверял им полностью. В самом деле, дав это обещание, они получили право заселять восточный берег Иордана, ведь и эта территория является частью Земли Израиля. Но если их мотивация не поднимется на более высокий духовный уровень и они не станут стремиться унаследовать Землю Обетованную вместе со всем еврейским народом, чтобы раскрыть в мире Божественное присутствие, – то они не смогут удержаться на этой земле.

В связи с этим наши мудрецы говорят (в Мидраше Бемидбар раба, 22:7): некоторые богатые люди не понимают, что их богатство – дар Небес. Они проводят жизнь в заботе об имуществе и в конце концов уходят из этого мира, потеряв все свое богатство. «То же самое мы видим у сынов Гада и Реувена: они владели несметным богатством, огромными стадами, богатство было для них дороже всего на свете, и они жили за пределами Земли Израиля. И потому они были изгнаны со своей земли раньше, чем все другие колена, ведь сказано (Диврей ѓа-ямим 1, 5:26): «…и изгнал реувенитян, и гадитов, и половину колена Менаше». А кто был в этом виноват? Они сами, ибо отдалились они от братьев своих ради богатства» (говоря «за пределами Земли Израиля», мудрецы имеют в виду: за пределами территории, наделенной наибольшей святостью, как объясняется ниже, в гл. 3, п.п. 2 и 13)[2].


[1]. Эта идея подтверждается еще и тем, что сыны Гада и Реувена упомянули сначала стада, и только потом – жен и детей. Их просьба к Моше звучала так: «Овечьи загоны построим мы для скота нашего здесь и города для детей наших» (Бемидбар, 32:16). Объясняют мудрецы (см. комментарий Раши, основанный на Мидраш Танхума, гл. 7): «Они заботились о своем имуществе более, нежели о сыновьях и дочерях, ибо стада упомянули сначала, а детей – потом». А Моше поправил их, сказав: «Стройте себе города для детей ваших и загоны для овец» (ст. 24).

[2]. Позднее у сынов Гада и Реувена была возможность совершить раскаяние. После завоевания Земли Израиля, возвратившись на восточный берег Иордана, они почувствовали, что их земля обладает меньшей святостью, и соорудили в своем наделе жертвенник, тогда как Йеѓошуа бин Нун предостерегал их от этого (в этом заключается основное отличие восточного берега Иордана от остальных областей Земли Израиля, о чем наши мудрецы сказали (Мидраш Бемидбар раба, 7:8): «Земля Кнаан годится доля того, чтобы возвести на ней дом Божественного присутствия, а восточный берег Иордана – не годится»). Поэтому Йеѓошуа сказал им: «Если же нечиста земля владения вашего, то перейдите себе в землю владения Господня, в которой находится Скиния Господня, возьмите надел среди нас, но не восставайте против Господа и против нас не восставайте, сооружая себе жертвенник помимо жертвенника Господа, Бога нашего» (Йеѓошуа, 22:19). Но и тогда сыны Гада и Реувена не совершили раскаяния, и потому были изгнаны из Земли Израиля первыми. Об этом царь Шломо сказал (Мишлей, 20:21): «Наследство, поспешно захваченное в начале, не благословится впоследствии» (и см. Мидраш Бемидбар раба, 22, 9).

02. Завоевание Иерихона

Первым городом, который сыны Израиля завоевали в земле Кнаан, был Иерихон. Этот город являлся средоточием кнаанейского духа, поэтому Йеѓошуа послал разведчиков, чтобы те осмотрели «землю и Иерихон» (Йеѓошуа, 2:1). Это означает, что для Йеѓошуа Иерихон был равноценен всей Земле Израиля, о чем сказали наши мудрецы: «Завоевать Иерихон было так же трудно, как всю Землю Израиля» (Сифрей Дварим, 52) и: «Иерихон был равноценен всем прочим городам земли Кнаан» (Ялкут Шимони, Йеѓошуа, 8).

Иерихон вобрал в себя всю сладость Земли Израиля. В древности вся долина Мертвого моря была подобна саду Господнему, поэтому Лот, племянник Авраѓама, поселился именно там. Однако из-за грехов местных жителей – которые настолько любили свое богатство, что оно затмило для них все на свете, и из-за этого они в конце концов стали законченными грешниками, – города Сдом и Аморра были разрушены, и цветущая земля превратилась в бесплодную пустыню, а пресная вода Мертвого моря стала такой соленой, что в ней погибла вся рыба. Из благодатных мест, которыми была полна долина, остался только Иерихон, чья земля была по-прежнему цветущей и плодородной. Все цари мира мечтали заполучить сладчайшие плоды этого прекрасного оазиса.

Однако несметные материальные богатства Иерихона и всей земли Кнаан, будучи лишены духовного содержания, могут завлечь человека в сети низменных страстей и телесных наслаждений и толкнуть его на идолопоклонство. Источник этого баснословного изобилия связан со святостью Земли Израиля, но если люди, живущие там, не осознаю́т его духовного корня, они сосредотачиваются только на материальных благах, и это наносит духовности величайший ущерб. Ведь грубый материальный подход в этом случае черпает силы из источника святости, которая оказывается на службе у материальности. Поэтому кнаанейцы отличались гораздо более отвратительными и безнравственными обычаями, нежели все другие народа мира (см. Сифра, гл. Ахарей мот, 9; Маѓараль, Гвурот Ѓашем, гл. 4). Этим и объясняется, почему жители Сдома и Аморры так глубоко погрязли в грехе.

Земля Израиля призвана раскрыть в мире Божественное слово, как в материальном, так и в духовном аспекте. Поэтому дарованное ей изобилие проявляется в пророчестве, которого удостаиваются люди, живущие на ней, и в том, что она называется «землей, текущей молоком и медом». Но необходимо быть крайне осторожными, чтобы не погрязнуть в материальности, совершенно утратив связь с ее духовным корнем.

Иерихон сосредоточил в себе всю кнаанейскую страсть к телесным наслаждениям. Сынам Израиля пришлось вести против этого города изнуряющую духовную войну, во время которой силы святости столкнулись с семью оболочками скверны (клипот), что властвовали в земле Кнаан. Вот почему евреи обошли стены Иерихона семь раз. Это была семикратная демонстрация веры в Бога Израиля. Во главе процессии несли Ковчег Завета, коѓены трубили в шофары, и весь народ громогласно провозглашал Славу Господа. И вот стены пали, и Израиль завладел городом. Эта победа открыла ему путь к завоеванию всей Святой Земли[3].


[3]. Еще до завоевания Иерихона, благодаря разведчикам, которых Йеѓошуа направил в город, блудница Рахав совершила раскаяние и уверовала в Бога Израиля. Так искра святости, сокрытая в нечистоте Кнаана, возвратилась к своему источнику. Пока Рахав ничего не знала о народе Израиля, искра святости, заложенная в ее душе, толкала ее на бесконечный духовный поиск. А поскольку ей был знаком только этот мир, ее поиск был сосредоточен на нем, и степень ее греха соответствовала степени ее духовной силы. Но как только она увидела разведчиков, посланных Йеѓошуа, она встала на путь праведности и провозгласила, что «Господь, Бог ваш, есть Бог на небе, наверху, и на земле, внизу» (Йеѓошуа, 2:11). Она восходила все выше и выше по ступеням святости. В конце концов она вышла замуж за Йеѓошуа и стала прародительницей восьми пророков (см. трактат Мегила, 14б).

03. Иерихон и Иерусалим

На основе вышесказанного становится понятно, почему Йеѓошуа объявил, что все трофеи, захваченные в Иерихоне, станут «святыней Господу» (см. Йеѓошуа, 6:17-19). Он хотел, чтобы первые шаги сынов Израиля по этой земле не были подвластны влиянию материальности. Благодаря этому в сердцах евреев запечатлелась идея, что завоевание Земли Израиля преследует не только материальные цели, – эта земля нужна народу Израиля в первую очередь для того, чтобы возвести на ней Храм. По той же причине Йеѓошуа запретил отстраивать Иерихон на веки вечные. «И заклинал Йеѓошуа в то время, сказав: проклят тот человек пред Господом, кто встанет и построит город этот, Иерихон; на первенце своем обоснует он его и на младшем своем поставит врата его» (там же, 6:26). Все это предназначалось для того, чтобы богатый Иерихон не составил конкуренцию Шило и Иерусалиму. Так продолжалось в народе Израиля многие поколения: небольшая группа паломников останавливалась в Иерихоне по дороге в Иерусалим и оттуда снабжала качественной пищей всех паломников, собравшихся в Храме. Так материальное изобилие Иерихона способствовало служению Господу в Иерусалиме[4].

Вот почему грех Ахана, страстно возжелавшего плащ шинарский (см. Йеѓошуа, гл. 7), был столь тяжек. Ведь тем самым Ахан нанес ущерб святости завоевания Земли Израиля. Наши мудрецы намекают, что поступок Ахана стал первым шагом к грядущему разорению Земли Израиля. Ведь плащ шинарский принадлежал вавилонскому царю (см. Берешит раба, 85:14). И спустя много веков, когда грехи Израиля стали многочисленны, один из его потомков, царь Навуходоносор, разрушил Храм и изгнал еврейский народ из Земли Израиля. Он мог утверждать, что сыны Израиля изначально завоевали эту землю не во имя Небес, а ради собственной выгоды, подобно всем другим народам. А раз евреи ничем не отличаются от других народов, то их должна постичь та же участь: как все народы мира, так и Израиль, пережив пик расцвета, должен прекратить существование.

И в самом деле, в один из самых тяжелых периодов истории еврейского народа, когда сыны Израиля, поддавшись низменным страстям, погрязли в идолопоклонстве, они преступили клятву, данную Йеѓошуа, и отстроили город, назвав его Иерихоном. Это стало выражением их стремления к материальности и символом того, что они отвернулись от святости Иерусалима. «И Ахав делал то, что гневило Господа, Бога Израилева, больше, чем все цари Израилевы, которые были до него. В его дни Хиэль Бейтелянин отстроил Иерихон: Авирамом, первенцем своим, он заложил основание его, и Сегувом, младшим сыном своим, поставил он ворота его, по слову Господа, которое Он изрек через Йеѓошуа, сына Нуна» (Млахим 1, 16:33-34).

Можно сказать, что разрушение Содома и Аморры стало символом того, что мы еще не были в состоянии полностью освятить материальность. Поэтому, если бы, когда сыны Израиля вошли в Святую землю, вся долина Иордана представляла собой цветущую плодородную область, подобную райскому саду, возникло бы серьезное опасение, что они не устояли бы перед этим сказочным изобилием и не удосужились бы взойти в Иерусалим и построить Храм.

А в грядущие дни, когда мир достигнет полного исправления, из Храма будет вытекать полноводная река, воды которой вольются в древнее море, называемое Мертвым, и принесут исцеление его соленым водам. И Мертвое море будет кишеть рыбой, а бесплодная пустыня вновь превратится в райский сад. «И над потоком, по берегам его, с одной и с другой стороны, поднимутся всякие деревья с [плодами] съедобными, не увянут листья на них и не исчезнут плоды их, каждый месяц созревать будут новые плоды, ибо воды из Храма для них текут; и будут плоды их для еды и листья их – для лекарств» (Йехезкель, 47:12). Все это станет выражением полного раскрытия Божественного слова в мире, на Небесах и на земле, и абсолютного единства, о котором сказано (Зхарья, 14:9): «И будет Господь царем на всей земле, в день тот будет Господь один [для всех], и имя Его – одно».


[4]. Об особой связи между Иерусалимом и Иерихоном свидетельствуют слова наших мудрецов в Вавилонском Талмуде (трактат Йома, 39б). Там сказано, что в Иерихоне был слышен скрип дверей Святилища, открываемых в Иерусалимском Храме, иерихонские козы чихали от аромата воскурений, доносившегося из Храма, а женщинам в Иерихоне не нужно было пользоваться благовониями, поскольку весь город благоухал от храмовых воскурений. Раавад в комментарии к Мишне (трактат Тамид, гл. 3) пишет, что Иерихон был связан с Иерусалимом особой, чудесной связью, тогда как в других местах, даже расположенных ближе к Иерусалиму, не было слышно скрипа открываемых в Святилище дверей, и туда не доносился аромат храмового воскурения.

04. Ответ пророка Шмуэля на просьбу царя

Шмуэль считается величайшим еврейским пророком после Моше. Наши мудрецы говорят (в Вавилонском Талмуде, трактат Таанит, 5б), что с некоторых точек зрения Шмуэль равноценен Моше и Аѓарону вместе, ведь сказано (Теѓилим, 99:6): «Моше и Аѓарон – священники Его, а Шмуэль – среди призывающих Имя Его». Благодаря Моше и Аѓарону стало ясно, что Всевышний управляет жизнью сынов Израиля в пустыне, а Шмуэль раскрыл Божественное управление, которое присутствует в мире и тогда, когда еврейский народ ведет материальное существование в Земле Израиля. Шмуэль, ходивший по городам и селам Земли Израиля и учивший народ Торе с беспримерной самоотверженностью, пробудил евреев к раскаянию. Силой этого раскаяния народ Израиля удостоился великого благословения: после многих лет филистимского владычества в Земле Израиля евреи, возглавляемые Шмуэлем, сбросили иго филистимлян, нанесли им сокрушительный удар и освободили свои города. Во все дни Шмуэля филистимляне больше не осмеливались приближаться к границам Земли Израиля (см. Шмуэль 1, гл. 7).

Когда Шмуэль состарился, а сыновья не пошли по его стопам, все старейшины Израиля собрались вместе и обратились к Шмуэлю с такими словами: «Вот, ты состарился, а сыновья твои не идут твоим путем; поставь над нами теперь царя, чтобы судить нас, как у всех народов. И не понравилось слово это Шмуэлю, когда они сказали: дай нам царя, чтобы судить нас. И молился Шмуэль Господу. И сказал Господь Шмуэлю: послушай голоса народа во всем, что они скажут тебе, ибо не тебя отвергли они, а Меня отвергли от царствования над ними. Как они поступали во всех делах со дня, когда вывел Я их из Египта, и до сего дня, и оставляли Меня, и служили иным божествам, так поступают они и с тобою. А теперь послушай голоса их, но предостереги их и расскажи им об обычаях царя, который будет царствовать над ними» (Шмуэль 1, 8:5-9).

И действительно, Шмуэль предупреждает их об опасности, которую таит в себе царская власть: в руках царя будет сосредоточена огромная сила, способная породить диктатуру и коррупцию, и тогда народ возопит к Господу, умоляя избавить его от царя. «Но не хотел народ внимать голосу Шмуэля и сказал: нет, только царь пусть будет над нами, тогда будем и мы как все народы; и будет судить нас царь наш, и будет выходить пред нами и вести войны наши» (там же, ст. 19-20). Шмуэль все еще надеялся, что Всевышний не позволит народу избрать царя, но Он велел Шмуэлю исполнить просьбу народа. И Шмуэль стал искать достойного человека. В конце концов был избран Шауль, отличавшийся беспримерной скромностью. «И побежали они, и взяли его оттуда, и стал он среди народа, и был он на голову выше всего народа. И сказал Шмуэль всему народу: видите ли вы, кого избрал Господь? Ведь нет ему подобного во всем народе. И воскликнул весь народ, и сказали: да живет царь!» (там же, 10:23-24). Однако нашлись негодяи, которые стали позорить Шауля, поскольку, на их взгляд, он был слишком скромен.

Спустя некоторое время Нахаш Аммонитянин пожелал завоевать Явеш-Гильад и поработить его жителей. Шауль поднял на войну против него весь народ и одержал блистательную победу. Народ исполнился восхищения своим царем. «И сказал Шмуэль народу: давайте пойдем в Гильгаль и обновим там царство. И пошел весь народ в Гильгаль, и поставили там Шауля царем, пред Господом в Гильгале, и зарезали там мирные жертвы пред Господом, и весьма веселились там Шауль и все израильтяне» (там же, 11:14-15).

И вдруг, в самый разгар веселья, пророк Шмуэль произнес суровые и гневные слова. Он обратился к народу и сказал: «Вы просили царя – я внял вашей просьбе и поставлю над вами царя. Я ходил перед вами с юности и до этого дня, скажите же мне пред Господом и пред царем вашим: получал ли я от кого-то из вас какие-либо блага взамен всего, что я делал для вас? Брал ли подкуп от кого-то из вас? Притеснял ли кого?» И ответил народ: «Упаси Бог! Не притеснял ты нас и не брал у нас ничего!». И тогда Шмуэль стал сурово упрекать народ. Он напомнил им, как Господь непрестанно делал им добро, они же изменяли Ему и раз за разом обращались к иным богам. А когда из-за грехов их постигали бедствия, они взывали к Господу, моля о спасении, и Господь спасал их. Теперь же они так радуются новоизбранному царю, словно это он, а не Господь, избавил их от врагов. «Если воистину будете трепетать пред Ним и служить Ему, – продолжал Шмуэль упрекать евреев, – то вы и царь ваш будете жить, а не внемлете слову Господа, длань Его прострется на вас и на царя вашего». И не успокоился Шмуэль, пока не добавил: «Нынче время жатвы. Воззову я к Господу, и нашлет Он на вас гром и дождь, дабы вы увидели, как далеко зашли в грехе вашем, когда просили царя».

«И воззвал Шмуэль к Господу, и дал Господь гром и дождь в тот день; и весьма устрашился весь народ Господа и Шмуэля. И сказал весь народ Шмуэлю: помолись о рабах твоих пред Господом, Богом твоим, чтобы не умереть нам, ибо мы добавили ко всем грехам нашим еще и это зло, испросив себе царя. И сказал Шмуэль народу: не бойтесь, хотя вы совершили все это зло, но не отступайте от Господа и служите Господу всем сердцем вашим; и не отступайте, ибо [последуете] за пустыми [богами], которые не помогают и не избавляют, ибо они – ничто. Господь же не оставит народа Своего ради великого Имени Своего, ибо благоволил Господь сделать вас Своим народом. А что до меня, то да буду я далек от греха пред Господом, чтобы перестать молиться за вас; и буду наставлять вас на путь добрый и прямой. Только бойтесь Господа и служите Ему истинно, всем сердцем вашим, ибо смотрите, как много Он сделал для вас. Но если вы будете делать злые дела, то и вы и царь ваш погибнете» (там же, 12:18-25).

На первый взгляд, непонятно, почему Шмуэль вдруг разгневался на народ. Ведь Шмуэль уже согласился поставить царя над народом, зачем же он вновь обратился к народу с суровыми упреками? Однако Шмуэль знал, что устремление, выраженное в просьбе народа поставить над ним царя, было не во имя Небес, и потому царство в конце концов падет, а народ будет изгнан со своей земли. Ведь такова природа всего материального – оно всегда имеет свой конец. И только народ Израиля будет существовать вечно, поскольку имеет духовный корень в высших мирах. Но если, умоляя пророка поставить над ними царя, евреи исходили только из материальных побуждений, то в конце концов это царство будет разрушено. Вот почему Шмуэль так сокрушался. Именно поэтому он обрушился на народ с суровыми упреками – чтобы предотвратить надвигающуюся катастрофу.

И действительно, царство Шауля пало. Но Шмуэль, по велению Всевышнего, помазал на царство другого, лучшего царя – Давида, и повелел ему начать подготовку к построению Храма, чтобы возвести Израиль на самый высокий уровень – уровень святости. Давид приложил все возможные усилия к исправлению ущерба, нанесенного Божественному служению. Поэтому ему было не по себе, что он живет во дворце, построенном из кедра, тогда как Ковчег Завета все еще остается в шатре Скинии. Но пророк Натан передал Давиду от имени Господа, что, хотя народ Израиля поступил неправедно, задержав построение Храма, все же не следует строить Храм поспешно, поэтому работу продолжит его сын Шломо (см. Шмуэль 2, гл. 7).

Шломо исполнил отцовское завещание и построил Храм. Строительство Храма заняло у него семь лет, а собственного дворца – тринадцать. Этот факт имеет глубокий смысл. В те времена на территории царского дворца располагались все учреждения государственной власти, аналогичные современному Кнессету и министерствам. Но Шломо в первую очередь занялся возведением Храма, чтобы показать народу, что Храм превыше государства.

И все же, изначальный ущерб не был исправлен полностью. Опасения Шмуэля оправдались: преобладающим оказалось изначальное стремление народа, когда он просил поставить над собой царя; служение Господу стало играть второстепенную роль в жизни народа и государства, грехи множились, государственная система разлагалась, и в конце концов Храм был разрушен, Земля Израиля – разорена, а народ ушел в изгнание. Но в сердцах евреев сохранилось духовное наследие пророков и праведных царей Израиля.

05. Награда за заселение Земли Израиля: Омри и Ахав

Заповедь заселения Земли Израиля столь драгоценна, что награды за ее исполнение удостаиваются даже грешники. Сказано в Тана де-бей Элияѓу (Элияѓу раба, гл. 9): «Как-то раз сидел я в Большом доме учения, что в Иерусалиме, перед мудрецами. Спросил я у них: чем отличился царь Омри? Никто из царей, правивших до него, не усадил своих сыновей на престол после себя, а Омри усадил на престол троих потомков! Ответили мне мудрецы: не знаем мы [ответа на этот вопрос]. Сказал я им: господа мои, Омри удостоился чести усадить на престол троих потомков, ибо воздвиг в Земле Израиля большой город».

Смысл этого изречения таков: хотя царь Омри грешил пред Господом более, нежели все цари, правившие до него (см. Млахим 1, 16:25), заповедь заселения Земли Израиля, исполненная им, была вменена в заслугу ему и его потомству, и потому он удостоился чести, которой не был удостоен ни один царь Израиля до него: усадить на престол троих потомков, – несмотря на то, что при строительстве упомянутого города Омри руководствовался не святым стремлением исполнить заповедь заселения Земли Израиля, а личными соображениями укрепления своей власти. Вот как сам Омри объяснил свои намерения: «Как у царей Иудеи есть Иерусалим, так у царей Израиля будет Шомрон». На основе этого становится ясно, сколь ценна заповедь заселения Земли Израиля: несмотря на то, что намерения царя Омри не отличались чистотой, он удостоился чести усадить на престол троих потомков (сына Ахава, затем – Ахзияѓу, сына Ахава, а затем – Йорама, сына Ахава), потому что на деле исполнил эту заповедь.

Заповедь заселения Земли Израиля связана с единством в народе. В дни правления Ахава был заключен мир между Иудейским и Израильским царствами, Йеѓорам бен Йеѓошафат, царь Иудеи, женился на дочери Ахава, и цари Иудеи и Израиля вместе воевали с врагами (см. там же, гл. 22). Наши мудрецы говорят, что хотя поколение Ахава служило идолам, оно одерживало многочисленные победы над врагами, потому что евреи в этом поколении не совершали греха злоязычия (лашон ѓа-ра); а поколение Шауля отличилось в изучении Торы, однако в войнах они терпели поражение, поскольку нарушали запрет злоязычия (см. Мидраш Дварим раба, 5:10; Иерусалимский Талмуд, трактат Пеа, 1:1). А в Сифрей (Бемидбар, 42) сказано: «Как важен мир! Ведь даже если народ Израиля поклоняется идолам, но в его среде царит мир, Всевышний как бы говорит: Сатану не позволено их трогать. Об этом сказано (Ѓошеа, 4:17): «Привязан к идолам Эфраим – оставь его!» Но если в народе царит раздор, о нем говорится (там же, 10:2): «Разделено сердце их – будут они теперь осуждены»».

В источниках мы также находим свидетельства о том, что Ахав питал уважение к Торе. Несмотря на то, что он был великим грешником и нарушил все заповеди Торы[5], он все же был исполнен национального чувства, заставлявшего его уважать Тору. Мудрецы рассказывают, что когда Бен Ѓадар, царь Арама, осадил Шомрон и потребовал у Ахава золото и серебро, а также женщин и детей, Ахав, полагая, что у него нет ни малейших шансов на победу, сдался и согласился отдать арамскому царю все свое имущество. Но Бен Ѓадар продолжал требовать, чтобы Ахав отдал ему и то, чем тот дорожил как зеницей ока, и мудрецы объясняют (в трактате Санѓедрин, 102б), что арамский царь имел в виду свиток Торы. Ахав наотрез отказался. Национальное достоинство, выражавшееся в почтении к Торе, было так дорого Ахаву, что он предпочел вступить в безнадежную войну, нежели уронить честь еврейского народа, отдав врагу свиток Торы. А поскольку речь шла о судьбоносном решении, которое могло привести к гибели множества людей, Ахав не хотел принимать его самостоятельно и обратился за советом к старейшинам, и те поддержали его в намерении не сдаваться и не ронять национальное достоинство. Пришел пророк и от Имени Господа дал Ахаву советы, как одолеть врага. Сыны Израиля выступили против арамского войска и нанесли ему сокрушительный удар. После этого пророк предупредил Ахава от Имени Господа, что в следующем году царь Арама вновь выступит против Израиля. Ахав тщательно подготовился к этой войне, и Израиль одержал еще одну победу над Арамом (см. Млахим 1, гл. 20, ст. 1-30).


[5]. См. Вавилонский Талмуд, трактат Санѓедрин, 113а, где рассказывается, что после того как Хиэль, приближенный Ахава, отстроил город и назвал его Иерихоном, у него умерли два сына, и Ахав вознегодовал, что Хиэль получил столь тяжкую кару. Он нагло заявил, что сам служил идолам везде, где только можно, однако народ не наказывается засухой, и дожди продолжают идти. И тогда пророк Элияѓу поклялся, что больше не будет в эти годы дождя в Земле Израиля.

06. Без веры нет любви к Земле Израиля и еврейскому народу

Между тем следует знать, что заслуга заселения Земли Израиля и единство, основанное на чувстве национального достоинства, не сохраняются навечно. И поскольку Омри поклонялся идолам, а его сын Ахав грешил более, чем все цари Израиля, правившие до него (см. там же, 16:30-33; 21; 25), и точно так же поступали оба его сына, – их связь с Землей Израиля все слабела, пока над ними не разразилась беда.

Ахав, отдалившись от Всевышнего и Его Торы, ослаб и в национальном отношении. Когда он, Божьей милостью, одержал победу над арамским войском, он, вместо того чтобы убить царя Арама, сжалился над ним, посадил в свою колесницу, заключил с ним союз и отпустил его на свободу. Но пришел пророк «и сказал ему: так сказал Господь: за то, что ты выпустил из рук твоих человека, которого Я осудил на смерть, твоя жизнь будет вместо его жизни, и народ твой вместо его народа» (там же, 20:42). И действительно, несколько лет спустя Ахав погиб в войне против Арама (см. там же, 22:34-38).

Отход от заповедей привел и к упадку нравственности, который проявился с особой яркостью в истории Ахава и Навота Изреэльского. Ахав возжелал виноградник Навота, а когда тот отказался продать виноградник, Ахав, по совету своей злодейки-жены Изевель, привел ложных свидетелей, которые засвидетельствовали, что Навот публично поносил царя. Навота казнили, а Ахав заполучил его виноградник. И Господь повелел пророку Элияѓу: «Встань, сойди навстречу Ахаву, царю Израильскому, что [живет] в Шомроне; вот он, в винограднике Навота, куда он пришел, чтобы унаследовать его. И будешь говорить с ним: и скажешь: «Так сказал Господь: ты убил, а еще и наследуешь?» И будешь говорить с ним, и скажешь: «Так сказал Господь: за то, что псы лизали кровь Навота, будут лизать псы и твою кровь, твою!»» (там же, 21:18-19).

В основе бедствий, обрушившихся на царей династии Омри, лежала их страсть к идолопоклонству. К тому же, Ахав превзошел в своей греховности всех царей, правивших до него. Он оставил Тору, служил идолам, женился на Изевели, дочери Этбаала, цидонского царя, и возвел в Шомроне капище и жертвенник Баала (см. там же, гл. 16). Он не желал слушать упреки и обвинения, которые выдвигали против него пророки Израиля, и разрушил жертвенники Всевышнего. Когда же пророки продолжали его упрекать, он убил их всех, и из пророков Израиля остался в живых один Элияѓу (см. там же, 19:10). И потому уже тогда династии Омри и Ахава был вынесен суровый приговор. Вот что сказал об этом Господь, обращаясь к пророку Элияѓу: «Пойди обратно своею дорогою через пустыню в Дамаск; и когда придешь, то помажешь Хазаэля на царство в Араме; а Йеѓу, сына Нимши, помажешь на царство в Израиле; Элишу же, сына Шафата, из Авель-Мехолы, помажешь в пророки вместо себя. И будет, того, кто спасется от меча Хазаэля, умертвит Йеѓу; а того, кто спасется от меча Йеѓу, умертвит Элиша» (там же, ст. 15-17). Но пока они заселяли Землю Израиля и несли ответственность за весь народ, они одерживали победы в войнах, и у них все еще была возможность совершить раскаяние, тем самым отменив грозящий им суровый приговор. Но они не воспользовались этой возможностью, и со временем их связь с Землей Израиля ослабла. Поэтому Господь привел страшный приговор в исполнение.

Сначала Хазаэль, царь Арама, напал на Йорама, сына Ахава (см. Млахим 2, 8:28). Затем пророк Элиша послал одного из пророков помазать на царство Йеѓу, которому от Имени Господа было заповедано восстать против Йеѓорама, сына Ахава, нанести смертельный удар царскому дому Ахава и разрушить его до основания (см. там же, 9:6-10). И восстал Йеѓу против Йеѓорама, сына Ахава, «И прибыл он (Йеѓу) в Шомрон, и перебил всех, оставшихся у Ахава в Шомроне, пока не истребил его, по слову Господа, которое Он изрек Элияѓу» (там же, 10:17).

07. Алия последних поколений

Все долгие годы изгнания народ Израиля мечтал о возвращении в свою землю. Некоторые из величайших мудрецов и праведников – например, рабби Йеѓуда Ѓа-Леви, Рамбам, Рамбан, – лично исполнили заповедь заселения Земли Израиля, совершив алию. Но еще не пробил час, когда Господь вспомнит о Своем народе, и Израиль пока не возвратился к Нему в абсолютном раскаянии, поэтому еврейское заселение Земли Израиля еще не достигло полноценного масштаба.

Около двухсот лет назад началась новая волна восхождения в Святую землю. Рабби Хаим бен Атар, величайший из раввинов Марокко, автор комментария к Торе Ор ѓа-хаим, приехал в Землю Израиля. В связи с этим он писал, что совершил алию для того, чтобы унаследовать землю и приблизить Избавление (см. также его комментарий к Ваикра, 25:25). Позднее, в 1777 г., в Землю Израиля приехал адмор рабби Менахем-Мендл из Витебска, приближенный ученик Магида из Межирича. Его сопровождали триста хасидов. Эта группа стала основой хасидской общины в Земле Израиля.

Но самым страстным поборником восхождения в Святую землю был Виленский Гаон рабби Элияѓу. Его ученики рассказывали, что он часто говорил с ними об этом, будучи охвачен глубоким воодушевлением. Он утверждал, что Избавление можно приблизить лишь посредством собирания рассеянных по миру евреев и возрождения Земли Израиля. Только возрождение этой земли спасет еврейский народ от ужасных страданий, предшествующих приходу Машиаха (так называемых «родовых мук» эпохи Машиаха). По всей вероятности, Виленский Гаон предвидел страшную Катастрофу, которая обрушится на европейское еврейство. Он намеревался лично совершить алию в Святую землю, пустился в путь и даже написал для своих близких завещание, однако Высший глас повелел ему возвратиться домой. Но он продолжал призывать своих учеников к алие и возрождению Земли Израиля.

В 1809 г., через десять лет после смерти Виленского Гаона, первая группа его учеников приехала в Цфат. Группу возглавлял рабби Менахем-Мендл из Шклова. Около двух лет спустя к ним присоединился рабби Исраэль из Шклова, автор труда Пеат ѓа-шульхан. В группу входил и рабби Ѓилель из Шклова, а также другие выдающиеся знатоки Торы и общественные деятели. Со временем многие из них переехали в Иерусалим. Их постигли ужасные несчастья, но они черпали силу из слов своего великого учителя о том, какой высшей ценностью обладает заповедь заселения Земли Израиля. Так поколения евреев множились и укреплялись в этой земле, составив костяк «старого ишува» – ашкеназской общины Эрец-Исраэль. Именно они построили первые кварталы Иерусалима вне стен Старого города, из их среды вышли основоположники «нового ишува» – например, основатели Петах-Тиквы. Община, которая состояла из нескольких сотен праведных евреев, приехавших в Землю Израиля и взявшихся за ее возрождение с беспримерной самоотверженностью, менее чем через сто лет уже насчитывала десятки тысяч евреев. Однако большинство народа не последовало за ними, и евреям изгнания были уготованы страшные бедствия.

Через полвека после алии учеников Виленского Гаона рабби Цви-Гирш Калишер и рабби Элияѓу Гутмахер – крупнейшие авторитеты своего поколения, ученики рабби Акивы Эйгера – стали призывать народ к восхождению в Землю Израиля и основанию там еврейского государства. Благодаря им поток евреев, направлявшихся в Эрец-Исраэль, расширился. Но мы все еще были далеки от достижения главной цели, бедствия изгнания множились, антисемитизм рос, а вместе с ним усугублялся процесс отхода от религии и ассимиляции.

Несколько десятилетий спустя некоторые крупнейшие раввины Восточной Европы – среди которых были рав Шмуэль Могилевер, рабби Мордехай Элиасберг, а также рабби Нафтали Цви Йеѓуда Берлин, глава Воложинской ешивы (Нацив из Воложина), – основали движение Хибат Цион («Любовь к Сиону»), призывавшее евреев совершить алию в Эрец-Исраэль. К тому времени многие евреи уже отдалились от Торы. Упомянутые раввины согласились сотрудничать с общественными деятелями, отошедшими от соблюдения заповедей, ради общей цели – заселения Земли Израиля. Результатом их деятельности стала так называемая «первая алия», начавшаяся в 1882 г. Большинство евреев, приехавших тогда в Эрец-Исраэль, вели религиозный образ жизни, но были далеки от уровня учеников Виленского Гаона – мудрецов Торы и праведников. Но и в ряды первой алии входили крупные авторитеты Торы, такие как рав Мордехай Гимпель Яффе, двоюродный дед рава Кука. Он вступил в группу основателей поселения Йеѓуд и стал его раввином. Но хотя еврейский ишув в Земле Израиля рос и укреплялся, большинство евреев диаспоры не откликались на призыв совершить алию.

Антисемитизм в Европе усиливался, а вместе с ним росло число евреев, отдалявшихся от Торы и заповедей. Многие евреи думали, что если они оставят традиционный образ жизни и смешаются с окружающими народами, все их бедствия на этом закончатся. Но антисемитизм только ужесточался. Некоторые ассимилированные евреи осознавали, что еврейский народ имеет особую сущность, от которой никуда не убежишь, и евреев можно будет спасти от антисемитизма, только основав суверенное еврейское государство в Земле Израиля. Так возникло Сионистское движение, которое возглавил Биньямин-Зеев Герцль. Некоторые крупнейшие раввины того времени поддержали новое движение. Со временем религиозные приверженцы Сионистского движения создали в его рамках движение «Мизрахи». Другие раввины выступали против Сионистского движения, в основном, из опасения, что народные массы станут перенимать светский образ жизни его лидеров.

Сионистская идея в сочетании с усиливающимся антисемитизмом привела к более широкой поддержке алии и заселения Земля Израиля в еврейской среде. Все громче раздавалось требование создания в Эрец-Исраэль независимого еврейского государства. Но правда остается правдой: большая часть евреев, как религиозных, так и светских, не участвовала в Сионистском движении.

Только после Катастрофы большинству евреев стало ясно, что основание еврейского государства в Земле Израиля крайне необходимо. В Эрец-Исраэль стекались беженцы из Европы и арабских стран, что в конце концов и привело к созданию Государства Израиль.

08. Необходимость возвращения к святости

Всевышний долго стучался в дверь народа Израиля, чтобы пробудить его к возвращению в Сион. Если бы евреи откликнулись на призывы Виленского Гаона и его учеников, невозможно и представить себе, от скольких погромов и бедствий это спасло бы их. Кроме того, еврейский народ не утратил бы тогда связи с Торой и заповедями, поскольку широкие массы евреев могли бы убедиться воочию, что благодаря Торе их жизнь становится лучше. Многие евреи оставили Тору из-за ощущения, что тот, кто ее соблюдает, «плетется в хвосте». Во всем мире возникают новые государства, создается новый мировой порядок, а евреи сосредотачивают все усилия на выживании во все более трудных условиях. Если бы весь народ был занят возрождением своей земли и созданием еврейского государства, великая идея собирания рассеянных по миру евреев и возрождения Земли Израиля по слову пророков и в свете Торы наполнила бы сердца ощущением глубокого смысла. Бесчисленное множество талантливых евреев, которые ассимилировались и внесли огромный вклад в жизнь других народов в области науки, культуры, политики и экономики, могли бы направить всю свою энергию на возрождение собственной земли и собственного народа. Еврейское государство возникло бы значительно раньше, не под влиянием бедствий, а в свете Торы и провозвестий пророков Израиля. Противостояние арабскому населению Эрец-Исраэль имело бы гораздо меньшие масштабы, ведь если бы сюда приехало намного больше евреев, это предотвратило бы массовую арабскую иммиграцию новейшей эпохи.

Но и после алии учеников Виленского Гаона у нас еще не раз была возможность пробудиться к возвращению в Сион. Немало евреев взошли в Святую землю, но подавляющее большинство осталось в изгнании. Только после Катастрофы широкие массы евреев приехали в Землю Израиля и стали активно участвовать в ее возрождении. Расцвет этой земли не заставил себя ждать – она радушно приняла своих сынов, возвратившихся из долгого изгнания.

Историческая действительность показала, что евреи последних поколений – будь то религиозные или светские, – прилагавшие усилия для возрождения родной земли и спасения своего народа, удостоились Божественного благословения. Свыше нам дается знак, что пробил час возвращения в Землю Обетованную. Все, что построили евреи в Земле Израиля, продолжает существовать и развиваться, а все, что они создали в странах диаспоры, рушится и умирает. Исполнились слова пророка, которые так любил цитировать Виленский Гаон, а вслед за ним и его ученики: «И будет, всякий, кто призовет имя Господне, будет спасен, ибо на горе Сион и в Иерусалиме останутся спасшиеся» (Йоэль, 3:5). Многие из тех, кто руководил процессом возрождения Земли Израиля, достигли высокого положения, хотя не всегда делали все во имя Небес, а порой и противопоставляли идеалы халуцианства соблюдению заповедей Торы.

Но заслуга исполнения этой важнейшей заповеди не сохранится навечно. Без веры во Всевышнего и связи с Торой мы не сможем и дальше самоотверженно заселять Землю Израиля, и тогда на нас могут обрушиться бедствия. Наш учитель и наставник рав Цви-Йеѓуда Кук рассказывал, что не раз слышал, как его отец, рав Авраѓам-Ицхак Кук, повторял, рыдая: «Боюсь я, что исполнятся слова мудрецов о трех поколениях, предшествующих приходу Избавителя, о которых сказано: «Утучнел ты, растолстел, разжирел»!» Он имел в виду, что народ, живущий в условиях благополучия, все больше отдаляется от святости, и в результате его могут постичь бедствия, которые мудрецы называли «родовыми муками эпохи Машиаха»[6].

Да будет на то высшая воля, чтобы мы возвратились к исконному корню заповеди заселения Земли Израиля и исполняли эту заповедь в святости, подобно Виленскому Гаону и продолжателям его дела – раву Калишеру и его приверженцам; и чтобы благодаря этому мы построили наше государство в свете Торы и удостоились полного Избавления в скором времени, в наши дни. Амен!


[6]. Это цитата из книги Дварим (32:15): «И утучнел Йышурун, и стал брыкаться; утучнел ты, растолстел, разжирел; и оставил он Бога, создавшего его, и поносил твердыню спасения своего». Объясняют наши мудрецы (Сифрей, Дварим, 318): «»Утучнел, растолстел, разжирел» – это три поколения, предшествующие приходу Машиаха. Об этом сказано (Йешаяѓу, 2:7-8): «И стала полна земля их серебром и золотом – и нет конца сокровищам их; и наполнилась земля их конями – и нет конца колесницам их; и наполнилась земля их идолами – изделию рук своих поклоняются они, тому, что сделали пальцы их»». Для того чтобы можно было глубже понять обсуждаемую тему, приведем данный отрывок из книги Йешаяѓу полностью (2:5-11): «Дом Яакова, давайте пойдем во свете Господнем. Вот, Ты оставил народ Свой, дом Яакова, потому что полны они, как прежде, [чародейством] и колдуют, как филистимляне, и довольствуются детьми чужих. И стала полна земля их серебром и золотом – и нет конца сокровищам их; и наполнилась земля их конями – и нет конца колесницам их; и наполнилась земля их идолами – изделию рук своих поклоняются они, тому, что сделали пальцы их; и поник человек, и унизился муж; и Ты не простишь их. Войди в скалу и спрячься во прах от ужаса пред Господом и от блеска величия Его. Гордость очей человеческих унижена будет, и поникнет надменность людей; и возвеличен будет один только Господь в тот день».

В послании под номером 144, написанном в 1908 г., наш учитель рав Авраѓам-Ицхак Кук, благословенна память праведника, призывает праведников и знатоков Торы того поколения строить и возрождать Землю Израиля в духовном и в материальном аспектах, совмещая идеалы Торы с общечеловеческими нравственными нормами. Он объясняет, что будущее Земли Израиля и грядущее Избавление еврейского народа целиком зависят от того, исполнимся ли мы истинной богобоязненности, возрождая нашу землю. Поскольку в противном случае этой землей овладеют «люди, облеченные властью, идущие путем произвола и перенимающие обычаи иноверцев. В них не осталось ничего от истинной святости Израиля, они сменили ее на фальшивую национальную идею, на жалкие крохи любви к истории и языку, так, что извне их жизнь кажется наполненной еврейским духом, тогда как ее внутренняя сущность лишена всего еврейского и в будущем станет нести крах и погибель, пока не обернется ненавистью к народу Израиля и его земле. Мы уже могли убедиться на опыте – если эта нечистая власть станет довлеть над нами, масштабы катастрофы невозможно описать. Но уповаю я на Господа, что не даст Он пошатнуться ноге нашей, и всякий, кто трепещет пред Божественным словом, всякий, кто желает Избавления своего народа и Святой земли, да встанет под наше знамя, и мы начнем создавать в Сионе благодатную обитель, вдохнем жизнь в старый ишув, опираясь на чистоту веры, связанной неразрывной связью с ликованием жизни и ее справедливыми запросами. И да будет с нами Господь, дабы восставить руины народа нашего на веки вечные».

Параграфы в главе