Глава 15 — Шма Исраэль

01. Заповедь чтения Шма Исраэль


Выражаем благодарность диктору-чтецу Михаилу Польскому

Чтение Шма Исраэль вечером и утром является заповедью-предписанием Торы. Об этом сказано (Дварим, 6:7): «И говори о них… и когда ты ложишься, и когда ты встаешь». «Когда ты ложишься» – то есть вечером, а «когда ты встаешь» – утром.

Шма Исраэль состоит из трех отрывков Пятикнижия. Первый из них – Шма (Дварим, 6:4-9). Он выражает то, что мы возлагаем на себя бремя Небесного царства, верим в единство Всевышнего и питаем к Нему любовь. Второй отрывок – «И будет так: если послушаетесь…» (там же, 11:13-21). В нем мы возлагаем на себя бремя заповедей. Третий отрывок – «И Господь сказал Моше…» (Бемидбар, 15:37-41). В нем приводится Божественное повеление помнить заповеди, исполняя заповедь цицит; в конце отрывка упоминается Исход из Египта.

Согласно постановлению мудрецов, отрывок Шма должен предшествовать отрывку «И будет так: если послушаетесь…», чтобы человек сначала возложил на себя бремя Небесного царства, а потом – бремя заповедей. А отрывок «И будет так…», в котором говорится про общее Божественное повеление исполнять все заповеди, днем и ночью, предшествует отрывку «И Господь сказал Моше…», где идет речь о заповеди цицит, исполняемой только днем (см. трактат Брахот, 13а).

По мнению некоторых ранних законоучителей, заповедью Торы является чтение лишь первого отрывка Шма Исраэль, о котором сказано: «Да будут слова эти, которые Я заповедую тебе сегодня, в сердце твоем. И тверди их детям твоим, и говори о них, сидя в доме твоем, и идя дорогою, и когда ты ложишься, и когда ты встаешь» (Дварим, 6:6-7). Мудрецы же постановили читать все три отрывка.

Можно сказать, что заповедь действительно заключается, главным образом, в том, чтобы человек возложил на себя бремя Небесного царства, и потому, даже если человек прочел только первый стих Шма Исраэль, он исполнил заповедь Торы. Но чем шире и глубже будет его принятие бремени Небесного царства, тем полнее он исполнит эту заповедь. Поэтому мудрецы постановили читать все три отрывка, в которых упоминаются основы веры, принятие бремени заповедей и необходимость помнить заповеди, для чего нам служат цицит. Таким образом, в действительности мы исполняем заповедь Торы посредством чтения всех трех отрывков 1.

 

  1. Возникает вопрос: на что именно распространяется повеление: «И говори о них… когда ты ложишься, и когда ты встаешь»? По мнению Рамбана, рабби Аѓарона Ѓа-Леви, Рашба, Ритва, Меири, Рашбаца, рабби Йеѓуды Хасида и Бейт Йосеф (46, 9) – только на первый стих Шма. Такой же вывод можно сделать на основе сказанного в Шульхан арух (63, 4), что только при произнесении первого стиха без соответствующего намерения заповедь не считается исполненной. А по мнению учеников рабейну Йоны и Сефер йерэим, повеление распространяется на весь первый отрывок. А сказанное во втором отрывке: «И будет так: если послушаетесь Моих повелений… чтобы вы все произносили их… ложась и вставая» (Дварим, 11:19) подразумевает заповедь изучения Торы днем и ночью. При хадаш (67) считает, что заповедь Торы распространяется на два первых отрывка. И см. Арух ѓа-шульхан (58, 15), который из слов некоторых ранних законоучителей делает вывод, что чтение всех трех отрывков является заповедью Торы.                

02. Память об Исходе из Египта


Выражаем благодарность диктору-чтецу Михаилу Польскому

Тора заповедала нам ежедневно вспоминать об Исходе из Египта. Об этом сказано (Дварим, 16:3): «…чтобы помнил ты день Исхода твоего из земли Египетской во все дни жизни твоей». Мудрецы поясняют: из слов «во все» следует, что нам заповедано помнить Исход из Египта и днем, и ночью (см. трактат Брахот, 12б). Эту заповедь можно исполнить, произнеся любой стих Торы, в котором упоминается Исход, а также просто упомянув Исход своими словами.

Мудрецы постановили читать отрывок «И Господь сказал Моше…», чтобы мы исполняли заповедь памяти об Исходе из Египта именно таким образом. Получается, что этот отрывок был включен в Шма Исраэль по двум причинам: во-первых, потому, что в нем говорится о заповеди цицит, напоминающей нам обо всех заповедях Торы, а во-вторых, потому, что в нем упоминается Исход из Египта. Поэтому отрывок «И Господь сказал Моше…» читают не только утром, но и вечером. Хотя о заповеди цицит не нужно читать вечером, Исход из Египта следует упоминать дважды в день – утром и вечером (см. трактат Брахот, 14б; Кесеф мишне, Законы чтения Шма Исраэль, 81, 2-3).

Заповедь чтения Шма Исраэль отличается от заповеди помнить Исход. Заповедь дневного чтения Шма Исраэль можно исполнить только в первые три временных часа светового дня, когда люди просыпаются и встают с постели. А заповедь помнить Исход из Египта можно исполнить в любое время дня и ночи. Однако, согласно постановлению мудрецов, мы исполняем ее во время чтения Шма Исраэль, а если время чтения Шма уже прошло, то человек может исполнить заповедь помнить Исход, произнеся благословение «Истинное и несомненное» (Эмет ве-яцив). Если же истекли первые четыре временных часа светового дня, эту заповедь можно исполнить, прочитав отрывок «И Господь сказал Моше…» или упомянув Исход из Египта любым другим способом (см. Мишна брура, 58, 27 и 67, 3; и см. выше, гл. 11, п. 11, где говорится о времени чтения Шма Исраэль и сопутствующих благословений, и «Законы вечерней молитвы», п. 25, конец прим. 3).

 

03. Содержание первого отрывка Шма Исраэль


Выражаем благодарность диктору-чтецу Михаилу Польскому

Отрывок Шма (Дварим, 6:4-9) состоит из трех частей: 1) основа нашей веры; 2) смысл этой основы и ее влияние на нашу жизнь; 3) указание, как укоренить веру в нашей жизни.

  • Первый стих: «Слушай, Израиль: Господь – Бог наш, Господь один!» выражает основу еврейской веры в Единого Бога. Согласно нашей вере, Святой, благословен Он, является безраздельным Владыкой мира, и кроме Него в мире нет никакой силы. И хотя нам может показаться, что в мире существуют различные силы, действующие отдельно друг от друга, на самом деле Единый Бог дает всем им жизненную энергию, и в мире нет никого, кроме Него.
  • Как эта основа веры влияет на нашу жизнь? Мы понимаем, что единственная ценность в мире – это приникновение к Нему, Благословенному. Поэтому далее в Торе говорится: «И люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всеми силами твоими». Мудрецы объясняют (в трактате Брахот, 54а): «»всем сердцем твоим» – обоими началами, заложенными в твоей душе, – добрым началом (йецер тов) и дурным началом (ѓа-йецер ѓа-ра)». Дурное начало тоже необходимо подчинить Божественному служению, либо сокрушив его, либо превратив в доброе начало. «»Всею душою твоею» – даже если ради этого нужно отдать душу». Еврей должен быть готов пожертвовать жизнью за веру в Господа. «»И всеми силами твоими» – всем твоим имуществом». Даже имущество еврея должно полностью предназначаться для служения Господу. А если от него потребуют перейти в другую веру или пожертвовать всем своим имуществом, то еврей обязан пожертвовать имуществом, но не соглашаться на переход в другую веру. Есть еще одно объяснение: «и всеми силами твоими» – всем, чем Господь наделил тебя в этом мире, и за все это следует преисполниться к Нему глубокой благодарности.
  • В третьей части отрывка Тора указывает нам, как укоренить в нас самих и нашей жизни эту основу веры. Во-первых: «Да будут слова эти, которые Я заповедую тебе сегодня, в сердце твоем». Кроме того: «И тверди их детям твоим». И еще: даже когда человек твердо усвоил основы веры, если он не будет повторять их каждый день, то будничные заботы и занятия вытеснят их из его памяти. Поэтому нам заповедано: «И говори о них, сидя в доме твоем, и идя дорогою, и когда ты ложишься, и когда ты встаешь». Отсюда вытекает обязанность читать Шма Исраэль дважды в день – утром и вечером. Однако Тора не ограничивается только заповедью чтения этих стихов. Она требует от нас поместить свитки с отрывками, в которых приведены основы нашей веры, в коробочки тфилин, и повязать их на руку и на лоб: «И навяжи их в знак на руку твою, и да будут они начертанием между глазами твоими». Но и этого недостаточно – их необходимо укрепить на косяках наших домов: «И напиши их на косяках дома твоего и на воротах твоих», чтобы каждый раз, когда мы входим в дом или выходим из дому, мы, посмотрев на мезузу, снова вспомнили об основах нашей веры.

Таким образом, стихи Торы, в которых идет речь о нашей вере и о единстве Всевышнего, сопровождают нас повсюду. Они пребывают в нашем сердце, когда мы читаем Шма Исраэль, на нашем теле, когда мы налагаем тфилин, и на нашем имуществе (то есть доме), заключенные в мезузу.

04. Второй и третий отрывки Шма Исраэль


Выражаем благодарность диктору-чтецу Михаилу Польскому

 

Во втором отрывке: «И будет так: если послушаетесь…» (Дварим, 11:13-21) говорится о ценности заповедей Торы, о награде за их исполнение и наказании за их нарушение. Если мы будем любить Господа, служить Ему всем сердцем и исполнять Его заповеди, то удостоимся Божественного благословения, Земля Израиля будет давать урожай, и продлятся дни наши и детей наших на той земле, которую Господь клялся дать отцам нашим и нам. А если, упаси Бог, мы отступим от пути праведного, то на нас обрушится гнев Господень, земля перестанет давать урожай, и нам придется покинуть Страну благодатную. Тора вновь заповедует нам вникнуть в основы веры и написать отрывок «И будет так: если послушаетесь…» на свитках, помещенных в ручные и головные тфилин, а также на свитке, прикрепляемом к косякам наших жилищ. В первом отрывке Шма Исраэль делается упор на нашу связь с Господом и на то, что мы должны посвятить все данные нам силы Божественному служению. Во втором отрывке подчеркивается раскрытие Божественной власти в мире. Исполнение заповедей является способом раскрытия в мире Божественного слова, как и принцип награды и наказания, который показывает, что Господь, и только Он, управляет миром.

В третьем отрывке: «И Господь сказал Моше…» (Бемидбар, 15:37-41) говорится о заповеди цицит, обладающей особым качеством – она напоминает нам обо всех остальных заповедях Торы и пробуждает в нас стремление их исполнять. О ней сказано: «Вы вспомните все заповеди Господни и исполните их». На это указывает то обстоятельство, что заповедь цицит следует исполнять только днем, но не ночью. День намекает на раскрытие в мире Божественного слова. Благодаря упоминанию заповедей Торы и обнаружению сокрытого в них света мы способны преодолеть наше дурное начало, о чем сказано: «…и не будете следовать сердцу вашему и очам вашим, которые влекут вас к блудодеянию». В конце отрывка упоминается Исход из Египта, который нам заповедано помнить днем и ночью. Подобно заповеди цицит, раскрывающей свет, сокрытый во всех остальных заповедях Торы, Исход из Египта показал, что в этом мире есть Владыка, а народ Израиля избран для того, чтобы нести народам Его слово.

Таким образом, все три отрывка Шма Исраэль продолжают, развивают и углубляют тему основ еврейской веры, выраженную в первом стихе: «Слушай, Израиль: Господь – Бог наш, Господь один!». Первый отрывок учит нас тому, какое фундаментальное значение имеет вера в нашей жизни, – она является ее непреходящей основой. Все последующие стихи отрывка расширяют слова первого стиха: «Господь один». Осознав это, мы возлагаем на себя бремя заповедей, о котором идет речь во втором отрывке, – его стихи являются расширением слов: «Господь – Бог наш». Третий отрывок говорит о заповеди цицит, напоминающей нам обо всех остальных заповедях Торы, а в его конце упоминается Исход из Египта, когда всем народам мира стало ясно, что Господь избрал народ Израиля, и что Он управляет миром. Все стихи третьего отрывка – это расширение слов: «Слушай, Израиль!». В главе о законах чтения благословений, сопутствующих Шма Исраэль (гл. 16, п. 1), объясняется, что эти благословения, установленные мудрецами, также продолжают и дополняют темы, содержащиеся в трех отрывках Шма Исраэль.

05. Значение Исхода из Египта


Выражаем благодарность диктору-чтецу Михаилу Польскому

Египетское царство, поработившее сынов Израиля, было, по сути, царством материальности. Это подтверждают и исторические исследования: во всем древнем мире не было более развитой материальной культуры, чем египетская. Египтяне оспаривали существование души и Мира грядущего и придавали значение лишь телу и материальному миру. Поэтому они тратили огромные усилия и средства на бальзамирование мумий, стремясь сохранить тело усопшего. Огромные пирамиды, возведенные ими, тоже не что иное, как усыпальницы, в которых погребены тела умерших. Нравственная культура Египта соответствовала этому мировоззрению. Главным они считали удовлетворение телесных потребностей. Наши мудрецы, благословенна их память, говорят, что во всем древнем мире не было народа, столь подверженного страстям, как египтяне (см. Торат коѓаним, гл. Ахарей мот, 89). Народ же Израиля олицетворяет полную противоположность Египту, придавая основное значение духовным стремлениям человека.

В те суровые времена Египет, символ материальности, подчинил себе Израиль. Египтяне приговорили сынов Израиля к каторжному труду. Казалось, великий дух, который начали раскрывать в мире праотцы еврейского народа, возродить уже невозможно. Материя победила дух. Но Царь царей раскрылся перед нами и вывел нас из Египта.

Во время Исхода Господь впервые продемонстрировал всему миру неодолимую силу духовности и нравственных ценностей, основанных на ней. Исход из Египта символизирует победу духа над материей. Как бы ни старалась материя поработить дух, он все равно вырвется из ее плена на свободу. Подобно тому, как сыны Израиля вышли из Египта, одержав великую победу и захватив огромное имущество, любой поединок между материей и духом в итоге закончится победой духа.

И как народ Израиля вырвался из плена материальности, куда его заключили египтяне, и ему была дарована Тора с Небес, и он раскрыл всему миру веру в Единого Бога и нравственные ценности, проистекающие из нее, – так и каждый отдельный еврей должен ежедневно освобождаться от пут материальности, чтобы раскрыть свою духовную силу и приникнуть к Творцу, исполняя Его заповеди. Вот почему нам заповедано денно и нощно помнить Исход из Египта – это поможет нам вырваться из плена материальности, осознать избранность и особую миссию народа Израиля и раскрыть непреходящую Божественную истину.

06. Направление мыслей (кавана) человека при чтении первого стиха Шма Исраэль


Выражаем благодарность диктору-чтецу Михаилу Польскому

Решающим фактором для исполнения заповеди чтения Шма Исраэль является намерение человека, когда он читает первый стих, говорящий о том, что мы возлагаем на себя бремя Небесного царства. Об этом сказано (Дварим, 6:6): «Да будут слова эти, которые Я заповедую тебе сегодня, в сердце твоем». Поэтому человек обязан прочесть первый стих с соответствующим намерением в сердце, иначе заповедь чтения Шма Исраэль не будет ему засчитана (см. трактат Брахот, 13б; Шульхан арух, 60, 5 и 63, 4).

Но даже если он сосредотачивается на смысле каждого произносимого слова, нужно постараться и между словами не отвлекаться на посторонние мысли. Однако представляется, что постфактум (бедиавад), если человек думал о смысле произносимых слов, заповедь считается исполненной 1.

Вот с каким намерением следует читать первый стих: Шма Исраэль – заповедь принятия бремени Небесного царства возложена на народ Израиля, который создан для того, чтобы раскрыть в мире веру в Единого Бога. Господь – это Божественное Имя читается не так, как написано. Написано י-ה-ו-ה, а читается א-דני (А-донай). Читая его, человек должен думать о том, что Бог – Господин и Владыка всего мира, а видя, как оно написано, – о том, что Он был, есть и будет 2. Бог наш (Элокейну) – произнося это Божественное Имя, следует думать о том, что Он всесилен, и все силы в мире принадлежат Ему, и Он царствует над нами (см. Шульхан арух, 5, 1). А произнося слово «один», мы должены думать о том, что Он – единственный, Кто правит миром – небом, и землей, и всеми четырьмя сторонами света. На это намекают сами буквы слова אחד (эхад, «один»). Буква א (алеф), гематрия (числовое значение) которой равна 1, намекает на то, что Он – один в мире; буква ח (хет), гематрия которой равна 8, символизирует семь небес и землю; буква ד (далет), гематрия которой равна 4, намекает на четыре стороны света. Произнося букву далет, следует тянуть ее столько времени, сколько человеку нужно, чтобы подумать о том, что Святой, благословен Он, – единственный в Своем мире, и Он правит всеми четырьмя сторонами света (см. Шульхан арух, 61, 6; Мишна брура, 18).

Но представляется, что постфактум (бедиавад), даже если человек не сосредоточился на точном смысле каждого слова и каждого Божественного Имени, заповедь все равно считается исполненной, если он понимает хотя бы общий смысл слов этого стиха, говорящего о том, что мы возлагаем на себя бремя Небесного царства 3.

Если человек отвлекся и не обратил внимания на общий смысл произносимых им слов, выражающих принятие бремени Небесного царства, он не исполнил заповедь и должен прочесть стих еще раз с соответствующим намерением. Если он вспомнил об этом, как только закончил читать первый стих, ему следует сделать небольшую паузу, чтобы со стороны не показалось, что он читает Шма Исраэль дважды, а затем шепотом повторить первый стих. Если же он вспомнил об этом в середине первого отрывка, он должен прервать чтение, возвратиться к началу отрывка и прочесть все по порядку. А если он вспомнил в середине второго отрывка, то он должен сначала дочитать его до конца, а потом повторить первый отрывок, после чего перейти сразу к третьему отрывку, и не нужно повторять еще раз второй отрывок, так как постфактум (бедиавад) порядок чтения отрывков не является обязательным условием исполнения заповеди Шма Исраэль (см. Мишна брура, 63, 14; Каф ѓа-хаим, 17-18).

Для того чтобы настроиться на нужный лад, принято читать первый стих вслух. Кроме того, существует обычай во время чтения первого стиха Шма Исраэль закрывать глаза ладонью правой руки, чтобы не смотреть на посторонние предметы, которые могут помешать человеку сосредоточиться (см. Шульхан арух, 61, 4-5; Мишна брура, 17).

  1. См. Биур Ѓалаха, 101, 1, со слова ѓа-митпалель. Сказанное там основано на мнении Рашба, приведенном в Бейт Йосеф, 63, 4. И представляется, что Рашба подразумевает следующее: человек не должен отвлекаться при чтении первого стиха, иначе он не сможет возложить на себя бремя Небесного царства, но постфактум (бедиавад), если человек произносил слова стиха с соответствующим намерением, но между словами отвлекался, то его намерение все равно сохраняет силу.  
  2. Божественное Имя י-ה-ו-ה можно перевести как «Предвечный» (прим. пер.).
  3. Как представляется, вышеописанное намерение при произнесении слова эхад является необходимым только изначально (лехатхила). В трактате Брахот (13б) рассказывается, что рабби Ирмеяѓу очень сильно растягивал это слово; сказал ему рабби Хия: «Ты уже провозгласил Его царство вверху, и внизу, и на четырех сторонах света – большей сосредоточенности от тебя не требуется». То же самое касается и сосредоточенности при произнесении Божественных Имен: если бы практический закон гласил, что если человек не произнес их с таким намерением, как описывается в Шульхан арух (Орах хаим, 5), заповедь не считается исполненной, то в Талмуде эта обязанность объяснялась бы более глубоко и подробно. А в письмах рабби Акивы Эйгера (письмо 4) сказано: «И мне, по моему скромному мнению, представляется, что и во время произнесения первого стиха человек должен лишь иметь в виду, что он возлагает на себя бремя Небесного царства, и нет необходимости, чтобы он понимал точный смысл каждого слова». Из сказанного в Мишна брура (62, 3) также следует, что речь идет о понимании общего смысла. Там написано, что если человек не понимает иврита, все равно предпочтительно, чтобы он читал Шма Исраэль именно на иврите, поскольку редко можно встретить еврея, который не понимал бы смысла первого стиха. Создается впечатление, что речь идет только о понимании общего смысла (см. также Игрот Моше, Орах хаим, ч. 5, 5, 2, где написано то же самое в отношении Божественных Имен, но сказано также, что если человек не осознает, что Господь – один и правит безраздельно на всех четырех сторонах света, заповедь не считается исполненной. Игрот Моше объясняет, что это намерение является прямым продолжением того, что человек возлагает на себя бремя Небесного царства, ведь поскольку Господь – безраздельный Владыка, мы обязаны принять бремя Его царства).            

07. Второй стих Шма Исраэль – с каким намерением следует его читать


Выражаем благодарность диктору-чтецу Михаилу Польскому

Сразу после первого стиха произносят шепотом: «Благословенно славное Имя царства Его во веки веков!». И хотя эта фраза не приводится в первом отрывке Шма Исраэль и не является стихом из Писания, мудрецы ввели его в первый отрывок, опираясь на древнюю традицию.

В Вавилонском Талмуде (трактат Псахим, 56а) рассказывается, что перед смертью праотца Яакова все его сыновья собрались вокруг его ложа. Хотел Яаков открыть сыновьям, когда наступят дни Машиаха, но в это момент Шхина (Божественное присутствие) покинула его. Сказал он сыновьям: «Быть может, есть среди вас человек недостойный, подобный Ишмаэлю, родившемуся у Авраѓама, или Эсаву, родившемуся у моего отца Ицхака, и потому я не могу открыть вам тайну конца изгнания?». Ответили все сыновья Яакова хором: «Слушай, Израиль, Господь – Бог наш, Господь один! Как в твоем сердце – лишь Один, так и в наших сердцах – лишь Один!». Ответил им Яаков: «Благословенно славное Имя царства Его во веки веков!». Говорят наши мудрецы, благословенна их память: «А как быть нам? Произносить ли и нам эту фразу? Но ведь она не приводится в Торе. Не произносить? Но ведь ее произнес наш праотец Яаков, мир ему!». Поэтому они постановили произносить ее шепотом.

Считается, что эта фраза продолжает тему принятия бремени Небесного царства, о котором говорится в первом стихе, поэтому и во время ее произнесения необходимо сосредоточиться на смысле слов, а если человек прочел ее без соответствующего намерения, он должен повторить ее еще раз, но сосредоточившись (см. Мишна брура, 63, 12).

Следует сделать небольшую паузу между словами «во веки веков» и «И люби Господа…», чтобы отделить тему принятия бремени Небесного царства от всего остального отрывка. Пауза нужна также между окончанием первого стиха и словами: «Благословенно славное Имя…», чтобы отделить тему принятия бремени Небесного царства, приведенную в Торе, от слов, добавленных мудрецами (см. Шульхан арух и Рама, 61, 14) 1.

И хотя смысл веры в Единого Бога глубже морских пучин, мы все же попытаемся объяснить его хоть в малой степени. Первый стих – Шма Исраэль – выражает высшую, абсолютную веру в Божественное единство. Поэтому он называется «высшее единство». На этом высочайшем уровне ничто в мире не имеет самостоятельного существования. В мире присутствует Он один, и все творения как бы устраняются перед Ним. И поскольку бесконечная сущность Господа не раскрывается явно в материальном мире, человеку сложно постоянно осознавать «высшее единство». Только дважды в день, когда мы читаем первый стих Шма Исраэль, мы возносимся на эту высочайшую духовную ступень. Второй стих называется «нижнее единство». Он выражает принятие нами бремени Небесного царства согласно вере, раскрывающейся в нашем материальном мире. На этом уровне действительность не устраняется перед Всевышним, а получает как бы самостоятельное существование, а Он, Благословенный, посылает миру жизненную силу и управляет им. По Своей воле Он увеличивает приток жизненной силы или уменьшает его, не дай Бог. Именно это мы имеем в виду, говоря, что Его Имя и царство проявляются в мире. Вот какой смысл мы вкладываем в слова: «Благословенно славное Имя царства Его во веки веков!» (см. Танья, Шаар ѓа-йихуд ве-ѓа-эмуна, Нефеш ѓа-хаим, шаар 3).

  1. По мнению Левуш и Маген Авраѓам, поскольку мудрецы ввели в Шма Исраэль фразу: «Благословенно славное Имя…», если человек пропустил ее, он не исполнил заповедь, и ему нужно прочесть все отрывки Шма Исраэль заново. А по мнению Шильтей ѓа-гиборим, Баит хадаш и Биур Ѓалаха (61, 13, со слова ахарей), заповедь исполнена. В доказательство этому можно привести сказанное в трактате Брахот (13а), что если человек прочел стихи Торы с соответствующим намерением, заповедь считается исполненной, а в Торе не написано: «Благословенно славное Имя…». Исходя из этого, если человек приступил к чтению отрывка «И люби Господа…» и вспомнил, что прочел фразу «Благословенно славное Имя…» без соответствующего намерения, то, как можно заключить на основании сказанного в Биур Ѓалаха, он не должен читать эту фразу заново. И так написано в Шульхан арух (61, 6). Однако из слов Левуш и Маген Авраѓам создается впечатление, что в таком случае необходимо повторить эту фразу заново, и так пишет Каф ѓа-хаим, 61, 45. А в п. 63, 16 он пишет на основании слов Аризаля, что если человек должен повторить фразу «Благословенно славное Имя…», ему следует прочесть все заново, начиная со Шма Исраэль.        

08. Заповеди требуют изначального намерения (кавана)


Выражаем благодарность диктору-чтецу Михаилу Польскому

Амораи и ранние законоучители расходятся во мнениях, требует ли исполнение заповедей соответствующего намерения со стороны человека, их исполняющего. Иными словами, если Тора повелела нам исполнить ту или иную заповедь, достаточно ли для этого одного лишь исполнения, или же необходимо, чтобы при этом человек намеревался исполнить эту заповедь именно потому, что она дана Творцом? Практический закон гласит, что для исполнения заповедей необходимо изначальное намерение (кавана). Это можно объяснить следующим образом: подобно тому, как у человека есть тело и душа, в равной степени необходимые ему для жизни, так и заповедям нужны «тело» и «душа». «Тело» заповеди – это реальное действие, совершаемое человеком, а «душа» заповеди – намерение человека при ее исполнении.

Исходя из этого, если человек читает недельный раздел Торы Ва-этханан, содержащий отрывок Шма Исраэль, во время, подходящее для исполнения заповеди чтения Шма, и при этом намеревается исполнить эту заповедь, она засчитывается ему, а если он просто читает Тору, не намереваясь исполнить заповедь чтения Шма, то заповедь не считается исполненной (см. трактат Брахот, 13а; Шульхан арух, 60, 4).

Таким образом, во время чтения Шма мы должны сосредоточиться на двух аспектах. Во-первых, как при исполнении любой другой заповеди, следует думать о том, что сейчас мы исполняем заповедь, данную Творцом. А во-вторых – и это относится только к заповеди Шма Исраэль, – необходимо сосредоточиться на смысле произносимых слов. Ведь поскольку главный смысл заповеди чтения Шма заключается в принятии нами бремени Небесного царства, мы обязаны сосредотачиваться на произносимых нами словах. И, как мы уже говорили (в п. 6), если человек не осознал смысл слов первого стиха Шма Исраэль, заповедь ему не засчитывается, и он должен повторить стих с соответствующим намерением.

Возвратимся к намерению, необходимому при исполнении любой заповеди. Порой случается, что намерение человека во время исполнения той или иной заповеди нечетко и пребывает как бы в «дремлющем» состоянии. Постфактум (бедиавад) такого намерения достаточно для исполнения заповеди. Например, если человек пришел в синагогу на молитву и согласно порядку молитвы прочел Шма Исраэль, заповедь засчитывается ему, даже если при этом он не думал о том, что в данный момент исполняет заповедь чтения Шма. Ведь если спросить его, зачем он прочел сейчас Шма Исраэль, он тут же ответит: чтобы исполнить заповедь! Значит, он имел подспудное намерение. Подобным же образом, когда человек заворачивается в талит и накладывает тфилин, совершенно очевидно, что он делает это ради исполнения заповеди, даже если при этом он не имеет четкого намерения. Заповедь засчитывается ему, так как его намерение пребывает в «дремлющем» состоянии (см. Иерусалимский Талмуд, трактат Псахим, 10:3; Хаей адам, 68, 9; Мишна брура, 60, 10) 1.

Многие люди не отдают себе отчета в том, что мудрецы постановили читать третий отрывок «И Господь сказал Моше…», главным образом, ради исполнения заповеди помнить Исход из Египта, упомянутый в конце этого отрывка. Человеку, не знающему этого, исполнение заповеди не засчитывается. Ведь даже если его спросят, зачем он прочел отрывок «И Господь сказал Моше…», он не сможет дать правильный ответ: чтобы упомянуть Исход из Египта. А значит, он не имел даже подспудного намерения. Поэтому необходимо учить людей, что третий отрывок Шма Исраэль введен в молитву для того, чтобы молящиеся могли исполнить заповедь помнить Исход.

  1. Аналогичным образом, если человек пришел в синагогу, чтобы послушать трубление в шофар или чтение Свитка Эстер, заповедь засчитывается ему постфактум (бедиавад), даже если он не имел четкого намерения ее исполнить. Ведь сам факт, что он пришел в синагогу, свидетельствует о его желании исполнить заповедь, а значит, он имел подспудное намерение. Но если он, находясь дома, услышал из близлежащей синагоги звуки шофара или чтение Свитка Эстер, заповедь не засчитывается ему, если он не имел четкого намерения ее исполнить, а по мнению тех авторитетов, которые полагают, что заповеди не требуют намерения человека, их исполняющего, – она засчитывается.

    Данная полемика основывается на словах трактатов Брахот (13а) и Рош ѓа-Шана (28-29а). По мнению Равы, исполнение заповедей не требует намерения человека, а по мнению рабби Зейры – требует. Приведем здесь мнения некоторых авторитетов по этому вопросу. Тосафот и ученики рабейну Йоны считают, что исполнение заповедей не требует намерения, а автор Ѓалахот гдолот, Риф и Рош считают, что требует. Именно такое постановление выносит Шульхан арух (Орах хаим, 60, 4). А Биур Ѓалаха объясняет: даже согласно мнению авторитетов, считающих, что исполнение заповедей не требует намерения, необходимо соблюдать два условия: 1) при исполнении той или иной заповеди человек должен знать, что есть такая заповедь, – например, заповедь читать Шма Исраэль или есть мацу в Песах. Если человеку это известно, то, по мнению этих авторитетов, заповедь засчитывается ему, даже если при ее исполнении он не имел и подспудного намерения. 2) Человек должен намереваться совершить целенаправленное действие, а не сделать что-то мимоходом (митасек). Например, если он просто так дунул в шофар, и при этом шофар издал звуки, которые можно счесть подходящими для исполнения заповеди трубления, заповедь не засчитывается.

    Авторитеты также спорят, необходимо ли намерение при исполнении заповедей, установленных мудрецами (дерабанан). Маген Авраѓам пишет от имени Радбаза, что при исполнении заповедей дерабанан намерение не является обязательным. Судя по всему, он полагает, что существует сомнение, чьему подходу соответствует практический закон, и говорит, что в отношении заповедей Торы (деорайта) закон соответствует более строгому толкованию, а в отношении заповедей, установленных мудрецами (дерабанан) – менее строгому. Однако Элия раба, Виленский Гаон и Хида считают, что, согласно практическому закону, при исполнении заповедей дерабанан намерение также является обязательным, и такой же вывод можно сделать на основе сказанного в Шульхан арух. Так или иначе, в отношении благословений (произносимых даже перед заповедями Торы) принято учитывать мнение тех авторитетов, которые считают, что при исполнении заповедей намерение не является обязательным. Этот подход основан на принципе: «в случае сомнения в отношении благословений следует придерживаться менее строгого толкования закона». Поэтому, если человек начал исполнять какую-либо заповедь без намерения, он должен исполнить эту заповедь еще раз, исходя из того, что практический закон, возможно, соответствует мнению тех авторитетов, которые утверждают, что намерение обязательно, однако благословение при этом повторять не нужно (см. Мишна брура, 60, 10; Биур Ѓалаха, там же).    

09. Законы чтения Шма Исраэль


Выражаем благодарность диктору-чтецу Михаилу Польскому

Шма Исраэль следует читать очень сосредоточенно, преисполнившись страха и священного трепета, четко осознавая, что в данный момент мы читаем Божественное слово, исходящее от Владыки мира – Святого, благословен Он. И хотя мы читаем Шма каждый день, утром и вечером, следует приложить все усилия к тому, чтобы сосредоточиться на смысле произносимых слов, как будто мы читаем их впервые в жизни (см. Шульхан арух, 61, 1-2).

Помимо этого, читающий Шма Исраэль должен произносить правильно все буквы. Нельзя проглатывать какую-либо букву, и все чтение должно в точности соответствовать правилам ивритской грамматики. Изначально (лехатхила) следует также произносить по-разному такие буквы как א (алеф) и ע (аин), כ (хаф) и ח (хет), а также огласовки камац и патах, цере и сеголь (см. Шульхан арух, Орах хаим, 61, 14-23). И сказали мудрецы: «Для всякого, что при чтении Шма Исраэль произносит четко и правильно все буквы, остужают Геѓином» (трактат Брахот, 15б). Постфактум (бедиавад), если человек прочел какую-то букву или слово не в соответствии с правилами грамматики, заповедь все равно считается исполненной, при условии, что он не пропустил целое слово или слог (см. Шульхан арух, 62, 1; Мишна брура, 1).

Человек должен слышать слова, которые он произносит, но постфактум (бедиавад), если во время чтения он шевелил губами, но не слышал сам себя, заповедь все равно считается исполненной, так как с помощью губ он совершил целенаправленное действие. Но тому, кто произнес Шма Исраэль лишь мысленно, заповедь не засчитывается, потому что он не произнес слова, из которых состоит Шма (см. Шульхан арух, 62, 3; выше, гл. 1, п. 9) 1.

По сути закона, хотя Шма Исраэль и молитву желательно читать на святом языке, если человек прочел их на другом языке, заповедь считается исполненной, при условии, что он понимает этот язык (и см. выше, гл. 1, п. 10). Однако некоторые крупнейшие поздние авторитеты пишут, что в наши дни заповедь чтения Шма Исраэль невозможно исполнить на другом языке, потому что некоторые слова невозможно точно перевести на другой язык. Например, слово ושננתם (ве-шишантам), которое принято переводить как «и повторяй» или «и тверди», означает как повторение, так и оттачивание знаний, и такого слова нет на других языках. А поскольку Шма Исраэль невозможно точно перевести на другой язык, эту заповедь невозможно исполнить на другом языке (см. Мишна брура, 62, 3) 2.

  1. Ученики рабейну Йоны считают, что Шма Исраэль нужно читать нараспев, согласно значкам кантелляции (теамим). Некоторые люди, стремящиеся исполнить заповедь самым великолепным образом (меѓадрин), следуют этому указанию (см. Шульхан арух, 61, 24). Но есть мнение, что самым главным при исполнении этой заповеди является намерение человека, и если чтение нараспев мешает человеку сосредоточиться и настроиться на нужный лад, лучше читать Шма как обычно (так считают Рама и Мишна брура, 61, 38). В Мишна брура (61, 40) написано, что, по мнению большинства авторитетов, можно исполнить заповедь, услышав, как Шма читает кто-то другой. Арух ѓа-шульхан (62, 8) считает, что это возможно лишь при условии, что там присутствует миньян (авторитеты также расходятся во мнениях в вопросе, обязан ли человек, который исполняет заповедь, услышав, как Шма читает кто-то другой, понимать смысл всего отрывка. И см. Мишна брура, там же).               
  2. Это вызывает недоумение, ведь ни один перевод не является точной копией оригинала, и если законоучители сказали, что заповедь чтения Шма Исраэль можно исполнить на любом языке, имелось в виду, что перевод не должен копировать текст оригинала в точности. В Арух ѓа-шульхан (62, 6) объясняется, что во времена Мишны и Талмуда люди обладали более глубокими знаниями языка и понимали точный смысл слов. А в наши дни, поскольку у нас возникают сомнения относительно смысла того или иного слова, мы не можем перевести их на другой язык достаточно точно. Далее Арух ѓа-шульхан приводит несколько примеров подобных сомнений и в конце пишет: «Поэтому в наше время запрещено читать Шма Исраэль, молитву и все благословения на каком-либо ином языке, кроме иврита. Такое постановление выносят крупнейшие законоучители, и оно действует вот уже восемьдесят лет». И все же непонятно: разве более восьмидесяти лет назад со дня написания этих слов не было сомнений по поводу точного значения того или иного слова? Почему же тогда законоучители не постановили, что невозможно исполнить заповедь чтения Шма Исраэль на другом языке? Возможно, в то время подобный вопрос возникал не так часто, и потому авторитеты не давали на него ответа. Но можно выдвинуть и другое предположение: в современную эпоху (особенно после изобретения книгопечатания) мы глубже вникаем в точный смысл слов, что вызывает у нас новые сомнения, и потому мы считаем, что перевод недостаточно точен, и с его помощью невозможно исполнить заповедь. Когда же люди не слишком вникали в смысл того или иного слова и делали упор на общую идею, вытекающую из контекста, перевод считался достаточно точным. Так или иначе, на практике, как пишет Макор хаим (62, 2), если человек, принявший иудаизм, не понимает иврита, он может и в наши дни прочесть Шма Исраэль в переводе на другой язык.          

10. Как читают Шма Исраэль


Выражаем благодарность диктору-чтецу Михаилу Польскому

Шма Исраэль можно читать стоя, сидя или лежа на боку. И хотя последователи школы Шамая считают, что вечером Шма следует читать лежа, а утром стоя, поскольку в Торе сказано: «…когда ты ложишься, и когда ты встаешь», практический закон соответствует мнению последователей школы Ѓилеля, которые объясняют, что слова Торы указывают лишь на время чтения Шма, вечером – когда люди идут спать, а утром – когда встают, но они не касаются позы, в которой следует читать Шма (см. трактат Брахот, 10а; Шульхан арух, 63, 1).

На основе этого закона становится ясно: вера – не некое абстрактное понятие, которое можно выразить лишь в определенной позе. Нет, вера, о которой говорится в Шма Исраэль, действенна в любых жизненных ситуациях, и потому Шма можно читать в любом положении.

По сути закона, Шма можно читать даже на ходу, ведь в Торе сказано: «…и идя дорогою». Но мудрецы сказали, что человеку не подобает возлагать на себя бремя Небесного царства мимоходом. Поэтому если человек находится в пути, то ему следует остановиться, пока он читает первый стих Шма Исраэль (см. Шульхан арух, 63, 3; Мишна брура, 9). Запрещено читать Шма, лежа на спине или на животе, поскольку это выражает неуважение к заповеди (см. Шульхан арух, 63, 1; а также Эвен ѓа-эзер, 23, 3) 1.

Поскольку первый отрывок Шма обладает особой важностью – ведь, читая его, мы возлагаем на себя бремя Небесного царства, – человек должен воздерживаться во время его чтения от любых других занятий. Не следует также делать знаки глазами, пальцами или губами (см. Шульхан арух, 63, 6).

  1. Согласно сказанному в Шульхан арух (63, 1), большинство ранних законоучителей считает, что можно изначально (лехатхила) читать Шма Исраэль, лежа на боку. Однако, по мнению учеников рабейну Йоны, только если человек уже разделся и лег, и ему трудно сесть, он может прочесть Шма, лежа на боку, но так не следует поступать лехатхила. Рама учитывает это мнение Шульхан арух. А при чтении Шма Исраэль перед сном (Крият Шма аль ѓа-мита), которое не является заповедью Торы, нет необходимости соблюдать это предписание, как считает Маген Авраѓам. И см. Мишна брура, 239, 6.    

11. Тфилин и талит во время чтения Шма Исраэль


Выражаем благодарность диктору-чтецу Михаилу Польскому

Утреннюю молитву и Шма Исраэль читают, завернувшись в талит и наложив тфилин. Ведь в первом отрывке Шма сказано (Дварим, 6:8): «И навяжи их в знак на руку твою, и да будут они начертанием между глазами твоими». Говорят мудрецы: «Всякий, кто читает Шма Исраэль без тфилин, как будто дает о самом себе ложное свидетельство» (трактат Брахот, 14б). Но даже если у человека нет тфилин, он все равно должен прочесть Шма Исраэль, так как каждую из этих заповедей можно исполнить отдельно от другой, и если он не удостоился исполнения заповеди тфилин, то пусть исполнит хотя бы заповедь чтения Шма. В таком случае не будет считаться, что он дает о самом себе ложное свидетельство, поскольку он был принужден к этому обстоятельствами (см. Мишна брура, 46, 33; выше, гл. 12, п. 9, прим. 10).

Произнося слова: «И навяжи их в знак на руку твою», принято касаться ручных тфилин; а произнося слова: «…и да будут они начертанием между глазами твоими» – головных тфилин. После этого целуют руку, касавшуюся тфилин (см. Шульхан арух, 61, 25; Хаей адам, 14, 15).

Перед утренней молитвой также принято заворачиваться в талит, потому что в третьем отрывке Шма идет речь о заповеди цицит. Во время чтения Шма принято брать кисти цицит в левую руку и держать их против сердца. Это намек на слова Торы: «Да будут слова эти, которые Я заповедую тебе сегодня, в сердце твоем» (см. Шульхан арух, 24, 2). Согласно одному обычаю, принято брать в руку только две передние кисти, а согласно другому – все четыре 1.

Перед чтением отрывка «И Господь сказал Моше…» принято брать кисти цицит в правую руку (см. Мишна брура, 24, 4) или в обе руки (см. Каф ѓа-хаим, 24, 8). Произнося слово цицит, целуют кисти; произнося слова «и глядя на нее» (уръитем), смотрят на кисти, а согласно другому обычаю, проводят ими по глазам и целуют их. Кисти принято целовать и в конце отрывка, на слове «Истинное» (эмет). Их продолжают держать в руках до слов «желанны вечно» (ве-нехмадим лаад) в благословении «Истинное и несомненное» (эмет ве-яцив); на этих словах их целуют и выпускают из рук (см. Мишна брура, 24, 4; Каф ѓа-хаим, 24, 8, 18). Существуют и другие обычаи. Все это предназначено для «украшения» заповеди, но не является необходимым условием ее исполнения.

  1. В Шульхан арух (24, 5 и 61, 25) объясняется, что нужно брать в руку две передние кисти, и так пишут Ям шель Шломо и Виленский Гаон (в Маасе рав, 39). Существует еще одна причина, по которой желательно соблюдать именно этот обычай: иногда, когда человек ищет задние кисти цицит, это может отвлечь его во время чтения благословения «Любовью вечной» (Аѓават олам). Однако по обычаю Аризаля, следует брать в руку все четыре кисти, как сказано в Каф ѓа-хаим (24, 8). Так пишут и Биркей Йосеф и Кицур Шульхан арух (17, 7). В Биркей Йосеф говорится от имени Аризаля, что кисти нужно держать левой рукой, между безымянным пальцем и мизинцем, и так написано в Мишна брура (24, 4), и см. также Каф ѓа-хаим, 24, 9.             

12. 248 слов


Выражаем благодарность диктору-чтецу Михаилу Польскому

Как всему миру, так и каждому человеку Тора несет жизненную силу и исцеление. Это особенно касается Шма Исраэль, где говорится об основах веры и соблюдении заповедей. Сказали мудрецы, что текст Шма Исраэль состоит из 248 слов, подобно тому, как человеческое тело состоит из 248 органов, и когда человек читает Шма Исраэль, каждый орган его тела «забирает» себе одно слово и через него получает исцеление. Однако на самом деле, во всех трех отрывках Шма Исраэль есть только 245 слов, и для того чтобы восполнить еще три слова, кантор дважды повторяет слова: «Господь, Бог (ваш), истинно» (см. Зоѓар хадаш, Рут, 95, 1).

Получается, что если человек молится в одиночку, ему недостает трех слов. Существует несколько обычаев, как можно восполнить эти слова. Согласно ашкеназскому обычаю, перед чтением Шма следует сказать: Эль Мелех нээман («Бог – Царь, Которому мы вверяем себя»). По обычаю, приведенному в Шульхан арух, нужно подразумевать пятнадцать букв вав (ו), с которых начинаются слова благословения «Истинное и несомненное» (эмет ве-яцив): ве-яцив, ве-нахон, ве-каям и т.д. Эти буквы вав намекают на три Божественных Имени, которые и восполнят три недостающих слова (см. Шульхан арух и Рама, 61, 3).

А по обычаю, которого придерживается большинство сефардов, тот, кто молится в одиночку, должен вместо кантора повторить дважды слова: «Господь, Бог (ваш), истинно». И хотя очевидно, что повторение этих слов в одиночку не так значимо, как их повторение кантором в миньяне, это все равно служит определенной заменой. Аналогичным образом, если человек заканчивает чтение Шма Исраэль после того, как кантор произнес слова: «Господь, Бог (ваш), истинно», он все равно должен повторить их самостоятельно, чтобы восполнить для себя три недостающих слова (см. Каф ѓа-хаим, 61, 15-16) 1.

  1. Мнения поздних законоучителей по этому вопросу расходятся. Мате Йеѓуда, Шаарей тфила и многие другие считают, что поскольку человек услышал, как кантор повторяет слова: «Господь, Бог (ваш), истинно», эти слова восполняют ему три недостающих, даже если он еще не закончил читать Шма. И таков обычай ашкеназов и некоторых сефардов (как объясняется в Шаарей тфила). А в Каф ѓа-хаим (61, 16) написано на основе Каванот Аризаля, что три недостающих слова нужно произносить по порядку молитвы, и потому, если человек, прежде чем закончил читать Шма Исраэль, услышал, как их произносит кантор, он должен повторить их самостоятельно.

    Существующие обычаи различаются и в том, как именно кантор (а по мнению Каф ѓа-хаим, и человек, который молится в одиночку) повторяет эти слова. Ведь если он произнесет их дважды, то получится в общей сложности 249 слов. Асара маамарот и Виленский Гаон говорят, что кантор, завершив чтение Шма Исраэль, должен произнести только два слова: «Господь, Бог (ваш)», а затем все три: «Господь, Бог (ваш), истинно». А Шульхан арух и При мегадим считают, что и в первый раз нужно произнести слово «истинно» (эмет), чтобы не разделять слова «Бог ваш» и «истинно», но один раз это слово не учитывается, поскольку оно относится к благословению «Истинное и несомненное» (эмет ве-яцив). Именно таков ашкеназский обычай. Сефарды же придерживаются иного обычая: в первый раз ведущий произносит вслух: «Господь, Бог (ваш)», а община добавляет вслух: «Истинно», после чего ведущий произносит слово «истинно» шепотом. Затем ведущий вновь произносит вслух: «Господь, Бог (ваш), истинно» (см. Каф ѓа-хаим, 61, 12).

    По мнению Хесед ле-алафим, сефардский обычай заключается в том, что община повторяет вслух слово «истинно» за ведущим, только если все молящиеся закончили читать Шма вместе с ним. Если же они закончили до него, то каждый молящийся должен произнести слово «истинно» сам, чтобы не разделять слова «Бог ваш» и «истинно», и тогда он не должен повторять это слово вслед за ведущим. А согласно сказанному в Каф ѓа-хаим (61, 12), если молящийся закончил читать Шма самостоятельно, он не должен произносить слово «истинно», а должен подождать, пока ведущий закончит читать Шма, чтобы повторить это слово за ним.

    Во время вечерней молитвы тот, кто не слышал ведущего, должен, по мнению Каф ѓа-хаим, самостоятельно повторить слова: «Господь, Бог (ваш), истинно». А по ашкеназскому обычаю он должен либо произнести перед Шма Исраэль слова Эль Мелех нээман, либо подразумевать пятнадцать букв вав (ו), намекающих на три Божественных Имени (см. Мишна брура, 12). А в Маамар Мордехай написано, что нет особой необходимости восполнять три недостающих слова во время вечерней молитвы, поскольку по закону, приведенному в Гемаре, вечером нет необходимости читать отрывок «И Господь сказал Моше…»                  

Параграфы в главе