08. Заповеди требуют изначального намерения (кавана)

Амораи и ранние законоучители расходятся во мнениях, требует ли исполнение заповедей соответствующего намерения со стороны человека, их исполняющего. Иными словами, если Тора повелела нам исполнить ту или иную заповедь, достаточно ли для этого одного лишь исполнения, или же необходимо, чтобы при этом человек намеревался исполнить эту заповедь именно потому, что она дана Творцом? Практический закон гласит, что для исполнения заповедей необходимо изначальное намерение (кавана). Это можно объяснить следующим образом: подобно тому, как у человека есть тело и душа, в равной степени необходимые ему для жизни, так и заповедям нужны «тело» и «душа». «Тело» заповеди – это реальное действие, совершаемое человеком, а «душа» заповеди – намерение человека при ее исполнении.

Исходя из этого, если человек читает недельный раздел Торы Ва-этханан, содержащий отрывок Шма Исраэль, во время, подходящее для исполнения заповеди чтения Шма, и при этом намеревается исполнить эту заповедь, она засчитывается ему, а если он просто читает Тору, не намереваясь исполнить заповедь чтения Шма, то заповедь не считается исполненной (см. трактат Брахот, 13а; Шульхан арух, 60, 4).

Таким образом, во время чтения Шма мы должны сосредоточиться на двух аспектах. Во-первых, как при исполнении любой другой заповеди, следует думать о том, что сейчас мы исполняем заповедь, данную Творцом. А во-вторых – и это относится только к заповеди Шма Исраэль, – необходимо сосредоточиться на смысле произносимых слов. Ведь поскольку главный смысл заповеди чтения Шма заключается в принятии нами бремени Небесного царства, мы обязаны сосредотачиваться на произносимых нами словах. И, как мы уже говорили (в п. 6), если человек не осознал смысл слов первого стиха Шма Исраэль, заповедь ему не засчитывается, и он должен повторить стих с соответствующим намерением.

Возвратимся к намерению, необходимому при исполнении любой заповеди. Порой случается, что намерение человека во время исполнения той или иной заповеди нечетко и пребывает как бы в «дремлющем» состоянии. Постфактум (бедиавад) такого намерения достаточно для исполнения заповеди. Например, если человек пришел в синагогу на молитву и согласно порядку молитвы прочел Шма Исраэль, заповедь засчитывается ему, даже если при этом он не думал о том, что в данный момент исполняет заповедь чтения Шма. Ведь если спросить его, зачем он прочел сейчас Шма Исраэль, он тут же ответит: чтобы исполнить заповедь! Значит, он имел подспудное намерение. Подобным же образом, когда человек заворачивается в талит и накладывает тфилин, совершенно очевидно, что он делает это ради исполнения заповеди, даже если при этом он не имеет четкого намерения. Заповедь засчитывается ему, так как его намерение пребывает в «дремлющем» состоянии (см. Иерусалимский Талмуд, трактат Псахим, 10:3; Хаей адам, 68, 9; Мишна брура, 60, 10) 1.

Многие люди не отдают себе отчета в том, что мудрецы постановили читать третий отрывок «И Господь сказал Моше…», главным образом, ради исполнения заповеди помнить Исход из Египта, упомянутый в конце этого отрывка. Человеку, не знающему этого, исполнение заповеди не засчитывается. Ведь даже если его спросят, зачем он прочел отрывок «И Господь сказал Моше…», он не сможет дать правильный ответ: чтобы упомянуть Исход из Египта. А значит, он не имел даже подспудного намерения. Поэтому необходимо учить людей, что третий отрывок Шма Исраэль введен в молитву для того, чтобы молящиеся могли исполнить заповедь помнить Исход.

  1. Аналогичным образом, если человек пришел в синагогу, чтобы послушать трубление в шофар или чтение Свитка Эстер, заповедь засчитывается ему постфактум (бедиавад), даже если он не имел четкого намерения ее исполнить. Ведь сам факт, что он пришел в синагогу, свидетельствует о его желании исполнить заповедь, а значит, он имел подспудное намерение. Но если он, находясь дома, услышал из близлежащей синагоги звуки шофара или чтение Свитка Эстер, заповедь не засчитывается ему, если он не имел четкого намерения ее исполнить, а по мнению тех авторитетов, которые полагают, что заповеди не требуют намерения человека, их исполняющего, – она засчитывается.

    Данная полемика основывается на словах трактатов Брахот (13а) и Рош ѓа-Шана (28-29а). По мнению Равы, исполнение заповедей не требует намерения человека, а по мнению рабби Зейры – требует. Приведем здесь мнения некоторых авторитетов по этому вопросу. Тосафот и ученики рабейну Йоны считают, что исполнение заповедей не требует намерения, а автор Ѓалахот гдолот, Риф и Рош считают, что требует. Именно такое постановление выносит Шульхан арух (Орах хаим, 60, 4). А Биур Ѓалаха объясняет: даже согласно мнению авторитетов, считающих, что исполнение заповедей не требует намерения, необходимо соблюдать два условия: 1) при исполнении той или иной заповеди человек должен знать, что есть такая заповедь, – например, заповедь читать Шма Исраэль или есть мацу в Песах. Если человеку это известно, то, по мнению этих авторитетов, заповедь засчитывается ему, даже если при ее исполнении он не имел и подспудного намерения. 2) Человек должен намереваться совершить целенаправленное действие, а не сделать что-то мимоходом (митасек). Например, если он просто так дунул в шофар, и при этом шофар издал звуки, которые можно счесть подходящими для исполнения заповеди трубления, заповедь не засчитывается.

    Авторитеты также спорят, необходимо ли намерение при исполнении заповедей, установленных мудрецами (дерабанан). Маген Авраѓам пишет от имени Радбаза, что при исполнении заповедей дерабанан намерение не является обязательным. Судя по всему, он полагает, что существует сомнение, чьему подходу соответствует практический закон, и говорит, что в отношении заповедей Торы (деорайта) закон соответствует более строгому толкованию, а в отношении заповедей, установленных мудрецами (дерабанан) – менее строгому. Однако Элия раба, Виленский Гаон и Хида считают, что, согласно практическому закону, при исполнении заповедей дерабанан намерение также является обязательным, и такой же вывод можно сделать на основе сказанного в Шульхан арух. Так или иначе, в отношении благословений (произносимых даже перед заповедями Торы) принято учитывать мнение тех авторитетов, которые считают, что при исполнении заповедей намерение не является обязательным. Этот подход основан на принципе: «в случае сомнения в отношении благословений следует придерживаться менее строгого толкования закона». Поэтому, если человек начал исполнять какую-либо заповедь без намерения, он должен исполнить эту заповедь еще раз, исходя из того, что практический закон, возможно, соответствует мнению тех авторитетов, которые утверждают, что намерение обязательно, однако благословение при этом повторять не нужно (см. Мишна брура, 60, 10; Биур Ѓалаха, там же).    

Запись опубликована в рубрике Глава 15 - Шма Исраэль. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *