Глава 23 — Отдельные законы праздников и памятных дней

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]

01. Новомесячье (рош ходеш) и благословение Луны

В дни новомесячья нам заповедано устраивать более обильные и праздничные трапезы, чем в обычные дни (см. Шульхан арух, Орах хаим, 419, 1). В эти дни разрешается выполнять любую работу. Однако у женщин принято воздерживаться в новомесячье от некоторых видов работы, и это похвальный обычай, поскольку рош ходеш – это своего рода праздник для женщин, более, чем для мужчин, так как женщины не участвовали в грехе поклонения Золотому тельцу (см. Шульхан арух, 417, 1; Мишна брура, 3. Этот закон объясняется подробно в «Жемчужинах Ѓалахи», Малые праздники и памятные дни, гл. 1, п.п. 6-7).

Женщины и благословление новой Луны: поскольку исполнение этой заповеди ограничено временными рамками, женщины освобождены от нее. Однако согласно ашкеназскому обычаю, женщины могут читать благословения, произнесение которых ограничено временными рамками. Так или иначе, согласно распространенному обычаю, женщины не благословляют новую Луну (см. Мишна брура, 426, 1)[1].


[1]. Поскольку заповедь благословения новой Луны зависит от времени (по ашкеназскому обычаю, ее можно исполнить от третьего числа до середины еврейского месяца, а по сефардскому – от седьмого числа до середины месяца), женщины от нее освобождены. И так пишут Маген Авраѓам и Мишна брура, 426, 1. Однако Хохмат Шломо утверждает, что исполнение этой заповеди зависит не от времени, а от состояния Луны, ведь Всевышнего можно благодарить за ее создание только тогда, когда она обновляется и достигает полноты. Это подобно тому, как мы произносим благословение ше-ѓехияну над плодами нового урожая. Можно возразить, что ше-ѓехияну мы произносим в честь обновления плодов, и это благословение зависит не от времени, а от состояния плодов, тогда как благословение новой Луны полностью зависит от времени, поскольку время исполнения этой заповеди установлено Ѓалахой. Поэтому, согласно общепринятому обычаю, женщины не благословляют Луну. Мишна брура приводит толкование Шней лухот ѓа-брит, согласно которому женщины не читают это благословение потому, что ущерб Луны – это следствие греха, совершенного женщиной – Хавой, соблазнившей Адама. Поэтому женщины, исполнившись стыда, не благословляют новую Луну. И хотя впоследствии женщины исправили этот грех, когда не приняли участие в поклонении Золотому тельцу, и поэтому праздник новомесячья относится к женщинам в большей степени, нежели к мужчинам, – тем не менее, именно женщина стала первопричиной прихода греха в наш мир, а мужчины удержали в мире грех, когда стали поклоняться Золотому тельцу. И поскольку мы еще не очистились от греха, Луна иногда находится в ущербе, а иногда достигает полноты. Между тем, Меири на основе сказанного в Вавилонском Талмуде, в трактате Санѓедрин, 42а, писал, что женщины обязаны благословлять Луну, и если они не умеют читать длинную версию благословения, то они могут исполнить эту обязанность, прочитав короткую. И см. Арух ѓа-Шульхан, 426, 14.

02. Шофар и мусаф в Дни трепета

Женщины освобождены от заповеди слушать трубление в шофар, поскольку это заповедь-предписание, исполнение которой ограничено временными рамками. Но если женщина хочет исполнить эту заповедь, это зачтется ей как заслуга, и согласно общепринятому обычаю, женщины исполняют эту заповедь. Когда мужчина, который уже слышал трубление в шофар, трубит специально для женщин, он не должен перед этим произносить благословение. А если среди присутствующих есть женщина, которая следует ашкеназскому обычаю, то она должна произнести благословение, а другие женщины, если они там есть, ответят на него амен. Но если все женщины, присутствующие при трублении, следуют сефардскому обычаю, то им следует исполнить эту заповедь без благословения (см. Шульхан арух, 589, 6; выше, гл. 2, п. 8).

Как мы уже говорили (в гл. 2, п. 9), законоучители расходятся во мнениях, обязаны ли женщины читать мусаф. Есть мнение, что поскольку в молитве мусаф мы тоже просим Всевышнего о милости, на нее распространяются те же законы, что и на все молитвы, которые, по мнению Рамбама и большинства других авторитетов, являются для женщин обязательными. К тому же, поскольку молитва мусаф установлена в честь святости праздника, женщины обязаны ее читать, точно так же, как они обязаны делать кидуш в субботу (так считает Маген гиборим). Другие авторитеты считают, что поскольку заповедь читать мусаф ограничена временными рамками, женщины от нее освобождены (такого мнения придерживается Циюн ле-нефеш хая). На практике, поскольку эта заповедь является постановлением мудрецов, закон соответствует мнению авторитетов, придерживающихся менее строгого толкования. Поэтому женщины не обязаны читать мусаф, но если женщина хочет, ей это разрешено, и эта молитва засчитается ей как заслуга. А в Рош ѓа-Шана и Йом Кипур каждой женщине подобает прочесть мусаф, поскольку в нем содержится основная часть наших просьб о милости, которые мы обращаем к Всевышнему в Дни трепета.

У женщин не принято проходить церемонию освобождения от обетов (ѓатарат недарим) в канун Рош ѓа-Шана. Они полагаются на освобождение от обетов, произносимое во время молитвы Коль нидрей. Поэтому у женщин принято приходить на молитву Коль нидрей в синагогу. А некоторые женщины, которые хотят исполнить эту заповедь самым великолепным образом (ле-меѓадрин), просят мужа или отца во время церемонии освобождения от обетов упомянуть, что они служат посланниками для того, чтобы отменить обеты жены или дочерей.

03. Суккот

В Суккот существуют две заповеди, исполнение которые ограничено временными рамками: заповедь сукки и заповедь лулава. Женщины освобождены от них обеих, но если женщина захочет их исполнить, она получит за это награду. По ашкеназскому обычаю, при этом ей следует произнести благословение, а по сефардскому она не должна произносить благословение на исполнение заповеди сукки, а что касается заповеди лулава, то одни сефардские женщины произносят благословение перед ее исполнением, а другие не произносят. И каждая женщина должна продолжать следовать принятому у нее обычаю[2].

В праздник (йом тов) нам заповедано радовать себя мясом, вином и красивой одеждой (см. Шульхан арух, 529, 2). Есть мнение, что эта заповедь возложена главным образом на мужа, обязанного радовать свою жену, и на отца, который должен радовать дочерей. Другие авторитеты говорят, что женщине тоже заповедано радовать себя в праздник вкусной едой и красивой одеждой, и таков практический закон. В холь ѓа-моэд нам тоже заповедано радовать себя нарядной одеждой и праздничными блюдами (см. Рамбам, Законы праздников, 6, 17 и 22; Мишна брура, Орах хаим, 530, 1).


[2]. По мнению Хида, женщины должны произносить благословение перед исполнением заповеди лулава. То же самое пишет Захур ле-Авраѓам. Их слова приводятся в Каф ѓа-хаим (17, 4 и 589, 23). А в Шульхан арух написано, что благословение произносить не следует. И см. выше, гл. 2, п. 8, прим. 9.

04. «…ибо и они тоже присутствовали при чуде» – Песах, Пурим и Ханука

Сказал рабби Йеѓошуа бен Леви: женщины обязаны исполнять заповедь четырех бокалов вина в ночь Пасхального седера (см. Вавилонский Талмуд, трактат Псахим, 108б), заповедь чтения Свитка Эстер (см. трактат Мегила, 4а) и заповедь зажигания ханукальных свечей (см. трактат Шабат, 23а), «ибо и они тоже присутствовали при чуде».

Комментаторы Талмуда приводят два объяснения этого изречения. Раши и Рашбам пишут (в комментарии к трактату Псахим, 108б, и Шабат, 23а): обязанность женщин связана с тем, что они были активными участницами чудес, происшедших в эти праздники. Ведь об Исходе из Египта наши мудрецы сказали (в трактате Сота, 11б): «Благодаря женщинам того поколения Израиль вышел из Египта». Несмотря на муки рабства еврейские женщины не потеряли надежду на Избавление, утешили своих мужей и так родилось новое поколение сынов Израиля. Чудо Пурима, как известно, произошло благодаря царице Эстер. Начало ханукальному чуду положила Йеѓудит, которой удалось, благодаря проявленному мужеству, обезглавить сирийского полководца Олоферна. Благодаря ей был также отменен жестокий указ в отношении девственниц (см. «Жемчужины Ѓалахи», Праздники и памятные дни, гл. 11, прим. 18-20). Получается, что в каком-то смысле женщины имеют к вышеперечисленным заповедям даже большее отношение, нежели мужчины.

Тем не менее, большинство комментаторов утверждает: слова рабби Йеѓошуа бен Леви «и они тоже» свидетельствуют о том, что обязанность исполнения этих заповедей лежит в основном на мужчинах, а обязанность женщин вытекает из этого, «ибо и они тоже присутствовали при чуде» (так пишут Тосафот в трактате Псахим, 108б и Мегила, 4а; Рашба, Ритва, Ран, Меири и другие авторитеты).

05. Ханука

Как мы уже говорили, женщины обязаны исполнять заповедь зажигания ханукальных свечей, «ибо и они тоже присутствовали при чуде». Замужняя женщина исполняет эту заповедь, участвуя в зажигании свечей мужем, а дочь – отцом. Если же муж или отец по какой-либо причине не зажигают свечи, то женщина или девушка должны сделать это самостоятельно. И разумеется, если женщина живет одна, она должна зажечь ханукальные свечи сама.

Согласно ашкеназскому обычаю, дочь, живущая в доме отца, может зажечь ханукальные свечи с благословением, даже если ее отец тоже зажег свечи. А по сефардскому обычаю, только глава семьи зажигает у себя дома ханукальные свечи (см. «Жемчужины Ѓалахи», Праздники и памятные дни, гл. 12, п.п. 3-4, прим. 3).

У женщин есть особый обычай: не выполнять никакой работы (мелаха), пока горят ханукальные свечи, чтобы показать, что свечи предназначены для исполнения заповеди, а не для практического использования, а также потому, что начало ханукальному чуду положил подвиг Йеѓудит, поэтому для женщин Ханука выше по уровню, чем для мужчин, – для женщин этот праздник подобен холь ѓа-моэду, когда запрещены многие виды работы. По первой причине в то время, пока горят свечи, запрещено также готовить пищу, из опасения, что для этого будет использован свет свечей. А согласно второй причине, следует воздерживаться только от тех видов работы, которые запрещены в холь ѓа-моэд, – например, от стирки или шитья, но можно готовить пищу. И таков общепринятый обычай. А в семьях, где принято воздерживаться и от готовки, следует продолжать придерживаться в этом вопросе более строгого толкования закона[3].

Есть мнение, что женщины обязаны читать в Хануку ѓалель, «ибо и они тоже присутствовали при чуде», поэтому и они должны благодарить за него Всевышнего. Однако большинство авторитетов считает, что женщины освобождены от этой обязанности, и таков общепринятый обычай. А если женщина хочет, то может прочитать в Хануку ѓалель, и это засчитается ей как заслуга. По ашкеназскому обычаю, перед этим она должна произнести благословение, а по сефардскому – не должна[4].


[3]. См. Шульхан арух, 670, 1, и Мишна брура, 4. Согласно общепринятому обычаю, в этом вопросе обычно придерживаются менее строгого толкования закона, и так я слышал от рава Мордехая Элияѓу. И см. «Жемчужины Ѓалахи», Праздники и памятные дни, 11, 11.

[4]. На основе сказанного в Тосафот к трактату Сукка, 38б, некоторые поздние законоучители заключили, что женщины обязаны читать в Хануку ѓалель, «ибо и они тоже присутствовали при чуде», подобно тому, как они обязаны читать ѓалель во время Пасхального седера. Однако по мнению большинства авторитетов (и так пишет Рамбам в «Законах Хануки», 3, 6), женщины освобождены от чтения ѓалеля в Хануку, поскольку исполнение этой заповеди ограничено временными рамками. Можно также сказать, что женщины исполняют обязанность благодарения Всевышнего за чудо Хануки с помощью зажигания ханукальных свечей. Кроме того, многие поколения еврейских женщин не умели читать ѓалель, и трудно представить, что они были обязаны это делать, но не исполняли свою обязанность. Все законы, связанные с порядком молитв в синагоге, установленным согласно временным рамкам, не являются обязательными для женщин. А читать ѓалель во время Пасхального седера они обязаны потому, что это – неотъемлемая часть седера, основные заповеди которого женщины обязаны соблюдать согласно Торе, и все постановления мудрецов, связанные с седером, относятся как к мужчинам, так и к женщинам.

Рамбам пишет (в «Законах Хануки», 3, 6), что поскольку женщины освобождены от чтения ѓалеля в Хануку, мужчина не может исполнить свою обязанность, слыша, как ѓалель читает женщина. На первый взгляд, это закон относится также к чтению ѓалеля в рош ходеш, и такой вывод можно сделать на основе сказанного в Маген Авраѓам, 422, 5. Однако в Биур Ѓалаха (422, со слова ѓалель) сказано, что поскольку чтение ѓалеля в рош ходеш – обычай, а не обязанность, представляется, что в рош ходеш мужчина может исполнить этот обычай, слыша, как ѓалель читает женщина, так как, по сути закона, для обоих это не является обязанностью.

06. Отрывок Захор

Законоучители расходятся во мнениях, обязаны ли женщины слушать чтение отрывка Захор. По мнению большинства авторитетов, женщины освобождены от этой обязанности, потому что заповедь «помнить, что сделал тебе Амалек» неотрывно связана с заповедью истребления Амалека, а поскольку на женщин не возложена заповедь войны, они также не обязаны помнить о злодеяниях Амалека (см. Сефер ѓа-хинух, 603). Другое мнение гласит, что заповедь войны относится и к женщинам, так как они должны помогать воинам, поэтому заповедь помнить Амалека возлагается и на них. И хотя отрывок Захор следует читать во время, установленное для этого мудрецами, то есть в субботу, предшествующую Пуриму, тем не менее, согласно Торе исполнение этой заповеди не ограничено временными рамками, поэтому женщины обязаны ее исполнять (см. Минхат хинух, там же).

На практике, по мнению большинства авторитетов, женщины освобождены от обязанности слушать чтение отрывка Захор. Однако изначально (лехатхила) желательно, чтобы женщина исполнила эту заповедь, дабы учесть все мнения. Если женщине трудно прийти в синагогу, но она все-таки хочет исполнить заповедь, она может прочесть отрывок Захор сама по Пятикнижию, поскольку, по мнению многих авторитетов, таким образом она тоже исполняет заповедь Торы помнить злодеяния Амалека. А если в синагоге в субботу перед Пуримом проходит урок для женщин, то можно извлечь для них из ковчега свиток Торы и прочесть им отрывок Захор. Даже в отсутствие миньяна это считается великолепным исполнением заповеди, так как женщины услышат чтение отрывка Захор по свитку Торы[5].


[5]. Эта заповедь не относится к категории заповедей, ограниченных временными рамками, так как по Торе ее достаточно исполнить всего один раз в год, и она не имеет определенного срока. Однако по мнению многих законоучителей, поскольку женщины не обязаны выходить на войну, они также не обязаны помнить о том, что сделал нам Амалек, и стереть память о нем. И все же, некоторые законоучители (например, Минхат хинух) полагают, что женщины обязаны слушать чтение отрывка Захор, так как заповеданная война (мильхемет мицва) обязывает к участию и их. Радбаз (в пояснениях к комментарию Рамбама, Млахим, 7, 4) объясняет, что женщины должны поставлять воинам провиант и воду. И хотя большинство авторитетов считает, что женщины освобождены от обязанности слушать отрывок Захор, изначально (лехатхила) желательно, чтобы они исполнили эту заповедь согласно всем мнениям (см. «Жемчужины Ѓалахи», Праздники и памятные дни, гл. 14, п. 7, прим. 16).

Законоучители расходятся во мнениях, в чем именно заключается эта заповедь Торы. Из слов Роша можно сделать вывод, что Тора обязывает нас услышать чтение отрывка Захор по свитку Торы, написанному согласно требованиям Ѓалахи, а из слов Рамбана – что эта заповедь является постановлением мудрецов. Существует также полемика по вопросу, требует ли заповедь Торы, чтобы отрывок Захор читался в миньяне (см. «Жемчужины Ѓалахи», Праздники и памятные дни, гл. 14, прим. 14). На первый взгляд, можно предположить, что если заповедь читать отрывок Захор в миньяне и по свитку Торы – это постановление мудрецов, то из этого вытекает обязанность читать его в субботу, предшествующую Пуриму, а значит, это постановление мудрецов ограничено временными рамками, и женщины от него освобождены. И даже по мнению авторитетов, считающих, что женщины должны помнить о злодеяниях Амалека, они не обязаны слушать чтение отрывка Захор по свитку Торы. И так написано в Каф ѓа-хаим, 685, 30.

Исходя из этого, лехатхила женщина должна услышать чтение отрывка Захор в миньяне, но если это невозможно, то предпочтительно, чтобы мужчина прочитал ей отрывок Захор по свитку Торы без миньяна, а если и это невозможно, то она может прочесть его самостоятельно по Пятикнижию. И хотя среди поздних законоучителей есть мнение, что не следует вынимать свиток Торы из ковчега ради женщин, все же непонятно, в чем заключается проблема, ведь, согласно букве закона, свиток можно вынимать даже для того, чтобы учить по нему Тору. И в самом деле, в ашкеназских общинах принято вынимать свиток Торы из ковчега, чтобы прочитать по нему женщинам отрывок Захор.

От обязанности слушать чтение трех других отрывков, читаемых в месяце адар (Шкалим, Пара и Ѓа-ходеш), женщины освобождены, поскольку их чтение ограничено временными рамками. Однако согласно подходу авторитетов, считающих, что чтение отрывка Пара – это заповедь Торы (как написано в Шульхан арух, 685, 7), женщины, возможно, обязаны исполнять эту заповедь, так как по Торе ее исполнение не имеет постоянных временных рамок. Однако в Мишна брура (685, 15) говорится, что, по мнению многих поздних законоучителей, это постановление мудрецов, которое нужно исполнять в месяце адар, поэтому женщины от него освобождены.

07. Пурим

Женщины обязаны исполнять все четыре заповеди Пурима: чтение Свитка Эстер, посылание яств, подарки бедным и праздничная трапеза.

Заповедь посылания яств женщина исполняет, послав подруге два блюда; заповедь подарков бедным – сделав по два подарка двум беднякам. Замужние женщины тоже обязаны исполнять эти заповеди. Таким образом, супружеская пара обязана посылать яства дважды: один раз от мужа, другой – от жены. Каждый раз следует посылать два яства. Что касается подарков бедным, то супружеская пара должна подарить четыре подарка: два от мужа и два от жены (см. Мишна брура, 695, 25). Есть мнение, что поскольку они пара, они исполняют эти заповеди вместе: посредством двух блюд, посланных одному человеку, и двух подарков каждому из двух бедняков. Но даже согласно такому подходу, взрослые сыновья и дочери не могут исполнить эти заповеди с помощью подарков, посланных родителями (см. Арух ѓа-шульхан, 694, 2). Практический закон соответствует мнению большинства авторитетов: замужние женщины тоже должны исполнять эти заповеди, то есть посылать яства и делать подарки беднякам от себя лично (см. «Жемчужины Ѓалахи», Праздники и памятные дни, гл. 16, п. 6).

По мнению некоторых поздних законоучителей, женщины освобождены от заповеди пить вино во время пуримской трапезы, поскольку женщинам не подобает пить слишком много вина. Однако согласно простому смыслу этой заповеди представляется, что она относится и к женщинам. В Пурим им следует выпить больше вина, чем они пьют обычно по субботам и праздникам, но при этом они должны остерегаться опьянения, поскольку оно предосудительно для женщин более, чем для мужчин (см. Вавилонский Талмуд, трактат Сота, 65а).

Что касается обычая делать перед Пуримом пожертвование в память о заповеди половины шекеля (махацит ѓа-шекель), то есть мнение, что женщины от него освобождены (см. Мишна брура, 694, 5), а по мнению других авторитетов, женщины обязаны его соблюдать (см. Каф ѓа-хаим, 694, 27). В наши дни, согласно распространенному обычаю, принято жертвовать сумму, эквивалентную половине шекеля, за каждого члена семьи, даже за зародыша в материнской утробе (см. «Жемчужины Ѓалахи», Праздники и памятные дни, гл. 14, п. 10).

08. Женщины и чтение Свитка Эстер

По мнению Раши и Рамбама, обязанность чтения Свитка Эстер распространяется на женщин так же, как на мужчин, поэтому женщина может прочитать свиток своему мужу. В отличие от этого, автор Ѓалахот гдолот и рабейну Хананэль утверждают, что эта обязанность не равноценна для мужчин и женщин: мужчины обязаны читать свиток, а женщины – только слушать. Поэтому перед чтением свитка мужчина произносит благословение: «…и повелевший нам читать свиток», а женщина, если она читает свиток сама для себя, произносит: «…и повелевший нам слушать свиток». Согласно этому подходу, мужчина не может исполнить обязанность, услышав чтение женщины. В респонсах Авней незер (Орах хаим, 511) объясняется смысл этого различия: женщины обязаны слушать чтение свитка только ради публичного свидетельства о чуде, поэтому они обязаны лишь слушать чтение свитка, но не читать его самим; мужчины же обязаны как публично свидетельствовать о чуде, так и помнить злодеяния Амалека, чтобы пробудить в себе силы для исполнения заповеди стереть память о нем, поэтому они должны читать свиток сами[6].

И поскольку этот закон является предметом спора между ранними законоучителями, где противоположные мнения уравновешены, большинство поздних законоучителей постановили, что мужчина не может исполнить обязанность чтения Свитка Эстер, услышав, как его читает женщина. И лишь в случае крайней необходимости, когда нет возможности, чтобы мужчина сам прочитал свиток или услышал чтение другого мужчины, женщина может прочесть ему свиток, основываясь на мнении тех авторитетов, которые считают, что мужчина может исполнить обязанность, услышав чтение женщины[7].

По мнению большинства авторитетов, другие женщины могут исполнить свою обязанность, услышав, как женщина читает Свиток Эстер. Однако есть мнение, что в таком случае женщин должно быть не много, так как закон в отношении чтения Свитка Эстер для большой женской аудитории подобен закону в отношении чтения свитка Торы. Как женщина не читает свиток Торы, так она не должна читать и Свиток Эстер перед большой женской аудиторией. Некоторые законоучители говорят, что если Свиток Эстер читают для женщин, то не нужно произносить благословения до и после чтения (Бен Иш Хай, Тецаве, 1; Каф ѓа-хаим, 689, 19). Однако, по мнению практически всех авторитетов, женщины могут исполнить обязанность чтения Свитка Эстер, услышав чтение другой женщины. Перед чтением свитка женщина должна произносить благословение так же, как мужчина. А если женщин не менее десяти, то после чтения она должна произнести благословение «…Который боролся за нас». Однако изначально (лехатхила) желательно, чтобы женщина услышала чтение Свитка Эстер из уст мужчины, дабы исполнить заповедь согласно всем мнениям. А если есть такая возможность, то лучше всего, чтобы женщина услышала чтение свитка в синагоге вместе с мужчинами, ибо сказано: «Во множестве народа – величие царя» (Мишлей, 14:28)[8].


[6]. В Турей эвен (Мегила, 4а) написано, что обязанность мужчин выводится из слов Свитка Эстер, записанных пророком под влиянием духа святости. Эта обязанность распространяется только на мужчин потому, что ее исполнение ограничено временными рамками. Женщин же законоучители обязали читать Свиток Эстер на основании того, что «и они тоже присутствовали при чуде». Обязанность женщин является лишь постановлением мудрецов. Поэтому автор Ѓалахот гдолот и рабейну Хананэль считают, что если женщина прочтет Свиток мужчине, тот не исполнит свою обязанность, услышав ее чтение.

[7]. Некоторые поздние законоучители объясняют сказанное в Шульхан арух, 689, 1-2, так: Шульхан арух считает, что мужчина может исполнить свою обязанность, услышав чтение Свитка Эстер из уст женщины, и таков практический закон (так пишут Биркей Йосеф и Маамар Мордехай). Хазон Овадья пишет: хотя, по сути закона, мужчина может исполнить свою обязанность, услышав чтение Свитка Эстер из уст женщины, – тем не менее, на этот закон можно положиться только при крайней необходимости. Здесь заканчивается изложение слов Хазон Овадья. Однако большинство поздних авторитетов считает, что мужчина не может исполнить свою обязанность, услышав чтение Свитка Эстер из уст женщины. Так пишут Ѓа-левуш, Элия раба, При хадаш, Арух ѓа-шульхан и другие. Шульхан арух тоже считает, что в этом вопросе следует придерживаться более строгого толкования закона (см. При мегадим, Эшель Авраѓам, 4; Каф ѓа-хаим, 689, 14). И см. «Жемчужины Ѓалахи», Праздники и памятные дни, гл. 15, п. 7, прим. 6 и 7.

[8]. Корбан Натанэль (в пояснении к комментарию Роша, трактат Мегила, ч. 1, 4, 40) предлагает новое соображение, согласно которому, женщина не может читать Свиток Эстер перед большой женской аудиторией. Это мнение упоминает Шаар ѓа-циюн, 689, 15. Однако, как представляется, мнение Корбан Натанэль подразумевает более строгое толкование закона лехатхила, потому что Шаар ѓа-циюн также пишет (в п. 16), что, согласно основному мнению, женщины обязаны читать Свиток Эстер точно так же, как и мужчины. А рав Шломо-Залман Ойербах оспаривает мнение Корбан Натанэль и пишет, что женщина может читать Свиток Эстер перед большой женской аудиторией, чтобы таким образом все присутствующие женщины исполнили свою обязанность. А мнение, что когда женщина читает Свиток Эстер, она не должна произносить благословения, обосновывается соображением, что благословения до и после чтения Свитка не следует произносить в отсутствии миньяна для молящихся в одиночку, а женщин закон рассматривает как молящихся в одиночку (см. Каф ѓа-хаим, 689, 19). Однако большинство авторитетов считает, что это мнение учитывать не нужно. Что же касается изречения: «Во множестве народа – величие царя», то оно объясняется в Вавилонском Талмуде, в трактате Мегила, 3а, и в Мишна брура, 687, 7. Там говорится, что ради исполнения этого правила откладывают даже изучение Торы, поэтому женщине желательно слушать чтение Свитка Эстер в синагоге вместе с мужчинами.

09. Пасхальный седер

Женщины обязаны исполнять все заповеди Пасхального седера: заповедь рассказывать об Исходе из Египта, заповедь есть мацу и горькую зелень (марор) и заповедь выпивать четыре бокала вина, «ибо и они тоже присутствовали при чуде» (см. Вавилонский Талмуд, трактат Псахим, 108б; Шульхан арух, 472, 14; Мишна брура, 479, 9; выше, п. 4).

В это входит и обязанность читать ѓалель. Это единственный раз в году, когда женщины обязаны читать ѓалель (см. Тосафот к трактату Сукка, 38а)[9].

Изначально (лехатхила) женщины должны есть мацу и пить вино четырех бокалов облокотившись, но если женщина забыла об этом, она не должна есть мацу и пить вино снова. А если уважаемая женщина забыла облокотиться, когда ела мацу, то желательно, чтобы она съела еще ке-зайт мацы, облокотившись[10].


[9]. В Яхаве даат написано, что женщина, даже если она находится дома, должна прочесть ѓалель с благословением перед началом седера, как мужчины, которые читают ѓалель в синагоге. Это объясняется тем, что ѓалель Пасхальной ночи – это выражение нашей благодарности Всевышнему за чудо Исхода из Египта. И таков сефардский обычай, как объясняется в Шульхан арух, 487, 4. А по ашкеназскому обычаю в Пасхальную ночь в синагоге не читают ѓалель, как объясняет Рама, там же. Кроме того, некоторые авторитеты говорят, что по сефардскому обычаю ѓалель не читают в одиночку, и так пишет Бейт Йеѓуда. Исходя из этого, женщины, находящиеся дома, тоже не должны его читать. На практике, поскольку речь идет о сомнении, связанном с постановлением мудрецов (сафек де-рабанан), закон соответствует менее строгому толкованию, поэтому женщины освобождены от чтения ѓалеля перед Пасхальным седером.

[10]. В Гемаре, в трактате Псахим (108а), говорится, что замужняя женщина облокачиваться не должна, а если она – женщина уважаемая, то должна. И так написано в Шульхан арух (472, 4). Это можно объяснить так: если поза человека, который сидит облокотившись, не выражает внутреннего чувства свободы, то она не имеет смысла. Это подобно тому, что ученик должен получить позволение своего учителя, чтобы принять такую позу. Существует несколько мнений по поводу того, какая женщина считается уважаемой: та, что не подчиняется своему мужу, либо женщина богатая, либо знатная, либо та, муж которой не против, чтобы она сидела в такой позе. А Рама писал, что в наши дни все женщины считаются уважаемыми, однако в их отношении принято следовать менее строгому толкованию закона, поэтому женщины не должны сидеть облокотившись, на основании слов Раавиа и Раавана, которые считают, что в наши дни облокачиваться вовсе не нужно. На практике желательно, чтобы все женщины, независимо от того, к какой общине они принадлежат, старались есть мацу и пить четыре бокала облокотившись, как пишут Кнесет ѓа-гдола и Каф ѓа-хаим (28). Именно так поступают многие женщины из ашкеназских общин. Но если женщина съела мацу или выпила один из бокалов, не облокотившись, то она не должна есть мацу или выпивать бокал снова, так как это – постановление мудрецов, и некоторые авторитеты считают, что женщины освобождены от обязанности облокачиваться, – либо потому, что не считаются уважаемыми, либо же согласно подходу Раавиа. Так или иначе, представляется, что когда речь идет о заповеди съесть ке-зайт мацы, то поскольку это заповедь Торы, женщинам, которые считаю себя уважаемыми, желательно придерживаться более строгого толкования закона и не полагаться на мнение Раавиа (это примечание приводится в «Жемчужинах Ѓалахи», Песах, гл. 16, прим. 11).

10. Отсчет омера

Женщины освобождены от заповеди отсчета омера, так как это заповедь-предписание, ограниченная временными рамками. Но если женщина захочет исполнить эту заповедь, это засчитается ей как заслуга. И, как мы уже говорили (в гл. 2, п. 8), по сефардскому обычаю она не должна при этом произносить благословение, а по ашкеназскому – может его произнести.

Но даже авторитеты, следующие ашкеназскому обычаю, выражают в связи с этим опасение. Ведь женщина, как правило, не находится в синагоге во время отсчета омера, и возникает реальное опасение, что один день она забудет отсчитать омер, не обратит на это внимания и продолжит отсчитывать омер с благословением. По закону Ѓалахи, если человек забыл один день отсчитать омер, он не может продолжать отсчет с благословением, а если он все-таки произнес благословение, то, по мнению многих авторитетов, оно считается напрасным (браха ле-ватала). Поэтому, чтобы избежать данного сомнения, некоторые авторитеты говорят, что даже по ашкеназскому обычаю предпочтительно, чтобы женщина отсчитывала омер без благословения (см. Мишна брура, 489, 5). Есть также мнение, что, согласно учению Каббалы, женщины не должны отсчитывать омер. С другой стороны, некоторые авторитеты говорят, что в ашкеназских общинах принято, чтобы женщины исполняли эту заповедь (см. Маген Авраѓам, 489, 1).

Поэтому, если женщина уверена, что сможет полностью отсчитать омер, не пропустив ни одного дня, а если все-таки пропустит один день, то продолжит отсчитывать омер без благословения, – по ашкеназскому обычаю ей разрешено произносить благословение. Это тем более справедливо, если женщина ежедневно читает вечернюю молитву, или если ее домочадцы могут напомнить ей отсчитать омер. В таком случае опасение, что она забудет отсчитать омер, незначительно.

11. Благословение деревьев

«Тот, кто выходит из дома в дни месяца нисан и видит цветение плодовых деревьев, должен произнести благословение: «Благословен Ты, Господь, Бог наш, Владыка мира, чей мир целостен; Ты создал совершенные существа и прекрасные деревья, несущие наслаждение людям!»» (Шульхан арух, Орах хаим, 225, 1).

Женщинам тоже желательно произносить это благословение. И хотя оно связано с месяцем нисан, законоучители объясняют, что речь не идет об обязанности, зависящей от времени, поскольку, по мнению многих авторитетов, благословение над цветами можно произносить и в другие месяцы. Но даже согласно мнению авторитетов, считающих, что это можно делать только в нисане, это объясняется не тем, что время произнесения этого благословения – месяц нисан, а тем, что деревья цветут именно в этом месяце, и поэтому мудрецы сказали, что произносить это благословение следует в нисане. Следовательно, решающим фактором для него является цветение деревьев, а не время[11].


[11]. Ритва пишет, что это благословение можно произносить и до начала месяца нисан, и после его окончания, и таково мнение большинства авторитетов. Постфактум (бедиавад) можно положиться на это мнение, следовательно, заповедь произнесения этого благословения не зависит от времени. Но даже согласно подходу авторитетов, считающих, что она зависит от времени, на самом деле не считается, что она зависит от времени, потому что решающим фактором в данном случае оказывается цветение деревьев, происходящее в месяце нисан. Именно поэтому мудрецы постановили, что это благословение следует произносить в нисане.

Содержание

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]