05. Что запрещено делать до минхи

https://ph.yhb.org.il/ru/02-24-05/

Для того чтобы мы не забывали прочесть минху, мудрецы постановили: после полудня человек не должен приступать к занятиям, которые могут увлечь его настолько, что он забудет помолиться. Поэтому до минхи не следует начинать работу, если ее трудно прекратить, и она, по всей вероятности, закончится после истечения времени молитвы. Нельзя также начинать работу, если существует опасение, что в процессе работы возникнет неполадка, устранение которой продлится до истечения времени молитвы. Не следует также отправляться за покупками или идти на сеанс плавания в бассейн, если эти занятия могут продлиться столько времени, что человек пропустит время молитвы.

Но если нет опасения, что человек забудет прочесть минху, все вышеперечисленное разрешено. Например, если человек знает, что его позовут на минху, он может приступить к любой работе. Разрешается также начать любую работу, если известно, что место работы закроется до окончания времени молитвы. Можно также делать покупки, если человек находится в таком месте, где покупателей приглашают на минху в миньяне, или если он попросил товарища напомнить ему помолиться. Разрешено также плавать в бассейне, если его закрывают до окончания времени молитвы, или если человек ходит в бассейн регулярно на один и тот же сеанс, и нет опасения, что он продолжит плавать, пока время молитвы не истечет 1.

Но если человек все же приступил к какому-либо действию, которое может продлиться долго, но полагает, что завершит его до конца времени чтения минхи, то, поскольку он уже занялся этим, закон не вынуждает его прекратить занятие посередине, и он может помолиться после того, как доведет начатое дело до конца. Если же человек думает, что работа продлится и после истечения времени чтения минхи, то он должен немедленно прерваться и прочесть молитву 2.

Что же касается стрижки, то, хотя мудрецы говорят, что после наступления времени чтения минхи стричься запрещено, поздние законоучители пишут, что в наши дни постричься можно очень быстро, и нет опасения, что ножницы или машинка для стрижки волос сломаются, и это задержит стрижку, потому что у каждого парикмахера есть при себе запасные инструменты. Поэтому разрешено стричься и после того, как настанет время чтения минхи (см. Мишна брура, 232, 6; Каф ѓа-хаим, 14).

  1. См. Вавилонский Талмуд, трактат Шабат, 9б, где сказано, что перед минхой запрещено стричься, заходить в баню и в дубильню, трапезничать и вершить суд. Мудрецы Гемары обсуждают этот закон. Что же касается практического указания, то ранние законоучители спорят, следует ли запретить только такое действие, которое занимает много времени, – например, длительное мытье или основательную трапезу, – или же речь идет также о быстром мытье и короткой трапезе, поскольку короткая трапеза может перейти в продолжительную, и так далее. Законоучители также спорят, когда именно указанный запрет вступает в действие: сразу после полудня, то есть за полчаса до наступления времени «большой минхи», или же по истечении первых девяти временных часов светового дня – за полчаса до наступления времени «малой минхи». Риф, Рамбам и Шульхан арух придерживаются в этом более строгого толкования закона и говорят, что запрещено даже кратковременное действие перед наступлением времени «большой минхи» (см. Шульхан арух, 232, 2). А рабейну Там и Рош запрещают длительное действие перед наступлением времени «большой минхи» и кратковременное действие перед наступлением времени «малой минхи» (Виленский Гаон пишет, что это основное мнение, и оно является усредненным). Маор и Рашба считают, что и длительное, и кратковременное действия запрещены только перед наступлением времени «малой минхи». Рабейну Йона пишет, что кратковременное действие разрешено в любое время, а длительное запрещено перед наступлением времени «большой минхи». Ѓагаѓот Мордехай и рабби Яаков Вайль придерживаются менее строгого толкования закона, согласно которому лишь длительное действие запрещено перед наступлением времени «малой минхи», а кратковременное действие разрешено всегда (Рама, 232, 2, пишет, что именно так принято поступать, но все-таки желательно следовать более строгому толкованию закона и воздерживаться от длительной трапезы начиная с полудня, согласно мнению рабейну Тама. Эта тема обсуждается у Рама, 232, 2; в Мишна брура, 322, 5, а также п. 21-26; Арух ѓа-шульхан, 8-16). А в Биур Ѓалаха, со слова ла-бурсеки, написано, что запрещены все работы, которые могут занять много времени, подобно посещению дубильни.

    Однако поздние законоучители недоумевают, почему на практике эти законы соблюдать не принято. Арух ѓа-шульхан (15), согласно мнению которого эти законы не являются практическими указаниями, приводит довод из Иерусалимского Талмуда в пользу менее строгого толкования закона. Но, как представляется, основная причина несоблюдения этих запретов в наши дни заключается в том, что условия жизни и виды работы изменились, и потому теперь трудно устанавливать законы Ѓалахи на основе конкретных видов работы и их продолжительности. Мы должны руководствоваться общим принципом, согласно которому не следует приступать к какой бы то ни было работе, занимаясь которой, человек не заметит, что время чтения минхи прошло. Чем больше внимания требует работа, и чем ближе к концу времени чтения минхи человек приступает к ней, тем более осторожным ему следует быть в послеполуденное время в отношении молитвы минха. А если человек видит, как садится солнце, то нет опасения, что он забудет прочесть минху, как объясняет Рама (332, 2). Но даже когда человек не видит солнца, то, как сказано в Арух ѓа-шульхан (323, 16), если он ежедневно читает минху в одном и том же миньяне в одно и то же время и привык ради этого отрываться от работы, то нет опасения, что он забудет помолиться, и ему разрешено приступать к любой работе. И принято полагаться на этот довод.                                  

  2. См. Шульхан арух (232, 2) и Мишна брура (14-16). Однако в подпункте 13 написано, что если человек, вопреки запрету, приступил к какой-либо работе в течение получаса до наступления времени «малой минхи», то даже если он думает, что сможет прервать работу и помолиться вовремя, он должен прерваться сразу же, как наступит время «малой минхи». Далее Мишна брура добавляет, что, как бы то ни было, в наше время принято придерживаться менее строгого толкования закона, на основании вышеприведенных причин (из Рама и Арух ѓа-шульхан). И поскольку неясно, какие именно виды работы запретили мудрецы, и к тому же, некоторые авторитеты придерживаются в этом вопросе менее строгого толкования закона, и к тому же, здесь применимо правило: «в случае сомнения, связанного с постановлением мудрецов, следует придерживаться менее строгого толкования», – по всем этим причинам я написал, что нужно руководствоваться общим принципом, согласно которому закон определяется тем, возникает ли в той или иной ситуации опасение, что человек забудет прочесть минху. В Мишна брура (13) и в Каф ѓа-хаим (23) сказано, что прервать работу следует только с наступлением времени «малой минхи», но не раньше, потому что именно это время является определяющим в отношении заповеди молитвы минха. Я не упомянул это в тексте, потому что, как считают Рама и Арух ѓа-шульхан, если человек приступает к работе или к трапезе во время «большой минхи», нет опасения, что он забудет помолиться. С другой стороны, если все-таки существует опасение, что он слишком увлечется начатым занятием, то можно предположить, что если он станет ждать времени «малой минхи», он в конце концов забудет помолиться, поэтому ему лучше прочесть минху сразу же.                 
Запись опубликована в рубрике Глава 24 - Минха – послеполуденная молитва. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *