17. Молитва кантора – во имя Небес

https://ph.yhb.org.il/ru/03-20-17/

Ведя молитву, кантор должен иметь намерение выполнять свои обязанности во имя Небес. Если же он преднамеренно растягивает слова молитвы, чтобы все присутствующие услышали, какой у него прекрасный голос, то о таком канторе в Писании (Ирмеяѓу, 12:8) сказано: «Повысил он на Меня голос свой, за это возненавидел Я его». Этот кантор превращает молитву в предмет своей гордыни. Но даже если кантор ведет молитву исключительно во имя Небес, он все равно не должен чересчур растягивать слова, чтобы не утруждать молящихся (см. Рашба, Шульхан арух, 53, 11).

Кантору запрещено произносить дважды одно и то же слово в благословениях или молитве кадиш, поскольку не следует вносить изменения в текст молитв, составленный мудрецами. А если кантор произнес какое-либо слово дважды, и это изменило смысл благословения, то произнесенное им лишнее слово прерывает текст благословения, и он должен произнести все благословение заново. Если же повторенное им слово не изменило смысл благословения, то постфактум (бедиавад) кантор не должен произносить благословение снова, поскольку не считается, что оно было прервано (и см. Игрот Моше, Орах хаим, 2, 22).

Законоучители разошлись во мнениях, разрешено ли использовать мелодии песен неподобающего содержания для молитв и религиозных песнопений. На практике, если молящиеся незнакомы с неподобающими словами этих песен, то принято следовать менее строгому толкованию закона; кантор также должен внести изменения в эти мелодии, чтобы подстроить их под слова молитвы. Но если общине знакома эта песня, то ее мелодию нельзя использовать для молитвы, поскольку, исполняя эту мелодию, молящиеся могут вспомнить неподобающее содержание песни, и это отвлечет их от молитвы (см. «Жемчужины Ѓалахи», Молитва, гл. 4, прим. 1). Нельзя назначать на роль постоянного кантора или же кантора в Дни трепета певца, который обычно поет песни неподобающего содержания (см. Рама, Орах хаим, 53, 25).

Кантор – это посланник общины, поэтому человеку запрещено присваивать себе роль кантора, пока община или синагогальный староста, являющийся ее представителем, не попросят его об этом. Когда староста просит кого-либо из прихожан стать кантором, тому следует сначала отказаться от предложения из вежливости, чтобы со стороны не показалось, что он хочет порисоваться перед общиной в качестве кантора. Но если староста будет настаивать, этот человек должен согласиться и приступить к молитве (см. Шульхан арух, 53, 16; «Жемчужины Ѓалахи», Молитва, гл. 4, п. 3). Если же человек способен вести молитву, но отказывается больше, чем того требуют наши мудрецы, то тем самым он выказывает неуважение к молитве и оскорбляет славу Небес. Подобно тому, если Всевышний наделил человека музыкальным слухом и приятным голосом, тот не должен отказываться от роли кантора по субботам и праздникам, когда молитву принято украшать пением. А если он все же отказывается вести молитву из упрямства или лени, не желая восславить своим пением Всевышнего, то мудрецы говорят, что такому человеку лучше было бы и вовсе не рождаться на свет (см. Сефер хасидим, 768). В связи с этим мудрецы рассказывают, что у Навота Изреэльского был приятный голос; по праздникам Навот восходил в Иерусалимский Храм, и весь народ Израиля собирался там, чтобы послушать его. Но однажды Навот не пришел в Храм – он остался дома, чтобы сторожить свой виноградник. Из-за этого греха нечестивцы схватили его и оклеветали, сказав, что он восстал против царя, и так он погиб (см. Псикта рабати, 25).

Запись опубликована в рубрике Глава 20 - Отдельные законы молитвы в миньяне. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *