Глава 24 — Законы, связанные с детьми

01. Заповедь приучать детей к жизни по Торе

Тора заповедала нам воспитывать детей в духе заповедей. Об этом сказано (Дварим, 11:19): «И учите им сыновей своих». Главная цель этого – приучить детей соблюдать и исполнять все слова Торы, как сказано (там же, 5:1): «Слушай, Израиль, уставы и законы, которые я изрекаю во слух ваш сегодня; а вы изучите их и старайтесь исполнять их». Вот почему сказали наши мудрецы, что детей нужно не только обучать Торе, но и приучать к практическому исполнению заповедей – как же можно говорить с детьми о заповедях, не приучая исполнять их? Получается, что заповедь Торы заключается в том, чтобы обучать детей Торе и исполнению заповедей в целом, а прививать детям навыки практического исполнения каждой конкретной заповеди нам велят мудрецы.

С какого времени следует приучать маленького ребенка к исполнению заповедей-предписаний (мицвот асе)? С того момента как ребенок способен понять общую суть конкретной заповеди и исполнить ее согласно законам Ѓалахи, в соответствии с уровнем сложности каждой заповеди. Например, к заповеди цицит ребенка приучают с того времени, как он способен надеть цицит, взять в руки две передние и две задние кисти отдельно и произнести соответствующее благословение. Что же касается тфилин, то поскольку ради исполнения этой заповеди человек обязан уметь заботиться о гигиене собственного тела и не отвлекаться на посторонние дела и мысли, к ней ребенка приучают уже перед бар-мицвой (см. Вавилонский Талмуд, трактат Сукка, 42а; Мишна брура, 343, 3).

Некоторые авторитеты говорят, что детей начинают приучать к исполнению заповедей с возраста шести-семи лет. Это можно объяснить тем, что в возрасте шести-семи лет дети приступают к серьезному изучению Торы, и, само собой, с этого возраста дети могут начинать исполнять большинство заповедей согласно законам Ѓалахи. Вот почему в этом возрасте от детей начинают требовать серьезного и вдумчивого исполнения таких заповедей как молитва и благословения, однако к основам исполнения этих заповедей, как и к изучению Торы, их начинают приучать уже с трех лет (см. Вавилонский Талмуд, трактат Бава батра, 21а; трактат Сукка, 42а; Шульхан арух, Йоре деа, 245, 5).

То же самое касается и таких заповедей как кидуш и ѓавдала: уже с трехлетнего возраста детей приучать слушать кидуш и ѓавдалу. А с того момента как ребенок начинает осознавать суть заповеди соблюдения субботы и способен исполнить эти заповеди должным образом, следует строго следить за тем, чтобы он слушал кидуш и ѓавдалу очень внимательно. Если же во время исполнения этих заповедей ребенок отсутствовал, то он должен произнести кидуш или ѓавдалу самостоятельно.

02. Исполнение заповедей-запретов (ло таасе)

Существует заповедь приучать ребенка к тому, чтобы воздерживаться от нарушения запретов, с того возраста, когда он начинает понимать, что можно, а чего нельзя. Иными словами, недостаточно, чтобы ребенок понимал, что он должен остановиться, когда ему говорят: «Нельзя!», – он должен осознавать, что то или иное действие является запрещенным в любых обстоятельствах. Большинство детей начинает понимать такие вещи примерно в трехлетнем возрасте, и с этой поры необходимо останавливать ребенка, если он нарушает какой-либо запрет: например, ест некошерную пищу, либо смешивает мясное и молочное, либо зажигает свет в субботу (см. Мишна брура, 343, 3). А когда ребенок достигнет возраста, в котором его начинают обучать Торе, то есть шести-семи лет, следует начать объяснять ему подробнее правила и принципы запретов Торы, чтобы он научился выполнять их согласно требованиям Ѓалахи.

До того как ребенок достиг трехлетнего возраста, нет заповеди приучать его воздерживаться от нарушения запретов. Исходя из этого, если ребенок нашел где-то некошерную пищу и хочет ее съесть, нет необходимости препятствовать ему в этом. А если он хочет включить или выключить свет в субботу, или если этот ребенок – коѓен, и он заходит туда, где коѓенам находиться запрещено, не нужно ему мешать, так как он не понимает смысла запретов.

Все сказанное относится к ситуации, когда ребенок нарушает запреты по собственной инициативе. Но если его толкает на это взрослый, то даже если речь идет о новорожденном младенце, взрослый нарушает тем самым заповедь Торы. Ведь Тора запрещает нам толкать маленьких детей на нарушение запретов – например, запрещено кормить их пищей, которая является запрещенной согласно заповеди Торы, или осквернять малолетнего коѓена (см. Вавилонский Талмуд, трактат Йевамот, 114а; Мишна брура, 343, 4). Взрослым также запрещено кормить маленьких детей пищей, которая является некошерной согласно постановлению мудрецов (см. Шульхан арух, 343, 1).

Но не запрещено давать маленькому ребенку предметы, с помощью которых он, вероятно, нарушит тот или иной запрет: например, нет запрета давать ему лист бумаги в субботу, хотя существует вероятность, что он разорвет эту бумагу и сотрет буквы, напечатанные на ней. Дело в том, что когда взрослый дает ребенку лист бумаги, это нельзя рассматривать как указание ее разорвать. Но если взрослый кладет ребенку в руку некошерную пищу, то это расценивается так, будто он кормит ребенка этой пищей, поскольку детей кормят именно таким способом (см. Маген Авраѓам, Мишна брура, 340, 14).

Субботние законы предусматривают еще один запрет: использовать маленьких детей для выполнения работ, запрещенных в субботу. Об этом сказано (Шмот, 20:10): «А день седьмой – суббота – Господу, Богу твоему: не делай никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя». Таким образом, если в субботу ребенок зажигает свет, поскольку думает, что таково желание родителей, а родители знают об этом, но не останавливают его, то помимо того, что они нарушили постановление мудрецов приучать ребенка к исполнению заповедей, они также преступили запрет Торы использовать своего ребенка для выполнения работы, запрещенной в субботу. А если ребенок зажег свет для другого еврея, и тот видел это, но не остановил его, этот еврей нарушил постановление мудрецов (см. Шаар ѓа-циюн, 334, 54).

И хотя, как мы уже говорили, взрослому запрещается кормить маленького ребенка некошерной пищей, но если ребенок голоден или хочет пить перед кидушем или ѓавдалой, либо во время поста, то разрешено покормить и напоить его, даже если он уже достиг возраста, в котором его начинают приучать к исполнению заповедей. Это объясняется тем, что указанный запрет касается только пищи, некошерной по своей сути, а если пища кошерна, и только время является неподходящим для еды, то ребенка, который голоден или испытывает жажду, можно покормить и напоить (см. Мишна брура, 269, 1; выше, гл. 6, п. 9).

03. На ком лежит обязанность приучать ребенка к исполнению заповедей и останавливать его в случае нарушения запретов

Некоторые авторитеты говорят, что обязанность приучать ребенка к исполнению заповедей лежит в одинаковой степени и на отце, и на матери (так считает, например, Трумат ѓа-дешен). Однако по мнению большинства авторитетов, обязанность приучать своих детей к исполнению заповедей лежит только на отце. Это означает, что именно отец должен останавливать их, когда они нарушают какой-либо запрет, и требовать от них исполнения заповедей. Эта обязанность является прямым следствием обязанности обучать детей Торе, которая также лежит на отце. Разумеется, и на мать возложена общая заповедь приучать детей к жизни по Торе и к исполнению заповедей, так как заповедь любви и приверженности правде обязывает каждую мать воспитывать своих детей в духе святой Торы и ее заповедей, но ответственность за то, чтобы приучить детей исполнять конкретные заповеди в соответствии с требованиями Ѓалахи лежит именно на отце (так пишут рабейну Йона, Маѓарам, Ѓагаѓот Маймунийот). А если у ребенка нет отца, способного приучить его к исполнению заповедей – например, если отец умер или ушел из дома, – то обязанность приучить детей к строгому исполнению законов Ѓалахи ложится на мать (см. Элия раба, 640, 4; Каф ѓа-хаим, 343, 9).

Исходя из этого, если ребенок, достигший возраста шести-семи лет, когда его начинают приучать к тщательному исполнению заповедей, увлекся игрой и не хочет отвлечься, чтобы послушать кидуш или ѓавдалу, либо прочитать «Благословение после трапезы», то отец обязан убедить его сделать это, чтобы приучить к исполнению указанных заповедей. Что же касается матери, то она может порой закрыть глаза на такое поведение ребенка, чтобы сохранить дома мирную атмосферу. Если же отец умер или ушел из дома, то мать должна занять его место, строго следя за тем, чтобы дети приучались к исполнению заповедей[1].

Если родители не выполняют возложенную на них обязанность приучать своего ребенка к исполнению заповедей и не останавливают его, когда он нарушает какой-либо запрет Торы, то бейт-дин (раввинский суд) или представители общины, несущие ответственность за воспитание детей, обязаны выразить отцу ребенка упрек. Но если родители недостаточно строго следят за тем, чтобы их дети исполняли постановления мудрецов, то нет необходимости упрекать отца ребенка.

Законоучители разошлись во мнениях относительно того, как должен поступить человек, который видит, как чужой ребенок, достигший возраста шести-семи лет, нарушает какой-либо из запретов Торы – например, выполняет работу, запрещенную в субботу, или ест некошерную пищу. Есть мнение, что обязанность приучать ребенка к исполнению заповедей возложена только на его отца, но не на других людей, и те не обязаны останавливать ребенка, когда он нарушает запрет Торы (так пишут Рамбам и Шульхан арух, 343, 1). Другие авторитеты считают, что все евреи обязаны следить за тем, чтобы дети, достигшие возраста, когда их начинают приучать к исполнению заповедей, не нарушали законы Торы (так считают, например, Тосафот, Рош и Рама). Некоторые поздние законоучители вынесли в связи с этим практическое решение, согласно которому, если взрослый видит, как ребенок нарушает запрет Торы – например, зажигает свет или отстирывает свою одежду в субботу, либо ест некошерную пищу, – то он должен остановить ребенка. Но если взрослый видит, что ребенок нарушает указание мудрецов – например, ест мясо птицы вместе с молочной пищей или играет в субботу с предметами, на которые распространяется запрет мукце, – то он не должен делать ребенку замечание (см. Хаей адам, Мишна брура, 343, 7). Но представляется, что если ребенок нарушает запрет, установленный мудрецами, вновь и вновь, то все-таки следует сделать замечание его родителям.

Если же ребенок хочет причинить ущерб человеку или чьей-либо собственности, взрослый обязан остановить его, чтобы предотвратить ущерб. Ведь Тора заповедала нам возвратить человеку вещь, которую он потерял, как сказано (Дварим, 22:2): «…и тогда возвратишь это ему». Из этого следует, что мы тем более обязаны предотвратить ущерб, который грозит собственности ближнего. Кроме того, в Торе (Ваикра, 19:16) написано: «Не оставайся равнодушным к крови ближнего твоего», и объясняют наши мудрецы (Сифра), что к этой заповеди относится и забота о собственности ближнего.

Необходимо подчеркнуть, что заповедь воспитания следует исполнять таким образом, чтобы ребенок мог принять ее всем сердцем, поэтому нельзя заставлять шести-семилетнего ребенка исполнять сразу все заповеди и читать все молитвы полностью. Для того и предназначены детские годы, чтобы ребенок привык к исполнению заповедей и молитвам, пока он не достигнет возраста бар-мицвы, в котором будет способен исполнять заповеди во всей полноте.


[1]. Все авторитеты согласны, что на матери тоже лежит обязанность воспитывать своих детей в духе Тору и заповедей, и эта обязанность является часть заповеди: «И люби ближнего твоего, как самого себя» (Ваикра, 19:18). Ребенок тоже должен удостоиться приникновения ко Всевышнему и Его Торе. Мать обязана делать это и согласно заповеди: «Ты увещевай ближнего твоего» (там же, ст. 17), ведь сказали наши мудрецы (трактат Шабат, 54б): «Каждый, кому следовало отвратить своих домашних от совершения греха, но он не сделал этого, будет наказан за грех, который совершили его домашние». Что же касается обязанности обучать детей Торе, то она лежит на отце, а если он не хочет, то бейт-дин должен обязать его заплатить за обучение его детей Торе и заповедям (см. Шульхан арух, Йоре деа, 245, 4). А если у отца нет денег, он обязан продать одежду или собирать подаяние, чтобы обучить своих детей Торе; мать же не обязана так поступать. А поскольку отец обязан обучать своих детей Торе, он также обязан следить за тем, чтобы они тщательно соблюдали заповеди согласно всем требованиям Ѓалахи. Таким образом, на отца возложена обязанность позаботиться о том, чтобы его дети строго соблюдали конкретные заповеди, а на матери лежит общая обязанность пробудить в детях любовь к Торе. Именно это подразумевает стих (Мишлей, 1:8): «Слушай, сын мой, наставление отца твоего и не отказывайся от учения матери твоей». На основе этого Виленский Гаон писал (в комментарии к Мишлей, 20:20): «Отец обучает сына исполнению заповедей, а мать направляет его на путь заповедей, путь прямой» (и см. также Вавилонский Талмуд, трактат Брахот, 17а). Но если отца нет, то его место должна занять мать, согласно заповеди: «И люби ближнего твоего, как самого себя», заповеди цдаки (оказания милости ближнему) и заповеди: «Ты увещевай ближнего твоего» (см. Элия раба, 640, 4; Каф ѓа-хаим, 343, 9). Кроме того, в некоторых семьях матери проще строго следить за тем, чтобы дети исполняли заповеди, нежели отцу, и тогда обязанность обучения детей практическому исполнению конкретных законов ложится на мать.

04. Запрет просить маленького ребенка включить или выключить свет в субботу

Если в субботу свет в доме выключился, и ребенок хочет снова включить его для удобства родителей, то они обязаны остановить его. Ведь, как мы уже говорили, на родителей возложена обязанность приучать своих детей к исполнению заповедей, в том числе, и останавливать его, когда он хочет нарушить какой-либо запрет. Даже если ребенку еще не исполнилось три года – в этом возрасте детей начинают приучать к тому, что необходимо воздерживаться от нарушения запретов, – но когда речь идет о законах субботы, закон в этом отношении более строг. Если ребенок понимает, что родители получат от этого пользу, то он выполняет работу, запрещенную в субботу, ради них, и родители обязаны остановить его. Об этом сказано (Шмот, 20:10): «А день седьмой – суббота – Господу, Богу твоему: не делай никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя». Из этого следует, что в субботу нельзя выполнять запрещенную работу с помощью маленьких детей. То же самое касается ситуации, когда свет выключился в доме соседей, и ребенок хочет включить свет для них: соседи тоже обязаны остановить его, так как и для них ребенку нельзя выполнять запрещенную работу.

Подобным же образом, если в субботу начался пожар, и ребенок хочет потушить его – при этом не имеет значения, в чьем именно доме начался пожар: в доме родителей ребенка или других людей, – то необходимо остановить ребенка и запретить ему тушить пожар. Ведь поскольку ребенок понимает, что взрослые хотели бы потушить пожар, он делает это ради них, и они обязаны воспрепятствовать этому (см. трактат Шабат, 121а; Шульхан арух, 334, 25; Мишна брура, 66). И тем более запрещено давать ребенку конкретное указание зажечь свет или потушить пожар, ведь, как мы уже говорили, взрослому запрещено толкать ребенка на нарушение запретов (см. Вавилонский Талмуд, трактат Йевамот, 114а)[2].

И само собой разумеется, что если ребенок по ошибке выключил свет в субботу, запрещено ругать его за это, чтобы он не подумал, что должен исправить свой поступок и включить свет заново. Ведь даже если он сам, без того чтобы его ругали, захочет вновь включить свет, его необходимо остановить.

Если ребенок по ошибке совершил работу, запрещенную в субботу – например, включил свет, – и сделал это для взрослого, то этим светом запрещено пользоваться в субботу, а если ради своих собственных нужд, то разрешено (см. Биур Ѓалаха, 325, 10, со слов эйно йеѓуди).


[2]. Если взрослый велел ребенку выполнить работу, запрещенную в субботу, или нарушить любой другой запрет Торы, то он нарушил заповедь-запрет Торы, так как Тора запрещает толкать детей на нарушение запретов. А если он велел ребенку нарушить постановление мудрецов, то тем самым он сам нарушил заповедь, установленную мудрецами (см. трактат Йевамот, 114а; Шульхан арух, 343, 1). Что же касается субботних запретов, то по отношению к ним закон еще более строг: даже если взрослый не дал ребенку конкретное указание нарушить какой-либо из субботних запретов, но ребенок сделал это ради взрослого, и тот не остановил его, то если это его отец, он нарушил запрет Торы, а если другой человек – он нарушил постановление мудрецов (см. Шаар ѓа-циюн, 334, 54). Исходя из этого, в случае, когда разрешено попросить ребенка совершить действие, которое является нарушением запрета, установленного мудрецами, как объясняется в следующем параграфе, лучше обратиться с такой просьбой не к своему ребенку, а к чужому.

05. Что разрешено в случае крайней необходимости

Иногда, в случае крайней необходимости, разрешается попросить маленького ребенка совершить действие, которое является нарушением запрета, установленного мудрецами, но в любой ситуации запрещено просить его о чем-то, что было бы нарушением запрета Торы. Именно это подразумевает Тора, когда говорит, что нельзя просить детей о нарушении ее запретов. А с особой строгостью Тора упоминает именно субботние запреты: «А день седьмой – суббота – Господу, Богу твоему: не делай никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя» (Шмот, 10:20). Объясним, в каких ситуациях можно просить маленького ребенка нарушить запрет, установленный мудрецами.

По мнению Рашба и Рана, разрешено просить ребенка совершить действие, которое является нарушением постановления мудрецов, если он делает это ради своих собственных нужд. И хотя большинство ранних законоучителей (Рамбам, Тосафот, Шульхан арух, 343, 1) считает, что это запрещено, в случае крайней необходимости можно положиться на мнение тех авторитетов, которые это разрешают (рабби Акива Эйгер, Биур Ѓалаха, 343, 1, со слова ми-диврей). Исходя из этого, если в субботу кто-то по ошибке включил свет в детской, и ребенок не может из-за этого заснуть, то в случае, когда нет другого выхода, разрешается попросить самого ребенка выключить свет, так как это является нарушением запрета, установленного мудрецами. Лучше, чтобы это сделал ребенок, не достигший шестилетнего возраста; если же ему уже исполнилось шесть лет, то предпочтительно, чтобы он сделал это иным способом, чем обычно (бе-шинуй).

В случае крайней необходимости можно попросить ребенка совершить действие, которое является нарушением запрета мудрецов, даже если сам ребенок не получает от этого никакой выгоды. Как мы уже говорили (в гл. 9, п. 11), мудрецы разрешают нарушать двойные запреты, ими установленные (швут де-швут), ради исполнения заповеди или в случае крайней необходимости. И поскольку обязанность ребенка соблюдать субботу является постановлением мудрецов, если ребенок нарушает какой-либо из субботних запретов, установленных мудрецами, получается, что он нарушает заповедь швут де-швут. В подобных случаях допустимо придерживаться менее строгого толкования закона лишь изредка, чтобы не возникло опасение, что ребенок приучится пренебрегать соблюдением субботы (см. Мордехай, Турей заѓав, 346, 6; Шульхан арух ѓа-рав, 343, 6; Левият хен, 124)[3].

Если в субботу погас свет в таком месте, где он необходим, и если там есть маленький ребенок, которому еще не исполнилось года, и он не понимает, что родители хотят, чтобы он включил свет, и когда ребенка приближают к выключателю, он начинает играть с ним, не осознавая, что тем самым он помогает или вредит кому-либо, то в случае необходимости его можно приблизить к выключателю, а как только он включит свет, отдалить его оттуда. Ведь поскольку такой маленький ребенок не понимает смысла таких действий как включение и выключение света, он не нарушает никакого запрета, и считается, что он делает это «мимоходом» (см. комментарий Рашба к трактату Йевамот, 114а; Арух ѓа-шульхан, 24, 7-8).


[3]. В любом случае, когда разрешается просить ребенка совершить действие, которое является нарушением запрета, установленного мудрецами, желательно, чтобы это не был ребенок того человека, которому необходима данная работа. Ведь в предыдущем примечании мы говорили: Тора заповедала нам не использовать своих сыновей и дочерей для выполнения работы, запрещенной в субботу. Таким образом, если при этом сам ребенок нарушает двойной запрет, установленный мудрецами (швут де-швут), то для его родителей это запрет одиночный (швут). Если же один из родителей вынужден попросить об этом своего ребенка, то в некоторой степени предпочтительно, чтобы ребенка попросила мать, а не отец, потому что заповедь приучать своих детей к исполнению заповедей возложена в большей степени на отца, чем на мать. См. Биур Ѓалаха, 266, 5, где это приводится от имени При мегадим.

06. Ребенок подобен больному

Мудрецы запрещают еврею просить в субботу нееврея выполнить для него запрещенную работу (мелаха). Но если речь идет о ребенке, который очень нуждается в чем-либо, то с точки зрения Ѓалахи он рассматривается как больной, и для него, как для больного, разрешено просить нееврея выполнить запрещенную работу. Например, если ребенка нечем кормить, и он голоден, то можно попросить нееврея сварить для него еду. А если крайне необходимо включить для него свет, то можно попросить нееврея сделать это (см. Рама, 276, 1; Мишна брура, 6; и см. ниже, гл. 28, п. 2). Как правило, необходимость придерживаться менее строгого толкования закона возникает, когда речь идет о младенцах, но и ради нужд ребенка более старшего возраста, если это крайне необходимо, можно делать все то же, что и ради нужд больного[4].

Если в субботу ребенок, не достигший возраста бар-мицвы, чувствует недомогание, даже легкое, то ему можно дать лекарство. Запрет мудрецов принимать лекарства в субботу не распространяется как на действительно больных людей, так и на детей. Согласно этому правилу, в случае необходимости можно положить мазь на кожу младенца, при условии, что человек не станет ее размазывать. А если затем подгузник размажет наложенную мазь, это не является нарушением запрета, поскольку человек, положивший мазь, не имел намерения ее размазывать (см. ниже, гл. 28, п. 8).


[4]. Некоторые авторитеты говорят, что только двух-трехлетний ребенок имеет тот же статус, что и больной (см. Хазон Иш, 59, 3). Есть и другое мнение: что это касается детей вплоть до шестилетнего возраста (Циц Элиэзер, ч. 8, п. 15, 12, 7, на основе мнения Мор ве-кциа). Некоторые же авторитеты считают, что до девяти-десятилетнего возраста (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 37, 2), а другие – до тринадцати лет (Ор ле-Цион, ч. 2, 36, 4). И представляется, что все зависит от ситуации, как сказано в Мишна брура (276, 6), что если ребенок сильно в чем-то нуждается, то он имеет тот же статус, что и больной. И в самом деле, чем меньше ребенок, тем в больших вещах он нуждается. Подобное этому приводится в Нишмат Авраѓам (328, 57) и в Орхот шабат (20, прим. 162).

07. Игры, разрешенные и запрещенные в субботу

Нам заповедано приучать детей посвящать в субботу как можно больше времени изучению Торы. Поэтому желательно, чтобы они тратили меньше времени на игры, чтобы у них не появилась привычка тратить драгоценные субботние часы на будничные занятия. Чем ближе дети к возрасту бар-мицвы, тем больше следует приучать их тратить в субботу больше времени на изучение Торы и меньше – на игры. Желательно, чтобы родители сами обучали своих детей, тем самым исполняя заповедь: «И учите им сыновей своих, говоря о них» (Дварим, 11:19). В каждой общине следует проводить по субботам большое количество уроков Торы для детей. Вместе с тем, детям разрешается играть в субботу. Поэтому все нижеследующие законы касаются всех детей, не достигших возраста бар-мицвы. Что же касается взрослых, то по отношению к ним действует иной закон: во-первых, потому, что изначально (лехатхила) необходимо следовать мнению тех авторитетов, которые считают, что в субботу взрослым запрещено играть в любые игры (см. выше, гл. 22, п. 13); во-вторых, даже мнения авторитетов, полагающих, что взрослым разрешено играть в игры в субботу, расходятся в отношении некоторых игр: когда речь идет о детях, которые обязаны соблюдать субботу только согласно заповеди о том, что их необходимо приучать к исполнению заповедей, тогда эти авторитеты придерживаются менее строгого толкования закона, а в отношении взрослых, которые обязаны соблюдать субботу согласно заповеди Торы, – более строгого толкования. Ниже мы объясним, каков закон в отношении детей; в случаях же, когда взрослые должны придерживаться более строгого толкования даже по мнению тех авторитетов, которые считают, что взрослым разрешено играть в игры в субботу, мы отметим это особо.

В субботу разрешается играть в шахматы, шашки и всевозможные лото. Разрешено также играть в кубики и волчок. Но запрещено играть в такие игры, в которых победитель выигрывает что-либо значимое – например, деньги или еду. Запрещается также играть в игры, во время которых люди обычно что-то пишут (см. Шульхан арух, 338, 5 и 322, 6; Хаей адам, 38, 11).

Есть мнение, что в субботу нежелательно играть в «Монополию» и тому подобные игры, в которых используются вымышленные деньги или имущество, но если дети хотят придерживаться в этом менее строгого толкования закона, то они вправе так поступить (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 16, 33). Однако взрослым следует придерживаться в этом более строгого толкования.

В субботу запрещены любые игры, во время которых необходимо писать, или клеить, или вырезать, или плести. Однако детям разрешается собирать пазлы или складывать слова. И хотя взрослым следует придерживаться в этом более строгого толкования закона, дети могут полагаться на мнение авторитетов, допускающих менее строгое толкование, согласно которому это не является нарушением запрета письма (котев), поскольку все буквы и картинки уже существовали до наступления субботы, а в саму субботу их только складывают вместе непрочным образом (см. выше, гл. 18, п. 4).

Запрещено собирать из мелких деталей модели, которые требуют большой точности и сохраняются в течение длительного времени.

Детям разрешается играть в конструктор, собирая и разбирая всевозможные формы. Дети также могут делать бумажные самолетики, кораблики и тому подобное. Взрослым же следует придерживаться в этом более строгого толкования закона (см. выше, гл. 15, п. 7 и «Расширенные объяснения»).

В субботу мудрецы запрещают возводить временные шатры, но если изменить порядок возведения шатра, это разрешено. Исходя из этого, детям запрещено развешивать одеяло на стулья, чтобы сделать подобие шатра и спрятаться под ним. Но если они сначала натянут в воздухе одеяло, а затем подставят под него стулья, это разрешено. Подобным же образом, запрещено строить из частей конструктора дом или гараж объемом тефах на тефах[5], но если сначала ребенок будет держать в воздухе крышу, а затем прикрепит к ней снизу стены, это разрешено (см. выше, гл. 15, п. 5).

Разрешено нанизывать игрушечные бусы, которые не сохранятся в течение долгого времени, при условии, что нитка будет завязана не узлом, а только «бантиком» (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 16, 22).

Запрещено сортировать несколько видов карточек или кубиков, перемешанных между собой, поскольку это является нарушением запрета отбора (борер). Но если человек хочет использовать для игры только один вид карточек, то разрешается извлечь карточки данного вида, поскольку это делается в процессе игры, а не как собственно работа, запрещенная в субботу (мелаха), – ведь игра начинается с раскладывания карточек или кубиков, из которых она состоит.

В субботу запрещено лепить из пластилина и полимерной глины (фимо), так как это является нарушением запрета размазывания (мемареах; см. Шульхан арух, 314, 11), а если человек лепит формы, обладающие смыслом, то это еще и нарушение запрета письма (котев; см. Хаей адам, Законы йом тов, 92, 3). На пластилин и полимерную глину распространяется запрет мукце.


[5]. Тефах («ладонь») – древняя мера длины, равная по разным мнениям приблизительно 8 или 9.6 см (прим. пер.).

08. Дополнительные виды игр; игры во дворе

В субботу разрешается натягивать пружину заводных игрушек, чтобы они начали двигаться, при условии, что при этом не зажгутся лампочки, и игрушки не будут издавать звуков (см. выше, гл. 15, п. 8). Запрещено пользоваться любыми игрушками, имеющими электрическую батарейку (см. выше, гл. 17, п. 2).

Запрещено надувать воздушные шары, так как при этом возникает опасение, что человек может завязать шар. Но разрешено надувать такой шар, который не завязывается, а затыкается затычкой, при условии, что его уже надували хотя бы один раз накануне субботы (см. выше, гл. 15, п. 8).

В субботу детям запрещено играть в игрушечные музыкальные инструменты, такие как дудка, пианино, гитара, колокольчик, трещотка. На все подобные игрушки распространяется запрет мукце. Разрешается давать младенцу игрушки, которые издают звуки, когда их раскачивают или на них надавливают, но взрослому запрещено делать что-либо, чтобы извлечь из них звуки (см. Мишна брура, 338, 1 и Биур Ѓалаха, со слова аваль; Шмират шабат ке-ѓилхата, 16, 2-3, прим. 10, и «Расширенные объяснения».

На песок распространяется запрет мукце, но если он был заранее приготовлен для детских игр, то он не является мукце (см. выше, гл. 23, п. 3). Разрешается играть с песком только при условии, что он тонкий и сухой, и из него невозможно лепить фигуры. Но если песок влажный, то поскольку его можно разгладить или проделать в нем ямки, им запрещено играть, так как это является нарушением запрета строительства (боне). И запрещено мочить песок, так как это является нарушением запрета замеса (лаш; см. выше, гл. 15, п. 2).

Запрещено играть на земле в стеклянные или другие шарики, так как при этом человек может разровнять лунки, чтобы шарики катились прямо. Подобным же образом, запрещено играть на земле в любую игру, для которой необходимо разравнивать землю, чтобы не случилось, что играющие станут разравнивать лунки. Даже если земля выложена плиткой, на ней все равно запрещено играть в такие игры, поскольку играющие могут перейти на землю, не выложенную плиткой, и начать разравнивать там лунки. Но разрешается играть на полу внутри дома, ведь поскольку в наше время полы во всех домах выложены плиткой, нет опасения, что играющие перейдут на голую землю (см. выше, гл. 15, п. 2).

В субботу разрешается играть абрикосовыми косточками, как принято у детей. Поскольку эти косточки изначально предназначались для игры, на них не распространяется запрет мукце, как на косточки других фруктов. Даже если косточки были извлечены из абрикосов в саму субботу, они не являются мукце, поскольку дети часто играют в такие косточки (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 16, прим. 33).

Разрешено качаться на качелях, но если они висят на дереве, даже только одним концом, то это запрещено. А если качели висят на перекладине, опирающейся на дерево, то качаться на них в субботу разрешается (см. выше, гл. 19, п. 7).

09. Бег и игра в мяч

В субботу детям запрещено играть в футбол и волейбол, поскольку этим играм придается большое значение, у них есть свои законы и правила, и поэтому они запрещены, так как являются «сугубо будничным занятием». Кроме того, иногда с этим играми могут быть связаны дополнительные запреты: например, разравнивание площадки для игр, поездки, записи, купля-продажа. Запрещено также наблюдать, как другие люди играют в футбол или волейбол в субботу, так как и это является нарушением запрета на «сугубо будничные занятия». В эти игры запрещено играть даже в доме или в частном дворе, потому что на мячи, необходимые для этих игр, распространяется запрет мукце, а также потому, что это «сугубо будничное занятие». Запрещено также играть в теннис, поскольку это тоже взрослая игра, которой придается большое значение[6].

Детям разрешается в субботу бегать, сколько их душе угодно, но запрещено проводить спортивные занятия (см. выше, гл. 22, п. 8).

Дети могут играть в мяч, предназначенный для маленьких детей, при условии, что эти игры проходят в доме или во дворе, выложенном плиткой. Но запрещено играть в мяч на земле или на траве, чтобы люди не начали разравнивать лунки. Разрешается также играть в непрофессиональный настольный теннис, поскольку в эту игру обычно играют дома. И не нужно опасаться, что, играя в мяч в субботу в младшем возрасте, они привыкнут к этому и будут играть и тогда, когда повзрослеют. Ведь разрешено играть именно в мяч, предназначенный для маленьких детей, и взрослые все равно не играют в такой мяч.

Если мяч застрял в ветках дерева, его запрещено снимать как палкой, так и руками, потому что нельзя трогать ничего, что лежит или висит на дереве, дабы человек по ошибке не сорвал ветку. Но если мяч упал сам по себе, то с ним можно играть (см. выше, гл. 19, п. 7; Шмират шабат ке-ѓилхата, 16, п. 8).


[6]. Некоторые авторитеты объясняют запрет на игру в футбол и волейбол в субботу опасением, что при этом люди станут разравнивать землю, и это подобно написанному в Шульхан арух (338, 5) и Мишна брура (308, 158). Другие объясняют это опасением, что человек начнет приводить в порядок мяч или надувать его (так пишет, например, Кцот ѓа-шульхан). Так или иначе, все раввины согласны, что в субботу запрещено играть в футбол и волейбол. И представляется, что это основано главным образом на запрете на «сугубо будничные занятия», и именно с этим связан также запрет на езду на велосипеде в субботу. Мы не должны относиться к этим запретам с пренебрежением, поскольку они основаны на заповедях Торы, как объясняет Рамбан (в комментарии к стиху Ваикра, 23:24): что Тора запрещает любое усилие и напряжение, которые мешают человеку отдыхать в субботу, потому что в субботу нам заповедано покоиться от трудов и усилий. А вот как это объясняется в книге Йешаяѓу (58:13): «Если удержишь в субботу ногу свою, удержишься от выполнения дел твоих в святой день Мой, и назовешь субботу отрадой, святой день Господень – почитаемым, и почтишь ее, не ходя путями своими, не отыскивая дело себе и не говоря ни слова об этом, то наслаждаться будешь в Господе, и Я возведу тебя на высоты земли, и питать буду тебя наследием Яакова, отца твоего, потому что уста Господни сказали это». Вот что сказано об этом в Вавилонском Талмуде (трактат Шабат, 113а): «»И почтишь ее» – одежда, которую ты надеваешь в субботу, должна отличаться от твоей одежды в будни; «не ходя путями своими» – в субботу тебе следует ходить иначе, нежели в будни; «не отыскивая дело себе» – твои личные дела запрещены, а дела, связанные со святостью, разрешены; «и не говоря ни слова об этом» – твои слова, произносимые в субботу, должны отличаться от слов, произносимых в будни». А поскольку игре в футбол и волейбол придается большое значение, и они имеют четкие правила и законы, и занятия и даже заработки множества людей связаны с этими играми, они представляют собой «сугубо будничные занятия». Что же касается разрешения детям и подросткам бегать в свое удовольствие в субботу, то оно относится к обычному бегу, не в рамках определенной игры или спортивных тренировок. Нечто подобное этому писал наш учитель рав Кук в книге Орах мишпат, 152.

10. Велосипед, самокат, скейтборд

В субботу запрещено ездить на обычном двухколесном велосипеде, так как это «сугубо будничное занятие» (см. выше, гл. 22, п. 8). Даже если у него есть боковые (учебные) колеса, ездить на нем запрещено. Но маленьким детям разрешается ездить на трехколесном велосипеде, потому что трехколесные велосипеды предназначены специально для маленьких детей и существенно отличаются от обычных велосипедов, и поэтому езда на них не считается «сугубо будничным занятием» (см. выше, гл. 22, п. 8, прим. 5).

Некоторые авторитеты разрешают детям кататься в субботу на самокатах и скейтбордах, потому что, по их мнению, это подобно бегу, который в субботу разрешен. Другие авторитеты это запрещают, поскольку в субботу мудрецы разрешают именно обычный бег, а если ребенок использует приспособления с колесами, которые очень ускоряют его продвижение, это уже становится будничным занятием.

И хотя постфактум (бедиавад) тем, кто придерживается в этом менее строгого толкования закона, есть на чье мнение положиться, желательно все же следовать более строгому толкованию, потому что оно более убедительно: подобно тому как в еврейских общинах принято запрещать катание на велосипеде в субботу на основе запрета на «сугубо будничные занятия», поскольку это не соответствует особой субботней атмосфере покоя и отдыха, так не подобает в субботу кататься на самокатах и скейтбордах. Кроме того, если в субботу занятия детей будут ограничены, и они смогут играть только в самые простые игры, то благодаря этому большие дети привыкнут посвящать в субботу больше времени отдыху и изучению Торы.

Параграфы в главе