03. На ком лежит обязанность приучать ребенка к исполнению заповедей и останавливать его в случае нарушения запретов

Некоторые авторитеты говорят, что обязанность приучать ребенка к исполнению заповедей лежит в одинаковой степени и на отце, и на матери (так считает, например, Трумат ѓа-дешен). Однако по мнению большинства авторитетов, обязанность приучать своих детей к исполнению заповедей лежит только на отце. Это означает, что именно отец должен останавливать их, когда они нарушают какой-либо запрет, и требовать от них исполнения заповедей. Эта обязанность является прямым следствием обязанности обучать детей Торе, которая также лежит на отце. Разумеется, и на мать возложена общая заповедь приучать детей к жизни по Торе и к исполнению заповедей, так как заповедь любви и приверженности правде обязывает каждую мать воспитывать своих детей в духе святой Торы и ее заповедей, но ответственность за то, чтобы приучить детей исполнять конкретные заповеди в соответствии с требованиями Ѓалахи лежит именно на отце (так пишут рабейну Йона, Маѓарам, Ѓагаѓот Маймунийот). А если у ребенка нет отца, способного приучить его к исполнению заповедей – например, если отец умер или ушел из дома, – то обязанность приучить детей к строгому исполнению законов Ѓалахи ложится на мать (см. Элия раба, 640, 4; Каф ѓа-хаим, 343, 9).

Исходя из этого, если ребенок, достигший возраста шести-семи лет, когда его начинают приучать к тщательному исполнению заповедей, увлекся игрой и не хочет отвлечься, чтобы послушать кидуш или ѓавдалу, либо прочитать «Благословение после трапезы», то отец обязан убедить его сделать это, чтобы приучить к исполнению указанных заповедей. Что же касается матери, то она может порой закрыть глаза на такое поведение ребенка, чтобы сохранить дома мирную атмосферу. Если же отец умер или ушел из дома, то мать должна занять его место, строго следя за тем, чтобы дети приучались к исполнению заповедей[1].

Если родители не выполняют возложенную на них обязанность приучать своего ребенка к исполнению заповедей и не останавливают его, когда он нарушает какой-либо запрет Торы, то бейт-дин (раввинский суд) или представители общины, несущие ответственность за воспитание детей, обязаны выразить отцу ребенка упрек. Но если родители недостаточно строго следят за тем, чтобы их дети исполняли постановления мудрецов, то нет необходимости упрекать отца ребенка.

Законоучители разошлись во мнениях относительно того, как должен поступить человек, который видит, как чужой ребенок, достигший возраста шести-семи лет, нарушает какой-либо из запретов Торы – например, выполняет работу, запрещенную в субботу, или ест некошерную пищу. Есть мнение, что обязанность приучать ребенка к исполнению заповедей возложена только на его отца, но не на других людей, и те не обязаны останавливать ребенка, когда он нарушает запрет Торы (так пишут Рамбам и Шульхан арух, 343, 1). Другие авторитеты считают, что все евреи обязаны следить за тем, чтобы дети, достигшие возраста, когда их начинают приучать к исполнению заповедей, не нарушали законы Торы (так считают, например, Тосафот, Рош и Рама). Некоторые поздние законоучители вынесли в связи с этим практическое решение, согласно которому, если взрослый видит, как ребенок нарушает запрет Торы – например, зажигает свет или отстирывает свою одежду в субботу, либо ест некошерную пищу, – то он должен остановить ребенка. Но если взрослый видит, что ребенок нарушает указание мудрецов – например, ест мясо птицы вместе с молочной пищей или играет в субботу с предметами, на которые распространяется запрет мукце, – то он не должен делать ребенку замечание (см. Хаей адам, Мишна брура, 343, 7). Но представляется, что если ребенок нарушает запрет, установленный мудрецами, вновь и вновь, то все-таки следует сделать замечание его родителям.

Если же ребенок хочет причинить ущерб человеку или чьей-либо собственности, взрослый обязан остановить его, чтобы предотвратить ущерб. Ведь Тора заповедала нам возвратить человеку вещь, которую он потерял, как сказано (Дварим, 22:2): «…и тогда возвратишь это ему». Из этого следует, что мы тем более обязаны предотвратить ущерб, который грозит собственности ближнего. Кроме того, в Торе (Ваикра, 19:16) написано: «Не оставайся равнодушным к крови ближнего твоего», и объясняют наши мудрецы (Сифра), что к этой заповеди относится и забота о собственности ближнего.

Необходимо подчеркнуть, что заповедь воспитания следует исполнять таким образом, чтобы ребенок мог принять ее всем сердцем, поэтому нельзя заставлять шести-семилетнего ребенка исполнять сразу все заповеди и читать все молитвы полностью. Для того и предназначены детские годы, чтобы ребенок привык к исполнению заповедей и молитвам, пока он не достигнет возраста бар-мицвы, в котором будет способен исполнять заповеди во всей полноте.


[1]. Все авторитеты согласны, что на матери тоже лежит обязанность воспитывать своих детей в духе Тору и заповедей, и эта обязанность является часть заповеди: «И люби ближнего твоего, как самого себя» (Ваикра, 19:18). Ребенок тоже должен удостоиться приникновения ко Всевышнему и Его Торе. Мать обязана делать это и согласно заповеди: «Ты увещевай ближнего твоего» (там же, ст. 17), ведь сказали наши мудрецы (трактат Шабат, 54б): «Каждый, кому следовало отвратить своих домашних от совершения греха, но он не сделал этого, будет наказан за грех, который совершили его домашние». Что же касается обязанности обучать детей Торе, то она лежит на отце, а если он не хочет, то бейт-дин должен обязать его заплатить за обучение его детей Торе и заповедям (см. Шульхан арух, Йоре деа, 245, 4). А если у отца нет денег, он обязан продать одежду или собирать подаяние, чтобы обучить своих детей Торе; мать же не обязана так поступать. А поскольку отец обязан обучать своих детей Торе, он также обязан следить за тем, чтобы они тщательно соблюдали заповеди согласно всем требованиям Ѓалахи. Таким образом, на отца возложена обязанность позаботиться о том, чтобы его дети строго соблюдали конкретные заповеди, а на матери лежит общая обязанность пробудить в детях любовь к Торе. Именно это подразумевает стих (Мишлей, 1:8): «Слушай, сын мой, наставление отца твоего и не отказывайся от учения матери твоей». На основе этого Виленский Гаон писал (в комментарии к Мишлей, 20:20): «Отец обучает сына исполнению заповедей, а мать направляет его на путь заповедей, путь прямой» (и см. также Вавилонский Талмуд, трактат Брахот, 17а). Но если отца нет, то его место должна занять мать, согласно заповеди: «И люби ближнего твоего, как самого себя», заповеди цдаки (оказания милости ближнему) и заповеди: «Ты увещевай ближнего твоего» (см. Элия раба, 640, 4; Каф ѓа-хаим, 343, 9). Кроме того, в некоторых семьях матери проще строго следить за тем, чтобы дети исполняли заповеди, нежели отцу, и тогда обязанность обучения детей практическому исполнению конкретных законов ложится на мать.

Запись опубликована в рубрике Глава 24 - Законы, связанные с детьми. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *