Глава 29 — Законы эрува

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]

01. Как превратить общественное владение в частное

Как мы уже говорили (в гл. 21), в субботу разрешается перемещать предметы в пределах частного владения, тогда как по общественному владению запрещено перемещать предметы на расстояние, превышающее 4 локтя (амот)[1]. Запрещено также переносить предметы из частного владения в общественное и наоборот.

С помощью эрува можно превратить общественное владение в частное, и тогда в пределах этого владения можно будет перемещать предметы в субботу без всякого ограничения. Будет также разрешено выносить предметы из домов и дворов в это владение и вносить их обратно.

Эрув («объединение дворов») включает в себя две составляющие. Первая относится к самой территории, а вторая – к людям, проживающим на ней. Указанную территорию надлежит обнести оградой, чтобы она стала единым целым – условие, необходимое для придачи ей статуса частного владения. Но этого недостаточно. Необходимо также, чтобы все люди, живущие на этой территории, стали как бы «единой общностью». Это достигается с помощью пищи, достаточной для двух трапез. Она принадлежит всем жителям данной территории, и каждый из них имеет право ее съесть. Такая пища и называется эрув (букв. «смешение»), так как благодаря ей все дома и дворы, расположенные на указанной территории, как бы «смешиваются» (то есть объединяются), образуя единое владение, называемое «частным».

Как мы уже отмечали (в гл. 21, п. 7), существуют «общественное владение», определенное Торой, и «общественное владение», определенное мудрецами и называемое кармелит. Для того чтобы в субботу можно было перемещать предметы по «общественному владению», установленному Торой, необходимо обнести его стеной или оградой высотой не менее 10 ладоней (тфахим), то есть около 1 метра[2], а ворота, через которые люди входят на эту территорию, по ночам должны быть закрыты (см. Шульхан арух, 364, 2).

Если же речь идет о кармелит («общественном владении» по определению мудрецов), то ее не нужно обносить полноценной оградой; достаточно символической перегородки в форме дверного проема (цурат ѓа-петах), чтобы придать кармелит статус частного владения (см. Шульхан арух, Орах хаим, 362, 10-11).


[1]. Локоть (ивр. ама) – древняя мера длины, равная по разным мнениям от 43 до 57.6 см (прим. пер.).

[2]. Рабби Хаим Наэ считает, что ладонь (тефах) равняется 8 см; значит, 10 ладоней – это 80 см. Его подсчеты основаны на словах Рамбама о величине древней единицы объема, называемой «драхма», а поскольку выяснилось, что драхма времен Рамбама была на более чем десять процентов меньше турецкой драхмы, на которой основывал свои вычисления рабби Хаим Наэ, получается, что его вычисления преувеличены. Согласно современным подсчетам, один тефах равен 7.6 см; значит, 10 тфахим – это 76 см. Существует еще одно мнение: Хазон иша, который опирается на слова Нода бе-Йеѓуда. Согласно этому мнению, тефах равен 9.6 см. Практический закон следует мнению Рамбама, с которым согласны практически все авторитеты. Этому и соответствуют современные вычисления. Однако на протяжении примерно двух поколений ѓалахические авторитеты основывались на подсчетах рава Хаима Наэ, а некоторые авторитеты, придерживаясь более строгого толкования закона, следуют мнению Хазон иша. И представляется, что изначально (лехатхила) высота эрува (ограды или символического проема – цурат ѓа-петах) должна соответствовать мнению Хазон иша, поскольку иногда веревка, служащая эрувом, немного прогибается, и, следуя мнению Хазон иша, мы избегаем сомнения. Кроме того, эрув предназначен для всех жителей обнесенной им территории, поэтому изначально (лехатхила) есть больше оснований учитывать мнения всех авторитетов. И потому в ѓалахических трудах, как правило, говорится, что 10 тфахим составляют приблизительно 1 метр, однако по сути закона можно положиться и на современные вычисления. Что же касается закона о том, что дыра в 10 локтей (амот) приводит в негодность весь эрув, то в этом отношении следует придерживаться более строгого толкования закона, согласно которому это составляет 4. 56 м.

02. Цурат ѓа-петах

Как мы уже говорили (в гл. 21, п.п. 7-8), по мнению большинства авторитетов, улицы современных городов считаются общественным владением лишь согласно постановлению мудрецов, то есть имеют статус кармелит, и для того чтобы в субботу по ним было разрешено переносить предметы, их достаточно обнести символической оградой в форме дверного проема (цурат ѓа-петах), которая образует вокруг них своеобразную перегородку.

Базисная форма цурат ѓа-петах состоит из двух столбов с соединяющей их сверху перекладиной («притолокой»). Роль притолоки может играть доска или даже веревка, натянутая между столбами.

Общий принцип таков: столбы, стоящие по обе стороны от перекладины, и сама перекладина должны составлять форму дверного проема. А поскольку высота самого низкого дверного проема составляет как минимум 10 тфахим, столбы должны быть высотой не менее 10 тфахим. Веревка тоже должна быть натянута на высоте более 10 тфахим. А если в каком-то месте веревка прогнулась и опустилась ниже этого уровня, то все расстояние между этими двумя столбами рассматривается как «дыра», поскольку не бывает такого дверного проема, притолока которого была бы расположена ниже 10 тфахим. И если расстояние между этими двумя столбами составляет как минимум 10 амот (4.56 м), то весь эрув аннулируется, потому что дыра величиной в 10 амот приводит в негодность весь эрув.

А поскольку столбы, стоящие по обе стороны «притолоки», служат «косяками» проема, они должны быть устойчивыми, не качаться от обычного ветра, и достаточно прочными, чтобы к ним можно были прикрепить хоть какую-то дверь. Даже если столбы могут выдержать легкую соломенную дверь, они пригодны для того, чтобы служить эрувом (см. Шульхан арух, 362, 11)[3].

По мнению большинства авторитетов, ширина проема цурат ѓа-петах не имеет ограничения, так как базисная форма проема сохраняется на любом расстоянии, даже в 1000 локтей. По мнению Рамбама, если большая часть городской территории обнесена проемами в виде цурот ѓа-петах, то их ширина должна составлять не более 10 локтей. Изначально (лехатхила), если есть такая возможность, желательно учитывать это мнение. Однако на практике, поскольку очень сложно обнести города и поселения эрувом, ширина проемов которого не превышает 10 локтей, принято следовать менее строгому толкованию закона и не ограничивать ширину проемов (см. Шульхан арух, 362, 10).

Веревка, натянутая между столбами, должна быть привязана очень крепко, чтобы она не оторвалась на обычном ветру. Изначально (лехатхила), если возможно, ее следует привязать так, чтобы она вообще не качалась и не прогибалась на ветру, ведь дверные притолоки не качаются и не прогибаются. Однако постфактум (бедиавад), даже если веревка качается или прогибается, эрув все равно пригоден к использованию (см. Мишна брура, 362, 65; Арух ѓа-шульхан, 362, 37).


[3]. Столб, служащий для цурат ѓа-петах, должен выглядеть именно как столб, поэтому не следует использовать для этой цели стену (см. Маген Авраѓам, 363, 28). Но если цурат ѓа-петах служит продолжением линии стены, то край стены можно счесть за столб (см. Хазон иш, 70, 15).

03. Веревка должна быть натянута над столбами эрува и над электрическими столбами

Веревка, служащая «притолокой», непременно должна быть натянута над столбами, а не по сторонам от них. Ведь дверной проем (цурат ѓа-петах) состоит из косяков и притолоки, расположенной над ними. Даже когда столбы невысокие, и веревка натянута над ними на большой высоте (подобно электрическим проводам), если веревка натянута точно над столбами, и высота столбов составляет как минимум 10 локтей, то столбы считаются «косяками» проема, а веревка – его «притолокой». Но если веревка не натянута точно над столбами, эрув непригоден к использованию. А если столб кривой, то веревку следует натянуть точно над высоким концом столба; если же веревка натянута над другой точкой столба, то эрув непригоден к использованию (см. Шульхан арух, 362, 11; Мишна брура, 64)[4].

Электрические и телефонные столбы с проводами не могут служить проемами эрува, поскольку в этом случае провода натянуты не над столбами, а по сторонам от них. Их можно превратить в эрув, поставив под ними другие столбы высотой приблизительно в 1 метр (см. прим. 2), при условии, что эти столбы будут стоять непосредственно под проводами[5].


[4]. Если под веревкой, натянутой на большой высоте, ставят столбы, следует проследить за тем, чтобы между веревкой и столбом не было посторонних предметов – например, навеса. Так написано в Турей заѓав и Мишна брура, 363, 112. Однако некоторые авторитеты разрешают постфактум (бедиавад) придерживаться в этом менее строгого толкования закона, и так написано в Арух ѓа-шульхан (363, 46) и Мешив давар (1, 26).

Если в верхнем конце столба проделано отверстие, то, по мнению многих авторитетов, в него можно продеть веревку, и не будет считаться, что веревка натянута по сторонам столбов, поскольку она опирается на весь столб, находящийся под ней. И хотя конец столба возвышается над веревкой, это не является препятствием. Так пишут Арух ѓа-шульхан (362, 32) и Хазон иш (7, 9). Однако При мегадим и Мишна брура (362, 64) придерживаются в этом более строгого толкования закона, ведь поскольку столб возвышается над веревкой, не считается, что веревка привязана над столбом. Таков закон в отношении столба, имеющего по сторонам глубокие трещины – если вокруг такого столба обматывают веревку, и вся она проваливается в трещину, то, по мнению авторитетов, которые следуют менее строгому толкованию закона, считается, что веревка привязана к той части столба, которая находится под ней, а по мнению авторитетов, толкующих закон более строго, поскольку столб возвышается над веревкой, не считается, что веревка лежит на столбе. В случае необходимости можно положиться на мнение авторитетов, которые придерживаются менее строгого толкования.

[5]. Если несколько электрических столбов стоят по прямой линии, то достаточно поставить столбы эрува под проводами около двух крайних электрических столбов, и тогда электрические столбы, расположенные посередине, будут считаться не «косяками» символического проема, а лишь опорой для «притолоки». Таково мнение большинства авторитетов. Однако некоторые авторитеты придерживаются в этом более строгого толкования закона, согласно которому необходимо поставить столб для эрува возле каждого электрического столба, чтобы сторонние наблюдатели не подумали, что эрув сооружен не по правилам.

Сказанное мной относительно электрических столбов является мнением подавляющего большинства авторитетов. Однако некоторые авторитеты полагают, что только если человек соорудил символический проем (цурат ѓа-петах) и натянул веревку по сторонам от столбов, он тем самым продемонстрировал, что на самом деле не заинтересован в эруве; но если столбы были поставлены ради другой цели, и человек натянул веревку по сторонам от них, то он не продемонстрировал, что не заинтересован в том, чтобы соорудить цурат ѓа-петах, и эрув в таком случае пригоден для использования. А некоторые авторитеты придерживаются в этом менее строгого толкования закона, поскольку ложбины, через которые продета веревка, прочно прикреплены к самим столбам и являются их неотъемлемой частью, и тогда получается, что веревка продета над столбом, что соответствует менее строгому толкованию закона, приведенному в предыдущем примечании. Кроме того, некоторые авторитеты полагают, что, по мнению Рифа и Рамбама, нет запрета в том, чтобы веревка проходила по сторонам столба. На практике электрические столбы сами по себе не считаются «косяками» цурат ѓа-петах без дополнительных столбов.

04. Ограды, дыры и склон, называемый тель ѓа-митлакет[6]

Ограда высотой как минимум в 10 тфахим считается качественной перегородкой, которая придает статус частного владения даже территории, определяемой как «общественное владение» согласно закону Торы (как объясняется выше, гл. 21, п. 7). Такая ограда может быть сделана даже из металлической решетки – если ширина ее ячеек не превышает 3 тфахим, то ограда считается сплошной, и ее можно использовать даже на территории, определяемой как «общественное владение» согласно закону Торы.

Если в ограде или эруве, сооруженном по принципу цурат ѓа-петах, имеются дыры, ширина которых не превышает 10 амот (4.56 м), и общая ширина всех дыр на каждой стороне населенного пункта, обнесенного эрувом, меньше протяженности всей ограды или эрува на этой стороне, то эрув пригоден к использованию (см. Мишна брура, 362, 45. Однако по мнению Арух ѓа-шульхан, 362, 23, вся протяженность ограды или эрува считается единым целым). Но если дыры составляют бо̀льшую часть ограды или эрува на одной из сторон населенного пункта, или даже если бо̀льшую часть составляет сама перегородка, но в ней имеется дыра шириной как минимум в 10 амот, – то эрув непригоден к использованию (см. Шульхан арух, 362, 9).

Если на одном конце города стоят дома с дворами, обнесенными оградой, а между дворами расположены пустыри, и расстояние между дворами составляет менее 10 амот, а протяженность каждого двора превышает 10 амот, то эту часть города не нужно обносить оградой или эрувом, сооруженным по принципу цурат ѓа-петах, поскольку ограды дворов и являются перегородкой. А промежутки длиной менее 10 амот не делают эрув непригодным.

Если населенный пункт окружен парком, а в парке имеется терраса высотой как минимум в 10 тфахим, то терраса служит перегородкой, и нет необходимости сооружать там другую перегородку или эрув, основанный на принципе цурат ѓа-петах. А если террасой обнесена только часть города, то нет надобности сооружать еще одну перегородку в этой части.

Если одна сторона населенного пункта расположена на склоне, и склон спускается как минимум на 10 тфахим (около 76 см; см. прим. 2) на площади в 4 амот (около 1.82 м), то такой склон мудрецы называют тель ѓа-митлакет, и он считается полноценной перегородкой (см. Шульхан арух, 345, 2).

Если населенный пункт обнесен оградой, и на дороге, ведущей в этот населенный пункт, установлены ворота, ширина которых превышает 10 амот, и они закрываются на ночь, то даже когда эти ворота открыты, эрув пригоден к использованию (см. Шульхан арух, 364, 2). Но если ночью ворота остаются открытыми, или если они сделаны из металлической перекладины таким образом, что даже будучи закрыты, они не годятся для того чтобы служить перегородкой, то необходимо заделать «дыру», которую представляют собой эти ворота, соорудив над ними символический проем (цурат ѓа-петах).


[6]. См. выше, гл. 21, прим. 2 (прим. пер.).

05. Общность, достигаемая за счет пищи, достаточной для двух трапез

Как мы уже говорили (в п. 1), для того чтобы придать общественному владению или кармелит статус частного владения, по которому разрешено перемещать предметы в субботу, недостаточно обнести эту территорию оградой или эрувом, сооруженным по принципу цурат ѓа-петах. Необходимо также, чтобы все жители этого места вошли в единую «общность». Это достигается с помощью хлеба, который принадлежит всем людям, живущим на этой территории. Для этого пригоден не только хлеб, испеченный из муки пяти видов злаков, но даже из рисовой муки (см. Шульхан арух, 366, 8). Если в пределах эрува живут менее восемнадцати человек, то достаточно, чтобы объем общего хлеба составлял по объему одной сушеной фиги на человека. Для восемнадцати человек нужен хлеб объемом в 18 сушеных фиг, что составляет количество пищи, достаточное для двух трапез. Даже если там живут более восемнадцати человек, хоть тысяча, то для того чтобы стать «единой общностью», для всех них достаточно хлеба, которого хватит на две трапезы.

Авторитеты расходятся во мнениях относительно того, какого именно количества пищи достаточно для двух трапез. Практическое постановление (см. Шульхан арух, 368, 3) гласит, что изначально (лехатхила) следует положить в специально предназначенное для этого место эрув (то есть количество пищи) объемом в 8 яиц (около 400 см3), а постфактум (бедиавад) для этого достаточно объема в 6 яиц (около 300 см3). Эта пища называется эрув (букв. «смешение»), так как благодаря ей все дома и дворы, расположенные на указанной территории, как бы «смешиваются», образуя единое владение, называемое «частным».

А поскольку эрув принадлежит всем жителям данного населенного пункта, каждый из них может съесть его, когда пожелает. Если эрув съедается в субботу, то поскольку он уже существовал в сумерки перед ее наступлением, все жители этого места уже стали «единой общностью», и по данной территории разрешается перемещать предметы в течение всей субботы. Но на следующую субботу для всех жителей следует приготовить другой эрув[7].

В кибуце или любом другом месте, где имеется общественная столовая, в которой все жители едят вместе, достаточно обнести территорию эрувом по принципу цурат ѓа-петах, и нет необходимости оставлять для всех пищу, достаточную для двух трапез, поскольку пища в общественной кухне создает необходимую общность.


[7]. Существует два вида эрува: «объединение дворов» (эрув хацерот) и «объединение переулков» (шитуфей мевоот). Эрув хацерот делает разрешенным перемещение предметов в пределах частного владения, разделенного на владения, принадлежащие различным хозяевам, ведь мудрецы вынесли постановление, запрещающее в субботу переносить предметы из квартиры, принадлежащей одному человеку, в квартиру, принадлежащую другому человеку. Ведь несмотря на то, что обе квартиры являются частными владениями, но поскольку они принадлежат разным людям, это похоже на общественное владение. Однако если в специальное место кладут эрув хацерот, то все обитатели этих квартир становятся как бы «единой общностью», и разрешено переносить предметы из одной квартиры в другую. Эрув хацерот следует оставить в одной из квартир (см. Шульхан арух, 368, 3), и он обязательно должен состоять из хлеба (368, 1). Шитуфей мевоот – это более действенное решение, так как благодаря этому все квартиры, дворы и улицы становятся единым частным владением, в пределах которого разрешено перемещать предметы в субботу. Поэтому пищу для шитуфей мевоот не нужно класть непременно в одну из квартир – ее можно оставить и во дворе. Кроме того, этот эрув необязательно должен состоять именно из хлеба – для него пригодна любая пища, достаточная для двух трапез. При наличии шитуфей мевоот не нужно делать эрув хацерот. Поэтому в наши дни принято оставлять пищу, достаточную для двух трапез, в синагоге, хотя синагога не предназначена для того, чтобы в ней жили люди. Этот эрув относится к категории шитуфей мевоот (см. Шульхан арух, 368, 3; 386, 1; Биур Ѓалаха, там же). И поскольку он заменяет и эрув хацерот, необходимо, чтобы в него входил хлеб.

06. Порядок приготовления эрува и произносимое при этом благословение

Принято, чтобы эрув состоял из мацы, поскольку маца сохраняется в течение долгого времени, и пока маца пригодна в пищу, она может служить эрувом. Все это время нет необходимости готовить новый эрув (см. Шульхан арух, 368, 5). Каждый год в канун Песаха в синагоге обычно оставляют новый эрув; при этом произносят соответствующее благословение и текст, сопровождающий приготовление эрува на следующий год. Во многих общинах честь приготовления нового эрува предоставляют раввину. Если перед Песахом забыли приготовить новый эрув, то пока существует старый эрув, разрешается перемещать предметы в субботу на всей территории, обнесенной эрувом.

Всю пищу, предназначенную для эрува, необходимо положить в одну коробку или один пакет. Принято оставлять эрув в синагоге или поблизости от нее, поскольку синагога принадлежит всем членам общины (см. прим. 7).

Прежде чем положить эрув в предназначенное для него место, необходимо объявить, что он принадлежит всем жителям города. Для этого человек, готовящий эрув, приподнимает мацу на высоту примерно 1 тефаха над землей, при этом подразумевая, что тем самым он передает ее во владение всех жителей города и всех, кто поселится в нем в будущем. Для того чтобы передача стала действительной, необходимо, чтобы сначала эта маца принадлежала другому человеку.

Прежде чем передать эрув во владение всех жителей города и оставить его в предназначенном для этого месте, нужно произнести благословение: «Благословен Ты, Господь, Бог наш, Владыка мира, Который освятил нас заповедями Своими и заповедал исполнять заповедь эрува». После этого говорят: «Благодаря этому эруву нам (то есть всем жителям этого места – города, поселка или двора) будет разрешено выносить и вносить предметы из домов во двор и со двора в дома, из дома в дом, со двора во двор, с крыши на крышу, из домов и дворов на улицу, а с улицы во все дома и дворы этого города, нам и всем жителям этого города, и всем, кто присоединится к ним, во все субботы года и во все праздники, грядущие к добру» (Шульхан арух, 366, 15; Мишна брура, 83).

07. Эрув в месте, где живут евреи, нарушающие субботу

Эрув – то есть пища, достаточная для двух трапез и принадлежащая всем жителям города, – объединяет всех жителей, благодаря чему территория, обнесенная оградой или эрувом, сооруженным по принципу цурат ѓа-петах, считается частным владением, и в ее пределах разрешено перемещать предметы в субботу. Однако это справедливо при условии, что все без исключения жители этого населенного пункта имеют долю в эруве; если же хотя бы один из них в этом не заинтересован, то все жители города уже не считаются «единой общностью», и эрув не действует.

Таким образом, в городах и поселках, где живут евреи, не соблюдающие субботу, возникает проблема, поскольку нерелигиозные жители не заинтересованы в существовании эрува, и получается, что они сами и дома, в которых они живут, не входят в общность, относящуюся к эруву. А значит, в таких местах эрув не действует. Тот же закон справедлив и в случае, если в городе живет нееврей, чей дом не входит в эрув, что аннулирует действие эрува (см. Шульхан арух, 385, 3; 382, 1).

Решить эту проблему можно следующим образом: еврей, нарушающий субботу, или нееврей, живущий в городе, должны сдать свою квартиру на субботу одному из евреев, соблюдающих субботу, и тогда его квартира тоже войдет в эрув. Однако этот совет практически невыполним в больших поселках, а тем более, в городах. Поэтому раньше было принято следовать другому обычаю: все дома сдавались городскому голове, имевшему право входить в любой дом в городе (см. Шульхан арух, 391, 1).

Есть мнение, что в наши дни такое решение проблемы недействительно, поскольку в демократических государствах мэр города не имеет права зайти в частную квартиру без соответствующего судебного постановления. И все же в этом вопросе принято следовать менее строгому толкованию закона, ведь во время войны комендант города и начальник гражданской обороны имеют право дать приказ солдатам использовать любые дома на свое усмотрение, и даже во время военных учений солдаты могут воспользоваться любой квартирой в городе. Получается, что комендант города и начальник гражданской обороны имеют определенную долю в любой квартире, и перед началом субботы можно арендовать у них эту долю для нужд эрува[8].


[8]. На практике раввины заключают сделку с мэром города и начальником полиции – а те, кто придерживается более строгого толкования закона, еще и с управляющим округом под эгидой Министерства внутренних дел. Согласно условиям сделки, начальник полиции имеет право в чрезвычайной ситуации зайти в любую квартиру в городе, а мэр города и представитель Министерства внутренних дел имеют право распоряжаться любой улицей. В результате этой сделки раввин получает право оставить свои вещи в любом месте, где захочет, благодаря чему он получает долю в любом месте города, а это позволяет ему включить в эрув всех жителей города. Следует отметить, что в этих законах авторитеты всегда придерживаются менее строгого толкования, поскольку по своей сути этот закон – не что иное как очень строгое взыскание, потому что мудрецы не хотели, чтобы евреи, соблюдающие заповеди, жили по соседству с евреями, нарушающими субботу, или же неевреями. Поэтому, хотя на самом деле их можно было просто включить в эрув, мудрецы усугубили закон, запретив это. Но если нет иного выхода, то авторитеты находят менее строгое толкование закона, опираясь на любой довод, чтобы можно было сделать эрув в городе, где живут евреи, нарушающие субботу, или неевреи. И см. Хазон иш, 18, 9; а также в Арух ѓа-шульхан, 391, 4.

08. Если эрув упал в субботу

Порой в субботу выясняется, что где-то на своей протяженности эрув порвался и пришел в негодность. В таком случае возникают два вопроса: 1) разрешается ли чинить эрув в субботу? 2) Если починить эрув невозможно, следует ли сообщить всем жителям, что эрув непригоден к использованию, дабы они воздерживались от перемещения предметов вне дома?

Изначально (лехатхила), если поблизости присутствует нееврей, желательно, чтобы он починил эрув. И хотя мудрецы запрещают просить в субботу нееврея выполнить в субботу для еврея запрещенную работу (мелаха), в этом случае, поскольку крайне необходимо избавить множество людей от нарушения запрета перемещения предметов по «общественному владению», мудрецы разрешают просить нееврея починить эрув, даже если для этого необходимо выполнить работы, запрещенные в субботу Торой (см. Мишна брура, 276, 25; выше, гл. 9, п. 12).

Но если поблизости нет нееврея, то очевидно, что еврею запрещено чинить эрув, выполняя при этом работы, запрещенные в субботу. Например, если упал столб, то еврею запрещено ставить его обратно, втыкая в землю. А если порвалась веревка, Тора запрещает завязывать ее прочным узлом. Возникает вопрос, можно ли завязывать веревку «бантиком» – узлом, разрешенным в субботу, подобно тому, как завязывают ботинки?

Некоторые законоучители считают, что чинить эрув в субботу запрещено в любом случае. И хотя в субботу разрешено завязывать «бантиком» простую веревку, в случае эрува это запрещено, потому что в результате возникает «перегородка», позволяющая перемещать предметы (см. выше, гл. 15, п. 4), а такую перегородку запрещено делать в субботу. Иными словами, мудрецы запретили делать перегородку, которая позволила бы пользоваться огороженной территорией: ведь прежде чем человек завязал узел, по этой территории было запрещено перемещать предметы, а после этого стало разрешено.

Есть и другое мнение: хотя мудрецы в принципе запретили делать в субботу перегородку, позволяющую перемещать предметы, но для того чтобы избавить множество людей от нарушения запрета Торы, разрешается делать такую перегородку, завязав веревку «бантиком». Именно таков практический закон (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 17, 34).

Если починить эрув невозможно, не следует сообщать об этом во всеуслышание, поскольку существует опасение, что найдутся люди, которые не станут воздерживаться от перемещения предметов в субботу, и лучше, чтобы они делали это по ошибке, нежели преднамеренно. Следует сообщить, что эрув разорван, только тем людям, о которых известно, что они воздержатся должным образом от нарушения запрета[9].


[9]. Однако в принципе, если есть хоть какая-то вероятность, что люди прислушаются, даже если очевидно, что, скорее всего, они не прислушаются, нельзя руководствоваться правилом: «лучше, чтобы они делали это по ошибке, нежели преднамеренно». Если есть вероятность, что люди прислушаются к назиданию, следует сообщить им об опасности греха (см. Мишна брура, 608, 3, на основе мнения Роша). Исходя из этого, казалось бы, и в этом случае необходимо сообщить во всеуслышание, что эрув разорвался, поскольку существует вероятность, что благодаря этому множество людей воздержится от перемещения предметов. Однако рав Шломо-Залман Ойербах объясняет (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 17, прим. 139), что в данном случае закон относится к людям, которые все равно будут перемещать предметы, менее строго, чем даже к тем, кто совершает грех по ошибке, ведь если они думают, что эрув пригоден к использованию, они перемещают предметы как бы «мимоходом», нарушая тем самым лишь запрет, установленный мудрецами. Поэтому лучше не сообщать во всеуслышание, что эрув разорвался.

Содержание

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]