Глава 06 — Продажа квасного

01. Продажа квасного нееврею – способ сохранить квасное, избежав его уничтожения

Каждый еврей обязан уничтожить квасное, находящееся в его владении, до полудня 14 нисана. Для того чтобы не уничтожать большое количество продуктов, евреи накануне Песаха всегда тщательно планировали покупку и приготовление пищи, чтобы до наступления праздника доесть все квасное. Они отставляли немного квасной пищи только для того, чтобы сжечь ее и тем самым исполнить наиболее великолепным образом (ле-меѓадрин) заповедь уничтожения квасного.

Однако случалось, что расчеты были ошибочными, и в канун Песаха во владении еврея оставалось очень много квасной пищи. Если еврей не считался с убытками, он мог сжечь эту пищу или подарить ее достойному того нееврею. Если же он не хотел уничтожать оставшийся хамец, поскольку убытки, связанные с этим, были ему не по карману, он мог продать его нееврею до начала Песаха. Ведь пока не вступил в силу запрет на извлечение любой выгоды из квасного, еврею разрешено продавать принадлежащее ему квасное, выручив за него полную стоимость. Указанный запрет вступает в силу 14 нисана с началом шестого временного часа, а до этого времени разрешается продавать квасное.

Это было особенно важно для торговцев, продающих квасную пищу. Перед Песахом у них оставалось много товара, который они должны были продать неевреям, чтобы избежать убытков. Но если невозможно найти нееврея, который действительно заинтересован купить весь товар, то, согласно постановлению мудрецов, разрешается сказать нееврею: «Даже если тебе не нужно столько квасной пищи, купи ее у меня за полную стоимость, а после Песаха, если захочешь, я выкуплю ее обратно» (см. Тосефта к трактату Псахим, 2, 7).

02. Как распространился обычай продажи квасного

Около четырехсот лет назад многие европейские евреи стали зарабатывать на жизнь производством и продажей крепких спиртных напитков. Христианская знать отдала евреям на откуп питейный промысел, за что взимала с них арендную плату и проценты с доходов. Спиртные напитки, изготовляемые из пшеницы и ячменя, расцениваются с точки зрения Ѓалахи как хамец в чистом виде (хамец гамур). Поэтому ежегодно накануне Песаха евреи, стремясь предотвратить огромные убытки, были вынуждены продавать все напитки неевреям, а после Песаха выкупали их обратно, чтобы продолжать торговлю.

Со временем раввины стали замечать, что порой такие сделки заключаются не в соответствии с законом Ѓалахи, что порождало серьезные проблемы. Ведь если продажа квасного не отвечает всем требованиям еврейского закона, значит, квасное остается собственностью еврея, и в Песах тот ежесекундно нарушает запреты Торы «да не будет видно» (баль йираэ) и «не должна находиться» (баль йимаце). После Песаха также запрещено использовать это квасное, его необходимо полностью уничтожить. Поэтому раввины стали руководить продажей квасного перед Песахом, чтобы убедиться, что сделки заключаются в соответствии с законом Ѓалахи. И благодаря тому, что вопрос продажи квасного был упорядочен, с каждым годом все больше евреев стали продавать принадлежащее им квасное неевреям, чтобы предотвратить убытки. Так обычай продажи квасного широко распространился во всех еврейских общинах.

И все же, некоторые ѓалахические авторитеты выступали против продажи квасного неевреям, поскольку это не истинная продажа, а всего лишь фикция – ведь очевидно, что после Песаха хамец возвратится к своему владельцу-еврею. Кроме того, при заключении подобных сделок стороны не платили налог государству, как во всех других случаях купли-продажи. Кроме того, при заключении обычной сделки покупатель платит продавцу полную стоимость товара и забирает товар с собой, а при продаже квасного накануне Песаха нееврей не уплачивает еврею полную стоимость спиртных напитков и не уносит их с собой[1].

Тем не менее, практически все авторитеты согласны, что на продажу квасного следует полагаться, поскольку она имеет юридическую силу, как всякая другая сделка, и нееврей имеет полное право отказаться от перепродажи квасного еврею после Песаха. Значит, эта продажа является полноценной и ее нельзя рассматривать как фиктивную. И все же, для того чтобы со стороны не казалось, что это обман, при заключении сделки с неевреем необходимо соблюсти все требования Ѓалахи. А поскольку существует несколько мнений по поводу того, как именно должна совершаться купля-продажа между евреем и неевреем по Ѓалахе, при заключении сделки о продаже квасного строго следят за тем, чтобы этот акт был совершен согласно всем мнениям. Тогда не будет никакого сомнения в том, что сделка действительна. Кроме того, сделка обязательно должна соответствовать законам государства (см. Мишна брура, 448, 17, 19 и Биур Ѓалаха, там же).

Что же касается оплаты, то при заключении сделки пишут купчую на сумму, равную истинной стоимости продаваемого квасного, и нееврей платит задаток, как принято у торговцев, а остаток суммы записывается ему в виде долга. Однако этот долг не препятствует окончательному заключению сделки. А после Песаха покупатель-нееврей имеет право сделать выбор: если он захочет оставить купленный хамец у себя, он должен будет уплатить продавцу всю оставшуюся сумму, а если предпочтет перепродать хамец бывшему владельцу-еврею, тот возвратит ему задаток и простит предпасхальный долг в обмен на то, что хамец возвратится к нему. А то, что при заключении этой сделки не платят налог государству, можно объяснить так: царю или правительству очевидно, что подобные сделки заключаются не в деловых интересах, а из религиозных соображений, поэтому они готовы отказаться от налога.

Для того чтобы еще больше уподобить продажу квасного любой другой сделке, при которой покупатель уносит покупку в свои владения, авторитеты постановили, что еврей, продающий принадлежащий ему хамец нееврею, должен продать тому и землю, на которой лежит этот хамец. Таким образом, хамец будет «перенесен» во владения покупателя (см. Мишна брура, 448, 12). А в Эрец-Исраэль, где запрещено продавать землю инородцам, следует сдать ее в аренду. Некоторые авторитеты считают, что и за пределами Эрец-Исраэль также предпочтительней сдать землю в аренду нееврею, а не продать ее[2].


[1]. Автор Твуот шор в своем комментарии к трактату Псахим пишет, что продажа квасного – не более чем уловка и обман. Баит хадаш, Элия раба и Махацит ѓа-шекель в комментарии к Шульхан арух, п. 448, отмечают, что на продажу квасного нееврею можно положиться только в самом крайнем случае, чтобы избежать больших убытков. А в Маасе рав Виленского Гаона написано, что хамец в чистом виде можно продать только навсегда. Он также придерживался более строгого толкования закона и запрещал выкупать после Песаха хамец, проданный обычным путем. Так поступал и рабби Акива Эйгер. Однако с течением времени часть проблем, на которые указывали авторитеты, выступающие против продажи квасного неевреям, была решена благодаря тому, что при заключении сделок стали соблюдаться дополнительные правила. Например, Бехор шор указывал на то, что нееврей, покупающий хамец, совершенно не разбирается в законах купли-продажи, и теперь хамец продают образованному человеку, который понимает, что с юридической точки зрения заключенная с ним сделка имеет силу. Другие авторитеты отмечали, что хамец продается по символической цене, как указано в Шульхан арух (448, 3), и недоумевали, согласен ли на это еврей-продавец. На это был дан такой ответ: для того чтобы избежать нарушения пасхального запрета на хамец, еврей согласен продать его даже по очень низкой цене. И так написано в Хок Яаков. А в наши дни принято продавать хамец за полную стоимость, как объясняется в Мишна брура (448, 19) и в Биур Ѓалаха. Поэтому данная проблема больше не актуальна.

[2]. Невозможно перечислить всех авторитетов, которые полагаются на продажу квасного, потому что их слишком много. Назовем лишь некоторых из них: Нода бе-Йеѓуда (141, 8), Хатам Софер (Орах хаим, 62 и 113), Онег йом тов (28). В Сдей хемед (ч. 8, п. 9) даются подробные ответы на вопросы авторитетов, выражающих недоверие по поводу продажи квасного. В Игрот Моше (Орах хаим, 2, 91) говорится, что продажа квасного действительна даже тогда, когда продающий его еврей не соблюдает заповеди. Мишна брура (448, 12) пишет о необходимости изначально (лехатхила) продать нееврею также территорию, на которой находится квасное. Есть также мнение, что эту территорию лучше сдать в аренду, поскольку люди, живущие в съемных квартирах, не могут продать их часть.

03. Для кого предназначается продажа квасного в наши дни

В последнем столетии были изобретены новые способы хранения продуктов, сроки их хранения значительно увеличились, поэтому у производителей и продавцов часто скапливаются огромные запасы квасной пищи. Таким образом, необходимость продажи квасного перед Песахом нееврею возникает вновь. Это нужно как для того, чтобы избежать убытков, так и для того, чтобы предотвратить потерю рынков сбыта сразу после Песаха. Ведь если все запасы квасного будут полностью исчерпаны перед Песахом, то по окончании праздника потребуется несколько дней или даже недель, чтобы наладить производство квасной пищи, и тем временем рынки сбыта будут потеряны. Но даже при отсутствии конкурентов это приведет к значительному неудобству для покупателей, которые в течение нескольких недель после Песаха не смогут купить готовую квасную пищу. Поэтому владельцы пищевых предприятий, торговых сетей и магазинов продают перед Песахом весь принадлежащий им хамец нееврею, а сразу по окончании праздника выкупают его обратно, и он снова поступает в продажу.

По сути закона, каждый еврей имеет право продать принадлежащий ему хамец нееврею в рамках организованной сделки, которую заключает раввинат. Можно продать даже очень маленькое количество квасного – например, немного супового порошка, в состав которого входит мука, или пачку макарон. Не имеет значения, сколько именно квасного продано: в любом случае, продав принадлежащее ему квасное, еврей больше не нарушает связанных с ним запретов.

Однако некоторые авторитеты придерживаются более строгого толкования закона и не полагаются изначально (лехатхила) на продажу квасного, потому что это похоже на обман, ведь квасное остается в доме у еврея, и нееврей, скорее всего, не придет, чтобы его забрать, а после Песаха еврей может сразу же употребить это квасное в пищу. Поэтому, согласно мнению этих авторитетов, разрешено продавать квасное нееврею только для того, чтобы предотвратить значительные убытки. Если же убыток незначителен, то квасное продавать не следует, чтобы избежать ситуации, в которой, возможно, будут нарушены запреты.

На практике, в наши дни желательно, чтобы все евреи участвовали в продаже квасного, совершаемой раввинатом, потому что в отношении многих продуктов, а также лекарств, обладающих приятным вкусом, возникает сомнение, не содержится ли в них определенная доля квасного. Подобное сомнение не служит достаточным основанием для того, чтобы уничтожить эти продукты или лекарства, но и оставить их в доме тоже нельзя, поскольку не исключено, что в них содержится квасное. Поэтому лучше всего продать их и таким образом избежать сомнения[3].

Что же касается пищи, которая является квасной без всякого сомнения, то, согласно общепринятому обычаю, ее не стоит продавать, если ее немного. Не рекомендуется использовать разрешение продавать квасное нееврею ради того, чтобы избежать незначительных убытков. Если же речь идет о больших убытках, то квасное разрешается продать даже изначально (лехатхила). И каждый человек должен решить, что для него считается незначительным убытком, а что – значительным. Более того, даже если человек захочет продать свой хамец, чтобы предотвратить незначительный убыток, он вправе это сделать, так как, по сути закона, продажа квасного правомерна, и можно всецело положиться на то, что многочисленные раввины, заключающие сделки по продаже квасного, совершают это в соответствии с самыми строгими требованиями Ѓалахи[4].

Но поскольку проданный хамец остается в доме у еврея, возникает опасение, что кто-нибудь по ошибке съест его в Песах. Поэтому необходимо поставить вокруг него ограждение высотой не менее 10 ладоней (тфахим; 80 см) или положить его в шкаф, запереть шкаф и спрятать ключ. Можно также заклеить дверцы шкафа клейкой лентой, на которой желательно написать: «Проданный хамец», и тогда шкаф не откроют случайно в дни Песаха (см. Шульхан арух, 440, 2).


[3]. Современные ѓалахические авторитеты считают, что если человек прямо или косвенно инвестирует средства в акции компаний по производству квасной пищи, он должен перед Песахом продать свои акции. В документе о продаже квасного следует указать и их. Однако решающим фактором здесь является то, обладает ли владелец акций правом голоса в управлении компанией. Если нет, то он считается не совладельцем компании, а лишь ее кредитором, поэтому он не должен продавать свою часть акций. См. выше, гл. 3, п. 3. И все же, если этот человек участвует в продаже квасного, он продает и свои акции, чтобы исполнить заповедь согласно всем мнениям. И см. выше, гл. 4, п. 11, где говорится, что авторитеты полемизируют, можно ли полностью избавиться от обязанности совершать бдикат хамец, продав дом нееврею; но если хозяин дома оставляет в своем владении одну комнату, чтобы исполнить в ней заповедь бдикат хамец, то во всем остальном доме можно изначально (лехатхила) избавиться от обязанности совершать бдикат хамец, если дом продан нееврею.

Современные авторитеты также утверждают, что желательно, помимо аннулирования квасного (битуль хамец), также продать все принадлежащее человеку квасное. Это объясняется тем, что человек мог не заметить оставшееся где-то квасное и не сделать битуль хамец по всем правилам, и тогда продажа квасного спасет его от нарушения запретов. И даже если он продал нееврею весь свой хамец, а в Песах нашел у себя дома кусок квасного, он может уничтожить его, не опасаясь, что тем самым незаконно присваивает собственность купившего хамец нееврея, потому что тот не понесет от этого никаких убытков. Некоторые авторитеты пишут, что аннулирование и продажа квасного противоречат друг другу, поэтому человек должен решить, что сначала он продаст свой хамец, а потом аннулирует то, что осталось. Однако представляется, что было бы неверно продавать весь хамец, имеющийся во владении человека, до бдикат хамец, потому что это было бы похоже на обман, ведь любой покупатель хотел бы знать, где находится купленное им квасное, без того чтобы ему приходилось искать его по всему дому. Продажа квасного предназначена для того, чтобы не нужно было уничтожать квасную пищу или пищу, в отношении которой существует сомнение. Поэтому еврей, продающий квасное нееврею, должен выделить у себя дома особое место, где будет собрано все квасное, подлежащее продаже, и указать это в документе о продаже. Что же касается остального квасного, которое, возможно, находится в доме, то эта проблема решается путем аннулирования.

[4]. Некоторые современные авторитеты указывают, что квасное следует продавать только ради нужд крупных предпринимателей, а обычные люди должны стараться, насколько это возможно, избегать продажи квасной пищи; они могут продавать лишь такую пищу, в отношении которой существует сомнение, содержит ли она хамец. Однако, по сути закона, каждый еврей может положиться на продажу квасного, потому что таково мнение большинства авторитетов, и даже если сам продавец считает, что продажа фиктивна, на практике, если нееврей захочет, он сможет взять купленный им хамец посредством решения бейт дина (раввинского суда), и это доказывает, что хамец на самом деле принадлежит ему. Кроме того, каждый еврей совершает битуль хамец (аннулирование квасного), после чего он уже не нарушает запрет Торы на квасное в Песах, и только согласно постановлению мудрецов необходимо, помимо аннулирования квасного, также уничтожить или продать его. И поскольку речь идет о сомнении, возникающем в связи с постановлением мудрецов, в этом вопросе можно следовать мнению авторитетов, которые придерживаются менее строгого толкования закона.

04. Законы продажи квасного

Желательно, чтобы каждый еврей, намеревающийся продать свой хамец, прочел доверенность, под которой стоит его подпись, и осознал, что он назначает раввинат своим посланником по продаже квасного и что продажа является полноценной. Но даже если он не прочел доверенность и просто положился на раввина, сделка все равно имеет силу, поскольку если нееврей-покупатель захочет в Песах забрать свой хамец, раввин скажет продавшему его еврею, что хамец принадлежит нееврею, и еврей будет обязан отдать тому хамец. Из этого следует, что продажа действительна.

В бланке продажи квасного следует указать имя и адрес продавца; бланк нужно заполнять разборчивым почерком, чтобы нееврей-покупатель точно знал, как зовут продавца и где он живет. Тогда он сможет прийти и забрать свой хамец, как только захочет. Изначально (лехатхила) было бы желательно дать покупателю ключ от того места, где лежит хамец, чтобы он мог забрать его в любое время, однако на практике ограничиваются указанием в бланке номера телефона продавца, чтобы покупатель мог позвонить ему и договориться о том, что заберет хамец. Это самое главное, что должны знать все продающие хамец: что после заключения сделки он действительно принадлежит нееврею, и продавец обязан предоставить ему возможность войти в дом и забрать свой хамец (см. Мишна брура, 448, 12).

Изначально (лехатхила) в доверенности, которую евреи, продающие хамец, подписывают у раввина, следовало бы перечислить все виды продаваемой квасной пищи и указать их цену. Некоторые авторитеты говорят, что необходимо строго следить за соблюдением этого условия. Однако на практике исполнить это очень трудно, поэтому обычно пишут, что продается весь хамец, имеющийся в распоряжении данного еврея, по цене, принятой на рынке и назначенной оценщиком (см. Биур Ѓалаха, 448, 3, со слов би-двар муат).

На бланке продажи желательно написать, где именно будет лежать проданный хамец, – например «в верхнем кухонном шкафу слева» или «в комнате справа от входной двери, в коробке, на которой написано хамец». Можно указать несколько мест. Постфактум (бедиавад) продажа в силе и без этого, но необходимо собрать весь хамец в одном месте и обозначить его. Все, что сложено в специально выбранном для этого месте примерно за два часа до вступления в силу запрета извлекать выгоду из квасного, предназначается на продажу. Изначально (лехатхила) следует сдать нееврею в аренду и то место, в котором лежит проданный хамец, чтобы он находился во владении покупателя. Это необходимо для того, чтобы сделка по продаже квасного была похожа на любую другую сделку, после заключения которой купленный предмет переходит во владение покупателя.

Можно продать хамец с помощью посланника, который укажет в бланке все необходимые данные и подпишет его вместо владельца квасного. Также разрешается продавать хамец по телефону, факсу или интернету. И хотя обычно продавец ставит свою подпись под бланком продажи и совершает процедуру киньян (букв. «приобретение»; процедура, завершающая передачу права владения каким-либо имуществом – ред.), в результате чего передает покупателю право собственности на хамец, – эта процедура не является обязательным условием для заключения сделки, потому что решающим в данном случае служит тот киньян, который совершает раввинат, продавая хамец нееврею, и этот киньян распространяется на всех евреев, изъявивших желание продать свой хамец через раввинат. Квасное на кухнях общественных организаций и учебных заведений должны продать директора этих заведений или их посланники[5].

Нельзя продать хамец, впитавшийся в стенки посуды. Ведь было установлено множество законов, чтобы доказать, что продажа квасного не фиктивна, а если человек пишет, что он продает хамец, впитавшийся в посуду, то вся сделка выглядит как насмешка, поскольку такой хамец не обладает никакой ценностью, и во всем мире не найдется человека, который был бы заинтересован в такой покупке. То же самое касается и квасного, прилипшего к посуде, – в таком приобретении также никто не заинтересован. Поэтому в бланке продажи такие вещи лучше не писать[6].


[5]. Современные авторитеты пишут, что можно подписать бланк о продаже квасного у нескольких раввинов, хотя каждый из них заключает сделку с другим неевреем. Действительной будет считаться продажа у того из раввинов, кто заключит сделку первым. Однако изначально (лехатхила) так поступать не следует, потому что из-за этого продажа может показаться фиктивной, и только если еврей опасается, что в одном месте не заключат сделку от его имени, он может на всякий случай обратиться и в другое место. И см. Пискей тшувот, 448, 6.

И еще говорят авторитеты, что если у еврея не было возможности продать квасное по независящим от него причинам, то за него продажу может совершить его товарищ, даже без его ведома. В случае крайней необходимости такая продажа тоже действительна, потому что, как сказали наши мудрецы, «человека можно удостоить выгодного приобретения даже без его ведома» (Вавилонский Талмуд, трактат Кидушин, 23). Такого мнения придерживаются многие авторитеты, как объясняется в Пискей тшувот, 448, 21.

[6]. Не стоит продавать саму посуду, в которую впитался хамец, иначе после Песаха ее нужно будет окунуть в микве, как любую посуду, купленную у нееврея. Так пишет Хатам Софер (Орах хаим, 109), и таково мнение большинства авторитетов (хотя в Арух ѓа-шульхан, Йоре деа, 108, 52, сказано, что в этом отношении можно придерживаться менее строгого толкования закона). Вот откуда возникла идея продавать хамец, впитавшийся в стенки посуды и прилипший к ней. Однако существует мнение, что следует продавать только посуду, имеющую глубокие щели и выемки, которые трудно отмыть от остатков квасного. Некоторые авторитеты придерживаются более строгого толкования закона и добавляют, что необходимо продавать также хамец, впитавшийся в стенки посуды. Но на самом деле в этом нет необходимости, поскольку после аннулирования квасного не возникает никаких опасений. Даже если на посуде виден прилипший хамец, но он не достигает объема в ке-зайт, его не нужно уничтожать. Так считает большинство авторитетов, и так говорится в Шульхан арух ѓа-рав, 446, и Кунтрес ахарон, 1. Такую посуду нужно просто сложить в закрытом месте, а после Песаха удалить с нее прилипший хамец, прежде чем ею пользоваться. А изначально (лехатхила), для того чтобы учесть мнение авторитетов, считающих, что хамец объемом менее ке-зайта также необходимо уничтожить (см. Маген Авраѓам, 442, 12), прилипший к посуде хамец следует удалить перед Песахом; можно также сделать его несъедобным с помощью моющих средств, чтобы он не годился в пищу даже собаке. В таком случае, даже если от него останется более ке-зайта, его все равно не надо будет уничтожать. Исходя из этого, нет никакой надобности продавать хамец, налипший на посуду и тем более впитавшийся в нее.

05. До какого времени можно продавать квасное; закон в отношении евреев, проживающих за пределами Земли Израиля

Продать квасное необходимо до вступления в силу запрета извлекать из него выгоду. С началом шестого временного часа днем 14 нисана запрещается извлекать из квасного какую бы то ни было выгоду, поэтому его нельзя продать и необходимо уничтожить. И для того, чтобы у людей до последнего дня была возможность продать хамец, раввинат совершает сделку 14 нисана, незадолго до вступления в силу указанного запрета.

Житель Америки, находящийся в Израиле, должен продать свой хамец именно в Израиле. Это объясняется тем, что если он продаст хамец в Америке, сделка будет заключена уже после того, как в Израиле вступит в силу запрет на хамец. Этот запрет действует там, где человек находится, а шестой временной час 14 нисана наступает в Израиле примерно на семь часов раньше, чем в Америке. Что же касается окончания Песаха, то в этом отношении, казалось бы, возникает проблема. Ведь еврей, живущий за пределами Земли Израиля, обязан соблюдать второй праздничный день, согласно обычаю диаспоры. Значит, запрет на хамец действует для него до исхода восьмого дня от начала Песаха, а в Израиле проданный хамец перекупают у нееврея на исходе седьмого дня. И все же, он может продать свой хамец в Израиле, поскольку, несмотря на то, что нееврей перепродает его хамец обратно, этот хамец на восьмой день Песаха все еще никому не принадлежит или является собственностью бейт дина, так как для этого еврея еще продолжается праздник по обычаю диаспоры, и поэтому он пока не заинтересован выкупить свой хамец обратно. И только по истечении восьмого дня хамец вновь станет его собственностью.

Если же члены его семьи остались в Америке и намереваются есть квасное после того, как в Израиле уже вступит в силу запрет, то он должен объявить, что его часть квасного никому не принадлежит, и тогда его близкие смогут продать квасное в Америке.

Житель Израиля, находящийся в Америке накануне Песаха, может, по сути закона, продать свой хамец в Америке, поскольку, согласно мнению большинства авторитетов, запрет действует там, где пребывает сам человек, а не там, где находится его хамец. Однако изначально (лехатхила) ему следует продать хамец в Израиле, чтобы исполнить заповедь согласно мнениям всех авторитетов, так как некоторые из них считают, что запрет действует там, где находится хамец. Из этого следует, что израильтянин должен продать свой хамец до того, как запрет вступит в силу в Израиле[7].


[7]. Многие авторитеты не согласны с мнением, что запрет действует там, где находится хамец, и считают, что решающим фактором в данном случае является место пребывания самого человека. Но изначально (лехатхила) следует учитывать оба мнения и брать в расчет более раннее время, и так написано в Игрот Моше (Орах хаим, 4, 94-95).

Если еврей, который живет заграницей, но находится в Израиле, продал там хамец, то, как написано в тексте, при продаже он должен иметь намерение не выкупать его до исхода второго праздничного дня, согласно обычаю диаспоры. Но даже если во время продажи он не имел такого намерения, можно предположить, что до окончания праздника он не захочет приобрести свой хамец обратно, поэтому до исхода второго праздничного дня хамец не становится вновь его собственностью. Авторитеты также пишут, что даже если хамец и станет его собственностью во второй праздничный день, этот хамец не будет запрещен для использования после Песаха, потому что некоторые авторитеты считают, что евреи диаспоры, находящиеся в Земле Израиля, не обязаны соблюдать второй праздничный день, а поскольку речь идет о сомнении, возникающем в отношении постановления мудрецов о запрете использовать хамец, который в Песах оставался собственностью еврея, в данном вопросе нужно придерживаться менее строгого толкования закона, как всегда, когда возникает сомнение касательно заповеди, установленной мудрецами (дерабанан).

06. Закон в отношении проданного квасного после Песаха

По окончании Песаха желательно немного подождать, пока раввинат предположительно не выкупит обратно все проданное квасное. После этого еврею можно пользоваться проданным квасным, находящимся в его доме. В случае необходимости квасным можно воспользоваться сразу же по окончании праздника, при условии, что еврей готов, если понадобится, уплатить нееврею, купившему квасное, его полную стоимость. И желательно, чтобы бейт дин четко объяснил нееврею: если еврей возьмет себе часть проданного квасного, он будет обязан возместить нееврею его стоимость, если тот пожелает. Так не возникнет никакого сомнения, если еврей станет пользоваться проданным квасным сразу же на исходе Песаха.

Некоторые авторитеты придерживаются более строгого толкования закона и говорят, что не следует пользоваться квасным, которое было продано, поскольку есть мнение, что продажа квасного противозаконна, а значит, проданное квасное имеет тот же статус, что и квасное, остававшееся в Песах во владении еврея: такое квасное нельзя есть, и запрещено извлекать из него любую другую выгоду.

Однако на практике нет необходимости учитывать это мнение, так как запрет использовать хамец, остававшийся в Песах во владении еврея, – это постановление мудрецов, а когда возникает сомнение, связанное с постановлением мудрецов, следует придерживаться менее строгого толкования закона. Это тем более справедливо потому, что в данном случае сомнение выражают лишь немногие авторитеты, тогда как подавляющее большинство считает, что это разрешено. Некоторые выдающиеся законоучители после Песаха преднамеренно употребляли в пищу хамец, который был продан, чтобы показать, что продажа полностью соответствует требованиям Ѓалахи[8].

При покупке продуктов после Песаха необходимо убедиться, что магазин имеет удостоверение о продаже квасного, чтобы не купить квасное, остававшееся в Песах во владении еврея. А если хозяин магазина не соблюдает заповеди, то в факте продажи нужно удостовериться с еще большей тщательностью, поскольку, если хозяин не понял смысла продажи и в Песах в его магазине продолжали продавать квасное, то, как считают отдельные авторитеты (например, Сде хемед и рабби Моше Шик), продажа недействительна, а значит, все квасное в этом магазине запрещено для еды и любого другого использования. В таком случае изначально (лехатхила) нужно последовать мнению тех авторитетов, которые придерживаются в этом вопросе более строгого толкования закона, и подождать, пока в магазин не поступят продукты, произведенные после Песаха. Но если выяснится, что хозяин магазина продал квасное согласно всем требованиям Ѓалахи и следил за тем, чтобы в Песах его не касались, то разрешено покупать в этом магазине квасное сразу после Песаха.


[8]. См. прим. 1, где перечисляются авторитеты, следующие в этом вопросе более строгому толкованию закона. В первую очередь это относится к Виленскому Гаону, который избегал употребления в пищу проданного квасного. А в прим. 2 перечислены авторитеты, которые придерживаются менее строгого толкования; они составляют большинство.

Параграфы в главе