02. Как распространился обычай продажи квасного

https://ph.yhb.org.il/ru/04-06-02/

Около четырехсот лет назад многие европейские евреи стали зарабатывать на жизнь производством и продажей крепких спиртных напитков. Христианская знать отдала евреям на откуп питейный промысел, за что взимала с них арендную плату и проценты с доходов. Спиртные напитки, изготовляемые из пшеницы и ячменя, расцениваются с точки зрения Ѓалахи как хамец в чистом виде (хамец гамур). Поэтому ежегодно накануне Песаха евреи, стремясь предотвратить огромные убытки, были вынуждены продавать все напитки неевреям, а после Песаха выкупали их обратно, чтобы продолжать торговлю.

Со временем раввины стали замечать, что порой такие сделки заключаются не в соответствии с законом Ѓалахи, что порождало серьезные проблемы. Ведь если продажа квасного не отвечает всем требованиям еврейского закона, значит, квасное остается собственностью еврея, и в Песах тот ежесекундно нарушает запреты Торы «да не будет видно» (баль йираэ) и «не должна находиться» (баль йимаце). После Песаха также запрещено использовать это квасное, его необходимо полностью уничтожить. Поэтому раввины стали руководить продажей квасного перед Песахом, чтобы убедиться, что сделки заключаются в соответствии с законом Ѓалахи. И благодаря тому, что вопрос продажи квасного был упорядочен, с каждым годом все больше евреев стали продавать принадлежащее им квасное неевреям, чтобы предотвратить убытки. Так обычай продажи квасного широко распространился во всех еврейских общинах.

И все же, некоторые ѓалахические авторитеты выступали против продажи квасного неевреям, поскольку это не истинная продажа, а всего лишь фикция – ведь очевидно, что после Песаха хамец возвратится к своему владельцу-еврею. Кроме того, при заключении подобных сделок стороны не платили налог государству, как во всех других случаях купли-продажи. Кроме того, при заключении обычной сделки покупатель платит продавцу полную стоимость товара и забирает товар с собой, а при продаже квасного накануне Песаха нееврей не уплачивает еврею полную стоимость спиртных напитков и не уносит их с собой[1].

Тем не менее, практически все авторитеты согласны, что на продажу квасного следует полагаться, поскольку она имеет юридическую силу, как всякая другая сделка, и нееврей имеет полное право отказаться от перепродажи квасного еврею после Песаха. Значит, эта продажа является полноценной и ее нельзя рассматривать как фиктивную. И все же, для того чтобы со стороны не казалось, что это обман, при заключении сделки с неевреем необходимо соблюсти все требования Ѓалахи. А поскольку существует несколько мнений по поводу того, как именно должна совершаться купля-продажа между евреем и неевреем по Ѓалахе, при заключении сделки о продаже квасного строго следят за тем, чтобы этот акт был совершен согласно всем мнениям. Тогда не будет никакого сомнения в том, что сделка действительна. Кроме того, сделка обязательно должна соответствовать законам государства (см. Мишна брура, 448, 17, 19 и Биур Ѓалаха, там же).

Что же касается оплаты, то при заключении сделки пишут купчую на сумму, равную истинной стоимости продаваемого квасного, и нееврей платит задаток, как принято у торговцев, а остаток суммы записывается ему в виде долга. Однако этот долг не препятствует окончательному заключению сделки. А после Песаха покупатель-нееврей имеет право сделать выбор: если он захочет оставить купленный хамец у себя, он должен будет уплатить продавцу всю оставшуюся сумму, а если предпочтет перепродать хамец бывшему владельцу-еврею, тот возвратит ему задаток и простит предпасхальный долг в обмен на то, что хамец возвратится к нему. А то, что при заключении этой сделки не платят налог государству, можно объяснить так: царю или правительству очевидно, что подобные сделки заключаются не в деловых интересах, а из религиозных соображений, поэтому они готовы отказаться от налога.

Для того чтобы еще больше уподобить продажу квасного любой другой сделке, при которой покупатель уносит покупку в свои владения, авторитеты постановили, что еврей, продающий принадлежащий ему хамец нееврею, должен продать тому и землю, на которой лежит этот хамец. Таким образом, хамец будет «перенесен» во владения покупателя (см. Мишна брура, 448, 12). А в Эрец-Исраэль, где запрещено продавать землю инородцам, следует сдать ее в аренду. Некоторые авторитеты считают, что и за пределами Эрец-Исраэль также предпочтительней сдать землю в аренду нееврею, а не продать ее[2].


[1]. Автор Твуот шор в своем комментарии к трактату Псахим пишет, что продажа квасного – не более чем уловка и обман. Баит хадаш, Элия раба и Махацит ѓа-шекель в комментарии к Шульхан арух, п. 448, отмечают, что на продажу квасного нееврею можно положиться только в самом крайнем случае, чтобы избежать больших убытков. А в Маасе рав Виленского Гаона написано, что хамец в чистом виде можно продать только навсегда. Он также придерживался более строгого толкования закона и запрещал выкупать после Песаха хамец, проданный обычным путем. Так поступал и рабби Акива Эйгер. Однако с течением времени часть проблем, на которые указывали авторитеты, выступающие против продажи квасного неевреям, была решена благодаря тому, что при заключении сделок стали соблюдаться дополнительные правила. Например, Бехор шор указывал на то, что нееврей, покупающий хамец, совершенно не разбирается в законах купли-продажи, и теперь хамец продают образованному человеку, который понимает, что с юридической точки зрения заключенная с ним сделка имеет силу. Другие авторитеты отмечали, что хамец продается по символической цене, как указано в Шульхан арух (448, 3), и недоумевали, согласен ли на это еврей-продавец. На это был дан такой ответ: для того чтобы избежать нарушения пасхального запрета на хамец, еврей согласен продать его даже по очень низкой цене. И так написано в Хок Яаков. А в наши дни принято продавать хамец за полную стоимость, как объясняется в Мишна брура (448, 19) и в Биур Ѓалаха. Поэтому данная проблема больше не актуальна.

[2]. Невозможно перечислить всех авторитетов, которые полагаются на продажу квасного, потому что их слишком много. Назовем лишь некоторых из них: Нода бе-Йеѓуда (141, 8), Хатам Софер (Орах хаим, 62 и 113), Онег йом тов (28). В Сдей хемед (ч. 8, п. 9) даются подробные ответы на вопросы авторитетов, выражающих недоверие по поводу продажи квасного. В Игрот Моше (Орах хаим, 2, 91) говорится, что продажа квасного действительна даже тогда, когда продающий его еврей не соблюдает заповеди. Мишна брура (448, 12) пишет о необходимости изначально (лехатхила) продать нееврею также территорию, на которой находится квасное. Есть также мнение, что эту территорию лучше сдать в аренду, поскольку люди, живущие в съемных квартирах, не могут продать их часть.

Запись опубликована в рубрике Глава 06 - Продажа квасного. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *