Глава 05 — Сохранение Земли Израиля

01. Проживание неевреев в Земле Израиля

Наш великий идеал состоит в том, чтобы Земля Израиля была заселена евреями, на Храмовой горе в Иерусалиме стоял Храм, и вся наша национальная жизнь основывалась на заповедях Торы и была пронизана духом нравственности и святости. Вот что говорит об этом пророк (Йешаяѓу, 2:2-4): «И будет, в последствии дней утвердится гора дома Господня как вершина всех гор, и возвысится над холмами, и устремятся к ней все народы. И пойдут многие народы, и скажут: «Давайте взойдем на гору Господню, в дом Бога Яакова, чтобы Он научил нас путям Своим и чтобы пошли мы стезями Его». Ибо из Сиона выйдет Тора и из Иерусалима – слово Господне. И рассудит Он народы, и даст поучение многим народам; и перекуют они мечи свои на орала, и копья свои – на садовые ножницы; не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать».

В Торе приводятся два запрета, касающиеся проживания неевреев в Земле Израиля. Первый запрет имеет общенациональный характер, то есть обязывает весь еврейский народ. Он приводится в книге Шмот (23:32-33): «Не заключай союза ни с ними, ни с богами их. Да не живут они в земле твоей, а то введут тебя в грех против Меня; если служить будешь богам их, то станет это для тебя западнею». Второй запрет имеет индивидуальный характер и обращен к каждому еврею. Это запрет продавать землю инородцу, чтобы тот не мог обосноваться в Земле Израиля: «…не заключай с ними союза и не дай им обосноваться. И не роднись с ними […] Ибо отвратят сына твоего от Меня, и они будут служить иным божествам…» (Дварим, 7:2-4). Крупнейшие ранние и поздние законоучители спорят, к каким именно народам относятся указанные запреты. В этом вопросе существуют три основных мнения.

Согласно первому мнению, запрет «Да не живут они в земле твоей» относится только к семи кнаанейским народам, которых имела в виду Тора, возлагая на сынов Израиля этот запрет перед завоеванием Земли Израиля. Запрет же «Не дай им обосноваться» распространяется и на другие народы, что согласуется со вторым и третьим мнениями, приведенными ниже (первого мнения придерживаются Раши, Раавад, автор Сефер мицвот гадоль).

Второе мнение гласит, что оба запрета действуют во всех поколениях и относятся к идолопоклонникам и всем инородцам, не соблюдающим семь заповедей сынов Ноаха. Именно в отношении них возникает опасение, что они введут в грех сынов Израиля. Но если инородец не отправляет на практике какой-либо из языческих культов и соблюдает семь заповедей сынов Ноаха, то указанные запреты на него не распространяются (так пишут Кесеф мишне в комментарии к словам Рамбама и Мизбеах адама). Перечислим семь заповедей сынов Ноаха: запрет идолопоклонства, запрет кровосмешения, запрет напрасного кровопролития, запрет воровства, запрет «благословлять» Всевышнего (это эвфемизм; имеется в виду запрет Его поносить), запрет есть мясо, отрезанное от живого животного, и обязанность назначить судей, чтобы они творили правосудие.

Согласно третьему мнению, оба запрета Торы относятся к любому инородцу, не имеющему статуса «прозелит-житель» (гер тошав). Ему нельзя жить в Стране Израиля, а евреям запрещено продавать или сдавать ему в аренду землю. Для того чтобы получить статус «прозелита-жителя», инородец должен выполнять два условия: соблюдать семь заповедей сынов Ноаха и верить в Господа, Бога Израиля, безоговорочно принимая абсолютную еврейскую гегемонию в Стране Израиля согласно заповеди Торы. Однако Рамбам добавляет, что во времена, когда не соблюдается заповедь о пятидесятом годе (йовель), раввинские суды не уполномочены присваивать инородцам статус «прозелита-жителя». Значит, сегодня, когда у нас нет возможности соблюдать заповедь о пятидесятом годе, инородцам запрещено, согласно третьему мнению, жить в Стране Израиля. Это мнение основано на том, что, по указанию Торы, в Святой земле должен жить святой народ, и пока инородец официально не принял на себя обязательство жить в соответствии с принципами Торы Израиля, он может повлиять на общество отрицательно (таково мнение Рамбама, согласно сказанному в Магид мишне и Минхат хинух. Того же мнения придерживаются Ритва и Нацив из Воложина)[1].


[1]. Мнение, что запрет «Да не живут они в земле твоей» относится только к семи кнаанейским народам, приводят Раши (в комментарии к трактату Гитин, 45а), Раавад (в критических замечаниях к «Законам, связанным с идолопоклонством», 10, 6) и Сефер мицвот гадоль (Заповеди-запреты, 47, 49). Однако представляется, что даже по их мнению, запрет «Не дай им обосноваться» распространяется на всех инородцев (что согласуется со вторым и третьим мнениями). Что же касается мнения Рамбама, приведенного в «Законах, связанных с идолопоклонством» (10, 6), то в отношении него законоучители расходятся во мнениях. Кесеф мишне считает, что любому инородцу, соблюдающему на практике семь заповедей сынов Ноаха, не запрещено жить в Земле Израиля. Мизбеах адама с ним соглашается. Именно таково второе из трех существующих мнений. Однако большинство авторитетов полагает, что, по мнению Рамбама, в Земле Израиля может жить только инородец, получивший от имени раввинского суда (бейт дина) статус «прозелита-жителя». А в наши дни этот статус получить невозможно. Такое объяснение словам Рамбама дает Раавад (хотя сам он придерживается другого мнения). Точно так же понимают слова Рамбама Магид мишне и Минхат хинух. Рав Рабинович в своем труде Яд пшута (Законы, связанные с идолопоклонством, 10, 7) пишет, что есть два вида инородцев, имеющих статус «прозелита-жителя». К первому виду относятся инородцы, официально получившие такой статус через раввинский суд. По отношению к таким людям дается обязательство, что они имеют право жить в Земле Израиля, и евреи обязаны им помогать. Однако это возможно только тогда, когда действует заповедь о пятидесятом годе (йовель). Ко второму виду относятся инородцы, на практике отвечающие всем требованиям, предъявляемым к «прозелитам-жителям». Таким людям не запрещено жить в Земле Израиля, но на евреев не возложена заповедь их поддерживать.

Третьего мнения придерживаются также Ритва (как сказано в его комментарии к трактату Макот, 9а) и Кафтор ва-ферах. Такой же вывод можно сделать на основании сказанного в Мидраше Ялкут Шимони (к гл. Мишпатим, ремез 361). В отличие от этого, на основании сказанного в Мехильте рабби Шимона бар Йохая (гл. 23, 33) можно прийти к выводу, что он следует второму мнению. Вывод о приверженности второму мнению можно сделать также из сказанного у Радака в комментарии к Шмуэль 2, 24:23, а также в Сефер йерэим, п. 315. В принципе, запреты «Да не живут они в земле твоей» и «Не дай им обосноваться» сочетаются друг с другом. Так пишет рав Кук, и такое объяснение приводит рав Шломо Горен.

От исхода этой полемики зависит ответ на вопрос, разрешается ли продавать арабам поля в седьмой год (шмита). По мнению Нацива из Воложина и некоторых других поздних законоучителей, практический закон соответствует третьему мнению, поэтому запрещено продавать поля неевреям в год шмиты. А те авторитеты, которые поддерживают разрешение временно продавать поля неевреям в год шмиты (ѓетер мехира), – среди них рав Ицхак-Эльханан Спектор, рав Исраэль-Йеѓошуа из Кутны и рав Могилевер, а позднее и рав Кук, – полагаются в случае необходимости на второе мнение, согласно которому разрешено продавать поля в Земле Израиля нееврею, соблюдающему на практике семь заповедей сынов Ноаха, тем более, если речь идет о временной продаже, всего на один год, и заранее ставится условие, что по истечении этого срока нееврей возвратит поле еврею, и все это предназначено для того, чтобы поддержать еврейское заселение Земли Израиля.

02. Отношение Ѓалахи к проживанию арабов в Государстве Израиль

После основания Государства Израиль многие выдающиеся раввины обсуждали вопрос, какой статус имеют арабы, живущие в его пределах, и не обязаны ли мы с точки зрения Ѓалахи прилагать усилия к их изгнанию.

По мнению многих крупнейших авторитетов, любому нееврею, не имеющему статуса «прозелита-жителя», запрещено жить в Земле Израиля. Эти авторитеты считают, что именно таково мнение Рамбама (приведенное в «Законах, связанных с идолопоклонством», 10, 6). На первый взгляд, из этого следует, что арабов следует изгнать из Земли Израиля, поскольку они не имеют статус «прозелитов-жителей», ведь в наши дни, когда у нас нет возможности соблюдать заповедь о пятидесятом годе, бейт дин не имеет полномочий давать инородцам такой статус. Однако некоторые раввины – в первую очередь, рав Герцог, верховный раввин Израиля, – пояснили, что в наши дни запрет касается въезда в Землю Израиля неевреев, живущих за ее пределами. Сегодня мы не имеем возможности присвоить им статус «прозелитов-жителей», поэтому мы обязаны воспрепятствовать их въезду в Землю Израиля. Что же касается арабов, которые уже здесь живут, то поскольку на практике они соблюдают семь заповедей сынов Ноаха и признают право еврейского народа на возвращение в свою землю, мы не обязаны их изгонять и должны относиться к ним с любовью и уважением (см. ниже, п. 5).

Но спустя несколько десятилетий стало ясно, что на самом деле многие арабы, живущие в Земле Израиля, не принимают еврейскую гегемонию. Кроме того, многие из них не соблюдают семь заповедей сынов Ноаха: одни сотрудничают с террористами, тем самым нарушая заповедь «Не убей», другие не прилагают усилий для того, чтобы террористы предстали перед законом, как того требует седьмая заповедь (см. Рамбам, «Законы царства», 9, 14). Таким образом, многие из них недостойны статуса «прозелитов-жителей», и на нас возложена заповедь изгнать их из Земли Израиля.

Сегодня мы не можем знать наверняка, сколько процентов арабского населения Израиля достойны такого статуса. Ведь, к сожалению, израильское правительство отдало арабское население на милость террористических группировок, получивших от него власть и оружие. Поэтому, только после того как мы изгоним с территорий внутри зеленой черты и вне ее всех арабов, открыто поддерживающих войну против нас, мы сможем поставить оставшееся население перед решающим выбором: жить здесь согласно принципам морали и справедливости, основанным на еврейской традиции и соответствующим статусу «прозелита-жителя», или эмигрировать в другие страны.

Заповедь, требующую изгнать из Земли Израиля инородцев, не соблюдающих семь заповедей сынов Ноаха, мы обязаны исполнять, если это в наших силах. А когда другие народы преобладают над нами, у нас нет такой возможности (см. Рамбам, «Законы, связанные с идолопоклонством», 10, 6). По всей вероятности, сегодня, когда мы находимся под международным давлением, считается, что «другие народы преобладают над нами». Но, как бы то ни было, мы не освобождены от обязанности искать возможные пути исполнения этого Божественного повеления. И даже если у нас нет силы, достаточной для того, чтобы изгнать из Земли Израиля наших врагов, на нас возложена заповедь способствовать их эмиграции из нашей страны с помощью мер, признанных законными в современном мире[2].


[2]. В скобках отмечу: мне, по моему скромному мнению, представляется, что христианское население Земли Израиля ближе к статусу «прозелитов-жителей», чем мусульманское. Правда, с точки зрения своих верований мусульмане предпочтительнее христиан, поскольку мусульманство не является идолопоклоннической религией, как писал Рамбам (в «Законах, связанных с идолопоклонством», 9, 4 и в «Законах запрещенной пищи», 11, 7). А вот что писал Рамбам в своих респонсах рабби Овадье Прозелиту (ответ 448): «Ишмаэлиты же вовсе не являются идолопоклонниками. Идолопоклонство уже устранено из их уст и сердец, и они безоговорочно признают, что Господь Всевышний един». Что же касается христиан, то Рамбам писал, что с ними запрещено вести дела в воскресенье, когда они отправляют свой культ. Тем не менее, на практике принято считать, что большинство христиан не имеют тесной связи с идолопоклонством, а просто исполняют обычаи своих отцов (а в Тосафот к трактату Хулин, 13б, сказано, что на инородцев, живущих в Земле Израиля, это тоже распространяется). Поэтому с ними можно вести дела в воскресенье, согласно менее строгому толкованию закона. Более того, Ѓа-Меири писал (в комментарии к трактату Бава кама, 113а, как говорится в Шита мекубецет, и к трактату Йома, 84б), что христиане, живущие в Земле Израиля, рассматриваются с точки зрения Ѓалахи как «прозелиты-жители». Вот что писал в связи с этим Маѓариц Хиют: «Христиане, которые верят в то, что вера и учение были даны с Небес… без сомнения, рассматриваются у нас как «прозелиты-жители»… И хотя они примешивают к своему культу верования в других божеств, уже писали Ран и рабейну Йерухам от имени Тосафот (к трактату Бехорот, 2б, со слова шема), и их слова приводит Рама, Орах хаим, п. 156, что на инородцев не возложена заповедь верить в безраздельное единство Господа…». А Рамбам в комментарии к Мишне, к трактату Хулин (1:2), писал, что следует быть снисходительными к заблудшим в вере во времена, когда положение Израиля среди народов принижено. А в своих респонсах Рамбам писал, что христиан, в отличие от мусульман, разрешено учить Торе, чтобы приблизить их к вере во Всевышнего, поскольку христиане ближе к нашей вере, нежели мусульмане, ведь они верят в Священное Писание, тогда как мусульмане его отрицают. И да будет на то высшая воля, чтобы в скором времени исполнились слова пророка (Цфанья, 3:9): «Ибо тогда изменю Я язык народов [и сделаю его] чистым, чтобы все призывали Имя Господа, чтобы служили Ему единодушно».

03. Вопрос проживания неевреев в Земле Израиля в свете заповеди заселения этой земли

Тора запрещает инородцам жить в Земле Израиля не только потому, что евреи могут перенять их обычаи, но и с учетом того соображения, что евреи обязаны исполнять заповедь заселения этой земли. Об этом сказано (Бемидбар, 33:53): «И овладейте землею, и поселитесь на ней, ибо вам даю Я землю эту, чтобы владеть ею». Раши поясняет: «»И овладейте землею» – отвоюйте ее у ее жителей; «и поселитесь на ней» – только тогда вы сможете жить на ней. Если же не отвоюете ее, не сможете жить на ней». А в комментарии Сифтей хахамим говорится: «Слово «овладейте» указывает на изгнание».

Далее в книге Бемидбар (там же, ст. 55-56) сказано: «Если же вы не прогоните жителей той земли от себя, то будут те, которых вы оставите из них, колючками в глазах ваших и шипами в боках ваших, и стеснят они вас на земле, в которой вы поселились. И будет, как думал Я сделать им, сделаю вам». Кроме того, злодеи, творящие убийства и грабежи, хуже идолопоклонников, даже если их религия не является идолопоклонством. В особенности это касается тех, кто выступает против Торы Израиля.

К тому же, очевидно, что все законы, связанные с запретом «Да не живут они в земле твоей», относятся к мирному времени или к периодам умеренных столкновений. А во время войны действуют иные законы: каждый противник рассматривается не как отдельный человек, а как представитель народа, воюющего против нас. Поэтому все население, ведущее с нами войну, должно быть изгнано из Земли Израиля, согласно заповеди «Да не живут они в земле твоей», в соответствии с задачами военного времени. Именно так действовало молодое Государство Израиль во время Войны за независимость. Оставить в Земле Израиля можно только тех инородцев, о которых доподлинно известно, что они нас активно поддерживали, как было в Иерихоне с блудницей Рахав и ее семейством.

04. Причины, не позволяющие исполнить заповедь изгнания инородцев из Земли Израиля

По многим причинам мы не можем изгнать из Земли Израиля неевреев, которые не исполняют семь заповедей потомков Ноаха согласно указанию Торы. Во-первых, заповедь изгнания мы обязаны исполнять только тогда, когда у нас есть на это силы; если же над нами довлеет рука народов, мы не имеем возможности исполнить эту заповедь (см. Рамбам, Законы, связанные с идолопоклонством, 10, 6). Подобно тому, при исполнении заповеди заселения Земли Израиля мы тоже не должны полагаться на чудо и воевать в полном одиночестве против всего мира. Поэтому сегодня, когда мировые державы не поддерживают политику изгнания нееврев, и Государство Израиль во многом зависит от их поддержки, считается, что над нами довлеет рука народов, и мы не имеем возможности изгнать из Земли Израиля арабов, открыто выступающих против нас, и тем более их семьи и враждебное население некоторых городов и деревень.

К тому же, мы не может это сделать также из соображений поддержания мира. Ведь любая подобная инициатива с нашей стороны нарушит мирный баланс, существующий между странами, и получится, что мы нарушим заповедь Торы, требующую от нас поддержания мирных отношений с другими народами (см. Вавилонский Талмуд, трактат Гитин, 59а; Рамбам, Дары бедным, 1, 9).

Более того, в последних поколениях, благодаря нравственному влиянию Торы, другие народы приняли законы, защищающие права национальных меньшинств. Поэтому, чтобы не осквернять перед всем миром Имени Всевышнего, мы не можем изгнать из Земли Израиля арабов, представляющих здесь национальное меньшинство. Ведь, согласно правилу Ѓалахи, евреям не может быть разрешено то, что запрещено другим народам (см. трактат Санѓедрин, 59а). И если по законам, принятым в других странах, запрещено изгонять представителей национальных меньшинств, даже враждебных к остальному населению, – то Израилю следует, насколько это возможно, учитывать эту моральную позицию, тем более что речь идет об обязательных международных соглашениях.

05. Политика, отвечающая современной ситуации

Тем не менее, заповедь Торы: «Не заключай с ними союза и не дай им обосноваться» остается в силе, и мы должны стремиться найти путь к исполнению этой заповеди в соответствии с современными нравственными нормами.

Вероятно, наиболее правильный способ продвигаться к исполнении этой заповеди заключается в социально-экономической политике, которая будет стимулировать мирную эмиграцию тех, кто не принимает ценностей еврейского народа[3]. Кроме того, вполне возможно, что нам еще придется пережить войны и различные кризисы, и если перед нами будет всегда стоять наша цель, мы сможем действовать так, чтобы исходом войны стало изгнание враждебно настроенных инородцев из нашей страны.

Но пока мы не имеем возможности изгнать их из Земли Израиля, остается в силе основополагающая заповедь относиться ко всем людям с уважением и любовью. Ведь мы стремимся построить здесь общество, направленное на претворение в жизнь идеалов Торы, таких как мир и сотрудничество с другими народами, а не пронизанное атмосферой ксенофобии[4].

В любом случае, поиск глубокого и истинного решения проблемы враждебно настроенных инородцев в Земле Израиля может оказать реальную помощь и другим странам, которые сталкиваются с подобными проблемами[5].


[3]. Например, существуют разные позиции относительно ответственности государства за благосостояние своих граждан, как с нравственной, так и с экономической точки зрения. Капиталистический подход снижает степень этой ответственности, а социалистический повышает. В нашей ситуации, когда мы стремимся исполнить заповедь Торы, нам следует отдавать предпочтение капиталистической позиции, которая гласит, что предоставление прав неразрывно связано с исполнением обязанностей по отношению к государству.

[4]. О том, каково должно быть наше принципиальное отношение к представителям других народов, пишет наш великий наставник рав Кук в книге Мидот Раайя (разд. «Любовь», п. 5): «Любовь к каждому человеку должна жить в наших душах и сердцах… А также любовь ко всем народам. Мы должны желать им духовного и материального расцвета и благополучия. Ненависть же следует испытывать только к грешникам и ко всему гадкому и низменному, что есть в мире. Везде, где в Писании говорится о ненависти к другим народам, имеется в виду грех, который разъединяет народы и сеет в мире вражду и разрозненность… Мы же должны знать, что жизнь, свет и святость всегда пребывают там, где есть образ и подобие Бога, которыми наделен человек – каждый человек и каждый народ». Там же, п. 10: «Любовь к людям нужно постоянно развивать в себе… как согласно требованию Торы, так и с точки зрения универсальной морали. Эта любовь должна наполнять все уголки души и распространяться на каждого человека, независимо от культурных и религиозных различий… Ибо только в душе, богатой любовью к каждому человеку, может возникнуть и гордо существовать во всем величии любовь к своему народу».

[5]. Левые движения отрицают решающее значение национальной и религиозной идентичности. Поэтому они поддерживают прием беженцев с другим религиозным и культурным фоном и их право выражать свою идентичность публично, даже если она противостоит национальной идентичности местных жителей и наносит им ущерб. Это привело к серьезному противостоянию с мусульманскими иммигрантами во многих странах Европы.

Вклад, который иудаизм может предложить правым движениям в Европе, – это принятие модели «прозелита-жителя» (гер тошав), в качестве условия получения гражданских. Это позволит им сохранить национальную идентичность государств наряду со справедливым и уважительным отношением к иммигрантам. Гер тошав должен принять два принципа: 1) признание национальной и религиозной идентичности местного населения и принятие на себя бремени национальных задач при столкновении с врагом или с конкурирующими культурами; 2) соблюдение семи заповедей потомков Ноаха, подразумевающих нормативное поведение, соответствующее нормам морали, в том числе решительное неприятие убийства и грабежа и безоговорочное соблюдение закона. Тому, кто принимает эти условия, должны быть предоставлены полные гражданские права. В Торе (Ваикра, 19:34) об этом сказано: «Как местный житель среди вас да будет у вас пришелец, проживающий у вас; люби его, как самого себя». Но если возникнет опасение, что чрезмерное количество иммигрантов может затушевать национальную идентичность государства, то государство будет ограничивать количество иммигрантов, даже если те готовы принять принципы жизни гер тошав. А тем, кто не желает принимать указанные принципы, не уважает культуру большинства и его позицию, кто занимается воровством, торговлей наркотиками и т.п., – не следует предоставлять гражданские права, и их необходимо депортировать обратно в страну исхода. Нужно отметить, что евреи диаспоры всегда вели себя по отношению к принявшим их государствам как «прозелиты-жители».

06. Краткое изложение основ запрета уступать части Земли Израиля инородцам

Запрещено уступать инородцам любые части Земли Израиля, даже одну-единственную ее пядь. Это связано с несколькими запретами.

1) Заповедь заселения Земли Израиля: эта заповедь требует от нас завоевания Земли Израиля, о чем сказано (Бемидбар, 33:53): «И овладейте землею, и поселитесь на ней, ибо вам даю Я землю эту, чтобы владеть ею». И сказано также (Дварим, 11:31): «Ибо вы переходите Иордан, чтобы придти и завладеть землею, которую Господь, Бог ваш, дает вам, и вы овладеете ею и поселитесь на ней». Рамбан (в дополнении к разделу «Заповеди-предписания», п. 4) пишет, что эта заповедь действует во все времена. Такое же постановление выносит Шульхан арух (Эвен ѓа-эзер, 75), и так написано в Питхей тшува (там же, подпункт 6). С этим согласны все авторитеты. И объясняется, что заповедь заселения Земли Израиля необходимо исполнять и тогда, когда это связано с угрозой для жизни отдельных евреев. Ведь Тора заповедала нам завоевать Землю Израиля, а войны без жертв не бывает, значит, при исполнении этой заповеди не следует считаться с опасностью, грозящей отдельным евреям (см. Минхат хинух, 425). А если нам заповедано завоевать Землю Израиля, то само собой разумеется, что запрещено отдавать ее инородцам (и см. выше, гл. 3, п. 1 и 4).

2) Опасность для жизни: как объясняется в Вавилонском Талмуде (в трактате Эрувин, 45а), и как постановляет Шульхан арух (Орах хаим, 329, 6), любая, даже самая незначительная уступка врагу только усугубляет опасность. Поэтому мудрецы постановили, что необходимо нарушить субботу и даже поставить под угрозу жизнь евреев лишь для того, чтобы дать отпор врагу, напавшему на приграничный город, намереваясь украсть сено или солому. Ведь если мы уступим врагу сено и солому, он перестанет нас бояться, нападет на наши города и станет убивать мирных жителей. И тем более запрещено отдавать врагу целые поселения (это правило будет объяснено подробнее в следующем пункте).

3) Запрет «Да не живут они в земле твоей»: помимо общенациональной заповеди наследовать Землю Израиля Тора возложила на нас заповедь: «Да не живут они в земле твоей» (Шмот, 23:33). В связи с этим Рамбам постановляет (в «Законах, связанных с идолопоклонством», 10, 6): когда мы правим в Земле Израиля и обладаем достаточной силой, мы не должны допускать, чтобы инородцы, не имеющие статуса «прозелита-жителя» (гер тошав), жили на нашей земле. Однако законоучители расходятся во мнениях в вопросе, на кого именно распространяется этот запрет Торы. Есть мнение, что только тот инородец, который в присутствии бейт дина принял обязательство соблюдать семь заповедей сынов Ноаха, основываясь на вере в Бога Израиля, считается «прозелитом-жителем» и имеет право жить в Земле Израиля, когда в ней правят евреи. Согласно другому мнению, даже если инородец не принял такое обязательство перед лицом бейт дина, но на деле он не занимается идолопоклонством и соблюдает семь заповедей сынов Ноаха, ему не запрещено жить в Земле Израиля. По этому мнению, добродетельные мусульмане могут жить на этой земле, поскольку их религия не является идолопоклонством. Однако арабы, враждующие с нами, разумеется, не соблюдают семь заповедей сынов Ноаха, поскольку они восстают против Бога Израиля, поддерживают террористов, тем самым нарушая заповедь «Не убей», и не способствуют тому, чтобы убийцы предстали перед лицом закона, что является нарушением заповеди поставить судей, вершащих справедливый суд. Получается, что, согласно обоим мнениям, когда мы правим в Земле Израиля и обладаем достаточной силой, мы обязаны изгнать террористов и их пособников. И тем более, мы не должны отдавать им территории, на которых будут селиться все новые и новые инородцы, не соблюдающие семь заповедей сынов Ноаха (и см. выше, п. 1).

4) Запрет «Не дай им обосноваться» (Дварим, 7:2): мудрецы объясняют, что запрещено продавать или сдавать в аренду инородцам земельные наделы в Стране Израиля, чтобы они не могли в ней обосноваться (см. Вавилонский Талмуд, трактат Авода зара, 20а). Этот запрет является дополнением к запрету «Да не живут они в земле твоей», притом, что запрет «Да не живут» возлагается на весь еврейский народ, а запрет «Не дай им обосноваться» – на каждого отдельного еврея, которому запрещено продавать дом или поле в Земле Израиля инородцу, не имеющему статуса «прозелита-жителя». И тем более, запрещено уступать арабам, не соблюдающим семь заповедей сынов Ноаха, любые части Земли Израиля (и см. выше, п. 1).

5) Запрет «А земля не может быть продаваема навеки»: в Торе (Ваикра, 25:23) говорится: «А земля не может быть продаваема навеки, ибо Моя земля; вы же пришельцы и поселенцы у Меня». Рамбан, на основании слов мудрецов, делает из этого стиха вывод: запрещено продавать инородцу любые земельные наделы в Стране Израиля, потому что в пятидесятый год (йовель) эти земли не будут возвращены их изначальным владельцам-евреям (см. Рамбан, разд. «Заповеди-запреты», 227). И тем более запрещено просто так отдавать инородцам земли в наделе, дарованном Всевышним нашим праотцам.

6) Запрет лишать еврея дома в Земле Израиля: ни один правитель и ни одно правительство в мире не имеет права отнять у еврея его дом в Земле Израиля. Святой, благословен Он, даровал Землю Израиля еврейскому народу, и каждый еврей имеет в ней свой собственный надел, который никто не может у него отнять. Никакая власть не имеет права выгнать еврея из законно приобретенного или построенного им дома в Земле Израиля. Поэтому запрещено подписывать любые договоры, основанные на изгнании евреев из принадлежащих им домов (см. ниже, п. 8)[6].

7) Запрет осквернения Имени Всевышнего: если народы мира оказывают на нас давление, требуя уступить инородцам части Земли Израиля, дарованной нашим праотцам и нам Самим Всевышним, то, поддавшись этому давлению, мы оскверним Его Имя. На нас возложена заповедь освящать Его Имя, противостоя всякому давлению на нас со стороны народов мира (этот принцип будет объяснен подробнее в п. 6).


[6]. Широко известна полемика ранних законоучителей в отношении вопроса, действует ли ѓалахический принцип «Закон царства обязателен для исполнения» в Земле Израиля. По мнению Рана (в комментарии к трактату Недарим, 28а), этот принцип имеет силу только за пределами Земли Израиля, поскольку все другие страны в мире принадлежат тем, кто в них правит, поэтому еврей, живущий в любой стране за пределами Святой земли, обязан подчиняться ее законам. А Земля Израиля принадлежит всему еврейскому народу, и потому Ѓалаха не обязывает каждого еврея, живущего в этой земле, подчиняться тому, кто ею управляет. И только если в Земле Израиля существует еврейская власть, обладающая с точки зрения Ѓалахи теми же полномочиями, что и царь Израиля, еврей обязан подчиняться ее законам. Рамбам же и большинство других авторитетов считают, что принцип «Закон царства обязателен для исполнения» имеет силу и в Земле Израиля, потому что сам факт, что существующая власть получила поддержку всего народа, наделяет ее полномочиями управлять народом и устанавливать законы. Однако никто из авторитетов не спорит с основной сутью слов Рана (и так пишет Рашба, там же): что, по всем мнениям, ни одна власть в мире не имеет права изгнать еврея с надела в земле его праотцев.

07. Запрет идти на территориальные уступки, чреватые опасностью для жизни евреев

Важный принцип, лежащий в основе запрета передачи врагу частей Земли Израиля, изложен в Вавилонском Талмуде, в трактате Эрувин (45а), где рассматриваются законы субботы и спасения человеческой жизни. Как известно, субботу разрешено нарушать ради спасения жизни, но запрещено – ради спасения имущества. Поэтому наши мудрецы говорят, что если в субботу в еврейское поселение пришел враг, чтобы награбить имущество, то запрещено выступать против него с оружием, нарушая законы субботы, поскольку речь не идет об опасности для человеческой жизни. Однако этот запрет не относится к приграничным поселениям. Если враг хочет похитить в приграничном еврейском поселении даже такую незначительную собственность как сено или солома, то необходимо нарушить субботу, подвергнуть опасности человеческую жизнь и дать врагу вооруженный отпор, – лишь для того, чтобы спасти сено и солому. Это объясняется тем, что если сегодня мы позволим врагам похитить сено или солому, завтра они станут грабить еврейские поселения и убивать мирных жителей. И такое постановление выносит Шульхан арух (Орах хаим, 329, 6).

Иными словами, благодаря своей проницательности мудрецы поняли, что если мы уступим грабителям в приграничных поселениях даже сено или солому, мы утратим способность устрашать врага и удерживать его от нападения на нас. И тогда притязания инородцев будут неуклонно увеличиваться, и они захотят захватить всю нашу землю, подвергая нас смертельной опасности. Поэтому мудрецы постановили, что ради защиты имущества, принадлежащего жителям приграничных поселений, врагам необходимо дать отпор, даже если для этого нужно нарушить субботу и подвергнуть опасности человеческую жизнь. Исходя из этого, совершенно очевидно, что запрещено уступать арабам какие бы то ни было территории в Иудее, Самарии, секторе Газа или на Голанских высотах, поскольку, согласно мнению наших мудрецов, любые уступки в отношении еврейской собственности в приграничных поселениях, а тем более, приграничных территорий, только раззадорят наших врагов, что может, не дай Бог, способствовать началу очередной войны.

Если бы все военные эксперты заявили в один голос, что отступление обеспечит нам прочный и продолжительный мир, мы бы, возможно, согласились, что теперь настали другие времена, и отступление больше не чревато для нас опасностью. Однако многие крупнейшие военные специалисты полагают, что уход из Иудеи, Самарии и Газы поставит Израиль под угрозу, и это лишний раз доказывает справедливость слов мудрецов и подтверждает, что в приграничных поселениях мы не должны уступать врагу даже сено и солому, и тем более, нельзя отдавать врагам ни пяди Земли Израиля[7].


[7]. Об этом неоднократно говорил Любавичский ребе, рабби Менахем-Мендл Шнеерсон, благословенна память праведника. А гаон рав Овадья Йосеф вынес постановление, что ради спасения жизни евреев разрешено идти на территориальные уступки в Земле Израиля. Однако рав Шауль Исраэли выступил с резкой критикой этого мнения. И см. выше, гл. 3, п. 4. Соглашения Осло показали, что правы были те, кто утверждал, что территориальные уступки только усугубят опасность. И хотя на принципиальном уровне рав Шауль Исраэли утверждал, что если в результате отступления с некоторых территорий еврейская власть во всех остальных областях Земли Израиля станет прочнее, то уступки допустимы, на практике отступление с территорий, которые были в наших руках, – например, с Синайского полуострова или некоторых областей Иудеи и Самарии, – только ожесточило террор и усилило давление на Израиль. И см. примечание к следующему пункту.

08. Территориальные уступки как осквернение Имени Всевышнего

Рамбам в «Законах, связанных с основами Торы» (гл. 5) объясняет, что есть заповедь освящения Имени Всевышнего. Это означает, что еврей должен быть готов к самопожертвованию ради освящения Божественного Имени. Так, если инородцы скажут еврею: «Убей своего ближнего, а иначе мы убьем тебя», – еврей должен умереть, но не нарушить заповедь «не убей». Этот закон касается всех трех строжайших запретов: кровосмешения, кровопролития и идолопоклонства. Грех их нарушения столь тяжек, что после этого жизнь человека утрачивает всякий смысл, поэтому лучше умереть, чем нарушить какой-либо из этих запретов.

Но в отношении всех других заповедей Торы закон иной. Когда инородцы угрожают убить еврея, если он, к примеру, откажется нарушить субботу или съесть свинину, он должен преступить субботние запреты или съесть запрещенную пищу, чтобы сохранить себе жизнь. Ведь сказано: «»Человек будет жив ими» (Ваикра, 18:5) – а не умирать, исполняя их» (Вавилонский Талмуд, трактат Йома, 85б).

Однако важно знать, что вышесказанное относится к ситуации, когда инородцы вынуждают еврея к нарушению заповедей Торы просто ради собственного удовольствия. Но если они пытаются заставить еврея отречься от веры в Бога Израиля и перейти в другую веру, и это происходит в присутствии по крайней мере десяти других евреев, он должен принять смерть, но не предавать свою веру. Ведь это уже не может считаться его личным грехом – такой грех олицетворяет собой всю Тору, и еврей, совершивший его, как бы нарушает все заповеди Торы, тем самым оскверняя Божественное Имя. Поэтому Ѓалаха требует, чтобы он пожертвовал собой и освятил Имя Всевышнего.

На основании этого закона рав Цви-Йеѓуда Кук, благословенна память праведника, постановил, что на самом деле запрет отступать с территорий Земли Израиля гораздо более строг, так как в нем есть аспект осквернения Имени Всевышнего. Поэтому его нужно соблюдать даже под страхом смерти. Это объясняется тем, что в Танахе многократно повторяется Божественное обетование отдать Землю Израиля еврейскому народу, и это известно всему миру. Значит, арабы восстают против заповеди Торы и Божественной клятвы. Доказательством этому может служить тот факт, что многие арабские государства, не имеющие с нами общей границы, все равно воюют против нас. Эту войну нельзя рассматривать никак иначе, кроме как противостояние нашей вере.

Из этого следует, что территориальные уступки в Земле Израиля – это тягчайшее осквернение Божественного Имени, поскольку оно совершается не одним человеком, а целым народом, перед лицом всех народов мира. Это усугубляется еще и тем, что речь идет о такой известной на весь мир заповеди как заселение Земли Израиля, ведь любой человек, читавший Танах, знает, что Всевышний обещал эту землю еврейскому народу, и когда народы мира видят, что евреи отказываются от владения собственной землей, пренебрегая Божественным обетованием, нет большего осквернения Божественного Имени, нежели это. Чтобы этого не допустить, мы должны быть готовы самоотверженно защищать нашу святую землю, не уступая ни пяди ее другим народам, ведь Всевышний отдал ее нам, и никому больше.

И хотя представляется, что запрет на территориальные уступки следует соблюдать и под страхом смерти, тем не менее, если у нас нет никаких шансов на победу, мы не обязаны воевать, поскольку в таком случае мы все равно не сможем защитить нашу землю даже ценой собственной жизни. Ведь если мы погибнем, Землю Израиля захватят наши враги, и Божественное Имя будет осквернено перед всеми народами. Но когда у нас есть возможность защитить нашу святую землю, чтобы она осталась в наших руках, мы обязаны воевать за нее, жертвуя собой, дабы исполнить заповедь Торы. И, благодарение Всевышнему, Он был столь милостив к нам, что возвратил нас на нашу землю и дал нам армию, и теперь мы способны удержать в своих руках всю Землю Израиля, поэтому мы должны самоотверженно защищать ее[8].


[8]. Мне, по моему скромному мнению, представляется, что после того как наш учитель и наставник рав Цви-Йеѓуда Кук постановил, что мы должны защищать Землю Израиля ради освящения Божественного Имени, то есть стал рассматривать нашу борьбу за Святую землю в религиозном аспекте, любая дискуссия на тему того, укрепят ли территориальные уступки еврейскую власть в других областях Земли Израиля и будут ли они способствовать спасению жизни евреев, – утратила свою актуальность. У этого есть две причины: ѓалахическая и продиктованная действительностью. Согласно Ѓалахе, запрет территориальных уступок мы обязаны соблюдать даже под страхом смерти, и если народ Израиля способен исполнить это требование Ѓалахи, практические доводы за и против просто неуместны. Действительность это подтверждает: если речь идет о религиозной войне, то враг не пойдет ни на какой компромисс – он будет стремиться только к тому, чтобы утвердить свою религию, изгнав всех неверных с территории, которая, по его убеждению, должна находиться под властью ислама. К тому же, нельзя забывать, что в исламе война – это не вынужденная мера, а одна из шести заповедей, которые следует исполнять постоянно. В отличие от подхода иудаизма, согласно которому война – не правило, а исключение, и ее начинают только тогда, когда нет другого выхода, в исламе война – явление естественное и желательное, пока в мире остаются неверные. Единственный способ заставить арабов отказаться от исполнения «заповеди» – показать им, что они недостаточно сильны, чтобы одержать победу. Поэтому любые уступки только повышают их мотивацию к войне или к террору, чтобы достичь установленных ими религиозных целей. Получается, что закон Ѓалахи, связанный с освящением Божественного Имени, в точности соответствует подходу, основанному на оценке действительности.

Приведенное мной объяснение слов рава Цви-Йеѓуды Кука дано моим отцом и учителем (равом Залманом-Барухом Меламедом, раввином Бейт-Эля и главой ешивы в этом поселении – пер.). Другими словами, еврей обязан принять смерть, но не идти на территориальные уступки в Земле Израиля только тогда, когда от него требуют осуществить отступление на практике, – например, в случае, когда премьер-министру Израиля угрожают, что если он не подпишет договор об отступлении, его убьют, он должен принять смерть. И см. ниже, ответы рава Горена, п. 8, а также слова рава Цви-Йеѓуды (там же) и в примечании.

09. Решения израильского правительства о территориальных уступках не имеют силы

Согласно общему правилу Ѓалахи, решения израильского правительства имеют обязательную силу, в соответствии с принципом: «Закон царства обязателен для исполнения», так как, по мнению большинства авторитетов, этот принцип действует и в Земле Израиля (так считают, например, Рамбам и Шульхан арух, Хошен мишпат, 369, 6). Но даже авторитеты, не считающие, что этот принцип действует в Земле Израиля (например, Ран), подразумевают нееврейскую власть, тогда как еврейская власть имеет по крайней мере те же полномочия, что и «старейшины города» (см. Циц Элиэзер, 16, 50). Есть также мнение, что еврейское правительство, избранное народом Израиля, имеет полномочия, подобные тем, которыми обладает царь Израиля. Исходя из этого, решения израильского правительства обязательны для исполнения, как в области уплаты налогов, так и в таких областях как правила дорожного движения, строительство, торговля и т.д. (см. ниже, гл. 6, п.п. 1-5).

Однако перед государственной законодательной системой ставится важное ограничение: любой закон, противоречащий заповедям Торы, не имеет обязательной силы. Писание доносит до нас слова Всевышнего, обращенные к Йеѓошуа бин Нуну. Всевышний говорит Йеѓошуа, что на него, как на вождя сынов Израиля, возложены полномочия выносить указы и постановления, и всякий, кто восстанет против указов Йеѓошуа, будет предан смерти. Однако далее в стихе приводится оговорка – полномочия Йеѓошуа ограничиваются словами: «Только будь тверд и мужествен» (1:18). Это означает, что постановления Йеѓошуа будут иметь силу лишь при условии, что он исполнит сказанное несколькими стихами выше (там же, ст. 7): «Только тверд будь и очень мужествен, чтобы бережно соблюдать Тору всю, которую завещал тебе Моше, раб Мой; не уклоняйся от нее ни вправо, ни влево, дабы преуспевал ты везде, куда ни пойдешь». Если же указы Йеѓошуа станут противоречить Торе, они не будут иметь никакой силы, и сыны Израиля не должны будут их исполнять (см. Вавилонский Талмуд, трактат Санѓедрин, 49а). По аналогии с вышесказанным, Рамбам постановляет (в «Законах царства», 3, 9), что если царь издает указ, требующий отказаться от исполнения какой-либо заповеди, ему нельзя повиноваться. Ведь царь и сам – раб Царя царей.

И если таков закон в отношении царя, назначенного пророком и признанного Санѓедрином и всем народом Израиля, то любому другому царю или правительству тем более запрещено выносить постановления, идущие вразрез с заповедями Торы. Например, если какое-либо правительство издаст закон, требующий нарушать субботу, или есть запрещенную пищу (например, свинину), или изгнать евреев со своей земли, тем самым нарушив заповедь заселения Земли Израиля, – то, согласно Торе, подобный закон не будет иметь никакой силы, и весь народ Израиля будет обязан препятствовать его исполнению.

Поэтому, если правительство запретит евреям селиться в какой-либо части Земли Израиля, этот запрет не будет иметь силы, так как он противоречит заповеди заселения Земли Израиля. Но если евреи захотят поселиться в конкретном месте, правительство имеет право заявить, что им можно селиться не в нем самом, а недалеко от него, при условии, что причиной отказа будут соображения, связанные с благом всего общества, – например, в указанном месте нельзя поселиться потому, что там будет проложено шоссе или посажен лесной массив. Но если правительство запрещает евреям заселять целый район Земли Израиля, поскольку оно не согласно, чтобы там жили евреи, то его указание идет вразрез с заповедью Торы и Божественным обетованием, согласно которому эта земля принадлежит еврейскому народу, и потому оно не имеет никакой силы[9].


[9]. Рав Горен также постановил (см. ниже, п. 7) на основании слов Рамбама (в «Законах царства», 1, 4) и Сефер ѓа-хинух (заповедь 498), что указания правительства, сформированного с помощью арабских голосов, не имеют никакой силы. Если его не поддерживает большинство евреев, оно не уполномочено выносить никаких постановлений, связанных с судьбой еврейского народа и его правом на свою землю. А рав Аѓарон Соловейчик постановил, что запрещено участвовать в отступлении с территорий Земли Израиля, а тот, кто в нем участвует, нарушает заповедь Торы: «Не оставайся равнодушным к крови ближнего твоего» (Ваикра, 19:16).

10. Запрет участвовать в действиях, способствующих отступлению с территорий Земли Израиля

Исходя из вышесказанного, что нельзя уступать части Земли Израиля инородцам, запрещено также способствовать изгнанию евреев и разрушению еврейских поселений. Так постановил верховный раввин Израиля, рав Шломо Горен, и такое же постановление вынесли рав Шауль Исраэли, рав Моше-Цви Нерия и рав Авраѓам Шапиро. И так неоднократно указывал еще до них рав Цви-Йеѓуда Кук (и см. ниже, ответы рава Горена, п. 5, а также ответ рава Шапиро, п. 12; и см. также Игрот Раайя, послание 237).

К «Ассоциации раввинов за народ Израиля и Землю Израиля», в состав которой входят сотни раввинов, был обращен вопрос, имеет ли военная база на территории Земли Израиля тот же статус, что и гражданское поселение[10]. Летом 1995 г. раввины Ассоциации опубликовали ответ:

«В свете постановлений, вынесенных в свое время Советом верховного раввината и другим раввинами по поводу запрета отступления с территорий Земли Израиля, Иудеи, Самарии, сектора Газа и Голанских высот, нас спросили, разрешено ли участвовать в отступлении с военной базы или военного объекта, расположенных в районе Земли Израиля, населенном арабами.

  1. Мы постановляем, что, согласно Торе, запрещено отступать с военной базы Армии обороны Израиля и отдавать ее территорию в распоряжение инородцев, поскольку это является нарушением заповеди-предписания Торы и несет в себе опасность для жизни евреев и существования Государства Израиль.
  2. Само собой разумеется, что на территориях, находящихся под управлением израильской армии, мы исполняем заповедь заселения Земли Израиля, согласно объяснению Рамбана. Эта заповедь включает в себя и повеление «завоевать эту землю и не отдавать ее ни одному из народов мира». А на территориях, с которых израильская армия уйдет, будет установлена «власть инородцев», и это означает, что вышеуказанная заповедь будет нарушена. Кроме того, это будет связано с опасностью для жизни евреев и для существования Государства Израиль, что является нарушением запрета: «Не оставайся равнодушным к крови ближнего твоего».
  3. Постоянная военная база является еврейским поселением в полном смысле слова. Отступление с военной базы и передача ее в руки неевреев равнозначны отступлению из еврейского поселения в Земле Израиля и запрещены согласно закону Торы.
  4. В свете вышесказанного мы отвечаем на заданный вопрос: нет никакого сомнения в том, что еврею запрещено участвовать в любом действии, способствующем отступлению из еврейского поселения, с военной базы или военного объекта. Рамбам постановляет (в «Законах царства», 3, 9), что если царь велит своим подданным нарушить законы Торы, запрещено ему подчиняться…»[11].

[10]. В месяце тамуз 1995 г., после того как правительство меньшинства приняло решение об отступлении с израильских военных баз в Иудее и Самарии, у военнослужащих возник вопрос, разрешено ли им участвовать в этом отступлении, или же они должны отказаться от выполнения приказа. Я позвонил нашему раввину и наставнику раву Авраѓаму Шапиро, главе ешивы «Мерказ ѓа-рав» и верховному раввину Израиля (в 1983-1993 г.г.). По его просьбе я собрал на заседание нескольких крупнейших раввинов, членов «Ассоциации раввинов за народ Израиля и Землю Израиля». После этого заседания был опубликован ответ Ассоциации, приведенный в тексте. Я не успел задать этот вопрос раву Шломо Горену, благословенна память праведника, главному раввину Армии обороны Израиля и верховному раввину Государства Израиль, потому что он умер 24 хешвана 1995 г.

Приведенное в тексте постановление вынесли: мой отец и наставник рав Залман-Барух Меламед, рав нахум-Элиэзер Рабинович, рав Дов Лиор, рав Хаим Друкман, рав Элиэзер Вальдман, рав Хаим Штайнер, рав Даниэль Шило и другие раввины. См. ниже, где приводятся пояснения рава Рабиновича к этому постановлению.

[11]. Вот продолжение этого постановления: «5. Никогда раньше Армия обороны Израиля не ставила своих солдат перед необходимостью идти против своей веры и совести, а также против нравственных и национальных убеждений. Мы призываем правительство и командование армии не заставлять солдат делать выбор между ценностями, на которых основана их жизнь, и армейскими приказами. 6. Мы обращаемся к израильскому правительству и премьер-министру с требованием не допустить раскола в народе и армии, а также сделать все возможное для укрепления единства в народе Израиля в этот нелегкий час».

В приложении к постановлению говорилось: «Армия обороны Израиля дорога и свята для нас, ее предназначение – защищать Землю Израиля и спасать человеческую жизнь, а не совершать действия, прямо противоположные ее предназначению и ставящие под угрозу безопасность евреев. Кроме того, что Ѓалаха запрещает отдавать врагу части Земли Израиля, половина населения Израиля выступает против этого соглашения, и в народе, как и среди высшего командования армии, возник раскол. Было бы безнравственно вынуждать солдат идти наперекор своей совести и своим религиозным, политическим и моральным убеждениям. Такое требование по отношению к ним – преступление против морали и закона. Мы надеемся, что командование Армии обороны Израиля даст возможность каждому солдату действовать так, как диктуют ему его религиозные взгляды. «Господь даст силу народу Своему, Господь благословит народ Свой миром»».

11. Запрет действует и тогда, когда отказ от выполнения приказа не остановит отступление

Даже когда солдат уверен, что если он откажется участвовать в отступлении с территорий Земли Израиля и депортации еврейских жителей, другие солдаты сделают это за него, ему запрещено выполнять подобный приказ. Это объясняется тем, что даже если большинство народа находится на низком духовном уровне, еврею все равно запрещено принимать участие в грехе, совершаемом целым обществом. Каждый, кто своими руками станет изгонять евреев из принадлежащих им домов, нарушит множество запретов Торы[12]. Он будет способствовать нарушению заповеди заселения Земли Израиля, которая, как сказали наши мудрецы, равноценна всем остальным заповедям Торы, вместе взятым, и в результате – ужасному осквернению Божественного Имени; кроме того, он нарушит запреты Торы: «Не дай им обосноваться», «Да не живут они в земле твоей» и «А земля не может быть продаваема навеки», а также запрет отнимать у евреев имущество. А тот, кто примет участие в отступлении с военной базы, нарушит, кроме вышеперечисленного, еще и запрет: «Не оставайся равнодушным к крови ближнего твоего».

А если кто-нибудь спросит, какой смысл отказываться выполнять приказ, если это не спасет Землю Израиля, ему можно ответить, что даже когда еврей не в силах предотвратить грех, совершаемым обществом, он все равно обязан оставаться на высоком духовном уровне, не запятнав грехом свою совесть. Если все вокруг воруют, воровство все равно запрещено. И даже если все вокруг занимаются грабежом и разбоем, и мы не можем убедить их встать на путь праведности, человек должен твердо стоять на позиции праведности в гордом одиночестве.

Мы учим это на основе заповеди Торы (Ваикра, 19:17): «Ты увещевай ближнего твоего, и не понесешь за него греха». Суть этой заповеди заключается в том, чтобы увещевать ближнего, отдаляя его от греха. И пока есть хоть малая доля вероятности, что грешник прислушается к словам увещевания, Тора обязывает нас продолжать его увещевать. Но даже когда нет никакой надежды на успех увещевания, необходимо хотя бы выразить свою позицию, заявив, что данное действие является грехом, совершать его нельзя и другим людям запрещено принимать в нем участие (на основе слов Рама, Орах хаим, 608, 2, а также Мишна брура и Биур Ѓалаха, там же).

Когда человек твердо стоит на своем и отказывается участвовать в грехе, это имеет огромное значение. Благодаря его твердости последующие поколения еврейского народа будут знать, что не все принимали участие в совершении греха, и в награду за заслугу этих  праведников наш народ сохранит очаг праведности, пока весь мир не подвергнется полному исправлению. Об этом сказано (Млахим 1, 19:18): «Оставлю Я среди сынов Израиля семь тысяч: всех тех, чьи колени не преклонялись пред Баалом, и всех тех, чьи уста не целовали его». Так было и во времена Гидона, когда благодаря тремстам евреям, не поклонявшимся Баалу, весь стан Израиля был избавлен от сурового приговора и удостоился великого спасения (см. Шофтим, гл. 7).

Тот, кто удостаивается чести в любой ситуации следовать путем истины, обладает истинной свободой. Наши мудрецы сказали об этом (Пиркей Авот, 6, 2): «Настоящей свободой обладает лишь тот, кто занимается Торой» – потому, что такой человек причастен к вечности. На него не могут повлиять ни давление со стороны средств массовой информации, ни общественное мнение, ни любые другие запугивания и соблазны. Именно так праведники всех поколений сохраняли свою внутреннюю свободу, став для всего мира нравственным эталоном. И только благодаря им весь мир встанет в конце концов на путь праведности. И хотя большинство людей поддаются на соблазны и угрозы, весь народ Израиля как единое целое всегда оставался верен своим непреходящим ценностям. Даже когда многие евреи грешили, народ в конце концов всегда следовал путем безгрешных праведников, потому что именно они действовали от лица всего народа, и благодаря им еврейский народ продолжал идти по намеченному пути.

Когда народ приобщается к абсолютным вечным ценностям, его существование тоже становится вечным, и никакие силы в мире не могут сдвинуть его с позиции истины. И поскольку весь народ Израиля неразрывно связан с вечными ценностями, имеющими Божественную природу, он жив и существует вечно, и никакие бедствия изгнания не могли его уничтожить. Более того, он не просто продолжает существовать, его жизненная сила растет и ширится, как животворящий источник, тогда как другие народы, не причастные к вечным ценностям, канули в Лету, поскольку ценности, которыми они руководствовались, были относительны и ограниченны, и таково же было само их существование. Да будет высшая воля на то, чтобы в мире раскрылась уникальная сущность народа Израиля, и вечные ценности стали достоянием всех евреев, и с нами исполнилось сказанное (Йешаяѓу, 60:21): «И народ твой, все праведники, ветвь насаждения Моего, дело рук Моих для прославления, навеки унаследуют страну».


[12]. Известно, что, по закону Ѓалахи, всякий, кто способствует нарушению какой-либо заповеди Торы другим человеком, нарушает запрет Торы (Ваикра, 19:14): «Пред слепым не клади преткновения». Речь идет о ситуации, когда без помощи другого человека грешник не смог бы совершить прегрешение – как, например, когда человек протягивает назорею, давшему клятву о том, что он не будет пить вина, чашу с вином с другого берега ручья (см. Вавилонский Талмуд, трактат Авода зара, 6б). Если же грешник может совершить прегрешение и без содействия другого человека, – например, если назорей может сам дотянуться до чаши вина, – то помогающий ему нарушает запрет мудрецов «содействовать греху». Но есть мнение, что и в таком случае он нарушает запрет Торы. Однако в случае, обсуждаемом в тексте, нельзя сказать, что солдат нарушает только запрет мудрецов, поскольку каждый солдат, своими руками изгоняющий евреев из принадлежащих им домов, сам совершает грех.

12. Следует ли публично отказываться от выполнения приказа?

Даже когда солдат уверен, что если он откажется участвовать в отступлении с территорий Земли Израиля и депортации еврейских жителей, другие солдаты сделают это за него, ему запрещено выполнять подобный приказ. Это объясняется тем, что даже если большинство народа находится на низком духовном уровне, еврею все равно запрещено принимать участие в грехе, совершаемом целым обществом. Каждый, кто своими руками станет изгонять евреев из принадлежащих им домов, нарушит множество запретов Торы[12]. Он будет способствовать нарушению заповеди заселения Земли Израиля, которая, как сказали наши мудрецы, равноценна всем остальным заповедям Торы, вместе взятым, и в результате – ужасному осквернению Божественного Имени; кроме того, он нарушит запреты Торы: «Не дай им обосноваться», «Да не живут они в земле твоей» и «А земля не может быть продаваема навеки», а также запрет отнимать у евреев имущество. А тот, кто примет участие в отступлении с военной базы, нарушит, кроме вышеперечисленного, еще и запрет: «Не оставайся равнодушным к крови ближнего твоего».

А если кто-нибудь спросит, какой смысл отказываться выполнять приказ, если это не спасет Землю Израиля, ему можно ответить, что даже когда еврей не в силах предотвратить грех, совершаемым обществом, он все равно обязан оставаться на высоком духовном уровне, не запятнав грехом свою совесть. Если все вокруг воруют, воровство все равно запрещено. И даже если все вокруг занимаются грабежом и разбоем, и мы не можем убедить их встать на путь праведности, человек должен твердо стоять на позиции праведности в гордом одиночестве.
В связи с вышесказанным возникает еще один вопрос: как солдатам лучше поступить – публично сообщить заранее, что они не будут участвовать в отступлении, или же достаточно просто воздержаться от содействия отступлению, но лучше не сообщать об этом заранее?

Некоторые считают, что публичное заявление может повредить армии, поскольку деятельность армии основана на строгой дисциплине и подчинению приказам, и публичный отказ от выполнения приказа может нанести ущерб армейской сплоченности. Поэтому лучше не заявлять об отказе публично, и только если солдат окажется, не дай Бог, в вышеописанной ситуации, он должен сообщить своему командиру, что его религиозные убеждения не позволяют ему участвовать в совершении столь тяжкого греха.

В 2005 г., в период разрушения еврейских поселений в Гуш-Катифе и Северной Самарии, рав Авраѓам Шапиро говорил (и его мнение разделяли многие другие раввины), что солдатам лучше как можно раньше публично заявить о своем отказе участвовать в этом преступлении. Он объяснял это необходимостью исполнения заповеди увещевания (тохеха), а также тем, что, быть может, публичные заявления большого числа солдат наряду с другими общественными акциями протеста приведут к отмене решения правительства об «одностороннем размежевании». А на претензию, что публичный отказ выполнять приказы может нанести армии столь значительный ущерб, что он отрицательно скажется на ее боеспособности, можно возразить, что это требует доказательства: были ли подобные прецеденты, когда отказ действовать против гражданских лиц развалил армию. Недопустимо, опираясь на необоснованные опасения, отказываться от исполнения заповеди тохеха и от попыток предотвратить этот тяжелейший общественный грех.

Рав Шломо Горен, благословенна память праведника, главный раввин Армии обороны Израиля, а затем и верховный раввин Государства Израиль, в свое время не выражал подобных опасений. Он считал, что солдаты должны заявить заранее и публично о своем несогласии участвовать в отступлении. И только солдатам, которые хотят стать офицерами и опасаются, что публичное заявление станет помехой в их армейской карьере, он разрешил не сообщать заранее о своих намерениях, но ни в коем случае не делать вид, будто они согласны выполнять приказ, а только молчать и не отвечать на задаваемые им вопросы (см. ниже, ответы рава Горена, п. 5, и в примечании, там же)[13].


[13]. Рав Авраѓам Шапиро произнес эти слова в 2005 г., четко и бескомпромиссно выразив свою позицию относительно плана разрушения Гуш-Катифа и четырех еврейских поселений в Северной Самарии, принятому израильским правительством. Впервые эти слова были произнесены в беседе с равом Тропом; при этом рав Шапиро дал согласие на их публикацию. Впоследствии он повторил их еще неоднократно. И см. ниже, где приводятся резкие слова, написанные им за неделю до разрушения Гуш-Катифа. До этого, при подписании договора Осло, планы израильского правительства по отступлению с территорий Земли Израиля касались только военных баз, и к этим планам слова рава Шапиро не относились. Я же написал в середине лета 1995 г. пояснение к ѓалахическому постановлению, вынесенному «Ассоциацией раввинов за народ Израиля и Землю Израиля» (это постановление приводится в тексте, в п. 8). В пояснении я писал, что поскольку существует сомнение, не нанесет ли публичный отказ ущерба сплоченности Армии обороны Израиля, в этом случае следует избрать тактику воздержания от действия, поэтому лучше отказаться от выполнения приказа на практике, но не заявлять об этом во всеуслышание. Следует упомянуть, что уже тогда некоторые раввины считали, что отказ должен быть публичным, тогда как другие раввины опасались нанесения ущерба армейскому духу сплоченности. Также необходимо отметить, что, как я слышал тогда от крупнейших раввинов, они не выражали опасений в связи с публичным отказом, однако, учитывая ситуацию тех дней, не придавали значения публичным заявлениям солдат и офицеров, и потому не настаивали на своем мнении в противовес опасениям, выражаемым некоторыми раввинами. Вот почему я написал, что, по причине возникающих сомнений, лучше придерживаться тактики воздержания от публичного отказа.

Рав Горен тоже разделял это мнение. Его слова приводятся ниже, в ответах, п. 5. И см. там же, в примечании, где объясняется, на чем основано его мнение. Так или иначе, изложенная мною летом 1995 г. позиция, что солдатам не следует выражать отказ публично, в резкой форме, разрядила обстановку в армии, так как офицеры освободили солдат, намеренных отказаться от участия в отступлении с армейских баз и из военных поселений. Более того, тогдашний начальник Генштаба, Амнон Липкин-Шахак, сказал во время беседы с нами, что офицеры получили указание избегать конфронтации с такими солдатами, и проблемы возникли только там, где командиры были «недостаточно умны», как он выразился. Но и в таком случае, когда это доходило до высшего командования, все проблемы решались, и почти всех солдат, отказавшихся участвовать в отступлении, освобождали от наказания.

В 2005 г., перед разрушением Гуш-Катифа, казалось, что если солдаты заявят о своем отказе заранее, это, наряду с другими мерами, поможет отменить решение правительства. К тому же, заявляя о своем отказе публично, солдаты исполняли заповедь: «Ты увещевай ближнего твоего». Кроме того, в 2005 г. правительство намеревалось совершить гораздо более тяжкий грех – разрушение еврейских поселений и депортацию жителей, а не только отступление с военных баз, как в 1995 г. С другой стороны, не было приведено никаких доказательств, что отказ военнослужащих выполнять приказы, не относящиеся к прямому назначению Армии обороны Израиля, отрицательно повлияет на ее боеспособность. Исходя из этого, можно сказать, что публичный отказ, напротив, укрепит армию в долгосрочной перспективе, поскольку она будет исполнять свои прямые обязанности по защите Государства Израиль от врагов, а не заниматься посторонней деятельностью. Именно так и сказал рав Авраѓам Шапиро. К этому следует добавить, что если большое число солдат заставят выполнять приказы, противоречащие их вере, то рано или поздно им будет трудно испытывать чувство солидарности с армией, и именно это окажет отрицательное влияние на армейский дух. Поэтому в 2005 г. я изменил свою позицию и предложил перейти от тактики воздержания от действия к тактике активного действия. Это означало, что каждому солдату желательно заявить публично, что он не будет принимать участие в столь тяжком грехе. И только офицерам и служащим полиции, которые получают зарплату за свою деятельность, я предложил скрыть свои взгляды и найти окольные пути, чтобы избежать участия в отступлении, но ни в коем случае не предавать своих убеждений.

На практике, те военнослужащие, которые заявили о своем отказе заранее, были освобождены от участия в разрушении поселений и депортации жителей, а те, кто скрыл свои убеждения, были поставлены перед этим испытанием, и некоторые из них его не выдержали. И да будет высшая воля на то, чтобы, благодаря заслуге солдат, не подчинившихся греховному приказу, Армия обороны Израиля продолжала свято исполнять свою миссию – вести войны Господни за еврейский народ и Землю Израиля.

Мы учим это на основе заповеди Торы (Ваикра, 19:17): «Ты увещевай ближнего твоего, и не понесешь за него греха». Суть этой заповеди заключается в том, чтобы увещевать ближнего, отдаляя его от греха. И пока есть хоть малая доля вероятности, что грешник прислушается к словам увещевания, Тора обязывает нас продолжать его увещевать. Но даже когда нет никакой надежды на успех увещевания, необходимо хотя бы выразить свою позицию, заявив, что данное действие является грехом, совершать его нельзя и другим людям запрещено принимать в нем участие (на основе слов Рама, Орах хаим, 608, 2, а также Мишна брура и Биур Ѓалаха, там же).

Когда человек твердо стоит на своем и отказывается участвовать в грехе, это имеет огромное значение. Благодаря его твердости последующие поколения еврейского народа будут знать, что не все принимали участие в совершении греха, и в награду за заслугу этих  праведников наш народ сохранит очаг праведности, пока весь мир не подвергнется полному исправлению. Об этом сказано (Млахим 1, 19:18): «Оставлю Я среди сынов Израиля семь тысяч: всех тех, чьи колени не преклонялись пред Баалом, и всех тех, чьи уста не целовали его». Так было и во времена Гидона, когда благодаря тремстам евреям, не поклонявшимся Баалу, весь стан Израиля был избавлен от сурового приговора и удостоился великого спасения (см. Шофтим, гл. 7).

Тот, кто удостаивается чести в любой ситуации следовать путем истины, обладает истинной свободой. Наши мудрецы сказали об этом (Пиркей Авот, 6, 2): «Настоящей свободой обладает лишь тот, кто занимается Торой» – потому, что такой человек причастен к вечности. На него не могут повлиять ни давление со стороны средств массовой информации, ни общественное мнение, ни любые другие запугивания и соблазны. Именно так праведники всех поколений сохраняли свою внутреннюю свободу, став для всего мира нравственным эталоном. И только благодаря им весь мир встанет в конце концов на путь праведности. И хотя большинство людей поддаются на соблазны и угрозы, весь народ Израиля как единое целое всегда оставался верен своим непреходящим ценностям. Даже когда многие евреи грешили, народ в конце концов всегда следовал путем безгрешных праведников, потому что именно они действовали от лица всего народа, и благодаря им еврейский народ продолжал идти по намеченному пути.

Когда народ приобщается к абсолютным вечным ценностям, его существование тоже становится вечным, и никакие силы в мире не могут сдвинуть его с позиции истины. И поскольку весь народ Израиля неразрывно связан с вечными ценностями, имеющими Божественную природу, он жив и существует вечно, и никакие бедствия изгнания не могли его уничтожить. Более того, он не просто продолжает существовать, его жизненная сила растет и ширится, как животворящий источник, тогда как другие народы, не причастные к вечным ценностям, канули в Лету, поскольку ценности, которыми они руководствовались, были относительны и ограниченны, и таково же было само их существование. Да будет высшая воля на то, чтобы в мире раскрылась уникальная сущность народа Израиля, и вечные ценности стали достоянием всех евреев, и с нами исполнилось сказанное (Йешаяѓу, 60:21): «И народ твой, все праведники, ветвь насаждения Моего, дело рук Моих для прославления, навеки унаследуют страну».


[12]. Известно, что, по закону Ѓалахи, всякий, кто способствует нарушению какой-либо заповеди Торы другим человеком, нарушает запрет Торы (Ваикра, 19:14): «Пред слепым не клади преткновения». Речь идет о ситуации, когда без помощи другого человека грешник не смог бы совершить прегрешение – как, например, когда человек протягивает назорею, давшему клятву о том, что он не будет пить вина, чашу с вином с другого берега ручья (см. Вавилонский Талмуд, трактат Авода зара, 6б). Если же грешник может совершить прегрешение и без содействия другого человека, – например, если назорей может сам дотянуться до чаши вина, – то помогающий ему нарушает запрет мудрецов «содействовать греху». Но есть мнение, что и в таком случае он нарушает запрет Торы. Однако в случае, обсуждаемом в тексте, нельзя сказать, что солдат нарушает только запрет мудрецов, поскольку каждый солдат, своими руками изгоняющий евреев из принадлежащих им домов, сам совершает грех.

13. Разрушение отдельных домов или целых поселений по указанию суда

К сожалению, порой мы сталкиваемся с таким явлением как разрушение еврейских домов в Иудее и Самарии по указанию израильского суда. В связи с этим возникает вопрос, является ли это нарушением заповеди заселения Земли Израиля, или же это – государственный закон, обязательный для исполнения (согласно ѓалахическому принципу дина де-малхута дина, см. ниже, гл. 6, п. 1). В основе ответа на этот вопрос лежит причина, по которой суд вынес такое решение. Здесь может быть три варианта: 1) если речь идет об идеологическом давлении, то исполнять решение суда строго запрещено; 2) если дом был действительно построен незаконно, то его разрушение разрешено; 3) промежуточная ситуация, когда формальная причина решения суда ясна, но на самом деле за ним стоит стремление к неоправданному разрушению.

Объясним эти случаи подробнее:

  • Если решение суда основано на том, что, как считает израильское правительство, евреям запрещено жить в той или иной части Земли Израиля, то речь идет об идеологическом давлении, и против такого решения необходимо протестовать любыми возможными средствами. Однако, к сожалению, в действительности это почти никогда не удается (и см. выше, п. 7, прим. 6).
  • С другой стороны, если еврей преднамеренно строит себе дом посреди дороги, либо на территории, предназначенной для общественного парка, либо на частной территории, принадлежащей другому человеку, будь то еврей или нееврей, – то нет запрета сносить этот дом, и напротив, это служит соблюдению закона и сохранению общественного порядка.
  • Существует и промежуточная ситуация, когда, с одной стороны, нет принципиального решения против права евреев жить в определенном регионе страны, и решение о сносе дома основано на существующих законах и правилах; а с другой стороны, решение суда основано на идеологической позиции, отрицающей право евреев жить в этом регионе. Так бывает, например, когда в аналогичных случаях в других регионах страны суд не выносит решение о сносе здания, или когда принимаются все доводы арабской стороны, а любые претензии евреев отклоняются.

 

В таком случае все возвращается к политике правительства, которое может построить больше еврейских домов в этом регионе. Если правительство даст указание расширить там еврейское поселение, тем самым оно покажет, что его действия не направлены на нарушение заповеди заселения Земли Израиля. В таком случае решение суда будет рассматриваться как дина де-малхута (государственный закон, обязательный для исполнения).

Но если правительство не воспользуется своими полномочиями, чтобы расширить еврейское заселение данного региона, то будет ясно, что цель разрушения домов – нанесение ущерба исполнению заповеди заселения Земли Израиля. И хотя это еще нельзя назвать публичным идеологическим давлением, так как решение суда опирается на существующие законы и правила, – тем не менее, поскольку это действие явным образом противоречит заповеди Торы, полицейский, солдат или гражданское лицо не должны выполнять решение суда. Но не следует выражать протест более жестким образом, так как речь не идет об открытом идеологическом давлении.

Параграфы в главе