03. Если супруги – выходцы из разных общин

Часто возникает вопрос, как должны поступать супруги, если в семье одного из них в Песах принято есть китнийот, а в семье другого – не принято. На этот вопрос ответил один из выдающихся ранних законоучителей, рабби Шимон бен Цемах Дуран (см. Ташбец, 3, 179). Он писал: конечно же, недопустимо, чтобы супруги постоянно ели за одним столом, и при этом одному из них было бы разрешено то, что второму запрещено. Поэтому жена должна принять обычай мужа, ибо сказано: «Жена человека – словно он сам». А если муж умер, то все зависит от того, есть ли у них общий ребенок. Если да, то жене следует по-прежнему придерживаться обычая мужа, а если нет, то пусть возвратится к обычаю, принятому в ее семье.

Рав Моше Файнштейн (в Игрот Моше, Орах хаим, 1, 158) добавляет, что к жене в данном случае применяется тот же закон, что и к человеку, переехавшему жить на новое место, если обычай новой общины отличается от его собственного. Если этот человек намерен жить там постоянно, то ему следует отказаться от привычных ему обычаев и принять обычаи этого места (на основе сказанного в Шульхан арух, Йоре деа, 214, 2; Орах хаим, 468, 4; Мишна брура, 14). Подобно тому, если женщина вышла замуж, то она, по сути, переехала в дом мужа и поселилась там навсегда, поэтому ей следует принять его обычаи.

Следовательно, если представительница ашкеназской общины вышла замуж за сефарда, она может есть китнийот в Песах, и при этом ей не требуется проходить церемонию освобождения от обета (ѓатарат недарим), поскольку закон гласит, что жена принимает обычаи мужа. Тем не менее, некоторые авторитеты рекомендуют, чтобы она все-таки прошла процедуру освобождения от обета[3].


[3]. В Игрот Моше (Орах хаим, 1, 158) рав Файнштейн доказывает, что этот закон является заповедью Торы. Ведь согласно Торе, замужняя женщина освобождена от заповеди почтения к родителям, так как эта заповедь подразумевает, что, если понадобится, она будет должна одевать и кормить их, а поскольку ее обязанности по отношению к собственному дому предшествуют обязанностям по отношению к родителям, Тора освобождает ее от исполнения указанной заповеди (см. Шульхан арух, Йоре деа, 240, 17. Но, разумеется, если эти две обязанности не противоречат друг другу, то исполнять заповедь почтения к родителям очень важно). Из этого следует, что по Торе истинный дом замужней женщины – это дом ее мужа.

В тексте я также написал, что жене, когда она принимает обычай мужа, не требуется проходить процедуру освобождения от обетов. Такой вывод можно сделать на основании сказанного в Мишна брура (468, 14). Там говорится, что если человек переезжает на другое место, он должен принять на себя местные обычаи. Следовательно, если таков закон Ѓалахи, то нет надобности проходить церемонию освобождения от обетов. И так написано в Каф ѓа-хаим, 468, 43. Кроме того, ашкеназский обычай, запрещающий есть китнийот в Песах, не действует в ситуации, когда у людей нет иного выхода, и есть китнийот их заставляет нужда. Поэтому в засушливый год, а также ради нужд больного, разрешено придерживаться менее строгого толкования закона (см. Мишна брура, 453, 7). К тому же, если в доме будут приняты одновременно два разных обычая, это, несомненно, вызовет у домочадцев чувство значительного неудобства, и представляется, что если жена принимает на себя обычай мужа, дабы предотвратить эту проблему, то ей не нужно проходить освобождение от обета. Однако, как мы уже говорили, некоторые авторитеты пишут, что освобождение от обета пройти все же необходимо или хотя бы желательно.

Могут ли ашкеназы пройти процедуру освобождение от обета, чтобы им было позволено есть в Песах китнийот? См. Каф ѓа-хаим, 453, 15, где написано, что, как говорится в респонсах рабби Яакова Ѓа-Леви (38), если человек воздерживался в Песах от китнийот, поскольку полагал, что это хамец, то разрешено освободить его от обета; но если самому человеку или его предкам было известно, что это обычай, соответствующий более строгому толкованию закона, то освобождать его от обета не следует. Исходя из этого, ашкеназы не могут пройти освобождение от обета, чтобы им было позволено есть в Песах китнийот. Однако При хадаш (468) считает: дабы освободиться от обета, возникшего по ошибке, нет никакой необходимости совершать церемонию ѓатарат недарим, а если человек знал, что речь идет об обычае, соответствующем более строгому толкованию закона, то его можно освободить от обета (однако требует дополнительного рассмотрения вопрос, относятся ли слова При хадаш также к обычаю, принятому целой общиной в еврейском народе, или же и он бы счел, что в этом случае освобождение от обета не поможет). А Хатам Софер (см. Орах хаим, 122) следовал обычаю рабби Яакова Ѓа-Леви. И действительно, именно таков общепринятый обычай. Нигде не практикуется, чтобы выходцы из ашкеназских общин проходили церемонию освобождения от обета, дабы им было разрешено есть китнийот в Песах. Это делается только ради нужд больного.

Запись опубликована в рубрике Глава 09 - Обычай запрета на китнийот в Песах. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *