09. Пасхальная жертва, маца и горькая зелень (песах маца у-марор)

В Мишне (трактат Псахим, 116а) сказано: «Раббан Гамлиэль говорил: всякий, кто не произнес в Песах эти три слова, не исполнил заповедь. Вот они: песах маца у-марор».

Имеется в виду, что если у человека нет возможности прочесть всю Ѓагаду и исполнить все указанные в ней заповеди, то он должен исполнить по крайней мере три из них, связанные с едой: заповеди пасхальной жертвы, мацы и горькой зелени. На это намекает стих Торы, в котором говорится, какой ответ следует дать сыну, не умеющему задавать вопросы: «И скажи сыну твоему в тот день так: это ради того, что сделал со мною Господь при выходе моем из Египта» (Шмот, 13:8). Объясняют наши мудрецы: «»Ради того» – то есть в час, когда пред тобой на столе твоем лежат маца и горькая зелень» (Мехильта, разд. Бо, гл. 17). Из этого следует, что во время седера необходимо как минимум вникнуть в смысл трех заповедей, связанных с тремя видами пищи, которые нам заповедано есть в пасхальную ночь. И хотя сегодня у нас нет возможности принести пасхальную жертву, нам все равно заповедано помнить о том, какой смысл в ней заложен[6].

А поскольку, как мы говорили, повествование об Исходе следует облечь в форму вопросов и ответов, в Ѓагаде сказано: «Почему наши отцы во времена, когда существовал Храм, вкушали мясо пасхальной жертвы?», «Почему мы вкушаем мацу?» и «Почему мы вкушаем горькую зелень?».

На это дается три ответа: пасхальная жертва символизирует идею избранности народа Израиля, маца выражает свободу, а горькая зелень намекает на горечь порабощения.

Почему пасхальная жертва олицетворяет собой идею избранности? Потому, что Всевышний отделил Израиль от других народов, совершив ради этого великое чудо: Он покарал всех египетских первенцев и миновал дома сынов Израиля. И можно сказать, что пока Храм не отстроен, избранность Израиля не проявляется в мире во всей своей полноте, поэтому мы пока не имеем возможности принести пасхальную жертву.

Что же касается заповеди есть мацу, символизирующую избавление от рабства, то ее мы исполняем всегда, поскольку свобода, которой мы удостоились во время Исхода из Египта, остается с нами постоянно. Благодаря Исходу народ Израиля приник к Господу навеки, и в этом заключается истинная свобода, ведь по-настоящему свободен лишь тот, кто изучает Тору. Даже когда народы мира порабощают нас, наш дух остается свободным, потому что Тора помогает нам возвыситься над физическим рабством.

В то время, когда мы не имеем возможности принести пасхальную жертву, заповедь есть горькую зелень является постановлением мудрецов, а не заповедью Торы. Марор намекает на горечь рабства, и можно предположить, что когда существует Храм и мы приносим пасхальную жертву, мы способны со всей глубиной осознать смысл страданий, которые очищают человека, и увидеть, как в результате бедствий мы в конце концов удостоились Избавления. Поэтому во времена существования Храма повеление есть на Пасхальном седере горькую зелень – это заповедь Торы. А пока Храм разрушен и мы не можем принести пасхальную жертву, нам трудно полностью осознать смысл постигших нас страданий, и мы просто верим, что они идут нам во благо, поэтому в такое время заповедь о горькой зелени – это постановление мудрецов.


[6]. Если человек произнес весь текст Ѓагады, кроме слов о пасхальной жертве, маце и горькой зелени, то, по мнению Рана и Рамбана, он исполнил заповедь, но не так, как следовало бы. А некоторые авторитеты заключили на основе сказанного у Рамбама (в «Законах квасного и мацы», 8, 4), а также в Тосафот, что слова Ѓагады нужно понимать в буквальном смысле: если человек не произнес слова песах маца у-марор, он не исполнил заповедь рассказывать об Исходе из Египта. Однако эти слова Ѓагады необязательно толковать именно таким образом. Их можно понять и так: речь идет о человеке, который вовсе не рассказывал об Исходе. Если он произнес только эти три слова, он исполнил заповедь, а если не произнес – то не исполнил. И см. Берур Ѓалаха к трактату Псахим, 116б, где объясняется, что авторитеты спорят, с какой именно целью во время Пасхального седера нужно произнести эти три слова. Одни говорят, что это необходимо ради исполнения заповедей есть мясо пасхальной жертвы, мацу и горькую зелень, так как эти заповеди можно исполнить как следует, только если мы вникнем в их смысл. Другие утверждают, что мы произносим эти слова, чтобы исполнить заповедь рассказа об Исходе. В книге Бней Цион (30) говорится, что результат этой полемики имеет значение при праздновании Второго Песаха (Песах шени): если мы обязаны произнести указанные слова ради исполнения заповедей есть мясо пасхальной жертвы, мацу и горькую зелень, то их следует произносить и во Второй Песах, а если ради заповеди рассказывать об Исходе – то не следует.

Запись опубликована в рубрике Глава 15 - Пасхальная Ѓагада. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *