02. Работа, необходимая для предотвращения убытков (млехет давар ѓа-авед)

Совершенно очевидно, что запрет работы в холь ѓа-моэд приводит к потере заработка. Однако с точки зрения Ѓалахи это считается не убытком, а «препятствием к получению дохода». Следовательно, как наемные работники, так и владельцы частного бизнеса обязаны воздерживаться от работы в дни холь ѓа-моэда и посвящать время праздничной радости и изучению Торы. Даже если наемному работнику, который зарабатывает тысячу шекелей в день, предложили двойную заработную плату за каждый день работы в холь ѓа-моэд, ему все равно запрещено работать, поскольку запрет относится в равной степени и к богатым, и к бедным. Аналогичным образом, если ремесленник получил заказ в холь ѓа-моэд, и заказчик обещает ему двойную плату, то и в таком случае ремесленник должен воздержаться от работы, так как речь идет не о потере собственности, которая уже находится в его распоряжении, а об отказе от получения нового дохода.

Но если человеку грозит опасность потерять уже имеющиеся у него деньги или собственность, то ему разрешается выполнять созидательную работу (мелаха), чтобы избежать убытка. Ведь запрет работы в холь ѓа-моэд направлен на то, чтобы мы радовались празднику и изучали Тору, а если человек тревожится о своей собственности, то он не может радоваться (как объясняет Ритва), и ему трудно сосредоточиться на словах Торы (как пишут Раавиа и Маѓариль). Кроме того, Тора относится очень бережно к собственности евреев, и если в течение семи дней подряд нам будет запрещено заниматься неотложными делами, связанными с нашей собственностью, нас неминуемо ждут убытки (как объясняет Ѓа-манѓиг).

Исходя из этого, если виноград полностью созрел, и его необходимо собрать в дни праздника, иначе владелец виноградника понесет значительные убытки, – то ему разрешено снять урожай винограда в холь ѓа-моэд (см. Шульхан арух, 537, 16). Если замок на двери дома или магазина взломали, или если сигнализация вышла из строя, и человек опасается кражи, то ему разрешено починить замок или сигнализацию даже с помощью профессионала (см. Шульхан арух, 540, 4). Подобно этому, если в доме лопнула водопроводная труба, и возникает опасение, что дому или мебели будет нанесен ущерб от воды, то можно вызвать профессионала, чтобы починить трубу. То же самое касается и торговли: если существует реальное опасение, что, не продав товар в холь ѓа-моэд, человек потеряет ту сумму, которую он сам за него заплатил, – то ему разрешено продать товар. Но если после праздника он может выручить от продажи товара определенный доход, однако, продав его в дни праздника, он выручит больше, – продавать товар в холь ѓа-моэд запрещено, так как речь идет не об убытке, а о «препятствии к получению дохода» (см. Шульхан арух, 539, 4). Если же из-за того, что человек не выйдет на работу в холь ѓа-моэд, он потеряет источник заработка на ближайшие месяцы, то ему разрешено работать, так как потеря источника дохода однозначно считается убытком, а не «препятствием к получению дохода».

К первому упомянутому нами правилу нужно прибавить и второе: даже когда человеку грозит убыток, разрешение работать в холь ѓа-моэд зависит от размера убытка и от сложности работы, необходимой для его предотвращения. Чтобы предотвратить малый убыток, разрешено выполнять только простую и недолговременную работу, либо профессиональную работу, но иным способом, чем обычно. Однако запрещена сложная работа, требующая значительных усилий. Чтобы предотвратить убыток средней величины, разрешена профессиональная работа среднего масштаба, но запрещена очень сложная и трудоемкая работа. А если речь идет о крупном убытке, то разрешена сложная и крупномасштабная работа. Таким образом, всегда нужно оценивать масштаб ожидаемого убытка и объем работы, необходимой для того, чтобы его избежать. Ведь разрешение выполнять в холь ѓа-моэд работу, необходимую для предотвращения убытков (млехет давар ѓа-авед), направлено на то, чтобы в праздник люди не сожалели об утраченной собственности, и это не омрачало бы им радость праздника. Но если для того, чтобы избежать убытка среднего масштаба, необходима долгая и сложная работа, то человеку лучше предаться праздничной радости и не думать об убытке. Если же ему грозит крупный убыток, то он не сможет радоваться, поэтому в таком случае разрешена даже сложная и трудоемкая работа.

В случае сомнения ѓалахический закон можно определить в соответствии с тем, как люди сегодня относятся к дням отпуска, которые они берут на работе. Если человеку грозит такой крупный убыток, что ради того, чтобы его избежать, он готов оказаться от семейного отпуска и выйти на работу, то для этого разрешено работать и в холь ѓа-моэд. Если же ради предотвращения такого убытка люди, как правило, не откажутся от отпуска полностью, но будут готовы посвятить работе несколько часов, это разрешается и в холь ѓа-моэд. А если ради предотвращения убытка человек вышел бы на работу всего на один час, то ему разрешено работать и в холь ѓа-моэд в течение часа.

Решающим соображением является в данном случае статус человека. Тот, кто беден, откажется от дня отпуска и выйдет на работу даже для того, чтобы предотвратить убыток в несколько сотен шекелей, тогда как человек состоятельный не станет ради предотвращения такого убытка отказываться от дня отпуска. И разумеется, закон Ѓалахи подразумевает обычного человека, а не лентяя, который всегда предпочтет отпуск, и не трудоголика, который при любой возможности откажется от семейного отпуска.

Этот закон – один из самых сложных законов холь ѓа-моэда, поскольку, чтобы вынести практическое постановление, нужно трезво оценить сложность работы и величину убытка. Поэтому в любом случае, когда возникает сомнение, необходимо проконсультироваться с раввином[2].


[2]. Во времена мудрецов самым распространенным примером случая, когда была разрешена работа ради предотвращения убытка, было орошение деревьев, требующее от человека обычных усилий – то есть отвода оросительного канала к тому месту, где растут деревья, нуждающиеся в поливке. Но мудрецы запретили орошать в холь ѓа-моэд деревья, растущие выше источника воды, так как для этого необходимо приложить усилия больше обычных. И хотя из-за этого деревьям будет нанесен ущерб, отчего их владелец понесет убыток, это не оправдывает выполнение столь тяжелой работы в холь ѓа-моэд (см. Вавилонский Талмуд, трактат Моэд катан, 2а и 4а; Шульхан арух, 537, 1-3). Но если человеку грозит очень крупный убыток, то он не сможет радоваться празднику, поэтому разрешена даже сложная и трудоемкая работа. Такова традиция, переданная мудрецам: в каждом случае необходимо оценить масштабы убытка и трудоемкость работы, которая требуется, чтобы избежать этого убытка (так пишут Раавад и Рамбан). Если убыток небольшой или находится под сомнением, то ради его предотвращения разрешена простая, непрофессиональная работа, или же работа специалиста, выполненная иным способом, чем обычно, как объясняется в Мишна брура, 540, 2, по поводу восстановления разрушенного забора. Кроме того, авторитеты говорят: для того чтобы предотвратить возможный ущерб, который мыши могут нанести урожаю в поле, в холь ѓа-моэд разрешается поставить мышеловку иным способом, чем обычно (см. Шульхан арух, 537, 13; Мишна брура, 39; Шмират шабат ке-ѓилхата, 67, 2). Однако если человеку грозит небольшой, но верный ущерб, то подобную работу можно выполнять обычным способом (см. Мишна брура, 538, 6. А там же, 537, 50, говорится, что если ущерб грозит небольшой части урожая, то ее можно собрать в холь ѓа-моэд).

Если человеку грозит опасность потерять источник дохода на ближайшие месяцы, то можно подумать, что ему все равно запрещается работать в холь ѓа-моэд, так как речь идет о «препятствии к получению дохода». Ведь здесь имеется в виду доход, который еще ему не принадлежит. Однако поскольку это его постоянный доход, на самом деле это однозначно считается убытком, и разрешено работать, чтобы его предотвратить. Авторитеты пишут так по поводу поездки в холь ѓа-моэд на большую ярмарку (см. Шульхан арух, 539, 5; Биур Ѓалаха со слова ве-афилу; и см. Биур Ѓалаха, 9, со слова ве-им). То же самое сказано в связи с человеком, которому грозит увольнение, если он не явится на работу в холь ѓа-моэд (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 67, 11).

Если человеку выпала возможность заключить в холь ѓа-моэд сделку, от которой он получит существенный, но не очень крупный доход, и этот человек небогат, то ему можно заключить эту сделку – при условии, что часть дохода пойдет на праздничные трапезы, и благодаря заключенной сделке он сможет отметить праздник более достойно. Но если речь идет о человеке состоятельном, который и без того может купить все необходимое для праздничных трапез, то ему запрещено заключать подобную сделку (см. Шульхан арух, 539, 4). И хотя можно сказать, что это разрешение касается только торговли, так как она не является созидательной работой (мелаха) в полном смысле слова, и это соответствует второму объяснению Раавада, которое приводит Рош (в комментарии к трактату Моэд катан, 1, 28; и см. Биур Ѓалаха, 539, 3, со слова мутар), – тем не менее, представляется, что между торговлей и другими видами работы нет существенной разницы, и все зависит от того, насколько работа трудоемка, как объясняет Раавад. И если человек заключает небольшое число торговых сделок, это приравнивается к непрофессиональной работе, которая разрешена ради приготовления пищи на праздничные трапезы. Но если человек открывает в холь ѓа-моэд свой магазин, это само по себе считается созидательной работой в полном смысле слова, даже не учитывая все виды работы, которые он при этом выполняет, так как по трудоемкости это работа в полном объеме. И только если возникает опасение, что человек потеряет источник заработка, ему разрешено открыть магазин (так пишет Рамбан; и см. Биур Ѓалаха, 539, со слова эйно; ниже, п. 7; и см. «Расширенные объяснения»).

Глава 12 - Какая работа разрешена в холь ѓа-моэд

Параграфы в главе

Главы в книге

Заказ ать сейчас
Заказ ать сейчас