Глава 04 — Четыре вида растений (арбаат ѓа-миним)

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]

01. Заповедь арбаат ѓа-миним

В Суккот нам заповедано взять четыре вида растений: этрог, лулав, ветви мирта и ивы. Об этом сказано (Ваикра, 23:40): «И возьмите себе в первый день плод дерева цитрусового, ветви пальмовые, и отростки дерева густолиственного, и ив речных, и веселитесь пред Господом, Богом вашим, семь дней». «Плод дерева цитрусового» – это этрог, «ветви пальмовые» – лулав, «отростки дерева густолиственного» – мирт (ѓадас), «ивы речные» – ветви ивы (арава). Так объясняется в Вавилонском Талмуде, трактат Сукка, 35а; и см. также комментарии Меири и Ритва, там же, а также Рамбам, предисловие к Мишне.

Поскольку лулав – самый высокий из арбаат ѓа-миним, эта заповедь называется в честь него заповедью лулава (нетилат лулав). Этому соответствует и текст благословения, произносимого перед ее исполнением: «Благословен Ты, Господь, Бог наш, Властитель мира, освятивший нас заповедями Своими и повелевший нам брать в руки лулав!».

Согласно Торе, за пределами Храма заповедь лулава следует исполнять лишь в первый день Суккота, о чем сказано: «И возьмите себе в первый день…», и только в Храме эту заповедь нужно исполнять во все семь дней праздника, так как дальше в этом стихе говорится: «…и веселитесь пред Господом, Богом вашим, семь дней». Однако на практике, поскольку в Суккот существует заповедь совершать паломничество в Иерусалим и в Храм, во времена существования Храма многие евреи исполняли заповедь лулава во все семь дней праздника.

После разрушения Храма раббан Йоханан бен Закай постановил, что заповедь лулава следует исполнять повсюду в течение всех семи дней праздника Суккот, в память о Храме. А помнить о Храме очень важно, ведь сказали наши мудрецы: благодаря тому, что мы помним о Храме и заповедях, исполнявшихся в Храме, мы способствуем исправлению ущерба разрушения Храма и изгнания и приближаем Избавление (см. трактат Сукка, 41а).

Для исполнения заповеди берут один этрог, один лулав, три ветки мирта и две ветки ивы. А тот, у кого нет двух веток мирта и трех – ивы, может взять по одной ветке каждого вида и исполнить заповедь без благословения (см. Шульхан арух, 651, 1)[1].

Если растения слишком маленькие, они непригодны для исполнения заповеди. Вот каковы должны быть их размеры: этрог должен быть объемом не менее ке-бейца; длина лулава (пальмовой ветви) должна составлять не менее 4 тфахим; длина веток мирта и ивы – не менее 3 тфахим. В большую сторону величина растений не имеет ограничения: если человек способен их поднять, они пригодны для исполнения заповеди. Ниже мы объясним эти законы более подробно (см. п.п. 7, 8, 9, 12; прим. 4, 6).


[1]. По мнению рабби Тарфона, нужно взять три ветки мирта и две ветки ивы. «Сказал рабби Йеѓуда, сказал Шмуэль: практический закон соответствует мнению рабби Тарфона» (трактат Сукка, 34б). И таково мнение большинства авторитетов, в том числе автора Ѓалахот гдолот, Рамбама и Роша. И такое постановление выносит Шульхан арух (651, 1). Но есть мнение, что практический закон соответствует мнению рабби Акивы, согласно которому, достаточно одной ветки мирта и одной – ивы. Такого мнения придерживаются Рамбан и Ритва. Рама пишет, что в случае крайней необходимости можно положиться на их мнение. И хотя некоторые авторитеты считают, что в таком случае даже можно произносить благословение (см. Мишна брура, 6), многие говорят, что благословение произносить не следует, и, согласно известному правилу, в случае сомнения по поводу произнесения какого-либо благословения произносить его не следует.

02. Арбаат ѓа-миним символизируют единство народа Израиля

Заповедь четырех видов растений невозможно исполнить, если недостает хотя бы одного вида (см. Вавилонский Талмуд, трактат Менахот, 27а). Изначально (лехатхила) их нужно соединить все вместе, связав ветки мирта и ивы с пальмовой ветвью, а постфактум (бедиавад), даже если человек берет их по отдельности, заповедь все равно считается исполненной (см. Шульхан арух, 651, 12; и см. ниже, гл. 5, п. 2).

Этот закон Ѓалахи скрывает в себе глубокий внутренний смысл. Сказали наши мудрецы: подобно тому, как среди четырех видов растений два – плодоносные (этрог и финиковая пальма), а два – не плодоносные (мирт и ива), в народе Израиля есть два вида людей: мудрецы Торы и люди действия. И подобно тому, как при недостатке хотя бы одного из видов невозможно исполнить заповедь арбаат ѓа-миним, в народе Израиля мудрецы Торы не могут существовать без опоры на людей действия, которые поддерживают их материально, а люди действия не могут существовать без помощи мудрецов Торы, которые придают их жизни духовный смысл и связывают их с жизнью Мира грядущего (на основе сказанного в трактатах Менахот, 27а, и Хулин, 92а; Мидраш Танхума, разд. Эмор; у рабби Ицхака ибн Гиата в «Законах лулава»).

И еще говорят мудрецы (см. Мидраш Ваикра раба, 30, 12), что четыре вида растений намекают на четыре типа евреев. Этрог имеет приятный вкус и запах, что соответствует праведным евреям, богатым как знаниями Торы, так и добрыми делами. Лулав (то есть пальма) имеет плоды (финики), обладающие приятным вкусом, однако лишен аромата. Он соответствует мудрецам, которые обладают глубокими знаниями Торы, но не отличаются изобилием добрых дел. У мирта – чудесный аромат, но это растение не имеет приятного вкуса, что намекает на евреев, которые совершают множество добрых дел, но не удостоились глубоких знаний Торы. А ива, лишенная и вкуса, и запаха, указывает на простых евреев, которые не удостоились ни благодеяний, ни знаний Торы. Можно было бы подумать, что если такие люди не преуспели ни в Торе, ни в добрых делах, их жизнь лишена всякого смысла, и они никогда не удостоятся жизни Мира грядущего. «Что же делает с ними Святой, благословен Он? Ведь не губить же их?! Говорит Святой, благословен Он: пусть все евреи объединятся друг с другом в одной связке, и станут одни искупать грехи других». И еще сказал Святой, благословен Он: «Если вы станете так поступать, в тот час Я вознесусь». Благодаря этому отстраиваются высшие миры, о чем сказано (Амос, 9:6): «Выстроил Он в небесах верхнюю обитель Свою, а связку Свою основал на земле».

Кроме того, мудрецы объясняют, что четыре вида растений указывают на столпы Израиля: на троих праотцев и Йосефа-праведника, на четырех праматерей, а также на Санѓедрин и заседающих в нем мудрецов (см. Мидраш Ваикра раба, 30, 9-11).

03. Дополнительные оттенки смысла арбаат ѓа-миним

Наиболее великолепным из четырех видов растений является этрог. Он обладает приятным вкусом и чудесным ароматом, тем самым намекая на людей целостных в своей праведности, то есть славных и глубокими знаниями Торы, и многочисленными благодеяниями. Кроме того, этрог указывает на гармонию и совершенство Мира грядущего. Ниже мы объясним, что для наилучшего исполнения заповеди следует подобрать как можно более великолепный и красивый этрог, отвечающий всем требованиям Ѓалахи; и в отношении этрога это даже важнее, чем в отношении остальных трех видов растений.

Лулав (пальмовая ветвь) намекает на мудрецов Торы, которые хотя и не удостоились множества добрых дел, закладывают основы святой Торы в народе Израиля. Подобно тому как лулав – самый высокий из арбаат ѓа-миним, Тора возвышается надо всем. Поэтому мудрецы постановили произносить благословение: «…освятивший нас заповедями Своими и повелевший нам брать в руки лулав». Это намек на высокое достоинство Торы, которое превосходит все существующее в мире.

Изучение Торы должно соответствовать одному основополагающему условию: Тору необходимо изучать, глубоко проникнувшись чувством единства Израиля. И хотя в Торе существуют различные мнения и множественные грани, все они восходят к одному Источнику, соединяясь там в единое целое. И действительно, уникальная форма лулава указывает на единство. Его листья растут в двух противоположных направлениях, однако плотно прилегают к стеблю. Многочисленные листья лулава растут не сами по себе – каждый из них примыкает к другому и служит как бы его продолжением, и все вместе они покрывают стебель. Кроме того, каждый лист состоит из двух узких листьев, скрепленных друг с другом посредством особого соединения, называемого тийомет (как объясняется ниже, в п. 6). Прямизна лулава тоже намекает на единство – он весь как бы направлен к одной цели. Изогнутый лулав непригоден для исполнения заповеди, так как обращен в два разных направления. Говорят наши мудрецы (трактат Сукка, 45б): «Как лулав имеет одну сердцевину, так и Израиль имеет одно общее сердце, обращенное к его Отцу Небесному». В Мидраше Ваикра раба (30, 11) сказано нечто подобное: «Пальмовые ветви указывают на мудрецов Торы, которые учатся Торе друг у друга». Ведь лулав намекает на Тору, содержащую множество мнений и споров, однако имеющую единую «сердцевину» и одно общее направление. Осознавая это, мудрецы Торы должны приумножать в мире единство и мир (см. трактат Брахот, 64б; Эйн айя, там же).

Мирт намекает на заповеди и добрые дела, которые, подобно миртовому аромату, распространяются по всему миру. Сказали наши мудрецы, что праведники называются «миртом», и наш мир существуем благодаря им (см. трактат Санѓедрин, 93а). Ведь через исполнение практических заповедей раскрывается святость, заложенная в повседневной действительности, и тогда становится ясно, что материальный мир обладает ценностью, поэтому он продолжает существовать. Мирт олицетворяет собой несколько заповедей, в том числе и заповедь «плодитесь и размножайтесь», а также заповедь воспитания детей в духе Торы, поскольку его тройные листья символизируют множественность и размножение. Наши мудрецы говорят, что мирт намекает на праотца Яакова и праматерь Лею: «Как мирт изобилен листьями, так Яаков был богат сыновьями», и «так Леа была богата сыновьями» (Мидраш Ваикра раба, 30, 10). Этой заслуги удостаиваются главным образом женщины, которые рожают, растят и воспитывают детей, вкладывая в это много сил.

Что же касается ивы, то можно подумать, что она лишена какого-либо достоинства. У нее нет ни вкуса, ни аромата – ни Торы, ни добрых дел. Однако в ней заложена огромная растительная сила; ива выражает жизненность и красоту материального мира, а ведь они являются основой, на которой зиждется Тора – согласно изречению мудрецов: «Мирской путь (дерех эрец) предшествует Торе». Поэтому ценность ивы огромна – жизненная сила простых евреев помогает мудрецам Торы и людям действия, творящим добрые дела, исполнять свое служение. Именно благодаря этой силе в народе вырастают великие мудрецы и праведники, часто происходящие из простых еврейских семей.

Более того, ива олицетворяет собой положение народа Израиля в этом мире. С одной стороны, природа в материальном мире обладает огромной жизненной силой, которая способна освятить Имя Всевышнего в большей степени, чем оно освящается в любом из высших, духовных миров. Но с другой стороны, в этом мире святость не может раскрываться постоянно и стабильно, поэтому ива лишена приятного вкуса и аромата, а если ей недостает воды, символизирующей Тору и веру во Всевышнего, то она быстро вянет. По причине подобного недостатка Иерусалимский Храм был разрушен, а еврейский народ отправился в изгнание. И действительно, наши мудрецы говорят (см. Мидраш Ваикра раба, 30, 10), что ива намекает на праматерь Рахель и праведника Йосефа. С одной стороны, народ Израиля существует в этом мире именно благодаря им, ведь все сыновья Яакова родились в результате его желания соединиться с Рахелью, а само существование Израиля зависело от Йосефа, превратившего Египет в колыбель еврейского народа. С другой стороны, поскольку Рахель и Йосеф были связаны с жизнью этого мира, способного отдалить человека от его духовного источника, они умерли в сравнительно молодом возрасте. Тем не менее, духовное Избавление народа Израиля в этом мире зависит в основном от них, на что намекает особая красота, которая была свойственна и Рахели, и Йосефу. Именно это подразумевали наши мудрецы, сказав, что в эпоху Избавления в Земле Израиля все деревья, даже неплодовые, станут давать плоды (см. Вавилонский Талмуд, трактат Ктубот, 112б).

На основе всего вышесказанного мы приводим к выводу, что каждый из четырех видов растений праздника Суккот одинаково необходим, и только когда все силы, заложенные в Израиле, сливаются воедино, народ может исполнить свое предназначение: помочь миру достичь духовного совершенства и одарить благом Божественного слова все живущие в нем творения.

04. Какие растения непригодны для исполнения заповеди: общие правила

В отношении растений, предназначенных для исполнения заповеди арбаат ѓа-миним, существует пять запретов. Первый из них гласит, что для исполнения этой заповеди запрещено пользоваться какими-либо иными видами растений, кроме тех, которые указывает Тора. Так, «плод дерева цитрусового» – это непременно этрог, а не лимон; при этом запрещен даже этрог, выросший на дереве, которое подверглось прививке (этрог муркав; см. ниже, п. 10). «Отростки дерева густолиственного» – это специально выведенный мирт с тройными листьями, а не мирт обыкновенный. То же самое касается и ивы: для исполнения заповеди необходимы именно ветки речной ивы, а не тополя.

Согласно второму запрету, для исполнения заповеди не годятся растения, чья форма отличается от естественной, – например, пальмовая ветвь, листья которой растут лишь по одну сторону от сердцевины, либо мирт или ива, если большая часть их листьев осыпалась.

Согласно третьему запрету, для исполнения заповеди непригодны слишком маленькие растения. Ведь если их размер намного меньше обычного, то их нельзя назвать «плодом дерева цитрусового», «ветвями пальмовыми», «отростками дерева густолиственного» и «ивами речными», как сказано в Торе (см. объяснение, приведенное ниже, в п.п. 7, 8, 9, 12). Три упомянутых запрета действуют во все семь дней праздника Суккот.

Четвертый запрет гласит: заповедь невозможно исполнить с помощью растения, которое хотя и не утратило полностью свою естественную форму, но потеряло изначальную красоту – например, совершенно высохло. По мнению большинства авторитетов, в том числе Рамбама и Рамбана, этот запрет (связанный с недостатком красоты, ѓадар) действует только в первый день Суккота. Однако некоторые авторитеты (например, Рош) считают, что он остается в силе все семь дней праздника.

Пятый запрет называется хасер («недостаток»). Когда речь идет об этроге, имеется в виду отрезанный или оторванный кусок (см. ниже, п. 11), а применительно к лулаву подразумевается отсутствие самого верхнего листа, называемого тийомет (см. ниже, п. 6). Если растение имеет какой-либо недостаток, то с его помощью запрещено исполнять заповедь арбаат ѓа-миним только в первый день Суккота, когда все четыре вида растений должны быть совершенно целыми, лишенными любых недостатков; тогда как во все другие дни праздника растения, имеющие недостаток, не запрещены (см. трактат Сукка, 34б; Тосафот, там же, со слова ше-теѓе; комментарий Раши, там же, 36б, со слова у-мешанинан).

Таким образом, непригодными для исполнения заповеди арбаат ѓа-миним могут быть только растения, претерпевшие какое-либо существенное изменение. Поэтому излишнее беспокойство некоторых людей при выборе арбаат ѓа-миним может считаться необоснованным. Ниже мы подробно обсудим, какие изъяны делают растения непригодными для исполнения заповеди, однако речь идет об исключительно редких случаях. И хотя подавляющее большинство арбаат ѓа-миним, продающихся на рынках, являются кошерными, в народе Израиля принято исполнять эту заповедь самым великолепным образом (ле-меѓадрин) и выбирать для этого наилучшие растения. Об этом сказано (Шмот, 15:2): «Он – Бог мой, и прославлю Его», и объясняют наши мудрецы (Вавилонский Талмуд, трактат Шабат, 133б): «Славьте Его красотой заповедей: постройте Ему красивую сукку, и возьмите для Него красивый лулав…» (и см. ниже, п. 14). Тем не менее, человек не должен слишком волноваться из-за этого.

В случае крайней необходимости, когда у человека нет никакой возможности достать кошерное растение, можно исполнить заповедь с помощью растения, непригодного для исполнения заповеди согласно запретам ѓадар или хасер (четвертый или пятый из вышеупомянутых запретов). Это может быть, к примеру, лулав, полностью высохший или лишенный верхнего листа, называемого тийомет. По мнению большинства авторитетов, при этом даже произносят благословение, однако некоторые авторитеты считают, что при исполнении заповеди с помощью такого растения благословение не произносят[2].

Помимо пяти видов запретов в отношении самих растений, принадлежащих к арбаат ѓа-миним, существует также запрет исполнять заповедь с помощью незаконно присвоенных растений, а в первый день Суккота – даже с помощью растений, взятых взаймы (как объясняется ниже, п. 13). Для исполнения заповеди запрещены также растения, посвященные идолопоклонническим культам (см. Шульхан арух, 649, 3).


[2]. В трактате Сукка (31а) говорится: «Рабби Йеѓуда рассказал, что жители одного города передавали лулавы по наследству своим сыновьям (из этого следует, что высохший лулав пригоден для исполнения заповеди – авт.). Сказали ему [мудрецы]: «Случай крайней необходимости – это не доказательство»». Таким образом, мудрецы тоже согласны, что в случае крайней необходимости для исполнения заповеди можно использовать высохший лулав. По мнению Раавада, высохший лулав использовали только для того, чтобы не эта заповедь не забылась, но при исполнении заповеди с его помощью не произносили благословение. Его мнение учитывает Шульхан арух (649, 6). А Рамбам считает, что при исполнении заповеди с помощью высохшего лулава благословение произносят, но если используются другие непригодные для исполнения заповеди растения, то не произносят. По мнению подавляющего большинства ранних законоучителей, в случае крайней необходимости, когда нет другого выхода, заповедь можно исполнить с помощью любых растений из арбаат ѓа-миним, непригодных согласно запретам ѓадар или хасер, и при этом следует произнести благословение. Такого мнения придерживаются, в числе прочих, рабби Ицхак Гиат, автор махзора Витри (373), рабейну Там, рабби Йешаяѓу ди Трани, Итур, Манѓиг, Раавиа (респонсы, 2, 653), Рош (респонсы, 3, 14), Сефер мицвот гадоль, Ор заруа и многие другие ранние законоучители. Такое постановление выносят также Радбаз, Маген Авраѓам, Элия раба и Мишна брура (649, 58).

05. Лулав

Листья лулава растут по обе стороны стебля. Если форма лулава отличается от обычной, и его листья растут только по одну сторону стебля, а на второй стороне листьев нет, – такой лулав непригоден для исполнения заповеди (см. Шульхан арух, 645, 3).

Обычно листья лулава тесно прилегают друг к другу и покрывают всю поверхность стебля. Если листья лулава слишком короткие, и конец листа не достигает основания листа, расположенного над ним, – такой лулав непригоден для исполнения заповеди (см. там же, 4).

Молодые пальмовые ветви имеют форму лулава, то есть все их листья прижаты к стеблю. По мере роста пальмовая ветвь все больше раскрывается, пока не станет похожа на веер. Раскрывшиеся пальмовые ветви называются на языке Талмуда харайот (חריות).

Изначально (лехатхила) желательно, чтобы листья прилегали к стеблю лулава настолько плотно, что, если лулав положат на стол, они продолжали бы прилегать к нему без дополнительной поддержки. Если листья лулава уже начали раскрываться, но их еще можно собрать вместе и прижать к стеблю, то такой лулав пригоден для исполнения заповеди и называется в Ѓалахе «лулав, листья которого расщепились». Если же раскрывшиеся листья потеряли мягкость, и их уже невозможно собрать вместе и прижать к стеблю так плотно и гладко, как они прилегали к нему раньше, то лулав больше не пригоден для исполнения заповеди и называется в Ѓалахе «лулав, листья которого рассыпались» (см. трактат Сукка, 29б; Шульхан арух, 645, 1-2).

Если лулав сильно искривился и стал похож на серп, то есть принял форму полукруга, – он не пригоден для исполнения заповеди. Если лулав искривился, но не настолько, то он пригоден для исполнения заповеди, но с ним нельзя исполнить заповедь самым великолепным образом (ле-меѓадрин), поскольку для этого одним из требований к лулаву является то, что он должен быть прямым. Но даже если лулав искривился настолько, что стал похож на серп, однако искривление произошло стеблем внутрь, то поскольку такое искривление естественно для лулава и иногда встречается в природе, такой лулав пригоден для исполнения заповеди (см. Шульхан арух, 645, 8).

Если стебель лулава сильно искривился под углом, такой лулав непригоден для исполнения заповеди (см. Шульхан арух, 645, 9). А некоторые авторитеты (Турей заѓав; Мишна брура, 40-41) считают, что даже если листья сильно искривились, то лулав непригоден для исполнения заповеди. Но если только верхние кончики листьев слегка искривились, подобно букве вав (ו), лулав остается кошерным, потому что так естественным образом растут некоторые лулавы.

Есть мнение, что если кончики верхушки лулава сильно отогнулись наружу и стали похожи на завязь цветка, то лулав непригоден для исполнения заповеди (так считают Ран и Ритва). С другой стороны, некоторые авторитеты (например, Рош) считают, что такой лулав более пригоден для самого великолепного исполнения заповеди, так как у него тийомет верхнего листа не раскрыта (см. след. пункт). На практике, такой лулав пригоден для исполнения заповеди, потому что многие лулавы растут так естественным образом, однако поскольку некоторые авторитеты придерживаются в этом отношении более строгого толкования закона, с помощью такого лулава нельзя исполнить заповедь самым великолепным образом (см. Шульхан арух, 645, 9; Мишна брура, 42).

06. Лулав, у которого раскрылась тийомет

Каждый лист лулава состоит из двух узких листьев, соединенных друг с другом по вертикали (и выглядит так, как будто сложен вдвое). Такое соединение называется тийомет. Это слово является однокоренным со словом теомим (תאומים, «близнецы»), так как благодаря соединению две части листа лулава приникают друг к другу, подобно близнецам. По мере роста и превращения лулавов в харайот (пальмовые ветви, раскрывшиеся в форме веера) соединение верхушек листьев постепенно раскрывается, и самым первым раскрывается верхний, центральный лист лулава. И поскольку от природы листья лулава должны быть соединены между собой посредством тийомет, если тийомет раскрылась, это считается недостатком лулава. Поэтому, даже если внешняя форма лулава не изменилась, он непригоден для исполнения заповеди в первый день Суккота, так как в первый день праздника растения арбаат ѓа-миним должны быть лишены любых недостатков. Но в другие дни Суккота с помощью такого лулава можно исполнить заповедь.

Авторитеты расходятся во мнениях по поводу того, в каком конкретно случае считается, что у лулава раскрылась тийомет. Некоторые (например, Риф и Рамбам) считают, что это определение подходит только к такому лулаву, в котором расщепилась большая часть тийомет у большинства листьев, и лишь такой лулав непригоден для исполнения заповеди в первый день Суккота. Другие авторитеты говорят, что определение «лулав, у которого раскрылась тийомет» относится только к лулаву, у которого раскрылась тийомет верхнего, центрального листа. Ведь поскольку это самый выделяющийся лист лулава, если у него раскрылась тийомет, то весь лулав становится непригодным для исполнения заповеди в первый день праздника (такого мнения придерживаются гаоны и Ран). Именно этому мнению соответствует практический обычай: в первый день праздника для исполнения заповеди не используют лулав, у которого раскрылась большая часть тийомет центрального листа. А те, кто хочет исполнить заповедь самым великолепным образом (ле-меѓадрин), стараются изначально (лехатхила) использовать лулав, у которого тийомет центрального листа даже не начала раскрываться. На практике, у подавляющего большинства лулавов большая часть центрального листа закрыта, поэтому почти все лулавы пригодны для исполнения заповеди и в первый день Суккота. Но у очень небольшого количества лулавов тийомет центрального листа вообще не начала раскрываться, и чем лулав длиннее и красивее, тем выше вероятность, что некоторая часть тийомет его центрального листа расщепилась. И представляется, что для исполнения заповеди предпочтительней взять длинный и красивый лулав, у которого немного раскрыт верхний лист, нежели короткий и маленький лулав с полностью закрытым верхним листом. А тот, кто опасается, что верхний лист его лулава будет раскрываться и дальше, и до первого дня Суккота его большая часть окажется раскрытой, может заклеить верхний лист и таким образом предотвратить ситуацию, в которой его лулав станет непригодным для исполнения заповеди.

Если лулав имеет два верхних средних листа, то необходимо, чтобы у них обоих большая часть тийомет осталась нераскрытой. А если эти два листа отделились друг от друга, то лулав все равно считается кошерным, так как они представляют собой отдельные листья, а не две части одного листа (см. Мишна брура, 645, 15; При мегадим, Мишбецот заѓав, 4).

Некоторые авторитеты говорят, что заповедь предпочтительно исполнять с помощью лулава, растущего в своеобразной оболочке, волокна которой связывают его листья (такая оболочка называется корэ, קורא). Они полагают, что если лулав связан этими волокнами, то он считается закрытым. Другое мнение гласит, что изначально (лехатхила) лучше использовать лулав, не связанный волокнами, по двум причинам. Во-первых, согласно этому мнению, даже если лулав связан волокнами, это не способствует тому, чтобы его верхний лист считался закрытым; и хотя нет основания опасаться, что у связанного лулава большая часть тийомет верхнего листа раскрыта, потому что такое случается лишь в очень редких случаях, – тем не менее, возможно, что его верхний лист все-таки немного раскрыт, и тогда, согласно обычаю некоторых авторитетов, считается, что с помощью такого лулава нельзя исполнить заповедь самым великолепным образом. Во-вторых, по ашкеназскому обычаю при исполнении заповеди арбаат ѓа-миним принято потряхивать лулав, чтобы его листья терлись друг о друга и шуршали, а если лулав связан, то исполнить это невозможно[3].


[3]. По мнению большинства ранних законоучителей, в том числе рабейну Хананэля, Рифа, Рамбама, Рамбана, лулав является некошерным по причине того, что у него раскрылась тийомет, если у большинства его листьев раскрылась большая часть тийомет. И так написано в Шульхан арух, 645, 4. А рав Палтой Гаон и Ран считают, что речь идет только о центральном листе лулава. И хотя большинство ранних законоучителей придерживается в этом вопросе менее строгого толкования закона, почти невозможно найти, чтобы кто-то из поздних законоучителей разрешал на практике в первый день Суккота исполнять заповедь с помощью лулава, у которого раскрылась тийомет центрального листа. Тем не менее, некоторые поздние авторитеты (например, Рама, Шульхан арух ѓа-рав, Хаей адам, Хазон Овадья) говорят, что запрет распространяется только на лулав, у которого тийомет центрального листа раскрылась полностью, тогда как другое мнение гласит, что лулав становится непригодным для исполнения заповеди в первый день Суккота, даже если раскрылась большая часть тийомет его центрального листа (этого мнения придерживаются Ран, Ям шель Шломо, Байт хадаш, Виленский Гаон и Мишна брура, 645, 19). А некоторые поздние авторитеты писали, что для наиболее великолепного исполнения заповеди (ле-меѓадрин) необходим лулав, у которого тийомет верхнего листа закрыта, и по этому поводу возникла полемика: по мнению Турей заѓав, верхний лист может быть раскрыт менее чем на длину ладони (тефах), а по мнению Хаей адам и Бикурей Яаков, он должен быть полностью закрыт. Так или иначе, поскольку речь идет об «украшении» заповеди, которое тоже является предметом полемики авторитетов, для наиболее великолепного исполнения заповеди желательно обращать внимание на другие качества лулава.

По мнению Бикурей Яаков (645, 9), если центральный лист лулава связан посредством волокон своей оболочки (корэ), то даже если по устранении волокон выяснится, что этот лист раскрыт, пока он был связан, он считался закрытым, и потому с этой точки зрения лулав, связанный волокнами, считается подходящим для наиболее великолепного исполнения заповеди. Так указывал и рав Мордехай Элияѓу, благословенна память праведника. А по словам Маамар Мордехай (645, 4), лулав, связанный волокнами, не считается закрытым, и многие авторитеты учитывают это мнение. Поэтому, чтобы проверить, закрыт ли лулав, дабы считать его подходящим для наиболее великолепного исполнения заповеди, предпочтительно использовать лулав без оболочки, не связанный волокнами (так считают Хазон иш, Хазон Овадья и другие авторитеты). А по ашкеназскому обычаю, лулав нежелательно связывать еще и потому, что во время исполнения заповеди арбаат ѓа-миним принято потряхивать лулав, чтобы его листья терлись друг о друга (см. Бикурей Яаков, 645, 2). А по мнению Шульхан арух (651, 9), не нужно потряхивать лулав так, чтобы его листья терлись друг о друга.

07. Другие законы, связанные с лулавом и его размерами; лулавы, растущие на пальмах, привезенных с Канарских островов

Если у лулава усечены большая часть верхних листьев или верхний центральный лист, то такой лулав непригоден для исполнения заповеди в первый день Суккота (см. Шульхан арух и Рама, 645, 6). Если кончик верхнего листа заостряется подобно колючке, то эта «колючка» не считается частью листа, и даже если ее оторвут или отрежут, лулав все равно будет пригоден для наиболее великолепного исполнения заповеди (ле-меѓадрин).

Если кончик верхнего листа лулава имеет форму зигзага, как иногда бывает, то такой лулав изначально (лехатхила) пригоден для исполнения заповеди.

Если большинство листьев лулава настолько высохли, что полностью побелели, и в них совсем не осталось зелени, то такой лулав непригоден для исполнения заповеди (см. Шульхан арух, 645, 5).

Длина стебля лулава должна составлять как минимум 4 тфахим (ок. 32 см), а в случае крайней необходимости – 25,3 см. Такой лулав нужен для того, чтобы человек мог просто исполнить свою обязанность, а если он хочет исполнить заповедь арбаат ѓа-миним самым великолепным образом, то для этого необходим лулав общепринятой длины (см. Маген Авраѓам, 672, 3)[4].

В последние десятилетия возник вопрос, пригодны ли для исполнения заповеди лулавы, растущие на пальмах особой разновидности, привезенных с Канарских островов. Эти пальмы имеют несколько отличий от пальм всех других известных нам видов: их листья более короткие, густые и мягкие, а стебли более гибкие и, если их наклонить, они сгибаются. Листья этих пальм имеют более насыщенный зеленый цвет, а плоды лишены приятного вкуса.

Авторитеты, которые считают, что лулавы, растущие на этих пальмах, пригодны для исполнения заповеди арбаат ѓа-миним, объясняют это тем, что поскольку речь идет о пальме, на которой растут финики, ее лулавы кошерны, несмотря на все отличия от лулавов обычных пальм (такого мнения придерживаются Циц Элиэзер, 8, 22, и рав Шломо-Залман Ойербах). По другому мнению, поскольку плоды этих пальм почти невозможно есть, а сами пальмы довольно существенно отличаются от обычных, их лулавы не считаются «ветвями пальмовыми» согласно определению Торы (см. Игрот Моше, Орах хаим, 4, 123). На практике, несмотря на то, что довод авторитетов, придерживающихся в этом вопросе менее строгого толкования закона, представляется убедительным, так как существуют и другие разновидности пальм, похожие на канарские, – тем не менее, поскольку в связи с этим возникает сомнение, не следует пользоваться лулавами канарских пальм для исполнения заповеди арбаат ѓа-миним. Но в случае крайней необходимости можно положиться на мнение авторитетов, которые это разрешают, и исполнить заповедь с помощью такого лулава, произнеся благословение.


[4]. По мнению рабби Тарфона (см. трактат Сукка, 32б), тфахим, в которых измеряется размер арбаат ѓа-миним, на одну шестую меньше обычных тфахим. И такое практическое постановление выносят Тосафот, рабейну Йона, Рош и Ран. А Риф и Рамбам считают, что закон соответствует мнению первого таная, согласно которому, арбаат ѓа-миним измеряются в обычных тфахим. Практическое постановление (см. Шульхан арух и Рама, 650, 1) гласит, что лехатхила в этом вопросе следует придерживаться более строгого толкования закона, измеряя величину арбаат ѓа-миним в обычных тфахим, и только в случае крайней необходимости можно следовать менее строгому толкованию, исполняя заповедь и произнося благословение и над растениями меньшего размера. Однако, как известно, по поводу величины обычного тефаха возникло сомнение. Рав Хаим Наэ считает, что она равна 8 см, а значит, лехатхила длина лулава должна составлять как минимум 32 см, а в случае крайней необходимости – 26,6 см. А согласно более современным расчетам, тефах равен 7,6 см, следовательно, лехатхила длина лулава должна составлять как минимум 30,4 см, а в случае крайней необходимости – 25,3 см. В тексте я указал длину лулава изначально (лехатхила), согласно подходу рава Хаима Наэ, так как она составляет круглое число, и в течение двух поколений было принято указывать именно его. Однако приведенная в тексте длина в случае крайней необходимости соответствует более современным расчетам (и см. выше, гл. 2, прим. 1. Существует и более строгий подход, которого придерживаются Хазон Иш и Нода бе-Йеѓуда. Согласно ему, тефах равен 9,6 см, следовательно, длина лулава лехатхила должна составлять 38,4 см, а в случае крайней необходимости – 32 см).

08. Мирт (ѓадас)

«Отростки дерева густолиственного» – это ветки мирта с тройными листьями. Его листья растут так густо, что кажется, будто они переплетены вокруг ветви, поэтому ветки мирта кажутся очень толстыми. Необходимо, чтобы все три листа росли из одного черешка, то есть на одном уровне. А если два листа растут на одном уровне, а третий – выше или ниже них, то такое растение является не упомянутым в Торе «деревом густолиственным», а миртом обыкновенным, и не подходит для исполнения заповеди (см. трактат Сукка, 32б; Шульхан арух, 646, 3). И таков мирт от природы: когда в нем много жизненной силы, то из каждого черешка у него вырастает три листа. При этом нет необходимости проверять мирт слишком тщательно. Если человек видит, что у мирта каждые три листка растут на одном уровне, такой мирт считается «тройным», даже если при более пристальном рассмотрении можно заметить, что один из листьев немного выше двух других[5].

Во время исполнения заповеди арбаат ѓа-миним три ветки мирта следует присоединить к лулаву; длина каждой ветки должна составлять не менее 3 тфахим (ок. 24 см), а в случае крайней необходимости – 19 см. Ветки мирта могут быть сколько угодно длинными – даже если они гораздо длиннее указанного, они все равно пригодны для исполнения заповеди, но необходимо следить за тем, чтобы в связке стебель лулава был длиннее веток мирта хотя бы на один тефах (см. Шульхан арух, 650, 1-2; ниже, гл. 5, п. 2).

Изначально (лехатхила) необходимо, чтобы тройные листья покрывали ветки мирта по всей длине трех тфахим, так как некоторые авторитеты считают, что иначе мирт непригоден для исполнения заповеди (такого мнения придерживаются гаоны). Однако на практике мирт считается кошерным, даже если тройные листья покрывают большую часть ветки на протяжении трех тфахим, поскольку так считает большинство авторитетов (в том числе Раавад, Рош и Шульхан арух, 646, 5). Даже если длина ветки мирта составляет 4 тфахим и более, и тройные листья покрывают большую ее часть на протяжении 3 тфахим, эта ветка пригодна для исполнения заповеди; если же тройные листья покрывают ветку на протяжении полных 3 тфахим, а на оставшейся длине ветки ее покрывают обычные, а не тройные листья, эта ветка все равно считается пригодной для наиболее великолепного исполнения заповеди (ле-меѓадрин). Так пишет Байт хадаш; и см. Биур Ѓалаха, 646, 9, со слова у-ле-икува[6].

Обычно мирт имеет плоды, похожие на маленький виноград. В незрелом виде они зеленого цвета, а затем становятся красными и черными. Если плоды мирта еще зеленые, то он пригоден для исполнения заповеди, а если они уже покраснели или почернели, и на ветке на протяжении трех тфахим больше плодов, чем листьев, то такой мирт непригоден для исполнения заповеди, поскольку они имеет пятнистый цвет. Но если сорвать плоды, мирт вновь становится кошерным, однако их запрещено срывать в йом тов, поскольку со стороны это выглядит как нарушение запрета метакен (приведение предмета в состояние, когда он становится годен к использованию). См. трактат Сукка, 33б; Шульхан арух, 646, 2 и 11.

Бывает, что между листьев мирта растут дополнительные ветки, и их желательно срезать (см. Шаар ѓа-циюн, 646, 36).

Если верхняя часть ветки мирта смялась, то желательно взять другую ветку, поскольку некоторые авторитеты (например, Раавад и рабейну Зрахья ѓа-Леви) считают, что смявшаяся ветка мирта непригодна для исполнения заповеди. Но если другой ветки нет, то следует обрезать ветку таким образом, чтобы листья скрыли смявшуюся часть, и тогда с помощью этой ветки можно исполнить заповедь, произнеся благословение (см. Шульхан арух, 646, 10; Шаар ѓа-циюн, 32).

Мирт с увядшими листьями пригоден для исполнения заповеди. Но если листья совершенно высохли – настолько, что их можно раскрошить ногтем, и они полностью утратили зеленый цвет и побелели, – то мирт некошерен. А если ветки мирта положили в воду на целый день, и он вновь позеленел и впитал влагу, то он не считается полностью высохшим и пригоден для исполнения заповеди (см. Шульхан арух, 646, 6-7; Мишна брура, 20).


[5]. Иногда на первый взгляд кажется, что каждые три листа мирта растут на одном уровне, однако при более пристальном рассмотрении можно заметить, что один листок растет немного выше двух других. По сути закона, мирт, который кажется «тройным» на первый взгляд, таким и является, и многие законоучители поступали согласно этому правилу: они выносили заключение в результате поверхностного взгляда на мирт. И таков практический закон (см. «Расширенные объяснения», 8, 1). Тем не менее, некоторые авторитеты говорят, что мирт нужно рассматривать более пристально, но даже по их мнению, если на ветке мирта корни каждых трех листков имеют общую линию, этот мирт пригоден для исполнения заповеди. Иными словами, ширина того места на ветке, откуда растут три листка, должна составлять не менее 2 мм, и тогда, даже если один из листков растет на полтора мм выше двух других, они все равно соединены общей линией, но у одного листка эта линия проходит по верхней части места, откуда он растет, а у двух других листков – по нижней части.

[6]. См. выше, прим. 4. Исходя из этого, рав Хаим Наэ говорит, что длина ветки мирта должна составлять не менее 24 см. А по более современным расчетам, минимальная длина составляет 22,8 см, а в случае крайней необходимости – 19 см (а для наиболее великолепного исполнения заповеди, согласно расчетам Хазон Иша, 28,8 см). Три упомянутых в тексте тефаха измеряются по самой ветке, без учета листьев, поднимающихся над ней. Для того чтобы исполнить заповедь изначально (лехатхила), ветку следует измерять с того места, где начинают расти нижние листья. Там, где большая часть ветки должна быть покрыта тройными листьями, имеется в виду сама ветка, а лехатхила большая часть ее ответвлений тоже должна быть покрыта тройными листьями. Если сначала из каждого черешка ветки мирта росли три листка, но затем один из листиков в каждом черешке осыпался, то, по мнению некоторых авторитетов (рабби Аѓарона ѓа-Леви, рабби Йерухама бен Мешулама, Ритва), такая ветка по-прежнему пригодна для исполнения заповеди, а по другому мнению (Рана и Бейт Йосеф), непригодна, а многие поздние законоучители считают, что в случае крайней необходимости в этом вопросе разрешено придерживаться менее строгого толкования (см. Шаар ѓа-циюн, 646, 21).

09. Речная ива (арава)

Речная ива, которую подразумевает Тора, обладает тремя признаками: 1) ее листья имеют удлиненную несимметричную форму, напоминающую изгибы реки; 2) края ее листьев гладкие; 3) ее ветки красноватые, и даже если молодые ветки имеют зеленый цвет, со временем они краснеют. Существует другое дерево, которое похоже на иву и называется цафцафа (разновидность тополя), но оно лишено указанных трех признаков: его листья имеют удлиненную, но симметричную форму; края его листьев зазубренные; его ветки зеленые. И хотя есть разновидность речной ивы, края листьев которой тоже имеют небольшие зазубрины, они намного более гладкие, чем края листьев тополя (см. трактат Сукка, 33б; Шульхан арух, 647, 1).

Ива называется «речной», потому что она, как правило, растет на берегу реки. Однако это условие не является обязательным, и любая ива, даже если она выросла в горах или в пустыне, пригодна для самого великолепного исполнения заповеди (ле-меѓадрин).

Во время исполнения заповеди арбаат ѓа-миним к лулаву следует присоединить две ветки ивы, длина каждой из которых должна составлять не менее 3 тфахим (ок. 24 см), а в случае крайней необходимости – 19 см (см. выше, прим. 4 и 6). Ветки ивы могут быть сколько угодно длинными – даже если они гораздо длиннее указанного, они все равно пригодны для исполнения заповеди, но необходимо следить за тем, чтобы в связке стебель лулава был длиннее веток мирта хотя бы на один тефах (см. Шульхан арух, 650, 1-2; ниже, гл. 5, п. 2).

Основное качество ивы заключается в том, что она полна жизненной силы, поэтому в природе она чаще всего растет около воды. Вдалеке от воды она быстро высыхает, и если большинство ее листьев высохли настолько, что полностью утратили зеленый цвет и побелели, то она непригодна для исполнения заповеди. Если же ее листья увяли, но не высохли полностью, то она кошерна постфактум (бедиавад; см. Шульхан арух, 647, 2). А поскольку ива высыхает очень быстро, те, кто хочет исполнить заповедь арбаат ѓа-миним самым великолепным образом (ле-меѓадрин), меняют ветки ивы несколько раз в течение недели праздника Суккот. Иногда, если человек хранит их в герметичном полиэтиленовом футляре и вынимает только во время исполнения заповеди, они сохраняют свежесть, необходимую для наиболее великолепного исполнения заповеди, в течение всего праздника.

Если у ивы осыпалось большинство листьев, то она непригодна для исполнения заповеди. На это следует обратить пристальное внимание, поскольку иногда, когда человек присоединяет ветки ивы к лулаву, ее листья осыпаются (см. Шульхан арух, 647, 2).

Если у веток ивы смялась верхушка, то они непригодны для исполнения заповеди, потому что утратили свою природную красоту. Но если смялся только верхний лист, а ее черенок остался прямым, то ива кошерна (см. Мишна брура, 647, 10).

10. Привитый этрог; закон о питаме («головке» этрога)

«Плод дерева цитрусового», который нам заповедано Торой брать в Суккот для исполнения заповеди арбаат ѓа-миним, – это этрог. Способы отождествления этого плода передавались в народе Израиля из поколения в поколение. И, как любые другие плоды, этроги бывают разных сортов: крупнее или мельче, желтые или зеленоватые. И все они пригодны для исполнения заповеди.

В последние столетия в связи с этрогами возникла серьезная проблема. Большинство этрогов выращивали неевреи, и поскольку этроговое дерево очень нежное и склонно к различным заболеваниям, его часто прививали к лимонному или померанцевому дереву, чтобы укрепить его и продлить годы его жизни. И хотя некоторые авторитеты придерживались в этом вопросе менее строгого толкования закона, было вынесено практическое постановление, согласно которому, этрог, выросший на привитом дереве, непригоден для исполнения заповеди арбаат ѓа-миним. Это объясняется тем, что Тора заповедала нам взять для исполнения этой заповеди плод, известный как этрог, тогда как плод, выросший на привитом этроговом дереве, считается новым, не существовавшим ранее в природе, или сочетанием двух существовавших ранее плодов – этрога и плода того дерева, к которому он привит (так пишут Рама, Маген Авраѓам, Швут Яаков). А некоторые авторитеты (например, Левуш) дают иное объяснение: такой плод непригоден для исполнения заповеди потому, что вырос в результате нарушения запрета Торы, ведь она запрещает прививать растение одного вида к растению другого вида. В наши дни этроги выращиваются только на деревьях, не подвергшихся прививке, поэтому можно положиться на свидетельство торговцев, если они утверждают, что этроги, которые они продают, непривитые.

Все этроги имеют питам («головку»), однако у большинства этрогов он высыхает и отпадает, когда они еще совсем маленькие. Этрог без питама пригоден для исполнения заповеди изначально (лехатхила), и не считается, что в нем есть какой-либо недостаток, потому что именно так этрог должен выглядеть от природы. Некоторые сорта этрога имеют более крупную, крепкую и сочную головку (она называется «головкой с мякотью»), другие – более сухую (она называется «древесной головкой»). Существуют виды химической обработки, останавливающие процесс высыхания и отпадания головки этрога. Такой обработкой пользуются, когда хотят вырастить этрог с крупной и крепкой головкой.

Такая головка выглядит как сам этрог, а внутри нее имеется мякоть, похожая на мякоть этрога. На кончике головки расположен «венчик» (шошанта), похожий на высохший и затвердевший цветок. Закон в отношении «головки с мякотью» такой же, что и в отношении самого этрога: любой недостаток или пятно на верхушке этрога, из-за которых этот плод становится непригодным для исполнения заповеди, делают его некошерным, если они находятся и на «головке с мякотью». Что же касается «венчика», то если он полностью оторвался, этрог непригоден для исполнения заповеди, а если от «венчика» осталась часть, прикрывающая головку, то этрог кошерный (см. «Расширенные объяснения», гл. 10, п.п. 7-9).

В отношении «древесной головки» действует менее строгий закон: если головка полностью отпала, и от нее совсем ничего не осталось, то этрог непригоден для исполнения заповеди; а если от нее осталась даже маленькая часть, возвышающаяся над поверхностью этрога, то с помощью такого этрога можно исполнить заповедь (см. Шульхан арух, 648, 7; Мишна брура, 30).

Если у этрога полностью отпал черенок (окец), то есть кончик ветки, с помощью которого этрог крепится к дереву, – так, что открылась мякоть плода, – такой этрог непригоден для исполнения заповеди в первый день Суккота на основании запрета хасер («недостаток»). А если от черенка осталась даже маленькая часть, покрывающая мякоть плода, то этрог пригоден для исполнения заповеди (см. Шульхан арух, 648, 8; Мишна брура, 33).

11. Недостатки и пятна

Если в этроге имеются отверстия или у него недостает какой-либо части, то он непригоден для исполнения заповеди арбаат ѓа-миним в первый день Суккота, потому что в первый день этрог должен быть совершенно целым, лишенным любых недостатков. Об этом сказано (Ваикра, 23:40): «И возьмите себе в первый день…», и мудрецы объясняют, что слово «возьмите» в этом стихе намекает на полноту, целостность. А в другие дни праздника, даже если у этрога недостает какой-либо части, он все равно пригоден для исполнения заповеди. Но и в первый день, если этрог был поцарапан колючкой, и возникает сомнение, не лишился ли он кусочка кожуры, он все равно пригоден для исполнения заповеди. И даже если очевидно, что у этрога, когда он еще рос на дереве, недоставало кусочка кожуры, но со временем на поцарапанном месте выросла новая кожура, то с помощью этого этрога можно исполнить заповедь арбаат ѓа-миним даже в первый день Суккота (см. Шульхан арух, 648, 2; Расширенные объяснения, 11, 1-4).

Если на этроге образовался лишайник, и его невозможно удалить без участка кожуры, на котором он расположен, и этот участок составляет большую часть кожуры, – то этрог непригоден для исполнения заповеди. Подобно этому, если лишайник образовался в двух или более местах, которые распространяются на большую часть поверхности этрога, то хотя на самом деле лишайник не покрывает большую часть кожуры, плод непригоден для исполнения заповеди, поскольку выглядит пятнистым. Если лишайник образовался на кончике этрога, то есть на сосцевидном выросте в его верхней части, такой этрог тоже непригоден для исполнения заповеди, потому что лишайник расположен на самой заметной его части. Даже если лишайник маленький, но его может увидеть любой человек, не особенно приглядываясь к этрогу, плод является некошерным. Закон, касающийся лишайника, относится и к пятнам очень странного, нестандартного для этрога цвета – черного или белого (см. Шульхан арух, 648, 9-13 и 16). Однако подобные лишайники и пятна встречаются крайне редко, ведь, как мы уже говорили, растения, относящиеся к категории арбаат ѓа-миним, становятся непригодными для исполнения заповеди лишь в исключительных случаях[7].

Если же на этроге есть обычные пятна, серовато-желтые или коричневые, которые часто встречаются на этих плодах, то от них этрог не становится некошерным, потому что таков его изначальный естественный вид. Как правило, такие пятна возникают, когда этрога, растущего на дереве, касаются ветки или листья. Они слегка царапают этрог, и из него выделяется специальный сок, заживляющий кожуру. И хотя некоторые авторитеты придерживаются в этом вопросе более строгого толкования закона и говорят, что если такие пятна сильно выделяются на фоне кожуры и возвышаются над ней, и их невозможно устранить, не отколупав вместе с ними кусочек кожуры, то с помощью такого этрога можно исполнить заповедь лишь в случае крайней необходимости (см. Мишна брура, 648, 50 и 53), – тем не менее, на практике, даже если такие пятна сильно выделяются на фоне кожуры и их невозможно полностью устранить, этрог не становится некошерным из-за них, поскольку они естественны для него. Однако чем больше на этроге таких пятен, тем менее красивым он считается, и тем менее он подходит для наиболее великолепного исполнения заповеди (ле-меѓадрин).

Следует отметить: даже если этрог будет слегка поврежден после того, как его уже сняли с дерева, все равно возникает опасение, что его кожура, будучи поцарапана, выделит каплю прозрачного сока, на месте которой со временем образуется коричневое пятно. И хотя из-за такого пятна этрог не станет некошерным, он будет менее пригодным для самого великолепного исполнения заповеди. Поэтому этроги принято хранить, обернув в волокна льна или в специальную сетку из толстых мягких нитей. А если этрог все-таки получил повреждение, то его следует помыть водой, чтобы смыть выделившийся сок и тем самым предотвратить появление пятна.


[7]. Этрог с лишайником непригоден для исполнения заповеди потому, что утратил свою природную красоту (ѓадар). Так пишет Виленский Гаон (649, 5). Поэтому, согласно мнению большинства ранних законоучителей и Шульхан арух (649, 5), с помощью такого этрога нельзя исполнить заповедь арбаат ѓа-миним только в первый день Суккота. А Рош и Рама считают, что он непригоден для исполнения заповеди во все семь дней праздника (см. выше, п. 4). Кроме того, Рама пишет, что во второй день праздника не следует срезать с этрога лишайник вместе с кусочком кожуры, основываясь на разрешении пользоваться во второй день этрогом, у которого недостает какой-либо части, потому что ущерб (в данном случае лишайник), делающий этрог некошерным в первый день праздника, делает его некошерным и в другие дни. Однако на практике в этом вопросе разрешено следовать менее строгому толкованию закона, поскольку, согласно мнению Шульхан арух и большинства других авторитетов, даже если лишайник не срезать, этрог все равно будет кошерным со второго дня праздника и далее. И так написано в Мишна брура, 38. Более того, Турей заѓав (649, 9) и При мегадим считают, что можно усомниться, в соответствии с каким именно запретом – ѓадар или хасер (см. выше, п. 4) – этрог с лишайником считается непригодным для исполнения заповеди. Если такой этрог является некошерным согласно запрету хасер, то, по мнению всех авторитетов, он непригоден для исполнения заповеди только в первый день Суккота. Поэтому в случае крайней необходимости начиная со второго дня и далее разрешено, следуя менее строгому толкованию закона, исполнять заповедь арбаат ѓа-миним с помощью этрога с лишайником, даже не срезая его. И так написано в Мишна брура (649, 49) и в Шаар ѓа-циюн (53).

12. Дополнительные законы, связанные с этрогом

Этрог черного цвета непригоден для исполнения заповеди, поскольку такой цвет неестественен для этрога (см. Шульхан арух, 648, 17). Этрог зеленовато-черного цвета (подобного цвету овоща, называемого карти) тоже непригоден для исполнения заповеди, так как он еще неспелый. Но когда известно, что если такой этрог положить между яблок, то он немного пожелтеет, – он пригоден для исполнения заповеди, хотя все еще имеет цвет карти (см. Шульхан арух, 648, 21). Если этрог настолько спелый, что из желтого превратился в оранжевый, он все равно пригоден для исполнения заповеди (см. Мор у-кциа, 648).

Этрог должен быть годен в пищу, поэтому этрог, имеющий статус орла[8], не подходит для исполнения заповеди арбаат ѓа-миним. То же самое касается и этрога, от которого не были отделены возношения и десятины[9] (см. Рамбам, Законы лулава, 8, 2).

Если этрог так мал, что его объем не достигает ке-бейца (ок. 50 см3), то он непригоден для исполнения заповеди, так как он еще неспелый. Но если этрог уже достиг объема ке-бейца, то с его помощью можно исполнить заповедь, хотя он еще не созрел полностью. В большую же сторону размер этрога никак не ограничивается; плод пригоден для исполнения заповеди, даже если его можно поднять только двумя руками (см. Шульхан арух, 648, 22). А некоторые авторитеты придерживаются в этом вопросе более строгого толкования закона и говорят, что объем этрога должен составлять не менее 100 см3. И хотя, согласно практическому закону, этрог объемом в 50 см3 считается кошерным (см. «Жемчужины Ѓалахи», Благословения, гл. 10, прим. 11), изначально (лехатхила) желательно взять этрог, подходящий для наиболее великолепного исполнения заповеди (ле-меѓадрин). Ведь одним из признаков такого этрога является то, чтобы он не был слишком мелким, то есть его размер был не менее обычного.

Высохший этрог непригоден для исполнения заповеди, так как он лишен своей естественной красоты (ѓадар; см. трактат Сукка, 31а и 34б). Высохшим считается этрог, из которого невозможно выжать ни капли влаги, и если через него проденут иголку с ниткой, нитка останется совершенно сухой (см. Шульхан арух, 648, 1). Любой этрог, который пролежал целый год, считается полностью высохшим (см. Рама, там же). Но если его хранили особенным образом – например, в холодильнике или в герметичном пакете, – то он может и спустя год сохранить влагу и остаться пригодным для исполнения заповеди (см. Бикурей Яаков, 4; Шаар ѓа-циюн, 8).

Этрог, форма которого существенно отличается от обычной, – например, если он круглый, как мяч, или если его вырастили в емкости, имеющей форму куба, – непригоден для исполнения заповеди. Но если у него две головки, соединенные между собой, то он считается кошерным, поскольку его форма не отличается существенным образом от формы обычного этрога (см. Шульхан арух, 648, 18-20).


[8]. Орла – заповедь-запрет из Торы, согласно которой запрещено употреблять в пищу плоды, а также получать от них какую-либо выгоду, в первые три года после того, как дерево было посажено или пересажено. Заповедь выводится из стиха (Ваикра, 19:23): «И когда войдете в страну и посадите какое-либо дерево плодоносное, то считайте плоды его за необрезанные; три года да будут они для вас необрезанными, не до̀лжно есть их» (прим. пер.).

[9]. Трумот у-маасрот (букв. «возношения и десятины») – пожертвования и приношения левитам и коѓенам, а также в пользу Храма или для бедных. Основные виды трумот, упоминаемые в Торе: полшекеля (махацит ѓа-шекель) серебра, взимаемые с каждого совершеннолетнего еврея; хала – хлебное приношение; части жертвоприношений, отдаваемые коѓену; трума, отделяемая земледельцем от определенных видов урожая. В талмудической литературе трума преимущественно означает приношение коѓенам от собранного земледельцем урожая. Земледелец обязан отделять труму, будучи в состоянии ритуальной чистоты, а коѓен, в свою очередь, обязан есть ее в состоянии ритуальной чистоты (прим. ред.).

13. Лулав, взятый взаймы или присвоенный незаконно

В первый день Суккота человеку заповедано исполнить заповедь арбаат ѓа-миним с помощью лулава, принадлежащего ему самому. В Торе (Ваикра, 23:40) об этом сказано: «И возьмите себе в первый день…». Слово «себе» в этом стихе намекает на то, что лулав должен принадлежать самому человеку, исполняющему эту заповедь. Поэтому тот, кто взял лулав взаймы у товарища, не может с помощью этого лулава исполнить заповедь в первый день праздника. Однако в другие дни лулав необязательно должен принадлежать тому, кто исполняет заповедь с его помощью, поэтому можно исполнить заповедь с помощью лулава, взятого взаймы.

Но если владелец лулава подарит его товарищу, тот сможет с помощью этого лулава исполнить заповедь также и в первый день праздника. А для того чтобы по ошибке не случилось, что человек, принявший лулав в подарок, не захочет возвращать его прежнему владельцу, тот должен подарить ему лулав «на условии возвращения его обратно». Это означает, что акт дарения войдет в силу при условии, что позднее лулав будет возвращен в качестве подарка своему изначальному владельцу, а если это не произойдет в течение приемлемого промежутка времени, то поскольку изначальное условие не было выполнено, акт дарения будет автоматически отменен (см. трактат Сукка, 41б; Шульхан арух, 658, 3-4).

Согласно закону Ѓалахи, ребенок, не достигший религиозного совершеннолетия (бар мицвы или бат мицвы), может принять подарок, но неспособен сделать подарок кому-то другому. Поэтому, если ему подарят лулав, он не сможет передарить его прежнему владельцу. Следовательно, в первый день Суккота нужно тщательно следить за тем, чтобы не передавать лулав ребенку, пока все взрослые не исполнили заповедь с помощью этого лулава. Ведь если лулав подарят ребенку, он не сможет передарить его взрослому, чтобы тот мог исполнить заповедь (см. Шульхан арух, 658, 6. И см. ниже, гл. 5, п. 6, прим. 6).

Если какое-либо растение, принадлежащее к арбаат ѓа-миним, было похищено или присвоено каким-либо другим незаконным образом, и даже если оно имеет красивый вид и годится для самого великолепного исполнения заповеди (ле-меѓадрин), – запрещено исполнять заповедь с его помощью в течение всех семи дней Суккота, ведь иначе эта заповедь будет исполнена посредством греха. А если изначальный владелец лулава уже отчаялся найти это растение, и к тому же похититель подарил или продал незаконно присвоенный лулав другому человеку, то поскольку лулав уже не находится в распоряжении похитителя, с помощью этого лулава можно исполнить заповедь, но при этом запрещено произносить благословение. Даже если нынешний владелец лулава подарит его своему товарищу, тот – своему, и так лулав перейдет даже к тысяче других людей, запрещено произносить благословение, пока известно, что этот лулав был присвоен незаконно, а тот, кто все-таки произносит над ним благословение, совершает богохульство (см. трактат Бава кама, 94а; Шульхан арух, 649, 1; Мишна брура, 6)[10].

Если у человека нет своего лулава, и, придя в синагогу, он увидел там лулав, то он должен попросить у владельца лулава разрешения воспользоваться им, чтобы исполнить заповедь. А если владельца лулава нет поблизости, и у него никак нельзя попросить разрешения, то можно воспользоваться лулавом для исполнения заповеди без разрешения владельца. Такой лулав имеет статус взятого взаймы, и с его помощью можно исполнить заповедь начиная со второго дня праздника и далее. И хотя тот, кто берет без разрешения предмет, принадлежащий другому человеку, совершает грех, – однако, когда речь идет об исполнении заповеди, мудрецы исходят из предположения, что еврей заинтересован в том, чтобы другие евреи исполнили заповедь с помощью принадлежащей ему собственности. Это разрешено при условии, что человек не унесет лулав в другое место и будет тщательно следить за тем, чтобы не нанести ему ущерб (см. Рама, 649, 5). Но если известно, что владелец лулава исключительно бережлив по отношению к своим вещам, то запрещено пользоваться его лулавом без разрешения даже ради исполнения заповеди (см. Мишна брура, 34).


[10]. В Гемаре (трактат Сукка, 29б) приводится полемика по поводу заповеди, исполненной посредством греха. По мнению подавляющего большинства ранних законоучителей, такая заповедь не засчитывается тому, кто ее исполнил. Так думают, в частности, автор Ѓалахот гдолот, Риф, Раавад, Рамбан, рабби Аѓарон ѓа-Леви, Рош, Ритва, Ран и многие другие авторитеты. Однако рабейну Зрахья ѓа-Леви считает, что грех не отменяет заповедь, и на первый взгляд кажется, что Рамбам тоже придерживается такого мнения. Практическое постановление гласит, что заповедь, исполненная посредством греха, не засчитывается тому, кто ее исполнил (так пишут Рама, 649, 1, Левуш, Биркей Йосеф и другие). А если незаконно присвоенный лулав больше не находится в распоряжении похитителя – например, если изначальный владелец лулава уже отчаялся его найти, и похититель отдал лулав в распоряжение другого человека, – то поскольку лулав уже не принадлежит похитителю (и вместо самого лулава похититель обязан возвратить исконному владельцу его стоимость), с помощью этого лулава можно исполнить заповедь, но запрещено произносить над ним благословение, как объясняется в тексте.

14. Исполнение заповеди арбаат ѓа-миним самым великолепным образом (ле-меѓадрин)

Нам заповедано прилагать усилия к тому, чтобы исполнять заповеди самым великолепным образом. В Торе (Шмот, 15:2) об этом сказано: «Он – Бог мой, и прославлю Его», и объясняют наши мудрецы (Вавилонский Талмуд, трактат Шабат, 133б): «Славьте Его красотой заповедей: постройте Ему красивую сукку, и возьмите для Него красивый лулав, красивый шофар, красивые цицит, красивый свиток Торы, написанный хорошими чернилами, хорошим пером, искусным писцом, и сделайте ему красивый футляр». Кроме того, в Торе мы находим, что Всевышний принял подношение Ѓавеля, состоявшее из принесенных в жертву первенцев его скота и их тука, но не принял подношение Каина, который поскупился на жертвы и принес перед Ним простые плоды земли (см. Берешит, 4:3-5; Рамбам, Запреты, связанные с жертвоприношениями, 7, 10-11).

Как сказали наши мудрецы, ради наиболее великолепного исполнения заповеди человек должен умножить расходы, связанные заповедью, максимум на треть (см. трактат Бава кама, 9а). Например, если человек пошел на рынок и увидел, что там есть выбор кошерных лулавов по различным ценам, то ему заповедано прибавить треть к цене самого дешевого лулава, чтобы купить более красивый лулав. А если он захочет исполнить заповедь еще более великолепным образом и добавить более трети цены, чтобы купить еще более красивый лулав, то Святой, благословен Он, вознаградит его за это, – при условии, что он добавляет более трети стоимости заповеди не за счет исполнения других, более важных заповедей, а также не за счет уплаты долгов и обеспечения нужд своих близких.

Следовательно, если человеку предлагают на выбор три комплекта арбаат ѓа-миним – за 60 шекелей, более красивый комплект за 80 шекелей и самый великолепный комплект за 100 шекелей, – то, согласно заповеди, он должен прибавить треть стоимости и купить комплект за 80 шекелей. А если он захочет исполнить заповедь арбаат ѓа-миним еще более великолепным образом и купит комплект за 100 шекелей, то Святой, благословен Он, вознаградит его за это.

Все вышесказанное относится к людям в обычной ситуации, но если человек испытывает финансовые трудности, то на него не возлагается заповедь умножить стоимость исполнения заповеди на треть (так пишут Ям шель Шломо, Маген Авраѓам и Мишна брура, 656, 6). С другой стороны, тому, кто удостоился богатства, подобает добавить более трети. Это в особенности касается того, кто обычно покупает дорогую одежду и мебель, будучи готов прибавить большую сумму к цене простых товаров. Такому человеку заповедано прибавить к стоимости исполнения заповеди хотя бы столько же, сколько он прибавляет к стоимости предметов, не связанных со святостью[11].


[11]. В трактате Бава кама (9а) мудрецы выражают сомнение в том, что именно имеется в виду: следует ли умножать стоимость исполнения заповеди на треть «изнутри» или «снаружи». Понятие «треть изнутри» подразумевает треть от самой низкой цены. Например, если человек может купить самый простой комплект арбаат ѓа-миним за 60 шекелей, то ради более великолепного исполнения заповеди он должен прибавить к этой цене еще 20 шекелей и купить комплект за 80 шекелей. Понятие «треть снаружи» означает, что треть отсчитывается от цены более великолепного комплекта; следовательно, человек должен быть согласен заплатить за более великолепное исполнение заповеди арбаат ѓа-миним 90 шекелей, треть из которых является надбавкой к цене за самый простой комплект. Большинство ранних законоучителей (в том числе рабейну Хананэль, Ран, Рааван и другие) вынесли практическое постановление, согласно которому речь идет о надбавке «трети снаружи», однако Рош написал, что в этом вопросе следует придерживаться менее строгого толкования закона и насчитывать «треть изнутри». Такое же практическое постановление выносит и Бейт Йосеф (656, 1), согласно известному правилу, что в случае сомнения, связанного с постановлением мудрецов, нужно придерживаться менее строгого толкования закона. И так пишет большинство поздних законоучителей. Поэтому в тексте я привел пример согласно расчету «трети изнутри».

Если человек уже купил самый простой комплект арбаат ѓа-миним, то заповедь обязывает его купить более красивый комплект и прибавить ради этого еще треть цены, только если он найдет кого-то, кто купит у него уже приобретенный им простой комплект. Ведь в противном случае он прибавит больше, чем треть цены (так пишет Виленский Гаон на основании сказанного в Иерусалимском Талмуде; Мишна брура, 5; Шаар ѓа-циюн, 2).

Содержание

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]