13. Лулав, взятый взаймы или присвоенный незаконно

В первый день Суккота человеку заповедано исполнить заповедь арбаат ѓа-миним с помощью лулава, принадлежащего ему самому. В Торе (Ваикра, 23:40) об этом сказано: «И возьмите себе в первый день…». Слово «себе» в этом стихе намекает на то, что лулав должен принадлежать самому человеку, исполняющему эту заповедь. Поэтому тот, кто взял лулав взаймы у товарища, не может с помощью этого лулава исполнить заповедь в первый день праздника. Однако в другие дни лулав необязательно должен принадлежать тому, кто исполняет заповедь с его помощью, поэтому можно исполнить заповедь с помощью лулава, взятого взаймы.

Но если владелец лулава подарит его товарищу, тот сможет с помощью этого лулава исполнить заповедь также и в первый день праздника. А для того чтобы по ошибке не случилось, что человек, принявший лулав в подарок, не захочет возвращать его прежнему владельцу, тот должен подарить ему лулав «на условии возвращения его обратно». Это означает, что акт дарения войдет в силу при условии, что позднее лулав будет возвращен в качестве подарка своему изначальному владельцу, а если это не произойдет в течение приемлемого промежутка времени, то поскольку изначальное условие не было выполнено, акт дарения будет автоматически отменен (см. трактат Сукка, 41б; Шульхан арух, 658, 3-4).

Согласно закону Ѓалахи, ребенок, не достигший религиозного совершеннолетия (бар мицвы или бат мицвы), может принять подарок, но неспособен сделать подарок кому-то другому. Поэтому, если ему подарят лулав, он не сможет передарить его прежнему владельцу. Следовательно, в первый день Суккота нужно тщательно следить за тем, чтобы не передавать лулав ребенку, пока все взрослые не исполнили заповедь с помощью этого лулава. Ведь если лулав подарят ребенку, он не сможет передарить его взрослому, чтобы тот мог исполнить заповедь (см. Шульхан арух, 658, 6. И см. ниже, гл. 5, п. 6, прим. 6).

Если какое-либо растение, принадлежащее к арбаат ѓа-миним, было похищено или присвоено каким-либо другим незаконным образом, и даже если оно имеет красивый вид и годится для самого великолепного исполнения заповеди (ле-меѓадрин), – запрещено исполнять заповедь с его помощью в течение всех семи дней Суккота, ведь иначе эта заповедь будет исполнена посредством греха. А если изначальный владелец лулава уже отчаялся найти это растение, и к тому же похититель подарил или продал незаконно присвоенный лулав другому человеку, то поскольку лулав уже не находится в распоряжении похитителя, с помощью этого лулава можно исполнить заповедь, но при этом запрещено произносить благословение. Даже если нынешний владелец лулава подарит его своему товарищу, тот – своему, и так лулав перейдет даже к тысяче других людей, запрещено произносить благословение, пока известно, что этот лулав был присвоен незаконно, а тот, кто все-таки произносит над ним благословение, совершает богохульство (см. трактат Бава кама, 94а; Шульхан арух, 649, 1; Мишна брура, 6)[10].

Если у человека нет своего лулава, и, придя в синагогу, он увидел там лулав, то он должен попросить у владельца лулава разрешения воспользоваться им, чтобы исполнить заповедь. А если владельца лулава нет поблизости, и у него никак нельзя попросить разрешения, то можно воспользоваться лулавом для исполнения заповеди без разрешения владельца. Такой лулав имеет статус взятого взаймы, и с его помощью можно исполнить заповедь начиная со второго дня праздника и далее. И хотя тот, кто берет без разрешения предмет, принадлежащий другому человеку, совершает грех, – однако, когда речь идет об исполнении заповеди, мудрецы исходят из предположения, что еврей заинтересован в том, чтобы другие евреи исполнили заповедь с помощью принадлежащей ему собственности. Это разрешено при условии, что человек не унесет лулав в другое место и будет тщательно следить за тем, чтобы не нанести ему ущерб (см. Рама, 649, 5). Но если известно, что владелец лулава исключительно бережлив по отношению к своим вещам, то запрещено пользоваться его лулавом без разрешения даже ради исполнения заповеди (см. Мишна брура, 34).


[10]. В Гемаре (трактат Сукка, 29б) приводится полемика по поводу заповеди, исполненной посредством греха. По мнению подавляющего большинства ранних законоучителей, такая заповедь не засчитывается тому, кто ее исполнил. Так думают, в частности, автор Ѓалахот гдолот, Риф, Раавад, Рамбан, рабби Аѓарон ѓа-Леви, Рош, Ритва, Ран и многие другие авторитеты. Однако рабейну Зрахья ѓа-Леви считает, что грех не отменяет заповедь, и на первый взгляд кажется, что Рамбам тоже придерживается такого мнения. Практическое постановление гласит, что заповедь, исполненная посредством греха, не засчитывается тому, кто ее исполнил (так пишут Рама, 649, 1, Левуш, Биркей Йосеф и другие). А если незаконно присвоенный лулав больше не находится в распоряжении похитителя – например, если изначальный владелец лулава уже отчаялся его найти, и похититель отдал лулав в распоряжение другого человека, – то поскольку лулав уже не принадлежит похитителю (и вместо самого лулава похититель обязан возвратить исконному владельцу его стоимость), с помощью этого лулава можно исполнить заповедь, но запрещено произносить над ним благословение, как объясняется в тексте.

Запись опубликована в рубрике Глава 04 - Четыре вида растений (арбаат ѓа-миним). Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *