Глава 12 — Подготовка к утренней молитве

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]

01. Можно ли приветствовать ближнего до утренней молитвы

С наступления утренней зари (амуд ѓа-шахар) человеку запрещено, пока он не прочтет утреннюю молитву, навещать знакомого, а также отца и своего раввина-наставника, и приветствовать их словом шалом или любыми другими словами. Если же он нарушит этот запрет, то тем самым как бы покажет, что другой человек для него важнее Всевышнего, ведь он отправился приветствовать его прежде, чем возблагодарил и восславил Всевышнего в молитве (см. трактат Брахот, 14а) 1.

А если человек проходил мимо дома своего знакомого, и по правилам вежливости, принятым между ними, ему подобает зайти и поприветствовать хозяина, то он может сказать ему: «Доброе утро», но не говорить шалом, поскольку Шалом – это Имя Всевышнего, и не следует приветствовать человека Именем Всевышнего до молитвы (см. Шульхан арух, Орах хаим, 89, 2).

Если же человек встретил знакомого по дороге, то поскольку изначально он не намеревался его приветствовать, по мнению большинства авторитетов, он может сказать ему шалом. И все же, некоторые авторитеты считают, что и в таком случае лучше сказать «Доброе утро», а не шалом, чтобы благодаря этому человек вспомнил, что еще не помолился, и не стал задерживаться, ведя будничные разговоры до молитвы. Именно так и следует поступать (см. Мишна брура, 89, 16). А если тот, кто уже помолился, встретил своего знакомого на улице, по дороге в синагогу, и поприветствовал его словом шалом, тот должен ответить ему шалом, несмотря на то, что еще не помолился (см. Мишна брура, там же).

Запрет касается именно того случая, когда человек специально идет до утренней молитвы в дом к знакомому, отцу или наставнику, чтобы поприветствовать их и тем самым выказать им уважение. Но ради исполнения заповеди это разрешено. Исходя из этого, если отца необходимо проводить в синагогу, то сыну разрешается прийти рано утром к нему домой и пойти с ним вместе в синагогу, но при этом изначально (лехатхила) следует сказать ему «Доброе утро», а не шалом.

Подобным же образом, если родители торопятся на самолет, и сын, дабы исполнить заповедь почтения к родителям, должен им помочь и их проводить, а пока он прочтет утреннюю молитву, они уже уедут, – ему следует произнести утренние благословения (Биркот ѓа-шахар), затем проводить родителей в аэропорт, и лишь затем прочесть утреннюю молитву (а отец прочтет молитву в самолете). Точно так же сын должен поступить и в случае, когда он должен встретить родителей по возращении 2.

  1. Хотя изначально (лехатхила) время утренней молитвы начинается с восходом солнца (ѓанец ѓа-хама), все же, поскольку постфактум (бедиавад) молитву можно читать с наступления утренней зари, запрет вступает в силу именно с этого момента. И так написано в Мишна брура (89, 8) и Каф ѓа-хаим (12). А Турей заѓав считает, что запрет вступает в силу только с восходом.        
  2. В Каф ѓа-хаим (89, 25) написано от имени поздних законоучителей, что до утренней молитвы разрешается заниматься делами, необходимыми для исполнения заповеди. Так написано и в Мишна брура (250, 1). Сопровождение в синагогу отца или раввина-наставника – это исполнение заповеди, и некоторые современные авторитеты говорят, что, по аналогии, их можно сопровождать и в аэропорт. До этого необходимо произнести утренние благословения (на основе сказанного в Шульхан арух, Орах хаим, и в Трумат ѓа-дешен, чьи слова приводятся в Бейт Йосеф). В Швут Яаков (2, 22) сказано, что разрешено придерживаться менее строгого толкования закона и в любом случае приветствовать отца или наставника словом шалом до утренней молитвы, так как почтение к ним – это заповедь Торы, а При мегадим пишет, что это запрещено, и так же написано в Мишна брура, 89, 10.

    В Мишна брура (89, 9) написано, что даже если человек идет в синагоге к месту, где молится его знакомый, считается, что он идет специально, чтобы поприветствовать его. А ребе из Бучача в Эшель Авраѓам (89, 2) склоняется в этом вопросе к менее строгому толкованию закона. Поклон считается равноценным тому, что человек говорит шалом (см. Мишна брура, 89, 13).

    Мне, по моему скромному мнению, представляется, что если человек звонит по телефону в случае необходимости, это равноценно тому, что он проходит мимо дома своего знакомого и приветствует его, что разрешено при условии, что он говорит ему «Доброе утро», а не шалом. До этого желательно произнести утренние благословения. Однако без надобности это запрещено, потому что в таком случае это можно сравнить с человеком, который преднамеренно отправляется в дом к знакомому, чтобы поприветствовать его. Также см. Ишей Исраэль, 13, прим. 40, где сказано, что некоторые авторитеты придерживаются в этом вопросе менее строгого толкования закона.             

02. Запрет заниматься делами до утренней молитвы

С наступления утренней зари (амуд ѓа-шахар) человеку запрещено заниматься какими-либо делами, пока он не прочтет утреннюю молитву. Это объясняется тем, что дела, связанные со святостью, следует выполнять прежде будничных, а почтение к Небесам преобладает над потребностями человека. Поэтому сначала следует возблагодарить и восславить Всевышнего в молитве, и только потом заняться собственными нуждами. Сказали наши мудрецы (трактат Брахот, 14а): «Если человек прежде читает молитву, и лишь затем пускается в путь, то Святой, благословен Он, заботится обо всех его нуждах».

Лучше помолиться в одиночку перед началом работы, нежели начать работу, а затем прервать ее, чтобы прочесть молитву в миньяне. Например, если человек должен начать работу в полседьмого утра, а единственный миньян рядом с его домом собирается в полвосьмого, ему лучше помолиться в одиночку перед началом работы, чтобы не оказалось, что работа для него срочнее молитвы (см. Мишна брура, 89, 20).

Однако разрешено приступать к работе до утренней зари (амуд ѓа-шахар), ведь поскольку время молитвы еще не наступило, не считается, что работа для человека срочнее молитвы. Но прежде необходимо произнести утренние благословения, так как время их произнесения – сразу после утреннего пробуждения. А поскольку человек начал работу до начала времени молитвы, ему разрешено продолжать ее и после наступления утренней зари, при условии, что он успеет помолиться до истечения времени молитвы (см. Шульхан арух, 89, 7; Мишна брура, 89, 37 и 70, 23) 1.

 

  1. Рамбам (в «Законах молитвы», 6, 7) пишет, что разрешено стричься и мыться в бане перед началом времени утренней молитвы, то есть до наступления утренней зари, потому что мудрецы постановили, что это запрещено только до послеполуденной молитвы (минха), когда люди занимаются этим чаще всего. И так постановляет Шульхан арух (89, 7). Однако Раавад полагает, что это запрещено и в течение получаса до наступления утренней зари, как объясняется в Биур Ѓалаха (70, 5). А некоторые авторитеты считают, что Рамбам разрешает придерживаться в этом вопросе менее строгого толкования закона только в отношении стрижки и мытья, так как редко случается, что люди занимаются этим до утренней молитвы; что же касается более распространенных видов работы, то Рамбам запрещает заниматься ими даже до наступления утренней зари (так считает, например, При мегадим). Но большинство авторитетов считает, что менее строгого толкования закона разрешено придерживаться в отношении всех видов работы. А Мишна брура (89, 37) в некоторой степени учитывает более строгое мнение, а потому пишет, что прежде чем приступить к работе, человек должен произнести утренние благословения, так как некоторые авторитеты придерживаются в этом менее строгого толкования закона, как объясняет Рама (89, 3).

    Если человек начал работу после наступления утренней зари, то поскольку он приступил к ней запрещенным образом, он должен прекратить ее ради чтения Шма Исраэль, которое является заповедью Торы, но не обязан прекращать ее ради молитвы. Он может сначала закончить работу, при условии, что успеет помолиться вовремя (см. Мишна брура, 70, 23).                      

03. Чем можно заниматься до утренней молитвы

До утренней молитвы разрешено заниматься делами, необходимыми для исполнения заповеди, так как человек делает это не ради себя самого, а ради Небес. Например, в пятницу, если существует опасение, что после утренней молитвы в магазине не останется продуктов, необходимых для субботы, их можно купить до молитвы (см. Мишна брура, 250, 1; Каф ѓа-хаим, 89, 25). Однако не ради исполнения заповеди запрещено покупать до утренней молитвы даже один-единственный товар. А если дома нет еды, чтобы дать детям в школу, то можно купить необходимые для этого продукты до утренней молитвы, поскольку это считается необходимым для исполнения заповеди.

Мелкие незначительные действия не считаются работой, и их можно выполнять перед утренней молитвой. Например, перед молитвой человек может застелить постель. Разрешается также выносить мусор из дома. Можно также немного полистать газету или сделать простые физические упражнения.

Разрешено положить заранее рассортированную одежду в стиральную машину и включить ее, так как это действие считается незначительным. Но запрещено разбирать одежду, предназначенную для стирки (см. Ѓалихот Шломо, 2, 5).

До утренней молитвы запрещено готовить пищу, но можно зажечь огонь под кастрюлей, приготовленной заранее, или поставить в духовку противень с пищей, приготовленной заранее.

В случае необходимости можно одеть детей и приготовить им еду перед школой или детским садом, поскольку эти действия считаются незначительными, и кроме того, в них есть аспект исполнения заповеди.

Перед утренней молитвой разрешено записывать открытия в Торе вручную или на компьютере. Но запрещено записывать то, что не относится к исполнению заповеди 1.

  1. В Эшель Авраѓам (89, 3) приводится предположение, что любая простая или непостоянная работа, разрешенная в холь ѓа-моэд, разрешена и до утренней молитвы. А в Ѓалихот Шломо (2, прим. 8 и 16) рав Шломо-Залман Ойербах предполагает, что данный запрет относится именно к порядку совершаемых действий, то есть запрещено заниматься делами до молитвы, но если постоянное время, когда человек читает утреннюю молитву, еще не наступило, ему разрешено выполнять работу, даже если уже настала утренняя заря (амуд ѓа-шахар). И представляется, что на практике можно следовать менее строгому толкованию закона, когда возникает и дополнительное сомнение, служащее еще одним основанием для этого: например, если есть небольшое сомнение, является ли данная работа необходимой для исполнения заповеди. Менее строгого толкования закона можно придерживаться и в случае, если постоянное время молитвы еще не наступило. 

04. Окунание в микве, купание и бритье

Запрет заниматься делами до утренней молитвы распространяется также на стрижку и купание (см. Рамбам, Законы молитвы, 6, 7). Но человек обязан совершить перед молитвой омовение рук; желательно также умыться и почистить зубы (см. Шульхан арух, 4, 17 и 46, 1).

Перед утренней молитвой разрешается окунаться в микве, поскольку это не только не является неуважением к молитве, но, напротив, рассматривается как подготовка к молитве и духовное очищение ради нее.

Перед утренней молитвой разрешено также принимать душ, поскольку мытье всего тела в 9 кавах (около 12.5 л) воды также является очищением и подготовкой к молитве (см. Шульхан арух, Орах хаим, 88, 1; Мишна брура, 89, 4; Минхат Ицхак, 4, 21).

По мнению некоторых авторитетов, если человек принимает душ перед утренней молитвой, ему нельзя при этом использовать мыло, поскольку такое купание перед молитвой запрещено. Однако на практике, если человек чувствует, что он грязный, и принимает душ ради гигиены, а не ради удовольствия, ему разрешено мыться мылом, при условии, что из-за этого он не опоздает на молитву в миньяне 1.

До утренней молитвы запрещено стричься, тогда как в отношении бритья возникает сомнение. Некоторые авторитеты считают, что бритье, как и стрижка, запрещено. Однако представляется, что на практике, если человек бреется ежедневно, ему разрешено побриться перед утренней молитвой, поскольку для него бритье является частью ежедневных утренних процедур, а потому не считается, что он занимается перед молитвой посторонними делами. Это тем более разрешено, если человек делает это в качестве подготовки к молитве 2.

 

  1. В Ишей Исраэль (13, 21) написано, что перед утренней молитвой запрещено мыться с мылом. А в Ялкут Йосеф (89, 30) сказано, что мыться перед утренней молитвой не следует, но если это позволяет человеку молиться в чистоте более сосредоточенно, то ему это разрешено, но при этом не следует пользоваться слишком большим количеством мыла. В Ѓалихот Шломо (2, 8) говорится, что пользоваться мылом нежелательно. Это объясняется тем, что, пользуясь мылом, человек захочет, в конце концов, принять ванну, а это перед утренней молитвой запрещено. Однако в п. 11 написано, что если время постоянной молитвы этого человека еще не наступило, то, возможно, ему не запрещено помыться перед молитвой (как объясняется в предыдущем примечании).

    Основным доводом в пользу менее строгого толкования закона является то, что купание, о котором говорят мудрецы, занимало много времени и предназначалось для удовольствия. Оно требовало длительных приготовлений: нужно было зажечь огонь, нагреть воду или отправиться в баню. В отличие от этого, быстрое мытье в душе предназначено для того, чтобы удалить грязь и освежиться, поэтому оно не запрещено. К тому же, Рамбам пишет (в «Законах молитвы», 4, 3), что перед утренней молитвой необходимо умыться и вымыть руки и ноги, и см. Бейт Йосеф (92), где приводится этот источник. И хотя Бейт Йосеф пишет, что на практике перед утренней молитвой не принято мыть ноги, все же из слов Рамбама можно сделать вывод, что если перед утренней молитвой человек моется, чтобы устранить грязь, это является наиболее великолепным исполнением обязанности подготовки к молитве. Кроме того, по мнению Коль бо, купание и стрижка перед утренней молитвой не запрещены, и запрет распространяется только на другие виды работы. Его мнение приводится в Элия раба и Каф ѓа-хаим (89, 53). Как представляется, он объясняет это тем, что купание и стрижка являются подготовкой к утренней молитве. И хотя практический закон в отношении купания и стрижки не соответствует этому мнению, в том, что касается быстрого мытья в душе с использованием мыла, можно следовать менее строгому толкованию закона. Ведь, как известно, когда возникает сомнение в связи с постановлением мудрецов, практический закон соответствует менее строгому толкованию.                              

  2. Запрещают бриться до утренней молитвы Ор ле-Цион (ч. 2, гл. 7, 9) и Ѓалихот Шломо (2, 7). А в Авней Яшфе (7, 4) сказано на основе мнения рава Вознера, что разрешено любое действие, которое человек совершает каждое утро.     

05. Если человек отправляется в путь

Человек может отправиться в путь до наступления утренней зари (амуд ѓа-шахар), при условии, что успеет прочитать вовремя утреннюю молитву. Однако запрещено выходить в путь после наступления утренней зари, не прочитав утреннюю молитву. Даже если человек должен выехать так рано, что не успеет помолиться в миньяне в синагоге рядом со своим домом, но сможет помолиться в месте своего назначения, то ему все равно лучше помолиться дома в одиночку прежде чем выходить в путь (см. Мишна брура, 89, 20).

Данный запрет касается только случая, когда человеку предстоит дальний путь. Ведь именно это подразумевает выражение «отправляться в путь». И есть мнение, что речь идет о пути, который занимает не менее 72 минут (см. респонсы Ор ле-Цион, ч. 2, 7, 6). В случае необходимости можно положиться на это мнение. Поэтому если человек вынужден отправиться в путь рано, до того как в миньяне в синагоге около его дома читают утреннюю молитву, а в месте назначения он сможет помолиться в миньяне, и если дорога займет менее 72 минут, – то ему лучше сначала выйти в путь, а затем прочесть молитву в миньяне. Если же путь занимает более 72 минут, то ему предпочтительнее сначала помолиться дома в одиночку.

Если же человек отправляется в путь специально ради молитвы – например, едет к Западной Стене в Иерусалиме, чтобы прочесть там утреннюю молитву, – и дорога займет у него более 72 минут, то ему разрешено выехать до утренней молитвы, потому что вся его поездка предназначена для молитвы, а не для его личных нужд (см. Ор ле-Цион, там же) 1.

  1. В Авней Яшфе (14, 20) написано: некоторые авторитеты полагают, что если по дороге расположены населенные пункты, то считается, что человек едет по городу; поэтому до утренней молитвы разрешено ехать по шоссе между Иерусалимом и Тель-Авивом. Согласно этим словам, представляется, что тот же самый закон распространяется на все шоссе между Ашкелоном и Нагарией, так как на протяжении всего этого пути расположены населенные пункты. Однако трудно принять это мнение, так как если человек отправляется до утренней молитвы в путь, занимающий более 72 минут, то, несомненно, считается, что он посвящает время собственным нуждам до молитвы. Возможно, на это мнение можно положиться только в случае крайней необходимости.

    Мне, по моему скромному мнению, представляется, что изначально (лехатхила) до утренней молитвы не следует отправляться даже в путь, который займет полчаса. А если недалеко от дома, где живет человек, проходит молитва в миньяне, то ему лучше помолиться именно там, а не отправляться на место работы, чтобы помолиться там в миньяне. Это объясняется изначальным опасением, что дорога, занимающая полчаса, тоже считается дальней, особенно если она ведет туда, где человек работает.

06. Еда и питье перед утренней молитвой

С наступлением утренней зари (амуд ѓа-шахар) человеку запрещено есть и пить, пока он не прочтет утреннюю молитву. Мудрецы (в трактате Брахот, 10б) подкрепляют это постановление стихом Торы (Ваикра, 19:26): «Не ешьте на крови». Этот стих объясняется так: не ешьте, пока не помолитесь за кровь свою 1. Еще сказали мудрецы: «О всяком, кто ест и пьет, и только после этого читает молитву, Писание говорит (Млахим 1, 14:9): «И поступал ты хуже всех, кто был до тебя, и пошел, и сделал себе иных богов и литых кумиров, чтобы гневить Меня, Меня же бросил себе за спину» (слова «спина твоя», גווך, намекают на слова «гордыня твоя», גאוותך – авт.). Сказал Святой, благословен Он: этот человек сначала возгордился, а потом возложил на себя бремя Царства Небесного?!».

Но перед утренней молитвой разрешается пить воду, так как это никоим образом нельзя рассматривать как проявление гордыни. Можно также есть пищу и пить напитки, необходимые человеку в медицинских целях, поскольку и в этом нет проявления гордыни (см. Шульхан арух, 89, 4). Например, если у человека запор, он может перед утренней молитвой поесть слив, поскольку это необходимо ему, чтобы излечиться от запора (см. Мишна брура, 89, 24).

Если человек так голоден, что не сможет сосредоточиться во время молитвы, ему разрешено поесть перед молитвой, поскольку в таком случае на него распространяется тот же закон, что и на больного, которому необходима пища, и в этом нет проявления гордыни (см. Шульхан арух, 89, 4; Мишна брура, 26).

Если человек ощущает слабость, и все же может помолиться в одиночку, и только потом позавтракать, но ему недостает сил, чтобы отложить завтрак, пока не закончится молитва в миньяне, то ему предпочтительнее помолиться в одиночку и позавтракать после молитвы. При этом изначально (лехатхила) после завтрака ему следует пойти в синагогу на миньян, чтобы услышать кадиш и кдушу (см. Биур Ѓалаха, 89, 3; ниже, п. 7).

Ребенку, не достигшему возраста бар мицвы, разрешено есть до утренней молитвы. Ведь детей в этом возрасте приучают воздерживаться только от пищи, запрещенной с точки зрения законов кашрута, но они не обязаны соблюдать постановление мудрецов (так называемую «ограду заповеди»), запрещающее есть до молитвы или до кидуша, потому что запрет в данном случае не касается самой пищи (см. Мишна брура, 106, 5 и Ябиа омер, ч. 4, 12, 15, тогда как в Каф ѓа-хаим, 106, 11, сказано, что в этом вопросе следует придерживаться более строгого толкования закона).

 

  1. По мнению большинства ранних законоучителей, запрет есть до утренней молитвы является постановлением мудрецов, которые подкрепляют его приведенным здесь в тексте стихом Торы. Так пишут ученики рабейну Йоны, Ритва и Меири. И так написано в Бейт Йосеф (89, 3); по его словам, мудрецы разрешают до утренней молитвы любое действие, которое не является выражением гордыни. Исходя из этого, того же самого мнения придерживаются Раавиа, Рош и многие другие авторитеты. А по мнению рабби Аѓарона Ѓа-Леви и Рамбана (см. комментарий к Ваикра, 19:26), этот запрет является заповедью Торы. И см. Берур Ѓалаха к трактату Брахот, 10б, и в Ялкут Йосеф, 89, 36.     

07. Чай, кофе и выпечка перед утренней молитвой

Если человек привык пить утром чай или кофе и без этого неспособен быть спокойным и сосредоточиться, ему разрешено выпить чай или кофе до утренней молитвы, поскольку для него это не проявление гордыни, а необходимость, ведь без этого он не сможет сосредоточиться на молитве. А некоторые люди начинают испытывать потребность в кофе только через два часа после утреннего пробуждения, поэтому в будни, когда молитва не занимает много времени, им желательно воздержаться от кофе до молитвы, а по субботам и праздникам, когда молитва длится намного дольше, им лучше выпить кофе перед ней.

Если человеку трудно пить чай или кофе без сахара, он может добавить немного сахара, чтобы почувствовать удовлетворение. Если же ему достаточно искусственного заменителя сахара («Сукразит»), то лучше использовать именно его. Но не следует добавлять в кофе молоко. И все же, если человек не может пить кофе без молока, так как это не приносит ему чувства удовлетворения, ему разрешено добавить в кофе молоко.

Многие люди, придерживаясь менее строгого толкования закона, обычно едят выпечку перед утренней субботней молитвой, однако этот обычай является ошибочным и не основывается на мнении какого-либо авторитета. Разрешено только пить кофе, которое, с точки зрения Ѓалахи, равноценно воде. Ведь если человек привыкает пить кофе ежедневно, он испытывает зависимость от кофеина, и если не выпьет кофе, он не может чувствовать себя спокойным и удовлетворенным. Есть же пироги и другие виды выпечки до утренней молитвы запрещено. Только если человек очень голоден или думает, что через некоторое время так проголодается, что не сможет сосредоточиться на молитве должным образом, ему разрешено последовать менее строгому толкованию закона и съесть немного выпечки перед молитвой 1.

  1. Что касается кофе, то об этом см. Мишна брура (89, 22), Ябиа омер (4, 11) и Ишей Исраэль (13, 25). В отношении же выпечки, хотя в Биур Ѓалаха (89, 3, со слова ве-хен) написано, что лучше помолиться в одиночку, нежели поесть до молитвы, все же представляется, что следует различать основательную трапезу (с хлебом) и легкую (без хлеба). Если человек ощущает потребность в основательной трапезе, то предпочтительней, чтобы он помолился в одиночку и затем поел, а если ему достаточно легкой трапезы, то ему лучше немного поесть, а затем помолиться в миньяне. Этим то, что я написал здесь, отличается от написанного мной в предыдущем пункте.

    Также см. «Жемчужины Ѓалахи», Суббота, гл. 6, п. 9, прим. 14, где сказано, что, по мнению многих авторитетов, в том числе, Мишна брура, Игрот Моше и Ялкут Йосеф, если человек ест в субботу перед утренней молитвой, он должен сначала сделать кидуш, однако на практике делать кидуш не принято.               

08. Еда и питье до наступления утренней зари

Запрет еды и питья вступает в силу с утренней зарей (амуд ѓа-шахар), так как это – самое раннее время, когда можно читать утреннюю молитву. Трапезу с хлебом запрещено устраивать даже за полчаса до утренней зари, чтобы трапеза не затянулась, и человек не забыл прочесть Шма Исраэль и помолиться. Но до утренней зари можно устроить легкую трапезу (без хлеба). В это время можно есть овощи, фрукты и даже вареную пищу без ограничения. Разрешено есть без ограничения даже мучные блюда – например, макароны. Однако хлеб и выпечку можно есть только в объеме меньше ке-бейца (около 50 см3), так как трапеза с таким количеством хлеба не считается основательной (см. Шульхан арух, 232, 3; Мишна брура, 35; Шаар ѓа-циюн, 89, 33).

Более чем за полчаса до наступления утренней зари можно есть все виды пищи без ограничения. Но как только наступит утренняя заря, следует прекратить как есть, так и пить (см. Шульхан арух, 89, 5; Мишна брура, 27 и 29).

Некоторые люди придерживаются, согласно каббале, более строгого толкования закона: если человек встает после регулярного ночного сна, даже до полуночи, ему следует воздержаться от еды и питья, пока он не прочтет утреннюю молитву. И хотя по закону разрешено есть и пить до наступления утренней зари, изначально (лехатхила) следует воздержаться от этого. Но если от того, что человек будет испытывать голод или жажду, он не сможет изучать Тору, ему лучше поесть и попить до наступления утренней зари (см. Мишна брура, 89, 28). Аналогичным образом, если человек встает субботней ночью, чтобы прочесть особые молитвы, называемые бакашот (букв. «просьбы»), то ему разрешено есть и пить, особенно если это поможет ему быть бодрее ради служения Всевышнему (те, кто следует каббалистическим обычаям, придерживаются в этом более строгого толкования закона, и см. Каф ѓа-хаим, 89, 28 и 43; Ябиа омер, ч. 5, 22, 5-6).

09. Талит и тфилин при чтении Шма Исраэль и утренней молитвы

Согласно постановлению мудрецов, во время утренней молитвы − Шма Исраэль необходимо читать с наложенными тфилин. Ведь в первом отрывке Шма (Дварим, 6:8) говорится: «И навяжи их в знак на руку твою, и да будут они начертанием между глазами твоими», а во втором отрывке (там же, 11:18): «…и навяжите их в знак на руку свою, и да будут они начертанием между глазами вашими». Эти стихи Торы не подобает читать без тфилин. Сказали наши мудрецы: «Всякий, кто читает Шма Исраэль без тфилин, словно дает о самом себе ложное свидетельство» (трактат Брахот, 14б).

Но даже если у человека нет тфилин, он все равно обязан читать Шма Исраэль, поскольку две эти заповеди не зависят друг от друга, и если человек не удостоился исполнить заповедь тфилин, он может, по крайней мере, исполнить заповедь чтения Шма Исраэль. В таком случае не будет считаться, что он дает ложное свидетельство, потому что его вынудили к этому обстоятельства (см. Мишна брура, 46, 33).

Молитву амида утром тоже следует читать в наложенных тфилин, так как это – один из признаков того, что человек безоговорочно возлагает на себя бремя Царства Небесного (трактат Брахот, 15а).

Согласно словам поздних законоучителей, если у человека нет тфилин, и товарищ может дать ему свои тфилин после молитвы, возникает сомнение, что лучше: помолиться в миньяне без тфилин и наложить тфилин после молитвы или помолиться в одиночку, наложив тфилин? На практике большинство авторитетов считает, что лучше помолиться в одиночку, наложив тфилин. Но если человек хочет помолиться в миньяне без тфилин, а затем наложить тфилин, он вправе так поступить 1.

Перед утренней молитвой нужно также облачиться в талит гадоль (большой талит) – одеяние с кистями цицит, поскольку третий отрывок Шма Исраэль говорит о заповеди цицит, и его следует произносить, исполняя эту заповедь. Во время чтения Шма Исраэль принято взять в руки кисти цицит и несколько раз поцеловать их (см. ниже, гл. 15, п. 11). И хотя заповедь цицит можно исполнить и с помощью талит катан (малого талита), все же принято облачаться в большой талит, чтобы тем самым выразить почтение к утренней молитве. А среди большинства выходцев из ашкеназских общин принято, чтобы до свадьбы человек ограничивался малым талитом, надеваемым на тело под рубашку, и только после свадьбы начинал облачаться во время утренней молитвы в большой талит.

  1. Маген Авраѓам (66, 12) выражает в этом сомнение и склоняется к постановлению, что лучше помолиться в одиночку, наложив тфилин. Так пишет большинство поздних авторитетов, и так написано в Мишна брура (66, 40) и Каф ѓа-хаим (25, 28). А некоторые авторитеты с ними не согласны (например, автор Ѓалахот ктанот). А в Минхат Ицхак (ч. 2, 107) написано, что на это мнение можно положиться. Ялкут Йосеф (25, 40) пишет, что если человеку трудно сосредоточиться, то ему лучше помолиться в миньяне без тфилин, а если он молится сосредоточенно, то предпочтительней помолиться в одиночку, наложив тфилин.              

10. Законы облачения в талит и наложения тфилин перед утренней молитвой

Сначала следует облачиться в талит, а затем наложить тфилин, поскольку тфилин обладают большей святостью, нежели цицит, а в святости, как известно, нужно восходить с более низкой ступени на более высокую (см. Шульхан арух, 25, 1).

Помимо обычного смысла, которым наделена любая заповедь, – когда человек намеревается исполнить заповедь, данную Всевышним, – заповедь цицит, как сказано в Торе, призвана напомнить нам обо всех заповедях сразу и о необходимости их исполнять. А заповедь тфилин предназначена для того, чтобы мы подчинили сердце и разум служению Всевышнему. Она призвана напомнить нам об Исходе из Египта и о том, что Всевышний – Один, и нет никого, кроме Него (см. Шульхан арух, 8, 8 и 25, 5). Смысл этих двух заповедей описывается в молитвенниках, и хотя человек не обязан читать эти тексты вслух, он должен думать об этом.

Тот, кто хочет исполнить эти заповеди самым великолепным образом (меѓадрин), облачается в талит и накладывает тфилин дома и так приходит в синагогу (см. Шульхан арух, 25, 2). Даже если из-за этого человек не успеет прийти в синагогу в десятке первых молящихся, все равно лучше наложить тфилин дома и прийти в синагогу с ними (см. Мишна брура, 90, 47).

По причине особой святости тфилин человек должен все время думать о них, пока они находятся на его теле, и потому следует постоянно их касаться (см. Шульхан арух, 25, 1).

Содержание

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]