Глава 03 Запрет выполнения созидательной работы (мелаха) в йом тов

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]

01. На чем основан запрет выполнения созидательной работы в йом тов

Суббота и праздники (йом тов) – это дни, наделенные святостью, поэтому в них запрещено выполнять созидательную работу (мелаха). В эти дни мы возносимся над ограничениями материального мира, над его грехами и проклятиями, из-за которых человеку приходится трудиться в поте лица, чтобы заработать себе на хлеб.

Когда Творец создал Адама, Его изначальное намерение не состояло в том, что человек будет вынужден тяжело работать ради пропитания (см. Вавилонский Талмуд, трактат Кидушин, 82б). Человеку было достаточно приникнуть к Творцу, Источнику жизни, чтобы получить пропитание в изобилии и без всяких усилий. Но после того как Адам согрешил, отведав от плода Древа познания добра и зла, Творец изгнал его из Ган Эдена и наслал на землю проклятие, из-за которого людям приходится зарабатывать себе на пропитание изнурительным трудом. Вот как говорится об этом в Торе (Берешит, 3:17-19): «Проклята земля за тебя; в муках будешь питаться от нее все дни жизни твоей. И терние и волчец произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою. В поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю…». Зарабатывает свой хлеб тяжелым трудом, человек постепенно исправляет грех Адама. С другой стороны, каждодневные заботы, связанные с пропитанием, могут привести к тому, что человек погрязнет в материальности и забудет о том, что ему дарована душа, исходящая из высоких духовных миров. Вот почему Творец ниспослал нам дни святости, в которые мы возносимся над грехом Адама и проклятием, насланным на землю, из-за которых мы вынуждены трудиться в поте лица.

Тем не менее, между субботой и праздниками есть существенное различие. В субботу запрещена любая созидательная работа, о чем сказано (Шмот, 20:10): «А день седьмой, суббота – Господу, Богу твоему: не выполняй никакой работы», тогда как в йом тов разрешена работа, необходимая для приготовления пищи на этот день (охель нефеш), как объясняется ниже.

В субботу мы возносимся на очень высокую ступень веры. Осознавая, что все в этом мире – в руках Всевышнего, мы полностью отдаемся на Его волю и отказываемся от выполнения любой созидательной работы, чтобы посвятить все свои силы принятию Божественного блага, ниспосылаемого нам свыше. Душа наслаждается молитвой и изучением Торы, а тело – субботними трапезами и сном. В отличие от этого, праздник стоит на менее высокой духовной ступени, которая в большей степени близка к материальному миру, и это выражает миссию, возложенную на нас, – духовное исправление мира.

Даже когда Адам пребывал в Ган Эдене, в субботу он должен был вознестись на уровень отказа от любой созидательной работы. Праздник же – это своего рода «один из шести дней Творения» в Ган Эдене. В эти дни Творец предоставляет человеку свободу действия, чтобы дать ему возможность участвовать в исправлении мира. Об этом сказано (Берешит, 2:15): «И взял Господь Бог человека, и поместил его в Ган Эдене, чтобы возделывал его и хранил его». Но всякую работу в Ган Эдене следовало выполнять в спокойствии и радости, и ее благодатный результат был виден сразу же, поскольку она оказывала на весь мир благое воздействие. Вот почему в йом тов разрешена созидательная работа, необходимая для приготовления пищи на этот день, – ведь такую работу человек выполняет в спокойствии и радости.

И хотя суббота находится на более высоком уровне святости, и поэтому в нее запрещена любая созидательная работа, – в праздник нам заповедано радоваться больше, чем в субботу, потому что святость праздника ближе к материальному миру, в котором мы живем. Более того, праздники освящаются благодаря народу Израиля, и потому в них следует разрешить созидательную работу, необходимую для того, чтобы народ мог приготовить себе праздничные трапезы.

Поскольку йом тов – это, по сути, будний день, наделенный святостью благодаря народу Израиля (см. выше, гл. 1, п. 3), праздники передают будням более непосредственное влияние. Субботний покой не предназначен напрямую для того, чтобы оказывать влияние на будни, – дни недели, наступающей после субботы, сами по себе впитывают субботнюю святость. В отличие от субботы, праздники, обычно выпадающие на будние дни, непосредственно связаны с материальным миром, который называется «миром действия». В них мы благодарим Всевышнего за благословение и материальный успех, которые Он ниспосылает нам. Это помогает нам направить мысли и усилия на служение Ему и глубоко осознать святую миссию, возложенную на нас в этом мире. Вот почему наши мудрецы говорят, что в праздники мы предстаем перед Высшим судом, на котором рассматриваются наши будничные деяния, и чем больше стараний мы вкладываем в них, тем большего благословения удостаиваемся (см. выше, гл. 1, п. 2).

Созидательная работа, разрешенная в йом тов и предназначенная для исполнения заповеди праздничной радости, поможет нам внести духовное исправление в любую работу, которую мы выполняем в будни. Тот, кто полностью погружен в дела этого мира, словно связан по рукам и ногам путами греха, совершенного Адамом. Такой человек вынужден постоянно тяжело работать, чтобы приобретать предметы роскоши, которые, как он верит, принесут ему радость. Однако на самом деле ему не удается достичь радости с помощью богатства, поэтому он непрестанно нуждается во все новых и новых приобретениях, пока не окажется рабом собственных страстей и тяжелого непрерывного труда. А тот, кто радуется святости праздника, изучению Торы и праздничным трапезам, не нуждается в предметах роскоши, поскольку доволен тем, что у него есть. Он не впадает в болезненную зависимость от работы, а видит ее ценность и потенциал, направленный на исправление мира, поэтому она приносит ему чувство удовлетворения, и он удостаивается благословения от своего труда.

02. Созидательная работа, разрешенная в йом тов

В субботу запрещена любая созидательная работа (мелаха), о чем сказано (Шмот, 20:10): «А день седьмой, суббота – Господу, Богу твоему: не выполняй никакой работы». А в йом тов разрешена работа, необходимая для приготовления пищи на этот день, о чем сказано (там же, 12:16): «И в первый день священное собрание, и в седьмой день священное собрание да будет у вас: никакой работы не должно делать в них; только то, что служит пищею для всякой души, одно то можно делать вам». И еще сказано (Ваикра, 23:7): «В день первый священное собрание да будет у вас; никакой трудной работы (млехет авода) не делайте». Следовательно, в йом тов запрещена только «трудная работа» (то есть работа ради заработка и пропитания), но разрешена простая обыденная домашняя работа, связанная с приготовлением пищи (см. комментарий Рамбана, там же).

Исходя из этого, в йом тов разрешено месить тесто и печь хлеб и пироги. Разрешено также готовить мясо или рыбу, а также блюда из овощей, фруктов и любых других продуктов. Кроме того, разрешено резать скот и птицу, чтобы воспользоваться их мясом в тот же день. Во время готовки разрешено увеличивать или уменьшать огонь. Также разрешено переносить блюда, необходимые для праздничной трапезы, из частного владения в общественное и наоборот.

Но запрещено жать урожай злаковых, собирать виноград, молотить колосья, веять зерно, очищать его от примесей и мелких камешков, молоть его в муку, ловить животных, птиц или рыб, выжимать сок из винограда и масло из маслин. Все эти виды работ относятся к категории «трудной работы», запрещенной в йом тов. «Трудной» считается та работа, которую обычно выполняют с помощью работников; при этом заготавливают сразу большое количество продукции – на долгий срок или в продажу. Разрешена же в йом тов простая домашняя работа, предназначенная для приготовления пищи только на сам этот день.

Необходимо подчеркнуть, что работа, относящаяся к категории «трудной», запрещена в йом тов даже в случае, если на самом деле выполнить ее просто, и она предназначается для приготовления пищи на сам этот йом тов. Например, запрещено срывать даже немногочисленные фрукты с дерева, растущего в саду, чтобы употребить их в пищу во время праздничной трапезы. Подобно этому, запрещено вылавливать рыбу из пруда, расположенного во дворе дома, чтобы приготовить ее на трапезу. Однако ранние законоучители полемизируют по поводу степени строгости этого запрета. Одни говорят, что, если такая работа выполняется ради приготовления пищи на праздничную трапезу, это не является нарушением запрета Торы – запрет установлен мудрецами из опасения, что подобные работы могут отнять у человека слишком много времени, отчего весь праздничный день пройдет в трудах, словно будни, и человек не сможет посвятить его изучению Торы и исполнению заповеди праздничной радости во время трапез. Кроме того, поскольку при выполнении «трудных работ» принято делать заготовки на долгий срок, возникает опасение, что если их будет разрешено выполнять в йом тов, то люди по ошибке станут готовить намного больше пищи, чем необходимо на сам праздничный день, и тогда это будет нарушением запрета Торы (так пишут Рамбам, Рош, Ран, Шульхан арух, 495, 2)[1]. Другие ранние законоучители утверждают, что запрет на выполнение такой работы в йом тов является заповедью Торы, так как Тора разрешает только работу, необходимую для приготовления пищи на этот день, а работа, предназначенная в основном для приготовления пищи на другие дни, Торой запрещена (так пишут Раши, Рамбан, Сефер мицвот гадоль, и такой вывод можно сделать на основании сказанного в Иерусалимском Талмуде, трактат Бейца, 1, 10).

Подведем итог вышесказанному: ради приготовления пищи в йом тов Тора разрешила семь видов созидательной работы (мелаха): 1) месить тесто; 2) варить и печь; 3) резать скот; 4) свежевать тушу; 5) переносить предметы из общественного владения в частное и наоборот; 6) зажигать огонь; 7) тушить огонь. А мудрецы ограничили последние два разрешения: зажигать и тушить огонь (см. ниже, гл. 5, п.п. 1-2).

Три вида созидательной работы разрешены в йом тов, если они выполняются как домашние, и запрещены, если их выполняют в коммерческих целях или ради того, чтобы заготовить пищу на долгий срок. Вот они: 1) помол муки (см. ниже, гл. 4, п. 2); 2) отбор зерна – очищение его от сора и мелких камешков (там же, п.п. 4-5); 3) вязание снопов (см. Шульхан арух, 501, 3).

Четыре вида созидательной работы предназначены для приготовления пищи и все-таки строго запрещены в йом тов: 1) жатва; 2) молотьба, в том числе и ее производные – извлечение одного из другого (мефарек) и выжимание (см. ниже, гл. 4, п. 1); 3) веяние – отделение зерна от мякины и сора; 4) ловля животных. Тем не менее, работы, запрещенные мудрецами в качестве «ограды», призванной предотвратить нарушение этих запретов, в некоторых случаях разрешены ради приготовления пищи на сам йом тов (см. ниже, гл. 7, п. 3).


[1]. Большинство авторитетов считает, что практический закон соответствует мнению Рабы (см. Вавилонский Талмуд, трактат Псахим, 46б), утверждающего: даже если в праздник человек готовит пищу на будни, он все равно не нарушает запрет Торы, поскольку, если в йом тов придут гости, они смогут получить удовольствие от приготовленной пищи (см. ниже, гл. 8, п. 1). Тем не менее, если в йом тов кто-то сожнет целое поле, смелет большое количество муки или выжмет много виноградного сока, то в большинстве случаев не представится возможным, чтобы всю эту пищу употребили евреи в йом тов. Поэтому тот, кто выполнил эту работу, нарушил запрет Торы по мнениям всех авторитетов. Все зависит от того, какую именно работу выполнил человек и сколько евреев проживает недалеко от этого места.

03. Правило, называемое «поскольку» (ми-тох)

В отношении всех видов созидательной работы (мелаха), разрешенных в йом тов ради приготовления пищи на этот день, существует основополагающее правило: поскольку эти работы разрешены для приготовления пищи, они разрешены также и не для приготовления пищи. Другими словами, если Тора разрешает выполнять в йом тов те или иные виды созидательной работы, она не имеет в виду, что они разрешены только для приготовления пищи. Поскольку эти виды работы разрешены для приготовления пищи, они разрешены и для всего, что доставляет людям радость и наслаждение в йом тов. Об этом сказано (Шмот, 12:16): «Только то, что служит пищею для всякой души, только это можно делать вам». Имеется в виду, что в йом тов ради любых нужд праздника разрешено выполнять только те виды созидательной работы, которые предназначены для приготовления пищи на этот день; а любые виды созидательной работы, не предназначенные для приготовления пищи, в йом тов запрещены. Именно об этом говорится (Ваикра, 23:7): «Никакой трудной работы не делайте». «Трудная работа», которую люди обычно выполняют в будни ради заработка, запрещена в йом тов, а работа, которую человек ежедневно выполняет дома, чтобы приготовить себе пищу, не считается «трудной», и ее можно выполнять в йом тов и ради других нужд праздника (см. трактат Бейца, 12б; Шульхан арух, 518, 1; Мишна брура, 1).

Объясним это правило подробнее: к примеру, перенесение предметов (то есть пищи и посуды) из частного владения в общественное и наоборот разрешено в йом тов для нужд праздничной трапезы; поэтому оно разрешено и ради всего другого, что необходимо человеку в йом тов. Исходя из этого, разрешается переносить также книги или одежду; кроме того, разрешено гулять на территории общественного владения (не обнесенного эрувом), перевозя в коляске маленького ребенка (см. Шульхан арух, 518, 1; ниже, гл. 6, п.п. 1 и 3).

Можно привести еще один пример: поскольку в йом тов разрешено зажигать огонь, чтобы приготовить блюда для праздничной трапезы, это разрешено и ради всего другого, что необходимо человеку в йом тов. Поэтому разрешается зажигать свечи, чтобы осветить помещение, или разводить огонь в печи, чтобы согреть дом в холодные дни (см. Шульхан арух, 511, 1; 514, 5; ниже, гл. 5, п. 3).

То же самое относится и к варке: поскольку разрешено варить пищу для праздничных трапез, разрешено и нагревать воду, чтобы помыть руки или посуду (см. Шульхан арух, 511, 2)[2].


[2]. По мнению большинства ранних законоучителей, тот, кто в йом тов без нужды переносит предметы из частного владения в общественное или наоборот, нарушает запрет Торы, поскольку это разрешено только ради нужд праздника, чтобы можно было исполнить заповедь праздничного наслаждения. Если же это делается без нужды, то такое действие по-прежнему запрещено Торой. Так считают рабейну Хананэль, рабейну Там, Рамбан, Рашба, Рош, рабби Аѓарон Ѓа-Леви, Ритва и многие другие ранние законоучители (см. Биур Ѓалаха, 518, 1, со слова ми-тох). Однако некоторые ранние законоучители говорят, что любая созидательная работа, разрешенная в йом тов для приготовления пищи, разрешена Торой полностью и в любой другой ситуации, и согласно постановлению мудрецов перенесение предметов в йом тов из одного владения в другое тоже не запрещено; запрет распространяется только на перенос камней, потому что они имеют статус мукце (так пишет Магид мишне). Такого мнения придерживаются Раши, Риф (согласно объяснению Рана) и Рамбам (согласно объяснению Магид мишне). Другие авторитеты объясняют, что мнение Рифа и Рамбама таково: хотя по Торе эти виды работы в йом тов полностью разрешены, они запрещены согласно постановлению мудрецов, если не предназначены для приготовления пищи (так пишет Пней Йеѓошуа; см. Биур Ѓалаха, 518, 1, со слова ми-тох). Комментаторы расходятся во мнениях в отношении сказанного в Шульхан арух, 518, 1.

Так или иначе, все авторитеты согласны, что выполнение любой созидательной работы в йом тов запрещено Торой ради приготовления чего-либо на будни, а также для неевреев или животных (см. Биур Ѓалаха, 512, 1, со слова эйн). Таким образом, полемика авторитетов сводится только к тем случаям, когда такая работа выполняется без нужды. По мнению авторитетов, придерживающихся в этом вопросе менее строгого толкования закона, это разрешено, так как Тора не требует от нас разграничения, когда такая работа необходима, а когда – нет. Если в йом тов человек хочет, к примеру, перенести какой-либо предмет из частного владения в общественное или наоборот, то считается, что он делает это для самого себя, и потому это разрешено. И только если созидательная работа выполняется ради приготовления чего-либо на будни, а также для неевреев или животных, она запрещена. Однако большинство авторитетов считает, что созидательная работа разрешена Торой, только если она необходима для праздника. И см. ниже, гл. 6, п.п. 1 и 3, где объясняется закон в отношении переноса предметов.

04. Созидательная работа разрешена, только если она необходима для праздника

Любая созидательная работа, которую можно выполнять в йом тов, разрешена только для нужд праздника. Тора запрещает выполнять ее в йом тов ради приготовления чего-либо на будни. Исходя из этого, тот, кто готовит какое-либо блюдо в конце йом това, и оно не успеет свариться и быть пригодным в пищу в сам йом тов, нарушает запрет Торы, поскольку готовит в йом тов пищу, предназначенную для будней. А если блюдо будет пригодно в пищу до исхода йом това, то человек, который его готовит, не нарушает запрет Торы, поскольку, если к нему придут гости, они смогут съесть это блюдо до исхода йом това, поэтому нельзя с уверенностью сказать, что блюдо было приготовлено для будней. Однако поскольку он намеревался приготовить это блюдо на будни, он нарушил запрет, установленный мудрецами (см. Вавилонский Талмуд, трактат Бейца, 17а; и таково мнение Рабы, приведенное в трактате Псахим, 46б; и см. Шульхан арух, 503, 1).

В йом тов запрещено готовить пищу и на субботу, но мудрецы разрешили это, если человек предварительно сделает эрув тавшилин, как объясняется ниже (гл. 8, п. 1).

В йом тов запрещено выполнять ради будней или субботы даже такие трудоемкие действия, которые не являются созидательной работой, – например, убирать со стола или накрывать на стол, мыть посуду и т.п. (как объясняется в «Жемчужинах Ѓалахи», Шабат, гл. 22, п.п. 15-16).

Если человек хочет поджарить шницели или другую пищу для праздничной трапезы, то он может приготовить побольше, чтобы не случилось, что пищи окажется недостаточно. А оставшееся можно съесть на следующий день. Но запрещено преднамеренно готовить дополнительные порции, чтобы оставить их назавтра.

Если в йом тов человек хочет вскипятить воду и приготовить один стакан чая, то он может наполнить водой целую большую кастрюлю, чтобы горячая вода осталась и на вечер после исхода йом това. Подобно этому, если человек хочет сварить в йом тов какое-либо блюдо, то он может взять для этого большую кастрюлю, чтобы блюдо осталось и на вечер. Ведь поскольку он ставит кастрюлю на огонь в один раз (то есть готовит все блюдо в одной большой кастрюле – что называется, за раз), ее можно наполнять водой или пищей в большем количестве, чем это необходимо для праздника (то есть не прикидывая строго, сколько точно требуется на праздник, и не больше). Но при этом человек не должен говорить вслух, что он кипятит воду или готовит пищу в том числе и на вечер после окончания йом това. А когда кастрюля уже стоит на огне, в нее запрещено добавлять что-либо для будничных нужд (см. Шульхан арух, 503, 2; Мишна брура, 15).

Если вкус улучшается, когда к блюду добавляют еще мяса или рыбы, то их разрешено добавлять и после того, как кастрюлю уже поставили на огонь. При этом, даже если основное намерение человека состоит в том, чтобы увеличить количество блюда и его хватило бы и на будни, добавлять мясо или рыбу все равно разрешено, потому что в действительности это улучшает вкус блюда, предназначенного для праздничной трапезы (см. Шульхан арух, 503, 1; Мишна брура, 6). И см. ниже, гл. 8, п. 5, где говорится, каков закон в случае, если человек забыл сделать эрув тавшилин, и что ему разрешается добавлять в кастрюлю, если готовящееся в ней блюдо предназначено для йом това.

05. Готовка в йом тов для неевреев или животных

Созидательная работа (мелаха), которую можно делать в йом тов, разрешена ради исполнения заповеди праздничной радости. Поэтому готовить пищу можно лишь для евреев, ведь эта заповедь касается только их, и запрещено готовить для неевреев или животных, поскольку к ним эта заповедь не относится. Об этом сказано (Шмот, 12:16): «…только то, что служит пищею для всякой души, одно то можно делать вам», и объясняют мудрецы: «Вам – а не инородцам, вам – а не животным». Поэтому мудрецы говорят, что инородцев можно приглашать на субботнюю трапезу, так как нет опасения, что какая-либо пища будет приготовлена специально для них, ведь в субботу пищу не готовят; но запрещено приглашать инородцев на трапезу в йом тов, чтобы не случилось, что готовят для них (см. трактат Бейца, 21б)[3].

А если нееврей пришел к еврею в йом тов без приглашения, и это произошло тогда, когда вся пища на трапезу уже готова, то разрешено пригласить его присоединиться к трапезе, потому что не возникает опасения, что станут готовить специально для него. Даже если этот нееврей – человек, пользующийся большим почетом, все равно нет опасения, что еврей станет готовить для него пищу, ведь нееврей пришел к нему в гости без приглашения, когда вся пища на праздничную трапезу уже была приготовлена. Поэтому, если еврей не слишком настаивает, чтобы нееврей присоединился к трапезе, нет опасения, что он станет готовить дополнительные блюда специально для него (см. Шульхан арух, 512, 1; Турей заѓав и Мишна брура, 10).

Если в доме еврея живет слуга-нееврей, то разрешено пригласить его присоединиться к праздничной трапезе. При этом, прежде чем ставить кастрюлю на огонь, еврей может добавить в нее дополнительную пищу для нееврея. Ведь поскольку он – слуга еврея, хозяин не слишком заботится о том, чтобы выразить ему свое уважение, поэтому можно не опасаться, что еврей нарушит ради него запреты йом това: например, добавит для него пищу в кастрюлю, уже стоящую на огне (см. Рама, 512, 1; Мишна брура, 11).

Мудрецы постановили, что еврей, публично нарушающий субботу, приравнивается по статусу к нееврею, и для него тоже запрещено готовить пищу в йом тов (см. Мишна брура, 412, 2). А ѓалахические авторитеты нашего времени указывают, что в данном случае имеются в виду евреи, которые нарушают субботу демонстративно, назло. Что же касается евреев, ведущих светский образ жизни, то поскольку они не осознают глубокий смысл соблюдения субботы, но при этом не имеют намерения нарушать субботу демонстративно, они рассматриваются как обычные евреи, нарушающие те или иные заповеди Торы, и для них разрешено готовить пищу в йом тов (см. «Жемчужины Ѓалахи», Шабат, гл. 1, п. 15).

В йом тов запрещено готовить пищу для животных. Однако, как мы говорили в предыдущем пункте, когда человек готовит пищу для себя, он может, прежде чем поставить кастрюлю на огонь, добавить в нее дополнительную пищу для животных, за которых он несет ответственность (см. Шульхан арух, 512, 3). Все остальные законы, связанные с кормлением животных в йом тов, идентичны этим же законам в отношении субботы (см. «Жемчужины Ѓалахи», Шабат, гл. 20, п. 3).


[3]. На практике, если существует возможность, что придут гости-евреи и отведают блюд, которые были приготовлены для нееврея или для животных, то человек не нарушил запрет Торы, согласно ѓалахическому принципу ѓоиль – «поскольку» (поскольку могут прийти гости-евреи и отведать этих блюд, нельзя с уверенностью сказать, что они были приготовлены для неевреев или животных). Такого мнения придерживаются Рамбам (Законы йом това, 1, 15), Рашба (комментарий к трактату Бейца, 21б), Ран (в объяснении мнения Рифа и рабби Аѓарон Ѓа-Леви). Однако Меири (в комментарии к трактату Псахим, 46б) и Шита мекубецет считают, что поскольку человек преднамеренно приготовил в йом тов пищу для нееврея или животного, в этой ситуации нельзя применить принцип «поскольку», поэтому он нарушил запрет Торы.

06. «Угодно для всякой души»

Любая созидательная работа, которую можно выполнять в йом тов ради приготовления пищи на этот день (охель нефеш, букв. «пища души») и всего остального, что необходимо человеку для исполнения заповеди праздничного наслаждения, – разрешена при условии, что она «угодна для всякой души», то есть предназначается для того, что доставляет радость и наслаждение большинству людей. Но запрещено выполнять такую работу ради чего-либо, что предназначено лишь для людей изнеженных или больных. Об этом сказано (Шмот, 12:16): «Только то, что служит пищею для всякой души, только это можно делать вам». Речь идет не обязательно о том, что доставляет удовольствие всем людям без исключения; достаточно, чтобы большинство людей стремились наслаждаться этим, когда у них есть такая возможность. Следовательно, несмотря на то, что лишь некоторые люди охотятся на оленей и едят их мясо, – тем не менее, поскольку большинство людей были бы рады есть оленину, шхита (ритуальный забой) оленя считается действием, «угодным для всякой души». Подобно этому, разрешено приправлять пищу дорогими специями, недоступными для большинства людей, поскольку большинство людей были бы рады использовать эти специи для улучшения вкуса блюд, если бы у них была такая возможность.

Но запрещено сыпать на горящие угли благовония, чтобы их аромат распространился по дому или впитался в одежду, так как у большинства людей это не принято, даже если у них есть такая возможность. Поэтому сыпать благовония на горящие угли в йом тов запрещено Торой, так как это является нарушением запретов зажигания и тушения огня (см. трактаты Бейца, 22б; Ктубот, 7а; ниже, гл. 5, п. 10)[4].


[4]. См. выше, прим. 2, где говорится, что, по мнению Рамбама и Раши, все виды созидательной работы, разрешенные в йом тов ради приготовления пищи, разрешены даже без всякой нужды, а значит, и для удовлетворения потребностей людей изнеженных. А сыпать благовония на горящие угли запрещается потому, что это является нарушением запрета на тушение огня, а не потому, что это не «угодно для всякой души». Однако практический закон соответствует мнению большинства авторитетов, считающих, что созидательная работа разрешена в йом тов только ради того, что принято у большинства людей, а тот, кто выполняет такую работу ради удовлетворения потребностей людей изнеженных, нарушает запрет Торы. Рав Шломо-Залман Ойербах (в комментарии Минхат Шломо к трактату Бейца, 22б) объясняет: если созидательная работа служит тому, в чем нуждается большинство людей, – например, разведение огня в печи в холодный день, – то разрешено нагревать печь до столь высокой температуры, чтобы в доме стало так тепло, как требуется только людям изнеженным, ведь отопление дома в холодный день – это потребность большинства людей. Подобно этому, разрешено приправлять пищу специями более, чем это принято у большинства людей. И см. ниже, гл. 7, п.п. 1-2, где объясняется, что авторитеты расходятся во мнениях по поводу того, что именно можно делать в йом тов для больного, даже если речь идет о потребностях, принятых у большинства людей.

07. В йом тов разрешено готовить праздничных блюд больше необходимого минимума

Хотя для праздничной трапезы достаточно всего лишь одного блюда, тот, кто хочет исполнить заповедь радости в праздник более великолепным образом, может приготовить множество блюд, как подобает для самой торжественной трапезы.

Если человек предпочитает есть во время трапезы теплые, только что испеченные халы, то даже если у него есть вчерашние халы, он может испечь новые халы в йом тов (см. Мишна брура, 506, 37). Однако поскольку в йом тов запрещено зажигать новый огонь, нельзя и включать духовку, но ее можно привести в действие с помощью субботнего реле времени (шаон шабат), настроенного заранее, в канун праздника (см. ниже, гл. 5, п. 7).

В йом тов разрешено готовить даже такие блюда, приготовление которых – процесс очень трудоемкий, например, пельмени или вареники из тонкого теста. Разрешается также варить или запекать фрукты, хотя их можно есть и сырыми. Кроме того, разрешено прилагать сколько угодно усилий, чтобы улучшить вкус или аромат уже приготовленного блюда.

Если человек хочет макать халу в мясной соус, то он может в йом тов приготовить целую кастрюлю мяса только ради соуса, ведь никак иначе получить соус невозможно.

Поскольку в йом тов запрещено разводить новый огонь, перед началом праздника зажигают большую свечу, от которой берут огонь, чтобы зажечь газовую конфорку и приготовить на ней пищу. А если по окончании готовки человек хочет выключить огонь, то это следует делать либо косвенным образом, либо с помощью специального реле, как объясняется ниже (в гл. 5, п. 5).

08. Блюда, которые можно было приготовить заранее, в канун йом това

Разрешение выполнять в йом тов определенные виды созидательной работы (мелаха) предназначено для того, чтобы у людей была возможность приготовить в честь праздника свежие и вкусные блюда и тем самым исполнить заповедь праздничной радости. Так, вкус свежеиспеченного хлеба не сравнится со вкусом вчерашнего, а вкус свежих блюд из мяса или картофеля – со вкусом блюд, приготовленных заранее. И поскольку в йом тов разрешено готовить свежие блюда, дабы приумножить радость праздника, нет необходимости прилагать усилия к тому, чтобы приготовить праздничные блюда до наступления праздника. В праздник вечером тоже разрешено готовить пищу на вечернюю трапезу, несмотря на то, что блюда, приготовленные незадолго до начала праздника, все равно сохраняют вкус и свежесть до вечера и с этой точки зрения не слишком отличаются от блюд, приготовленных непосредственно перед трапезой. Это разрешение объясняется тем, что к вечерней и к дневной трапезам должен применяться один и тот же ѓалахический закон, и если свежеприготовленное блюдо вкуснее того, что было приготовлено заранее, его разрешено готовить в йом тов. Даже сегодня, когда практически в каждом доме есть холодильник, где готовые блюда сохраняют свежесть и приятный вкус, разрешение готовить пищу в йом тов остается в силе, потому что сами по себе свежеприготовленные блюда, без помощи посторонних приспособлений, имеют более приятный вкус.

Все это относится к таким блюдам, вкус которых изменится к худшему, пусть и незначительно, если их приготовить за день до трапезы. Если же за один день вкус блюда никак не изменится, то его следует приготовить в канун праздника. Например, если человек хочет приготовить на праздник мороженое или фруктовый компот, то ему следует сделать это в канун праздника, потому что за один день вкус этих блюд ничуть не ухудшится. А если эти блюда не были приготовлены до наступления праздника, то их можно приготовить и в сам праздник, но несколько иным способом, чем обычно. При этом отличие от обычного способа приготовления не должно быть значительным, ведь оно предназначено только для того, чтобы напомнить, что сегодня йом тов, и люди не стали по ошибке выполнять запрещенную в этот день работу (см. Левуш, 504, 1). Например, если обычно человек готовит это блюдо на рабочем столе, то в йом тов ему следует расстелить на столе скатерть или поставить на него поднос и готовить на них. А если у человека не было возможности приготовить эти блюда в канун праздника, то он может приготовить их в праздник обычным способом (см. Мишна брура, 495, 10; Шаар ѓа-циюн, 8).

Тот же самый закон относится и к такой созидательной работе как борер (отбор), а также ко всем другим видам работы, разрешенной ради приготовления пищи в йом тов: все, что можно сделать заранее, не нанося ущерба вкусу приготовленного блюда, следует сделать в канун йом това. А если это не было сделано до наступления йом това, то эту работу можно выполнить в йом тов несколько иным способом, чем обычно[5].


[5]. Хотя Рамбан, Рашба и Рош считают, что в йом тов можно готовить и такие блюда, вкус которых не ухудшится, если приготовить их заранее, – тем не менее, большинство ранних законоучителей придерживается мнения, что это запрещено. Некоторые считают, что это является нарушением запрета Торы (так пишет Сефер мицвот гадоль, и такой вывод можно сделать на основе сказанного в Ор заруа). Но многие законоучители говорят, что речь идет о запрете, установленном мудрецами (Сефер йерэим, Ритва, Маѓариль, Раавиа, Рокеах, рабби Хаим-Элиэзер бен Ицхак. А в Шаар ѓа-циюн, 495, 5, говорится, что таково мнение большинства авторитетов).

Из сказанного в Шульхан арух (495, 1) можно сделать вывод, что в этом вопросе он придерживается менее строгого толкования закона, тогда как Рама выносит постановление, соответствующее более строгому толкованию, и так постановляют все ашкеназские законоучители позднего периода. Многие сефардские законоучители тоже придерживаются в этом вопросе более строгого толкования. Так пишут Шеарей Кнесет ѓа-гдола (495; он также добавляет, что и постановление Шульхан арух в этом вопросе не однозначно соответствует менее строгому толкованию закона), При хадаш (495, 1), Биркей Йосеф (495, 2) и другие. А Ор ле-Цион (3, 19, 1) разрешает это сефардам изначально (лехатхила). Сказанное мной в тексте опирается на тот факт, что все ашкеназские и большинство сефардских авторитетов придерживаются в этом вопросе более строгого толкования. Но что касается случая, когда блюда не были приготовлены в канун праздника, то, хотя некоторые авторитеты (например, Ор заруа и Маѓариль, как говорится в Даркей Моше, 495, 2) придерживаются в этом вопросе более строгого толкования закона, Рама, на основании сказанного в Сефер мицвот гадоль, Сефер йерэим и у Рокеаха, выносит практическое постановление, что эти блюда можно приготовить в йом тов несколько иным способом, чем обычно.

Во времена мудрецов не было запрещено вечером после наступления йом това готовить блюда для вечерней праздничной трапезы, хотя их можно было приготовить перед самым праздником, и до трапезы их вкус нисколько не испортился бы. В основе этого разрешения лежит ѓалахическое правило, согласно которому, если за один день вкус блюда хоть немного портится, то такое блюдо можно готовить в йом тов. Подобно этому, в наши дни тоже разрешено готовить такие блюда в йом тов, несмотря на то, что сегодня практически в каждом доме имеется холодильник, поскольку без помощи посторонних предметов вкус этих блюд за день претерпевает изменение к худшему (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, Предисловие, 3, прим. 26).

На практике почти каждое блюдо вкуснее, когда оно приготовлено в тот же день, но если вкус блюда не претерпевает за один день никакого изменения, то его нужно приготовить заранее, в канун йом това.

09. Починка кухонных принадлежностей, необходимых для приготовления пищи в йом тов

Согласно общему принципу, в йом тов разрешено чинить предметы кухонной утвари, необходимые для приготовления пищи на этот день. Однако на практике из-за сочетания нескольких причин почти не случается, чтобы законоучители давали разрешение чинить какой-либо предмет кухонной утвари в йом тов. Во-первых, если этот предмет можно было починить в канун йом това, починка его в йом тов является нарушением запрета Торы (см. трактат Бейца, 28б). Во-вторых, по мнению некоторых авторитетов (например, раббейну Зрахьи Ѓа-Леви и Рана), починка разрешена при условии, что она не полная, а частичная, тогда как полная починка запрещена; а во многих случаях трудно определить, когда починка является частичной, а когда – полной. К примеру, авторитеты расходятся во мнениях по поводу того, разрешено ли в йом тов точить ножи. Многие считают, что это запрещено, поскольку тот, кто затачивает нож, как будто производит новый инструмент (см. Шульхан арух, 509, 2). В-третьих, если починка не является необходимой, так как в случае надобности желаемое блюдо можно приготовить и без этого инструмента, чинить его запрещено, поскольку это излишнее усилие, без которого можно обойтись (см. Рама, 509, 1). В-четвертых, чинить разрешено только такой предмет кухонного обихода, который нужен непосредственно для приготовления пищи, но не другой предмет, с помощью которого можно воспользоваться этим предметом. Например, запрещено выпрямлять согнутый ключ от кладовки, в которой лежат блюда, предназначенные для праздничной трапезы, поскольку сам ключ не предназначен для приготовления пищи, а только дает возможность достать пищу из кладовки.

Кроме того, даже в случаях, когда нет сомнения в том, что в йом тов можно починить какой-либо предмет кухонной утвари, мудрецы обычно не дают на это разрешения, опасаясь, что если люди будут чинить предметы, которые невозможно было починить в канун йом това, они по ошибке станут чинить и то, что можно было починить заранее, и тем самым нарушат запрет Торы (см. трактат Бейца, 28б; Рама, 109, 1). Поэтому, если человек систематически изучает Ѓалаху и знает, в каких случаях в йом тов разрешено починить предмет кухонной утвари, он может поступить согласно имеющимся у него знаниям. Если же он обратится с вопросом к раввину по поводу того или иного предмета, не будучи знаком с общим подходом Ѓалахи к этому вопросу, то раввин не даст разрешение на починку, из опасения, что в конце концов это приведет к тому, что человек станет чинить в йом тов предметы, починка которых запрещена.

Но если починить этот предмет крайне необходимо, чтобы приготовить пищу на йом тов, то, согласно однозначному постановлению мудрецов, в данном случае можно придерживаться менее строгого толкования закона (так пишет Рамбан). Поэтому мудрецы разрешили выгребать известку, упавшую со стенок печи, отчего хлеб или мясо, которые пекутся в ней, пригорают. Это разрешено при условии, что владелец печи не мог очистить ее от известки накануне йом това, – например, потому, что известка упала в печь уже после начала йом това, или же в канун йом това владелец печи не знал, что в ней рассыпалась известка (см. трактат Бейца, 28б; Шульхан арух, 507, 4). По всей вероятности, мудрецы полагали, что такое разрешение является само собой разумеющимся, и нет опасения, что из-за этого люди станут в конце концов выполнять работу, запрещенную в йом тов[6].


[6]. Мудрецы считают, что в йом тов запрещено чинить предметы кухонного обихода, необходимые для приготовления пищи на этот день; а по мнению рабби Йеѓуды, если их нельзя было починить в канун йом това – например, потому, что они сломались уже в йом тов, или же в канун йом това не было известно, что они сломаны, – то их можно чинить в йом тов (см. трактат Бейца, 28б). В качестве практического закона Гемара приводит слова рава Хисды, сказавшего, что закон соответствует мнению рабби Йеѓуды, но также рассказывает, что некоторые амораи, согласные с тем, что закон именно таков, на практике не давали этого разрешения тем, кто обращался к ним с подобным вопросом (см. там же, 28а-б). С другой стороны, в трактате Бейца, 22а, приводится практический закон, соответствующий мнению мудрецов и запрещающий гасить горящую щепку для того, чтобы помещение не наполнилось дымом.

Ранние законоучители тоже полемизируют на эту тему. Некоторые из них (например, Раавад и Риаз) считают, что на практике следует поступать согласно мнению рабби Йеѓуды; другие придерживаются мнения, что практический закон соответствует мнению мудрецов (так пишет Ор заруа, и так Магид мишне объясняет слова Рамбама). Однако подавляющее большинство ранних законоучителей считает, что практический закон соответствует мнению рабби Йеѓуды, но если человек обращается с подобным вопросом к раввину, то разрешение тот ему не дает. И так пишут автор Ѓалахот гдолот, раббейну Зрахьи Ѓа-Леви, Сефер йерэим и Сефер мицвот гадоль. Такой вывод можно сделать также на основании слов Рифа и Рамбама (согласно объяснению большинства комментаторов). А Рамбан (в книге Сефер мильхамот Ѓашем) подробно объясняет подход Гемары и большинства ранних законоучителей, согласно которому, основной практический закон соответствует мнению рабби Йеѓуды, но если починка не является остро необходимой, то такое разрешение давать не следует. Вот почему мудрецы изначально (лехатхила) разрешают выгребать известку из печи – это действие крайне необходимо для приготовления пищи на праздник; тогда как заточка ножей, не являющаяся крайне необходимой, разрешена с натяжкой, однако на практике авторитеты такого разрешения не дают; а тушение горящей щепки, чтобы помещение не наполнилось дымом, или свечи с любой другой целью, вообще не связаны напрямую с приготовлением пищи и потому совершенно запрещены, чтобы из-за этого люди не стали по ошибке выполнять в йом тов и другие, полностью запрещенные виды созидательной работы (как объясняется в трактате Бейца, 22а). Такого мнения придерживаются Рашба, Ран, Рош и многие другие ранние законоучители; так пишут и многие поздние законоучители (см. «Расширенные объяснения»). И поскольку в связи с этим законом возникают еще и дополнительные сомнения, ведь разрешена только частичная и крайне необходимая починка, и не всегда можно с точностью определить, какая починка является частичной, и какая крайне необходимой, – получается, что на практике почти не бывает случаев, когда авторитеты разрешают чинить предметы кухонной утвари в йом тов. И представляется, что именно такого мнения придерживается Шульхан арух, который, с одной стороны, ясно пишет, что практический закон соответствует мнению рабби Йеѓуды (495, 1), и разрешает выгребать известку из печи (507, 4), а с другой стороны, запрещает чинить шампуры и точить ножи в йом тов (509, 1).

10. Кошерование посуды в йом тов

В йом тов запрещено кошеровать посуду, впитавшую вкус мясной и молочной пищи вместе или вкус некошерного мяса и оттого ставшую непригодной для использования. При этом не имеет значения, каким именно образом вкус запрещенной пищи впитался в стенки посуды: посредством жидкости (и кошеровать такую посуду следует в кипящей воде) или посредством огня (когда речь идет, например, о противне или шампуре, и кошеровать такую посуду нужно путем глубокого прокаливания). В йом тов запрещено кошеровать любую посуду, так как кошерование похоже на починку этой посуды (тикун кли). Так пишут Шульхан арух и Рама (509, 5). Но если не было возможности откошеровать эту посуду в канун йом това, то в случае необходимости это разрешено в сам йом тов, согласно закону, разрешающему чинить кухонные принадлежности, необходимые для приготовления пищи на этот день. Однако такое разрешение не следует давать простым евреям, чтобы в конце концов они по ошибке не стали выполнять в йом тов полностью запрещенную работу (см. Мишна брура, 509, 24, 26).

Как известно, посуду, которая принадлежала нееврею и перешла в собственность еврея, необходимо окунуть в микве, а до этого есть из нее запрещено. Ранние законоучители расходятся во мнениях по поводу того, можно ли окунать такую посуду в микве в субботу или йом тов. Одни авторитеты (например, Рош) это запрещают, потому что такое действие выглядит как починка (тикун кли); другие разрешают, так как это нельзя считать починкой в полном смысле слова, ведь постфактум (бедиавад), если человек воспользовался для еды посудой, которую не окунули в микве, то пища в этой посуде не является запрещенной (так пишет Риф). На практике, если поблизости находится нееврей, на которого можно положиться, то следует подарить ему эту посуду, а затем попросить у него разрешения воспользоваться ею, – ведь посуду, принадлежащую нееврею, не нужно окунать в микве (см. «Жемчужины Ѓалахи», Шабат, гл. 22, п. 6).

Но в случае, если такого нееврея в округе нет, полемика законоучителей остается в силе. Однако в отношении йом това даже те авторитеты, которые придерживаются в этом вопросе более строгого толкования закона, согласны, что, по сути закона, если не было возможности окунуть посуду в микве в канун йом това, то можно сделать это в сам йом тов. Ведь, как мы уже говорили, в йом тов разрешено чинить предметы кухонной утвари, необходимые для приготовления пищи на этот день. Тем не менее, на практике, в соответствии с мнением авторитетов, запрещающих окунать посуду в микве в субботу, в йом тов это тоже следует запретить тому, кто пришел с таким вопросом к раввину. Так нужно поступить из опасения, что человек может не понять рамки разрешения и по ошибке решить, что в йом тов разрешены и те виды работы, которые на самом деле полностью запрещены (так пишут Маген Авраѓам, Элия раба, Мишна брура, 509, 30)[7].


[7]. Если человек задал вопрос раввину по поводу посуды, которую следует окунуть в микве только согласно постановлению мудрецов (например, стеклянной посуды), то можно разрешить ему окунуть такую посуду в микве в йом тов даже в соответствии с мнением авторитетов, придерживающихся в этом вопросе более строгого толкования закона, так как это не считается починкой (тикун кли). Так пишут При мегадим и Мишна брура (509, 30).

Содержание

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]