Глава 23 — Запрет мукце

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]

01. Основа запрета мукце

Мудрецы запретили в субботу перемещать предметы, не предназначенные для пользования в этот день. Такие предметы называются мукце (от слова леѓакцот – «отложить», «отстранить»). В основе этого запрета лежат две главные причины: 1) это необходимо для того, чтобы сохранить особую атмосферу субботы как дня святости и покоя. Руки человека также должны отдыхать от усилий, направленных на перемещение предметов, не относящихся к субботе; 2) запрет мукце призван создать «ограду» вокруг субботних запретов, дабы человек по ошибке не выполнил работу, запрещенную в субботу (мелаха). Объясним сначала первую причину:

Помимо того что Тора запретила выполнять в субботу определенные виды работы, она также заповедала нам покоиться и отдыхать от трудов. Об этом сказано (Шмот, 23:12): «Шесть дней делай дела свои, а в день седьмой покойся, чтобы отдохнул вол твой и осел твой, и передохнул сын рабы твоей и пришелец». Сказано также (Шмот, 31:15): «Шесть дней пусть делается работа, в день же седьмой – суббота покоя, святыня Господу». Для того чтобы мы могли исполнить заповедь Торы, предписывающую нам отдыхать и покоиться в субботу, мудрецы вынесли несколько постановлений, призванных сохранить особую атмосферу субботы как дня святости и покоя. Одним из таких постановлений стал запрет перемещать предметы, относящиеся к категории мукце. Если бы в субботу разрешалось перемещать все предметы, которыми запрещено пользоваться, то люди всю субботу занимались бы уборкой дома и наведением порядка, что помешало бы им исполнять заповедь субботнего покоя и отдыха. Кроме того, пророки предупреждают нас свято хранить особую субботнюю атмосферу: в субботу мы должны ходить иначе, чем в будни, говорить иные речи, нежели в будни. Продолжая ту же логическую линию, мудрецы постановили, что в субботу руки человека не должны быть заняты перенесением различных предметов и инструментов, как в будни. Благодаря этому люди, которые не занимаются в течение недели физическим трудом, также ощущают субботнюю атмосферу. Таким образом, запрет мукце основан на словах Торы и пророков, а его детали и точные рамки установлены мудрецами (см. Арух ѓа-шульхан, 308, 4-5; выше, гл. 22, п. 1).

Вторая причина: как в отношении всех других заповедей Торы, так и здесь мудрецы установили «ограду», чтобы отдалить человека от греха. Запрет мукце – это «ограда», предназначенная для того, чтобы человек не нарушил субботний запрет перемещения предметов по общественному владению, а также чтобы не выполнил запрещенную работу (мелаха) с помощью этих предметов (см. Рамбам и Раавад, Законы субботы, 24, 12-13)[1].

Благодаря запрету мукце создается соответствие между мыслью и действиями рук – любого предмета, который, согласно мысли человека, не подходит для использования в субботу, руки человека не касаются.


[1]. В Арух ѓа-шульхан (308, 4-5) написано, что евреи соблюдали запрет мукце еще со времен Моше рабейну. А в Талмуде (трактат Шабат, 30б) говорится, что во времена Давида и Шломо было принято соблюдать запрет мукце по отношению к предметам, которые не являются ни предметами бытового пользования, ни пищей человека или скота – например, камни, прутья, песок (мукце ме-хамат гуфо). В эпоху Нехемьи мудрецы увидели, что народ Израиля совершает грех нарушения субботы, и распространили запрет мукце на всю домашнюю утварь, кроме трех видов посуды, необходимых для субботней трапезы, которые были разрешены к использованию. Когда же евреи вновь стали строго соблюдать субботние законы, мудрецы отменили большинство запретов, связанных с домашней утварью, и только некоторые из них остались в силе (см. трактат Шабат, 123б; Шульхан арух ѓа-рав, 308, 17; ниже, п.п. 7-9). По мнению Раши и Шеильтот, запрет мукце является заповедью Торы, ведь Раба сказал (трактат Псахим, 47б; Бейца, 2б), что все необходимое для субботы следует приготовить перед началом субботы, и об этом сказано (Шмот, 16:5): «И вот, в день шестой, когда подготовят…», а то, что не подготовили, – мукце. Однако практически все ранние законоучители считают, что Раба позднее отказался от этих слов, и запрет мукце все же представляет собой постановление мудрецов. Таково мнение Тосафот, Рамбама, Рамбана, Рашба. А некоторые объясняют, что, по мнению Раши, только в отношении предмета мукце, который без всякого сомнения не подходит для использования в субботу, запрет является заповедью Торы, а все прочие виды мукце – это постановление мудрецов (см. Пней Йеѓошуа к трактату Бейца, 2б). А Хатам софер (Орах хаим, 79) утверждает: Раши имел в виду, что запрет мукце из Торы распространяется только на пищу, поскольку нам заповедано готовить пищу на субботу заранее; что же касается запрета мукце по отношению к прочим вещам, то он является постановлением мудрецов. Так или иначе, выше (в гл. 22, п. 1) мы уже приводили слова Рамбана, что основа всех законов, связанных с особой субботней атмосферой, лежит в Торе, а мудрецы только установили подробности этих законов. Тот же самый вывод можно сделать на основе того, что пишет Рамбам. И см. «Расширенные объяснения», там же.

02. Общие принципы запрета мукце

Общий принцип запрета мукце таков: мудрецы запретили перемещать предметы, не предназначенные для использования в субботу. Эти предметы человек сознательно отстраняет от себя (см. ниже, п. 10). Существует несколько категорий мукце: 1) «мукце по своей сути» (мукце ме-хамат гуфо) – речь идет о предметах, которые не предназначены ни для какого использования в субботу: камни, деревья, песок, животные, а также виды пищи, не готовые к употреблению (как объясняется ниже, в п. 3); 2) «мукце по причине ценности предмета» (мукце ме-хамат хесрон кис) – речь идет о ценных предметах, которые человек обычно не трогает просто так, а только если хочет использовать их по прямому назначению, так как опасается, что они могут сломаться. А поскольку в субботу ими пользоваться нельзя, человек сознательно отстраняет их (см. ниже, п. 4); 3) «основание для запрещенного предмета» (басис ле-давар асур) – если человек кладет предмет, на который распространяется запрет мукце, на предмет, на который данный запрет не распространяется, то поскольку изначальное намерение человека состояло в том, что запрещенный предмет будет лежать именно так, он сознательно придал статус мукце и разрешенному предмету, на котором лежит запрещенный (см. ниже, п.п. 5-6); 4) «инструменты, с помощью которых выполняется работа, запрещенная в субботу» (келим ше-мелахтам ле-исур) – по отношению к этим предметам действует особый закон: с одной стороны, поскольку они предназначены для выполнения работы, запрещенной в субботу, человек сознательно отстраняет их; с другой стороны, иногда они используются для совершения действий, разрешенных в субботу. И потому такой предмет запрещено перемещать ради того, чтобы выполнить с его помощью запрещенную работу, но разрешается перемещать, чтобы воспользоваться им в разрешенных целях (ле-цорех гуфо), или ради места, в котором он лежит (ле-цорех мекомо; см. ниже, п.п. 7-9).

Если мукце представляет собой предмет, вызывающий отвращение, – например, по словам мудрецов, «горшок с нечистотами», – то мудрецы разрешают унести его, взяв в руки (см. ниже, п. 12).

Запрет заключается в перенесении предмета с места на место, если человек берет его в руки, но разрешается касаться запрещенных предметов, не перемещая их. Исходя из этого, в субботу разрешено покрывать скатертью компьютер, телефон и прочие предметы, на которые распространяется запрет мукце. Разрешается передвигать запрещенный предмет косвенным образом: если человеку нужно взять в руки какой-либо предмет или пищу, и он мимоходом передвигает запрещенный предмет, не касаясь его, он не нарушил запрет. Но этого делать нельзя, если необходимо передвинуть запрещенный предмет, чтобы сохранить его. В таком случае запрещено передвигать предмет любым движением руки, даже если человек делает это косвенным образом – например, с помощью метлы. Но разрешено передвигать запрещенный предмет путем подталкивания – например, ногой или локтем (см. ниже, п. 14).

Когда в действительности возникает сомнение, распространяется ли на тот или иной предмет запрет мукце, – например, если человек нашел под деревом плоды и не знает, когда именно они упали с дерева, до или после наступления субботы, – следует придерживаться более строгого толкования закона (см. Вавилонский Талмуд, трактат Бейца, 24б; Шульхан арух, 325, 5). Но если в отношении какого-то конкретного предмета существует ѓалахический спор, является ли он мукце, то практический закон соответствует мнению тех авторитетов, которые придерживаются менее строгого толкования (см. Бейт Йосеф, 279, 4; Шаар ѓа-циюн, 309, 24).

03. «Мукце по своей сути»

Любой предмет, не предназначенный ни для какого использования в субботу, относится к категории «мукце по своей сути». Это значит, что он является мукце по самой своей сути, так как его нельзя никак использовать в субботу. К этой категории относятся камни, животные, монеты, галька, земля, деревья, листья и всевозможный мусор, а также тело усопшего.

Предметы, относящиеся к данной категории, запрещено перемещать, даже если они нужны для совершения действия, разрешенного в субботу. Так, запрещено брать камень, чтобы подложить его под дверь или чтобы колоть с его помощью орехи. Если же человек хочет вывести камень из категории мукце, то он должен перед началом субботы мысленно предназначить его для постоянного использования в качестве держателя двери или приспособления для колки орехов, или же хотя бы один раз воспользоваться им для этих целей в будний день (см. Шульхан арух, 308, 20 и 22).

На песок тоже распространяется запрет мукце, и в субботу запрещено посыпать им нечистоты и всевозможный мусор. Но если песок был насыпан в определенном месте специально для этих нужд, то он не относится к категории мукце (см. Шульхан арух, 308, 38). Подобным же образом, запрет мукце не распространяется на песок, насыпанный в песочницу и предназначенный для детских игр (см. выше, гл. 15, п. 2).

Если пища запрещена к употреблению, и на исходе субботы человек намеревается сделать ее пригодной – к примеру, плоды, от которых не были отделены приношения и десятины (трумот и маасрот), или хлеб, от которого не была отделена хала, – то на нее распространяется запрет мукце (см. Рамбам, Законы субботы, 25, 19). Но некошерное мясо, которое еврей хочет отдать нееврею, не относится к категории мукце. То же самое относится и к некошерному мясу, которое человек намеревается скормить собаке (см. Шульхан арух, 324, 7).

На пищу, пригодную к употреблению в случае крайней необходимости, не распространяется запрет мукце. Но когда она вовсе непригодна к употреблению, если не пройдет тепловую обработку – например, мука, картофель, фасоль, сырые рыба или мясо, – то на нее распространяется запрет мукце. Этот запрет действует даже в случае, если пища пригодна для того, чтобы скормить ее животным, поскольку животных, как правило, не кормят пищей, предназначенной для человека.

В случае крайней необходимости, если морозильная камера сломалась, и мясо или рыба, лежащие в ней, могут испортиться, допустимо положиться на мнение авторитетов, считающих, что поскольку эти виды пищи пригодны для того, чтобы скормить их собаке, на них не распространяется запрет мукце, и их можно переложить в другую морозильную камеру[2].

На животных распространяется запрет мукце, потому что их невозможно никак использовать в субботу. А в случае необходимости мудрецы разрешают держаться за животное и тянуть его по земле, чтобы накормить или защитить его, но запрещено брать животное на руки (см. выше, гл. 20, п. 3). А на домашних питомцев, которых всегда берут на руки, чтобы поиграть с ними, запрет мукце не распространяется (см. выше, гл. 20, п. 5).

Пищевые отходы, пригодные в пищу собакам или кошкам, не относятся к категории мукце. Даже если у самого человека нет собаки или кошки, такие отходы не являются мукце, потому что в городе водится множество собак и кошек, и этим отходам можно найти применение. Исходя из этого, куриные или мясные кости не являются мукце, потому что они пригодны в пищу собакам и кошкам. Что же касается пищевых отходов, непригодных в пищу человеку или животным, – например, ореховой скорлупы, шелухи от семечек, косточек от фруктов и рыбных костей, – то на них распространяется запрет мукце. Подобным же образом, любые пищевые отходы, пригодные в пищу таким животным, которые не водятся в данном месте, являются мукце (см. Шульхан арух, 308, 29. Косточки от абрикосов, с которыми играют дети и которые были извлечены в субботу, не являются мукце, и см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 16, прим. 33).


[2]. В Шульхан арух (308, 31-32) сказано, что на сырое мясо не распространяется запрет мукце, потому что некоторые люди едят его в сыром виде, тогда как сырая рыба – это мукце, поскольку в таком виде ее не едят. А по мнению Маген Авраѓам и его последователей, на мягкую сырую курятину не распространяется запрет мукце, а на жесткую, непригодную в пищу, распространяется. Турей заѓав (20) же считает, что если сырая рыба пригодна для того, чтобы скормить ее собаке, то она не относится к категории мукце, даже если на самом деле ее не дают собаке. И см. Мишна брура и Биур Ѓалаха, которые склоняются к тому же мнению, что и Шульхан арух. И представляется, что в наши дни, когда некоторые люди дают собакам мясо и рыбу, пригодные в пищу человеку, в случае крайней необходимости можно положиться на мнение Турей заѓав.

04. «Мукце по причине ценности предмета»

Ценные предметы, которые не предназначаются для использования в субботу, и которые человек обычно не трогает просто так, а только если хочет использовать их по прямому назначению, поскольку опасается, что они могут сломаться или потеряться, относятся к категории «мукце по причине ценности предмета». Такими предметами являются, к примеру, особые ножи, которыми пользуются резники или шорники, и даже если человек захочет разрезать таким ножом пищу, это запрещено (см. трактат Шабат, 123б и 157а; Шульхан арух, 308, 1).

К категории «мукце по причине ценности предмета» относятся: музыкальные инструменты, ценные или сверхчувствительные предметы электроники и компьютерной техники, радио, магнитофоны, фотоаппараты, миксеры. Их запрещено перемещать даже для того, чтобы с их помощью совершить разрешенные в субботу действия – например, положить на раскрытую книгу, чтобы она не закрывалась. Тот же закон относится и к дорогой ткани, предназначенной для шитья, – в субботу в нее запрещено заворачиваться. Что же касается дорогих приборов, которыми обычно пользуются в субботу, то на них не распространяется запрет мукце. Такими приборами могут быть золотые часы, дорогие очки или лупа, необходимые для чтения.

К категории «мукце по причине ценности предмета» относятся также денежные купюры, важные деловые документы, удостоверение личности, кредитные карточки, марки, абонементы на проезд на общественном транспорте, пергамент для написания священных свитков, дорогая писчая бумага, которую не используют для других нужд (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 20, 20).

Подобным же образом, к категории «мукце по причине ценности предмета» относятся дорогие настенные часы или картины, которые человек, как правило, не сдвигает с места, чтобы не нанести им ущерб (см. Мишна брура, 308, 168). Тот же самый закон применяется и к большому шкафу, который стараются не сдвигать с места, чтобы он не сломался – такой шкаф тоже принадлежит к категории «мукце по причине ценности предмета» (см. Мишна брура, 308, 8). Запрет действует в ситуации, когда двигают весь шкаф, но разрешено открывать его дверцы или ящики, предназначенные для постоянного пользования.

Стаканы, тарелки или одежда, предназначенные на продажу, также относятся к категории «мукце по причине ценности предмета», поскольку торговец строго следит за тем, чтобы не пользоваться этими предметами самому. Если же торговцу это не так важно, то в таком случае товары, имеющиеся в его распоряжении, не являются мукце. Торговцы всевозможной пищей, как правило, не придают значения тому, чтобы не есть пищу, предназначенную на продажу, поэтому на пищу, находящуюся в магазинах или на складах, не распространяется запрет мукце (см. Бейт Йосеф и Рама, 308, 1; Мишна брура, 6-7; Шульхан арух, 310, 2 и Мишна брура, 4).

05. «Основание для запрещенного предмета» – результат сознательного действия

Разрешенный предмет, на который положили запрещенный с намерением, чтобы он оставался там в субботу, также становится мукце, поскольку относится к категории «основания для запрещенного предмета». Например, если человек положил на стол деньги, то стол также становится мукце, хотя изначально таковым не являлся. Когда на стол положили деньги, он стал «основанием для запрещенного предмета». Иными словами, когда человек решил положить на этот стол деньги, он как бы дал мысленное согласие на то, что не станет пользоваться этим столом в субботу, и стол приобрел статус мукце, подобно деньгам, лежащим на нем. Даже если в субботу деньги упадут со стола, запрет мукце все равно будет распространяться на него в течение всей субботы, поскольку в момент наступления субботы (то есть в сумерки пятницы) стол имел статус мукце (см. Шульхан арух, 310, 7). Но если человек не намеревался оставить деньги на столе в течение всей субботы, а просто забыл их там, то стол не приобрел статус мукце, поскольку человек не принял решение превратить его в «основание для запрещенного предмета». Однако изначально (лехатхила) не следует перемещать стол, если на нем лежат предметы, имеющие статус мукце. Стол нужно сначала наклонить, чтобы деньги или другие запрещенные упали с него на пол, и лишь затем отнести его, куда нужно. В случае же, если запрещенные предметы, упав на пол, могут нанести человеку ущерб, – например, если таким запрещенным предметом является электронный прибор, который сломается, если упадет, или если запрещенным предметом, лежащим на столе, является камень, а на полу около стола стоит стеклянная ваза, которая может разбиться, если камень упадет на нее, – то разрешено переместить стол, даже когда на нем лежат запрещенные предметы, и наклонить его в таком месте, где эти предметы могут упасть с него, не причиняя ущерба (см. трактат Шабат, 142б; Шульхан арух, 309, 4 и 277, 3; ниже, п. 14).

Тот же самый закон касается и портативного компьютера, лежащего на книге; дорогих подсвечников, стоящих на подносе; дорогих ножей, лежащих в сумке; сырого картофеля, помещенного в кухонный ящик; коробки для сбора пожертвований (купат цдака), стоящей на биме в синагоге, – если все эти предметы были расположены так преднамеренно, то предметы, на которых они стоят, получают статус «основания для запрещенного предмета». Если же они были оставлены там по ошибке, то предметы, на которых они расположены, не становятся мукце.

Иногда человек хочет положить предметы, на которые распространяется запрет мукце, в шкаф, но поскольку там нет свободного места, запрещенные предметы кладут на одежду, лежащую в шкафу. Законоучители разошлись во мнениях, придает ли это одежде статус мукце. Одни говорят, что поскольку запрещенный предмет положили на одежду преднамеренно, эта одежда стала «основанием для запрещенного предмета» (так считает, например, Турей заѓав). Другие считают, что поскольку человек не имел в виду, что запрещенный предмет должен лежать именно на этой одежде, и так получилось случайно, одежда не приобретает статус «основания для запрещенного предмета» (так считает, например, Маген Авраѓам). На практике, в случае необходимости можно следовать менее строгому толкованию закона (см. Мишна брура, 309, 18)[3].

Если в субботу человек нашел у себя в кармане деньги или другие предметы, на которые распространяется запрет мукце, то его одежда не становится от этого «основанием для запрещенного предмета», поскольку он, по всей вероятности, оставил там эти предметы непреднамеренно. Но следует постараться вытряхнуть запрещенные предметы из кармана, чтобы не ходить с ними в субботу. А если человек стесняется делать это в присутствии других людей или опасается, что запрещенные вещи из его кармана могут потеряться, то он может продолжать ходить с ними в кармане, пока не окажется в таком месте, где сможет вытряхнуть мукце из кармана, не стесняясь и не опасаясь ущерба[4].


[3]. Если человек намеревался положить запрещенный предмет на разрешенный и оставить его там не на всю субботу, то, по мнению рабейну Тама, разрешенный предмет не приобретает статус «основы для запрещенного предмета», а по мнению Раши, приобретает. А Шульхан арух (309, 4) склоняется к более строгому толкованию закона. Однако в случае необходимости допустимо менее строгое толкование (см. Мишна брура, 21). Мнения законоучителей расходятся и в отношении того, каков статус разрешенного предмета, на который был положен запрещенный предмет в саму субботу. По мнению Тосафот, пока запрещенный предмет лежит на разрешенном, тот имеет статус мукце, а по мнению Ор заруа, не имеет. А Рашба и Ран считают: если человек собирается оставить там запрещенный предмет до окончания субботы, то предмет, на котором он лежит, считается мукце. А сказанное в Мишна брура (266, 26) соответствует менее строгому толкованию закона, и см. Биур Ѓалаха, 310, 7, со слова мита.

Предмет, который служит основанием, становится запрещенным, только если он необходим для запрещенного предмета, лежащего на нем. Если же запрещенный предмет необходим для разрешенного, то разрешенный предмет не приобретает статус мукце. Исходя из этого, если человек положил камень на крышку бочки, чтобы она не открывалась, или если он накрыл шерстяной тканью, на которую распространяется запрет мукце, кастрюлю, чтобы сохранить ее тепло, то бочка или кастрюля не приобретают статус мукце (см. Шульхан арух, 259, 1; Мишна брура, 9).

[4]. Если человек положил деньги в карман одежды преднамеренно, а затем захотел надеть эту одежду в субботу, и если карман пришит к одежде таким образом, что часть одежды служит основой кармана – как, например, у рубашки, – то одежда становится «основой для запрещенного предмета», и ее запрещено носить. Если же карман только прикреплен к одежде – как, например, брючный карман, – то одежда не становится основой для содержимого кармана, поскольку карман является второстепенным по отношению к самой одежде, и такую одежду разрешено носить, но необходимо при удобном случае вытряхнуть мукце из кармана, при условии, что человек не станет класть руку в карман и касаться кармана снаружи, чтобы вытряхнуть оттуда запрещенные предметы, так как на сам карман распространяется запрет мукце (см. Рама, 310, 7; Мишна брура, 29-30. И см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 20, прим. 275). Если же карман с деньгами привязан к одежде, то поскольку карман не пришит, он не является второстепенным по отношению к одежде, и тогда одежда получает статус «основы для запрещенного предмета».

06. Продолжение

Если на подносе лежат различные предметы, на часть из которых распространяется запрет мукце, а на часть – не распространяется, и человек придает большее значение предметам, которые являются мукце, то весь поднос становится «основанием для запрещенного предмета». Если же для него важнее разрешенные предметы, лежащие на подносе, то поднос не является мукце (см. Шульхан арух, 310, 8). Например: на столе стоят субботние подсвечники и лежат халы. Если подсвечники керамические, то халы считаются важнее, и стол разрешается перемещать. Если же подсвечники серебряные, то они являются «мукце по причине ценности предмета» и имеют большую важность, нежели халы. В таком случае стол становится «основанием для запрещенного предмета», и его запрещено перемещать[5].

Если человек положил предмет, имеющий статус мукце, на другой предмет, принадлежащий его товарищу, то предмет, ставший основанием для мукце, не становится мукце, так как человек не может придать предмету, ему не принадлежащему, статус запрещенного без ведома владельца. Но если он сделал это по поручению или по желанию владельца, то предмет, принадлежащий тому, становится «основанием для запрещенного предмета» (см. Рама, 309, 4; Мишна брура, 27).

Даже если предмет, служащий основанием, гораздо ценнее, чем сам запрещенный предмет, лежащий на нем, то первый предмет все равно получает статус мукце, поскольку он является основанием. Но если запрещенный предмет не имеет вовсе никакой ценности по сравнению с тем предметом, на котором он лежит, то предмет, служащий основанием, не становится мукце. Исходя из этого, если человек положил монету низкого достоинства на стол, или если он положил кости на тарелку, стол или тарелка не становятся «основанием для запрещенного предмета», потому что указанные запрещенные предметы не имеют никакой ценности по сравнению с ними. Подобным же образом, если главное предназначение предмета, ставшего основанием для запрещенного, заключается не в том, чтобы быть для него основанием, то он не становится мукце. Так, дверь шкафа или холодильника, к которой придвинуты ящики с предметами, имеющими статус мукце, не становится «основанием для запрещенного предмета», так как эта дверь предназначена главным образом для того, чтобы можно было открыть шкаф или холодильник, а не для того, чтобы служить основанием для предметов, которые лежат в ящиках, придвинутых к ней (см. Мишна брура, 310, 31 и 277, 7; Шмират шабат ке-ѓилхата, 20, 77).

Стол, ставший «основанием для запрещенного предмета», нельзя перемещать, но можно есть или учиться за ним, не передвигая его. Разрешается также раскладывать или складывать такой стол, при условии, что человек не станет двигать собственными руками ту часть стола, на которой лежит мукце. А если в столе имеются ящики, то ими можно пользоваться, если для этого не нужно перемещать сам стол (см. Теѓила ле-Давид, 310, 7; Шмират шабат ке-ѓилхата, 20, 61).


[5]. Тем не менее, некоторые авторитеты разрешают придерживаться менее строгого толкования закона, даже если подсвечники серебряные, поскольку считают, что подсвечники имеют лишь статус «инструментов, с помощью которых выполняется работа, запрещенная в субботу» (так считает, например, рабби Акива Эйгер). Однако не следует полагаться на это мнение, так как серебряные подсвечники – это очень ценный предмет, имеющий статус «мукце по причине ценности предмета» (так считают Хазон Иш, 44, 13; Ялкут Йосеф, ч. 2, стр. 334; Пискей тшувот, 279, 1). И см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 20, 61, и прим. 242.

Мнения авторитетов разделились и по поводу того, каков закон в отношении предмета, который служит основой для другого предмета, принадлежащего к категории «инструмента, с помощью которого выполняется работа, запрещенная в субботу». Одни авторитеты говорят, что такой предмет получает статус мукце, как и предмет, лежащий на нем, и его разрешается переносить либо ради того, чтобы использовать в разрешенных целях (ле-цорех гуфо), либо ради места, в котором он лежит (ле-цорех мекомо; см. Теѓила ле-Давид, 308, 1); другие считают, что поскольку «инструмент, с помощью которого выполняется работа, запрещенная в субботу» не является мукце в любых условиях, он не придает статус мукце предмету, на котором лежит (так считает Йешуот Яаков, и см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 20, 50). И, как известно, в отношении запретов, установленных мудрецами, можно придерживаться менее строгого толкования закона.

Если в ящик стола положили предметы, имеющие статус мукце и обладающие важностью, и если при этом ящик можно вынуть из стола, то стол рассматривается как основа для ящика и запрещенных предметов, лежащих там, и его запрещено переносить с места на место (это подобно карману, привязанному к одежде, как объясняется в предыдущем примечании). Если же ящик невозможно вынуть из стола, то он считается второстепенным по отношению к столу (подобно карману брюк), и запрещенные предметы, лежащие в ящике, не придают столу статус мукце, однако сам ящик получает это  статус (см. Мишна брура, 310, 31).

07. «Инструменты, с помощью которых выполняется работа, запрещенная в субботу»

«Инструменты, с помощью которых выполняется работа, запрещенная в субботу» – это инструменты, приспособления и другие предметы, с помощью которых люди обычно выполняют работу, запрещенную в субботу (мелаха). Примером таких предметов могут служить молоток, ножницы, иглы, плоскогубцы, телефонная книга. Все перечисленные предметы имеют статус мукце, потому что предназначаются для выполнения работ, запрещенных в субботу. Но с другой стороны, поскольку этими предметами можно пользоваться для выполнения других действий, разрешенных в субботу, человек не отстраняет их полностью в своем сознании. Поэтому в отношении «инструментов, с помощью которых выполняется работа, запрещенная в субботу» мудрецы установили промежуточный закон: в целом такие предметы считаются мукце, и если подобный предмет лежит в таком месте, где он может испортиться или его могут украсть, его запрещено перекладывать на другое место; но разрешается перемещать его ради того, чтобы использовать в разрешенных целях (ле-цорех гуфо), или ради места, в котором он лежит (ле-цорех мекомо; см. Шульхан арух, 308, 3).

Перемещение предметов ради того, чтобы использовать их в разрешенных целях (ле-цорех гуфо): например, в субботу разрешается брать молоток, чтобы колоть им орехи; ножницы, чтобы открыть с их помощью пакет молока; иглу, чтобы с ее помощью вытащить занозу из тела; плоскогубцы, чтобы с их помощью открыть или закрыть кран, не имеющий ручки; телефонную книгу, чтобы найти в ней адрес друга. Но если можно добиться того же результата без использования «инструментов, с помощью которых выполняется работа, запрещенная в субботу», то пользоваться ими не следует (см. Мишна брура, 308, 12).

Перемещение предметов ради места, в котором они лежат (ле-цорех мекомо): если «инструмент, с помощью которого выполняется работа, запрещенная в субботу» лежит в таком месте, которое нужно человеку, – например, на столе, на который необходимо поставить блюда или положить книги, или на кровати, которая необходима человеку, чтобы спать на ней, или на стуле, на который человек должен сесть, – то указанный предмет разрешается переложить в другое место. Подобным же образом, если инструмент лежит на полу, и проходящие там люди могут споткнуться об него, то разрешается убрать его оттуда. Или если, к примеру, раскрытая дверца стиральной машины мешает людям, проходящим мимо нее, то ее разрешено закрыть. Если «инструмент, с помощью которого выполняется работа, запрещенная в субботу» мешает открыть или закрыть окно, разрешается его убрать.

А раз человек уже взял в руки подобный инструмент, чтобы воспользоваться им в разрешенных целях или убрать с места, в котором тот лежал, то ему разрешается отнести этот инструмент в подходящее место (см. Шульхан арух, 308, 3 и ниже, п. 15)[6].

Приведем еще примеры предметов, относящихся к категории «инструментов, с помощью которых выполняется работа, запрещенная в субботу»: ручка для письма, карандаш, точилка для карандашей, кисточка для краски, писчая бумага, деловые счета, наждачная бумага, копировальная бумага, свечи, спички, гвозди, сигареты[7].

Существует и другая категория «инструментов, с помощью которых выполняется работа, запрещенная в субботу»: например, особый нож, применяемый в том или ином ремесле, или молоток, которым пользуются шлифовальщики алмазов, – поскольку люди строго следят за тем, чтобы не использовать подобные предметы в иных целях, кроме тех, для которых они предназначены изначально, они имеют статус «мукце по причине ценности предмета» (мукце ме-хамат хесрон кис), и закон по отношению к ним более строг – их запрещено перемещать даже для того, чтобы воспользоваться ими в разрешенных целях (ле-цорех гуфо), или чтобы освободить место, в котором они лежат (ле-цорех мекомо), как объясняется в п. 4.

Электроприборы: вентилятор, стиральная машина, холодильник и все прочие электроприборы, не имеющие спираль накаливания, относятся к категории «инструментов, с помощью которых выполняется работа, запрещенная в субботу». Что же касается электроприборов, имеющих спираль накаливания или нагревательный элемент – таких как лампа, электрический обогреватель, радиатор, субботняя плата – то если они были включены в сумерки во время наступления субботы, они имеют статус «мукце по своей сути» (мукце ме-хамат гуфо), и их запрещено перемещать в течение всей субботы даже для того, чтобы воспользоваться ими в разрешенных целях (ле-цорех гуфо), либо для того, чтобы освободить место, в котором они находятся (ле-цорех мекомо); если же они выключены и не были включены в сумерки во время наступления субботы, они рассматриваются с точки зрения закона как «инструменты, с помощью которых выполняется работа, запрещенная в субботу», и их можно перемещать ле-цорех гуфо либо ле-цорех мекомо[8].


[6]. Хотя «инструмент, с помощью которого выполняется работа, запрещенная в субботу» нельзя переносить с места на место, чтобы спасти его от порчи или кражи, но ради этого можно пойти на небольшую хитрость: перенести указанный инструмент либо для того, чтобы воспользоваться им в разрешенных целях (ле-цорех гуфо), либо для того, чтобы освободить место, в котором он лежит (ле-цорех мекомо), а затем спрятать его в надежном месте, где ему не будет причинен ущерб (см. Мишна брура, 308, 16).

[7]. Предметы, с помощью которых выполняется работа, запрещенная в субботу, и которые при этом не являются инструментами – например, дрова, керосин, густое или твердое мыло, стиральный порошок, мазь для чистки обуви и т.п. – относятся к категории «мукце по своей сути» (мукце ме-хамат гуфо), и их запрещено переносить даже для того, чтобы воспользоваться ими в разрешенных целях (ле-цорех гуфо), или чтобы освободить место, в котором они лежат (ле-цорех мекомо). См. Мишна брура, 308, 34; Орхот шабат, 19, 7).

[8]. С точки зрения Ѓалахи спираль накаливания, горевшая в сумерки во время наступления субботы, равноценна свече, на которую распространяется полный запрет мукце, как объясняется в Шульхан арух, 279, 1. Однако некоторые авторитеты полагают, что спираль накаливания отличается от пламени свечи, поскольку горящую свечу обычно не переносят с места на место, а электроприборы, имеющие спираль накаливания, переносят, поэтому они относятся к категории «инструментов, с помощью которых выполняется работа, запрещенная в субботу» (см. Хазон Иш, 41, 16; Игрот Моше, 3, 50). И все, же по мнению большинства авторитетов, спираль накаливания подобна пламени свечи, и весь электроприбор является второстепенным по отношению к спирали накаливания и служит ее основой, а потому на него распространяется полный запрет мукце (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 20, 15*). И см. «Расширенные объяснения».

08. Инструменты, с помощью которых выполняется как запрещенная, так и разрешенная работа

Если имеется инструмент, с помощью которого выполняется как запрещенная, так и разрешенная работа, то закон выносится согласно тому, для чего данный инструмент используется в большей степени (так написано в При мегадим и в Мишна брура, 308, 10). Исходя из этого, перочинный нож, к которому прикреплены и ножницы, не является мукце, так как состоит главным образом из лезвий, которыми можно резать пищу в субботу, и запрещено только трогать ножницы. Подобным же образом, часы, в которые встроен калькулятор, не имеют статус мукце, поскольку его главное предназначение состоит в том, чтобы показывать время, и этой функцией можно пользоваться в субботу. В отличие от этого, мобильный телефон с часами запрещен к использованию в субботу, поскольку он используется в основном именно как телефон. Потому он имеет статус «инструмента, с помощью которого выполняется работа, запрещенная в субботу», и его нельзя перемещать ради его основного использования, но можно ради того, чтобы воспользоваться им в разрешенных целях (ле-цорех гуфо) – то есть для того, чтобы посмотреть, который час, но класть его в карман для этого запрещено. Его также разрешено перемещать для того, чтобы освободить место, в котором он находится (ле-цорех мекомо), либо если будильник, встроенный в него, зазвенел, и человек хочет отложить телефон подальше, чтобы он не мешал ему спать. Подобным же образом, кастрюля тоже является «инструментом, с помощью которого выполняется работа, запрещенная в субботу», потому что она предназначена главным образом для варки, но если она содержит пищу, то пища становится главной, а кастрюля – второстепенной, и ее разрешается перемещать. А когда вся пища, что была в кастрюле, закончилась, кастрюлю можно убрать со стола, даже если она не занимает место, необходимое для чего-либо иного, поскольку грязная кастрюля, стоящая на столе, вызывает отвращение, а, как мы уже говорили, если мукце представляет собой предмет, вызывающий отвращение, – к примеру, по словам мудрецов, «горшок с нечистотами», – то мудрецы разрешают унести его, взяв в руки (см. Мишна брура, 308, 20; Биур Ѓалаха, со слова кли; ниже, п. 12).

Духовка, даже если в ней хранятся противни или пироги, имеет статус «инструмента, с помощью которого выполняется работа, запрещенная в субботу», поскольку она предназначена главным образом для выпечки. Но разрешается открывать дверцу духовки, чтобы достать оттуда хранящуюся там пищу, так как это делается ле-цорех мекомо. А если человек хочет положить в духовку пищу для хранения, то для этого ему разрешено открыть дверцу духовки, а затем закрыть ее, потому что он делает это ле-цорех гуфо (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 20, 79).

Тфилин имеют статус «инструмента, с помощью которого выполняется работа, запрещенная в субботу», так как в субботу и йом тов их запрещено накладывать (см. Шульхан арух, 31, 1). Поэтому их разрешено перемещать только ради того, чтобы воспользоваться ими в разрешенных целях (ле-цорех гуфо), или ради того, чтобы освободить место, в котором они лежат (ле-цорех мекомо). Как можно воспользоваться тфилин в субботу в разрешенных целях? Наложить их как чудодейственное средство, чтобы избавиться от опасности. А что такое в данном случае ле-цорех мекомо? Например, если тфилин лежат в одном пакете с талитом, и человек хочет достать их оттуда, чтобы взять с собой талит в синагогу в этом пакете (так написано в Турей заѓав и Маген Авраѓам). При крайней необходимости, когда тфилин может быть нанесен ущерб, их разрешается перемещать (см. Мишна брура, 31, 2 и Биур Ѓалаха).

Комнатные растения в горшках тоже относятся к категории «инструментов, с помощью которых выполняется работа, запрещенная в субботу», так как в субботу запрещено сажать, поливать и срывать растения. Но разрешается переставлять комнатные растения ле-цорех гуфо – то есть для того, чтобы украсить стол, или ле-цорех мекомо – для того чтобы освободить место, на котором они стоят (см. выше, гл. 19, п. 10).

09. «Инструменты, с помощью которых выполняется разрешенная работа», пища и книги

«Инструменты и утварь, с помощью которых выполняется работа, разрешенная в субботу» – это столы, стулья, кровати, подушки, термос, часы, метла и т.п. Все подобные предметы разрешается перемещать, чтобы воспользоваться ими ради какой-либо цели, но запрещено делать это просто так, без всякой нужды. А в эпоху Нехемьи, когда многие из народа Израиля совершали грех нарушения субботы, мудрецы постановили, что запрещено перемещать любую домашнюю утварь. Когда же народ Израиля стал вновь строго соблюдать законы Ѓалахи, мудрецы вновь разрешили перемещать инструменты и утварь, с помощью которых выполняется работа, разрешенная в субботу, но запрет перемещать их без нужды так и остался в силе. Этот запрет нужен для того, чтобы человек следил в субботу за своими действиями и не перемещал предметы без нужды, что поможет ему воздержаться от нарушения субботних запретов. Кроме того, в субботу человек должен пребывать в состоянии внутреннего спокойствия, одним из признаков которого является то, что его руки тоже должны пребывать в покое и не заниматься никому не нужной перестановкой предметов.

Однако указанный запрет ни в коей мере не распространяется на пищу, книги, одежду и украшения, поскольку все эти предметы дают человеку наслаждение в субботу, и потому их можно перемещать, даже если в этом нет никакой нужды.

Мнения законоучителей разделились относительно предметов, которыми человек пользуется постоянно, – например, столовых приборов, тарелок и стаканов. Некоторые считают, что они принадлежат к категории предметов, на которые не распространяются никакие запреты; другие полагают, что закон по отношению к ним таков же, что и по отношению к любой утвари, с помощью которой выполняется работа, разрешенная в субботу, – их запрещено перемещать без нужды. А поскольку запрет мукце является постановлением мудрецов, по сути можно придерживаться менее строгого толкования закона, однако изначально (лехатхила), поскольку многие авторитеты склоняются к более строгому толкованию, желательно учитывать их мнение и воздерживаться от ненужной в субботу перестановки столовых приборов, тарелок и стаканов[9].


[9]. В барайте (к трактату Шабат, 123б) объясняется, что в дни Нехемьи, когда многие евреи совершали грех нарушения субботы, мудрецы постановили, что вся домашняя утварь (кроме трех предметов) – мукце, а когда евреи стали вновь строго соблюдать законы Ѓалахи, тогда мудрецы постепенно, в три этапа, вновь разрешили переносить с места на место предметы. Рава объясняет, что «инструменты, с помощью которых выполняется работа, запрещенная в субботу» мудрецы разрешили переносить только ле-цорех гуфо или ле-цорех мекомо, а «инструменты, с помощью которых выполняется разрешенная работа» можно переносить как ле-цорех гуфо или ле-цорех мекомо, так и заносить их с солнца в тень, чтобы им не был причинен ущерб. По мнению большинства ранних законоучителей, «инструменты, с помощью которых выполняется разрешенная работа» можно переносить с места на место только в случае необходимости – например, если их нужно занести с солнца в тень, – но запрещено делать это просто так, без нужды. И таково мнение Рана и Магид мейшарим, которое они выводят из слов Рамбама, и к тому же мнению склоняется Рашба, и такое постановление выносят Тур и Шульхан арух (308, 4). Однако по мнению рабби Аѓарона ѓа-Леви и Ритва, когда мудрецы разрешили переносить с солнца в тень «инструменты, с помощью которых выполняется разрешенная работа», они имели в виду, что это можно делать и просто так, без нужды. А поздние законоучители указывают придерживаться в этом вопросе более строгого толкования закона, согласно постановлению Шульхан аруха.

Что же касается пищи и книг, то мудрецы никогда не применяли по отношению к ним запрет мукце, и по всем мнениям их разрешается переносить с места на место даже просто так, без нужды. Тот же самый закон относится к одежде и украшениям, и так написано в Кцот ѓа-шульхан (105) и в Бадей ѓа-шульхан (7), и их слова приводятся в качестве практического закона в Шмират шабат ке-ѓилхата, 20, 83.

Мнения законоучителей разделились также в отношении посуды, которой человек постоянно пользуется за трапезой. По мнению Рамбама (25, 1-3), Шней лухот ѓа-брит, Хаей адам (66, 3), Бен Иш Хая (шана шния, разд. Микец, 1), согласно сказанному в Мишне (трактат Шабат, 123б), запрет мукце не распространялся только на три вида кухонной утвари, необходимой для субботней трапезы: «Особый нож для разрезания сушеного инжира, особая ложка для удаления грязи из котла и небольшой нож, который кладут на стол (чтобы резать хлеб, мясо и т.п.)». Все остальные виды посуды относятся к категории «инструментов, с помощью которых выполняется разрешенная работа», и их запрещено переносить с места на место без необходимости. А по мнению Тосафот (к трактату Шабат, 123б, со слова микцоа), Роша, Шильтей гиборим, Теѓила ле-Давид (308, 4), Хесед ле-алафим, Мишна брура (308, 23), эти три вида кухонной утвари, упомянутые в Мишне, являются лишь примерами посуды, которой люди часто пользуются во время трапезы; из этого следует, что на столовые приборы, тарелки и стаканы не распространяются никакие запреты мукце. А рав Овадья Йосеф говорил, что в этом вопросе следует придерживаться более строгого толкования закона, а также запрещал в субботу вертеть в руках предметы кухонной утвари, чтобы успокоить нервы (см. Ялкут Йосеф, ч. 2, стр. 452-457). А некоторые авторитеты, которые толкуют закон более строго, в этом указывают придерживаться менее строгого толкования, и такой вывод можно сделать на основе сказанного в Арух ѓа-шульхан (308, 15), и так сказано в Шмират шабат ке-ѓилхата (20, 83): «Разрешено брать в руки и передвигать подобные предметы просто потому, что человеку это доставляет удовольствие, даже если он делает это без какой-либо необходимости». Нечто подобное написано и в Орхот шабат (19, прим. 108) от имени Хазон Иша.

10. Мукце в сумерки во время наступления субботы

Любой предмет, имевший статус мукце в сумерки во время наступления субботы, продолжает быть таковым в течение всей субботы, даже если причины, по которой этот предмет считался мукце, больше не существует. Исходя из этого, если человек положил деньги на стол, то стол получил статус мукце, так как стал «основанием для запрещенного предмета», и даже если в субботу деньги упали со стола, он все равно остается мукце, поскольку был таковым в сумерки (см. Шульхан арух, 310, 7; выше, п. 5). Подобным же образом, масляный светильник, зажженный перед наступлением субботы, запрещено переставлять даже после того, как он потух, и запрещено также пользоваться маслом, оставшимся в нем. Это объясняется тем, что поскольку светильник имел статус мукце до начала субботы, он остается таковым всю субботу (см. Шульхан арух, 279, 1; Мишна брура, 1). Исходя из того же принципа, если дорогостоящий предмет, имевший статус «мукце по причине ценности» (мукце ме-хамат хесрон кис), сломался или разбился в субботу, то его части остаются мукце, даже если они пригодны для использования, поскольку сам предмет имел статус мукце в сумерки перед наступлением субботы (см. Мишна брура, 308, 35 на основе сказанного в Маген Авраѓам, 308, 19).

Предмет может иметь статус мукце, только если в отношении него выполняются два условия: 1) в сумерки во время наступления субботы он был запрещен для использования в субботу; 2) человек «отстранил» его в своем сознании от использования в субботу. В Талмуде приводится известный пример с инжиром и виноградом, оставленными сушиться на заднем дворе (называемом мукце). Пока они не высохли окончательно, они не годятся в пищу из-за брожения, происходящего в них; кроме того, человек сознательно «отстранил» их. По этим двум причинам они имеют статус мукце. Поэтому даже если в субботу процесс их высушивания завершился, и они стали пригодны в пищу, они все равно остаются мукце всю субботу, поскольку были таковыми в сумерки во время ее наступления. Но если было соблюдено только одно из двух названных условий, то предметы не становятся мукце на всю субботу. Например, если человек положил пшеничные зерна на землю, намереваясь их посеять, то поскольку на деле они были пригодны в пищу, хотя человек и «отстранил» их в своем сознании, они не приобрели статус мукце, и в субботу разрешается брать их с земли и есть (см. Шульхан арух, 310, 2).

Подобным же образом, если человек знает заранее, что предмет, который в сумерки во время наступления субботы был запрещен к использованию, в течение самой субботы станет пригоден к использованию, то данный предмет не является мукце, поскольку человек не «отстранил» его в своем сознании. В пример этому можно привести кастрюлю с пищей, которая варится на субботней плате в сумерки во время наступления субботы. Хотя в сумерки пища еще не готова, и есть ее нельзя, но поскольку человек знает, что позднее пища будет готова и пригодна к употреблению, он не «отстраняет» ее в своем сознании. То же самое можно сказать и о ситуации, когда человек вешает мокрую одежду на веревку: даже если в сумерки эту одежду надевать еще нельзя, потому что она мокрая, но если погодные условия таковы, что в течение субботы она обязательно высохнет, то человек не «отстраняет» эту одежду в своем сознании, и ее можно перемещать после того, как она высохнет (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 22, 11)[10].


[10]. Кастрюля с еще не сварившейся пищей не является мукце, потому что человек не заинтересован в том, чтобы пища, содержащаяся в ней, варилась именно в сумерки во время наступления субботы. Он бы предпочел, чтобы пища была готова раньше. Что же касается светильника, то человек хочет, чтобы он горел именно в сумерки, чтобы в доме был свет. Поэтому человек «отстраняет» светильник в своем сознании, и тот приобретает статус мукце, который сохраняется в течение всей субботы (см. Шульхан арух, 279, 1). Если человек мысленно поставил условие, что после того как светильник погаснет, он станет пользоваться оставшимся в нем маслом, то оставшееся масло не будет иметь статус мукце, так как совершенно очевидно, что светильник погаснет (см. Шульхан арух, 279, 4). Однако по мнению Рама, поскольку масло в светильнике было запрещено к использованию в сумерки во время наступления субботы, оно остается мукце в течение всей субботы, и условие, которое мысленно поставил человек, ничего не меняет.

В Мишна брура (308, 63) сказано, что одежда, которая была мокрой в сумерки во время наступления субботы, остается мукце в течение всей субботы. Многие комментаторы объясняют: это верно лишь тогда, когда нет полной уверенности, что эта одежда высохнет в течение субботы. Если же можно с уверенностью сказать, что одежда высохнет, то она не сохраняет статус мукце. Другие авторитеты говорят: Мишна брура подразумевает, что такая одежда имеет статус мукце, поскольку существует опасение, что человек может ее отжать, чтобы она высохла поскорее. Как бы то ни было, практический закон таков: если человек знает наверняка, что в течение субботы одежда высохнет, то ее можно переносить с места на место в субботу. Так написано в Левият хен (37) и в Орхот шабат (19, прим. 563) от имени Хазон Иша. И см. «Расширенные объяснения».

Плоды, которые в сумерки во время наступления субботы еще росли на дереве, а в субботу упали на землю, остаются мукце в течение всей субботы, поскольку в сумерки они не были пригодны в пищу, и человек их мысленно «отстранил» – ведь если бы они были ему нужны, он сорвал бы их с дерева перед началом субботы (см. Шульхан арух, 322, 3; Мишна брура, 7). Кроме того, мудрецы запретили таки плоды, чтобы человек не сорвал их в субботу (см. Вавилонский Талмуд, трактат Бейца, 3а; Мишна брура, 325, 22). Поэтому даже если известно, что нееврей намеревается сорвать их с дерева в субботу, то даже если они не являются мукце, они все равно запрещены для еврея, исходя из того, что мудрецы установили запрет на плоды, упавшие с дерева в субботу (см. Шаар ѓа-циюн, 26).

Но если скотина была еще жива в сумерки, а в субботу ее забили, чтобы приготовить мясо для опасно больного человека, то здоровый человек может есть сырое мясо этой скотины, и не имеет значения, что в сумерки во время наступления субботы оно имело статус мукце. Ведь не каждый человек умеет забивать скотину, и если человек ее не забил, это не означает, что он сознательно «отстранил» ее, как отстраняют плоды (см. Шульхан арух, 318, 2; Мишна брура, 8).

11. Запрет превращать предмет из разрешенного в запрещенный в субботу

Запрещено превращать предмет из разрешенного в запрещенный в субботу, то есть делать что-либо, что не позволит использовать разрешенный предмет по назначению, потому что таким образом человек как бы «разрушает» (сотер) его в субботу. Исходя из этого, если в субботу из светильника капает масло, то запрещено подставлять под него блюдце – ведь поскольку масло имеет статус мукце, будет запрещено передвигать блюдце, которое человек подставил, чтобы собрать масло. А значит, он превратил блюдце из разрешенного к использованию в субботу в запрещенное. Поэтому если человек не хочет, чтобы масло запачкало дом, он должен поставить блюдце под светильник до начала субботы. Подобным же образом, в субботу запрещено класть какую-либо посуду под курицу, чтобы она снесла туда яйцо, ведь поскольку яйцо, снесенное в субботу, имеет статус мукце, будет запрещено перемещать посуду, в которой лежит такое яйцо, и получится, что человек превратил эту посуду из разрешенной для использования в субботу в запрещенную (см. трактат Шабат, 42б; Шульхан арух, 310, 6 и 265, 3).

И все же можно подложить блюдце под светильник или посуду под курицу разрешенным способом: для этого нужно сначала положить в посуду другой, более значимый предмет, который разрешено перемещать в субботу, и тогда можно будет перемещать посуду, в которой лежит этот разрешенный предмет (см. Мишна брура, 265, 6).

Если человек опасается, что с горящей свечи будут падать искры, он может подложить под свечу блюдце, чтобы искры падали туда. Это объясняется тем, что искры не являются чем-то осязаемым, и как только свеча погаснет, блюдце можно будет переставлять с места на место, и не считается, что таким образом человек превратит разрешенный предмет в запрещенный. Но нельзя наливать в блюдце воду, поскольку это ускоряет процесс гашения искр (см. трактат Шабат, 47б; Шульхан арух, 265, 4).

В субботу запрещено мочить подушки и одеяла, поскольку это делает их непригодными к использованию, и таким образом человек превращает их из разрешенных к использованию в субботу в запрещенные (см. Шульхан арух, 305, 19). Подобным же образом, запрещено пачкать одежду таким образом, чтобы ее было невозможно надеть, не постирав. А если на пол пролился сок, то запрещено вытирать его одеждой, потому что из-за этого одежда перестает быть пригодной к носке. Но можно вытереть пол тряпкой, потому что она предназначена именно для этого. Разрешается также, чтобы множество людей вытирали руки одним и тем же полотенцем, пока оно не станет таким мокрым, что больше им будет невозможно вытираться. При этом не считается, что эти люди превратили полотенце из разрешенного к применению в субботу в запрещенное, поскольку они использовали его по прямому назначению. Подобным же образом, в субботу разрешается класть в мусорное ведро пакет и бросать в него мусор, хотя при этом пакет станет мукце, как мусор, который в него бросают. Это не является нарушением запрета превращать пакет из разрешенного к применению в субботу в запрещенный, так как мусорный пакет предназначен специально для того, чтобы в него бросали мусор (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 22, 28 и Орхот Шломо, 19, 329).

В субботу можно поставить перевернутую миску перед клеткой с цыплятами, чтобы они могли с помощью этой миски забираться в клетку или выбираться из нее. Хотя животные имеют статус мукце, не считается, что таким образом человек превратил миску из разрешенной в запрещенную, потому что он может в любой момент забрать миску обратно. Но запрещено доставать миску из клетки, когда на ней стоит цыпленок (см. трактат Шабат, 128б; Шульхан арух, 308, 39).

12. Разрешено убирать предмет, вызывающий отвращение – «горшок с нечистотами»

Хотя предметы, вызывающие у человека крайнее отвращение – такие как «горшок с нечистотами», дохлая мышь, пищевые отходы – имеют статус «мукце по своей сути» (мукце ме-хамат гуфо), мудрецы разрешили убирать их, чтобы не унижать человеческое достоинство. При этом мудрецы не хотели создавать дополнительные трудности, обязывая людей выносить подобные предметы иным способом, чем обычно (бе-шинуй), или же косвенным образом, а разрешили брать их для этого в руки обычным образом. Это верно при условии, что подобные предметы находятся в таком месте, где они мешают человеку; если же они не мешают, то их запрещено перемещать, согласно запрету мукце (см. Вавилонский Талмуд, трактат Бейца, 36б; трактат Шабат, 121б; Шульхан арух, 308, 34).

Решающими факторами при этом являются степень отвращения, которое вызывает данный предмет, и его местоположение. Внутри дома даже грязные кастрюли с остатками пищи, стаканы с недопитым вином или закоптелый масляный светильник уподобляются с точки зрения Ѓалахи «горшку, наполненному нечистотами», если они причиняют человеку сильный дискомфорт, и их разрешается выносить из дома. Тот же самый закон распространяется и на двор, недалеко от того места, где сидят люди. Но если подобный предмет расположен далеко от того места, где сидят люди, то убирать его запрещено. А если на улице или во дворе, где ходят люди, валяются испражнения, то поскольку они вызывают крайнее отвращение, их разрешено убрать, даже если они лежат далеко от места, где сидят люди. Но если это происходит на заднем дворе, по которому люди почти не ходят, то убирать испражнения запрещено. А если там лежит дохлое животное, распространяющее отталкивающий запах, который причиняет людям значительное неудобство, то даже если люди не ходят по тому месту, где лежит это животное, его разрешается убрать оттуда (см. Мишна брура, 308, 131; Биур Ѓалаха, 308, 4, со слова кли; Рама, 279, 2; Мишна брура, 5).

Разрешено убрать руками со стола шелуху от семечек, хотя она и является мукце, и выбросить ее в мусор. Это можно делать даже в два этапа: например, сначала сдвинуть шелуху на край стола, а затем выбросить ее в мусорное ведро (по мнению некоторых законоучителей, именно на этом принципе основано и разрешение подметать в субботу пол; см. прим. 14).

Когда человек щелкает семечки, он может руками вынимать изо рта шелуху и бросать ее в мусор, хотя она и является мукце, но не следует оставлять ее в руке (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 20, 26). Подобным же образом, разрешается убирать грязь, скопившуюся на решетке, закрывающей сливное отверстие в раковине.

Если мусорное ведро, имеющее статус мукце, как и мусор, находящийся  в нем, переполнено, и это причиняет человеку дискомфорт, то разрешается вынести ведро из дома и выбросить его содержимое в мусорный контейнер, стоящий на улице (при условии, что в данном месте имеется эрув). А после этого разрешается возвратить ведро домой (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 22, 48)[11].


[11]. Не следует преднамеренно превращать предмет в такой, который вызывает отвращение, чтобы его можно было вынести, но если так случилось, то постфактум (бедиавад) его разрешается выносить. А в случае крайней необходимости или для того, чтобы предотвратить ущерб, разрешается преднамеренно превращать предмет в вызывающий отвращение, чтобы его можно было вынести (см. Шульхан арух, 308, 36-37). Исходя из этого, если с крыши течет грязная вода, непригодная для того, чтобы использовать ее при мытье, или если из кондиционера течет чистая вода (которая имеет статус мукце, поскольку является побочным продуктом действия, разрешенного в субботу), то запрещено подставлять емкость, чтобы собрать эту воду, поскольку таким образом человек превращает емкость из разрешенной для использования в субботу в запрещенную, ведь нельзя переносить с места на место емкость, содержащую то, что имеет статус мукце. И хотя если грязная вода, налитая в емкость, причиняет человеку дискомфорт, ее разрешено выливать согласно правилу о «горшке с нечистотами», но, как мы уже говорили, не следует преднамеренно превращать предмет в вызывающий отвращение (см. Рамбам; Шульхан арух, 338, 8; Маген Авраѓам, 12). Однако в случае крайней необходимости, для того чтобы избавиться от грязи или предотвратить ущерб, можно положиться на мнение тех авторитетов, которые считают, что разрешается подставить емкость, чтобы собрать воду, потому что таким образом емкость не превращается в предмет, вызывающий отвращение, подобно «горшку с нечистотами», ведь грязная вода все равно продолжает течь, и потому емкость не превращается из разрешенной в запрещенную, так как воду, накопившуюся в ней, можно вылить, поскольку она вызывает отвращение. Исходя из этого, разрешается выливать грязную воду из емкости, прежде чем та переполнится, чтобы не запачкать пол (см. Тур, 338; Турей заѓав, 4; Хаей адам; Биур Ѓалаха, 338, 8, со слова асур).

13. Сломанные инструменты и сношенная одежда

Как мы уже говорили (в п. 3), любой предмет, который не годится для использования в субботу, имеет статус «мукце по своей сути» (мукце ме-хамат гуфо). Но следует выяснить, на каком этапе разрешенный предмет становится непригодным к использованию и приобретает статус мукце. Согласно общему принципу, на статус предмета влияют два решающих фактора: 1) его состояние; 2) мнение человека о нем. Объясним сказанное.

Если перед наступлением субботы человек выкинул в мусор пригодные к использованию инструменты или одежду, то они не стали мукце. Несмотря на то, что он продолжает оставаться владельцем этих вещей и считает, что они не годятся для использования, его личное мнение является второстепенным по сравнению с общепринятым. Но если перед наступлением субботы человек выкинул сломанные инструменты или сношенную одежду, то они получают статус мукце. Несмотря на то, что некоторые люди посчитали бы эти вещи еще пригодными к использованию, тот факт, что они пришли в негодность, и их владелец выбросил их в мусор, придает им статус мукце (см. Шульхан арух, 308, 12; Мишна брура, 51; Рама, 308, 7). Но если человек выкинул их в субботу, они не стали мукце – ведь поскольку перед началом субботы они не были мукце, потому что ими еще можно было хоть немного пользоваться, в субботу их статус не понижается (см. Мишна брура, 308, 32).

Если в субботу предмет сломался или разбился, он не становится мукце, если им или его частями еще можно пользоваться. Если же его частями пользоваться никак нельзя, то они получают статус мукце. Но если существует опасность, что обитатели дома могут пораниться осколками, то их можно собрать руками. А если предмет разбился накануне субботы, и его владелец выкинул осколки в мусор, хотя ими еще можно было пользоваться, они все равно стали мукце (см. Шульхан арух, 308, 6-7 и 11; Мишна брура, 48; Шмират шабат ке-ѓилхата, 20, 42).

Если от предмета отломилась какая-либо деталь – неважно, в саму субботу или до ее наступления, – и ее можно приделать обратно, то хотя ее никак невозможно использовать в субботу, она не является мукце. Разрешается перемещать как сам этот предмет, так и отломившуюся от него деталь, поскольку она все еще считается его частью. Исходя из этого, если в субботу рассыпалась нитка бус, она не становится мукце, так как человек намеревается нанизать бусины обратно на нитку (при условии, что нет опасения, что он станет завязывать нитку в субботу). Подобным же образом, если в субботу у человека выпал вставной зуб или коронка, они не становятся мукце, поскольку человек намеревается вставить их обратно. То же самое касается и оторвавшейся пуговицы: она не является мукце, потому что человек намеревается пришить ее обратно. И хотя новая пуговица – это мукце, так как в субботу ею никак нельзя воспользоваться, однако в данном случае, когда пуговица уже была частью одежды, она не имеет статус мукце[12].

Что же касается предметов, которые до начала субботы были прикреплены к земле, а в субботу сломались, то они приобретают статус мукце, потому что предметы, прикрепленные к земле, не предназначены для перемещения. Исходя из этого, в субботу запрещено перемещать сломанную дверь от дома (см. трактат Шабат, 122б; Шульхан арух, 308, 8-10; Мишна брура, 35)[13].

Использованная одноразовая посуда не является мукце, если она пригодна для дальнейшего использования. Но если ее выбросили в грязный мусорный бак, то она стала мукце. Подобным же образом, если она запачкана так сильно, что пользоваться ею больше невозможно, то она становится мукце, даже не будучи выброшена в мусор. Но если грязная одноразовая посуда лежит в таком месте, где причиняет людям неудобство, то ее разрешено вынести согласно закону о «горшке, наполненном нечистотами» (как объяснялось в предыдущем пункте. И см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 20, 42).

Если бумага, которой вытирали руки, брошена в специально отведенный для этого бак, и обычно ею пользуются еще раз для вытирания жидкостей, то она не является мукце. Но если ее бросили в грязный мусорный бак, и больше ею пользоваться не собираются, то она становится мукце.


[12]. Таков практический закон, приведенный в Шмират шабат ке-ѓилхата, 15, 72. Однако после этого там написано, что желательно придерживаться более строгого толкования закона и не переносить с места на места оторвавшуюся пуговицу, поскольку некоторые ранние законоучители (Меири и рабби Йонатан из Люнеля) считают, что разрешение переносить в субботу с места на место крышки горшков основано на том, что этими крышками можно накрывать горшки, а не потому, что они сами считаются пригодной к использованию посудой. А значит, пуговица, которая не пригодна ни для чего, является мукце.

Следует также добавить: когда существует опасение, что человек захочет в субботу прикрепить отломавшуюся часть постоянным способом, тем самым нарушив запрет строительства (боне), мудрецы запрещают переносить эту часть с места на место. Например, если у скамьи отвалилась ножка, эту скамью запрещено передвигать в субботу, чтобы опереть о другую скамью, потому что в таком случае человек может захотеть починить сломанную скамью. Но если починить скамью сложно, или если сломанной скамьей уже пользовались в таком виде до наступления субботы, то нет опасения, что человек забудет о субботнем запрете и захочет починить скамью в субботу, и тогда скамью разрешено передвигать, как объясняют Шульхан арух (313, 8), Рама (308, 16), и как говорится выше, в гл. 15, п. 6.

[13]. Сломавшаяся ручка двери, или крана, или сиденье унитаза не являются мукце, если ими еще можно пользоваться разрешенным способом, то есть прикрепив их обратно непрочно и временно, и если нет опасения, что их прикрепят прочно. Такими предметами разрешается пользоваться в субботу, как объясняется выше, в гл. 15, п. 3.

Если у небольшого шкафа (объемом не более 40 сеа и размером ама на аму на три амы; ама равняется 45.6 см) сломалась дверца, то он не является мукце, потому что впоследствии дверцу прикрепят обратно (см. Рама, 314, 1; Шмират шабат ке-ѓилхата, 20, 45 и прим. 164). Но если объем шкафа более 40 сеа, то сломанная дверь рассматривается с точки зрения Ѓалахи как дверь дома. А в Орхот шабат (19, прим. 236) написано: представляется, что если этот шкаф время от времени передвигают, как биму в синагоге, на которую кладут свиток Торы, то в отношении законов мукце такой шкаф расценивается как «инструмент».

14. Разрешение перемещать мукце косвенным образом или с помощью какой-либо части тела

Запрет перемещения предметов, имеющих статус мукце, касается главным образом ситуации, когда человек берет запрещенный предмет руками, как в будние дни; чем больше способ перемещения запрещенного предмета отличается от обычного, тем менее строг закон по отношению к нему. Существует две степени отличия способа перемещения запрещенных предметов от обычного: 1) косвенное перемещение; 2) с помощью какой-либо иной части тела человека, кроме ладоней. Косвенно запрещенные предметы можно перемещать только ради того, что разрешено в субботу, а с помощью какой-либо иной части тела это можно делать даже ради сохранности «отстраненного предмета» (мукце) или ради разрешенного предмета, ставшего основанием для запрещенного. Приступим к объяснению сказанного.

Косвенное перемещение производится руками, но не прямым, а косвенным образом. Например, человек берет фрукты, засыпанные соломой или пылью, так, что при этом солома или пыль обязательно сдвинутся с места. И поскольку он сдвинул их косвенно – то есть взяв в руки фрукты, которые были покрыты ими, и сделал это ради цели, разрешенной в субботу – для того, чтобы съесть фрукты, он не нарушил запрет (см. трактат Шабат, 123а; Шульхан арух, 311, 8-9). Подобным же образом, если человек хочет взять книгу, на которой лежит ручка – при условии, что ручку просто забыли там, и она не стала «основанием для запрещенного предмета» (см. выше, п. 5), – то он может взять в руки книгу и в результате этого уронить ручку. То же самое касается и ситуации, когда человек случайно оставил на подушке монеты, и эта подушка необходима ему для сна: он может поднять подушку и таким способом стряхнуть с нее монеты. Подобным же образом, если человек забыл камень на крышке бочки и хочет взять вина из этой бочки, то он может наклонить бочку, чтобы камень упал. А если эта бочка тесно прижата к другим, и наклонить ее невозможно, или если от наклона бочки разобьется сосуд, стоящий рядом с ней, то разрешается поднять бочку вместе с камнем, лежащим на ней, и отнести ее в такое место, где можно будет стряхнуть с нее камень, не нанося ущерба (см. трактат Шабат, 142б; Шульхан арух, 309, 4).

Разрешается также взять в руки метлу и отодвинуть с ее помощью листья, имеющие статус мукце, или подмести пыль. Ведь поскольку человек делает это косвенным образом (не руками, а метлой) ради цели, разрешенной в субботу (чтобы двор был чистым), это разрешено. Разрешается также отодвинуть ножом кожуру или шелуху с той части стола, которой человек хочет воспользоваться (см. Турей заѓав, 308, 18; Мишна брура, 115)[14].

Но если человек хочет передвинуть предмет, имеющий статус мукце, ради него самого, то есть для его сохранности, то это запрещено делать даже косвенным образом. Например, если на стуле лежат деньги, и человек опасается, что их украдут, то запрещено наклонять стул, чтобы спрятать деньги.

Но разрешается перемещать эти деньги с помощью какой-либо иной части тела человека, кроме ладоней. Ведь запрет на перемещение в субботу предметов, имеющих статус мукце, касается их перемещения обычным способом, то есть руками, однако не запрещено перемещать их иными частями тела: ногой, локтем, с помощью дыхания или любой другой частью тела, кроме ладоней (см. Шульхан арух, 311, 8; Рама, 308, 3). Исходя из этого, если на земле лежат деньги, их можно отодвинуть ногой, чтобы спрятать. Подобным же образом, если на земле стоит предмет, который может сломаться, если на него наступят, то его можно отодвинуть ногой, чтобы на него никто не наступил. То же самое касается и ящика, ставшего «основанием для запрещенного предмета»: если в нем лежит что-то необходимое человеку в субботу, то разрешено открыть его с помощью какой-либо части тела, кроме ладоней, и взять оттуда необходимый предмет. Разрешается также сидеть на камнях или бревнах, несмотря на то, что при этом человек раскачивает их (см. Мишна брура, 308, 82). Разрешается также опираться на автомобиль, при условии, что тем самым человек не приводит в действие сигнализацию.


[14]. Однако некоторые авторитеты придерживаются более строгого толкования закона и говорят: поскольку человек берет метлу специально для того, чтобы отмести листья или пыль, это считается прямым, а не косвенным действием (см. Шульхан арух ѓа-рав, 308, 60; Хаей адам, 67; Нишмат адам, 6; Хазон Иш, 47, 14). Но поскольку запрет мукце является постановлением мудрецов, практический закон соответствует менее строгому толкованию, и так написано в Шмират шабат ке-ѓилхата, 22, 37-38. Авторитеты приводят также дополнительные доводы в пользу разрешения подметать в субботу: либо согласно правилу о «горшке с нечистотами», либо потому, что пыль лишена всякой значимости. И см. «Расширенные объяснения».

Мнения поздних законоучителей разделились в вопросе, разрешается ли передвигать косвенным образом предмет, имеющий статус мукце, чтобы воспользоваться самим этим предметом ради цели, разрешенной в субботу: например, переносить с места на место поднос, на котором стоит горящий светильник, чтобы воспользоваться светом от светильника – при условии, что на подносе лежит еще какой-нибудь предмет, не имеющий статус мукце и более значимый, нежели светильник, потому что в таком случае поднос не становится «основой для запрещенного предмета», как объясняется выше, в п. 6. Бейт Меир (276, 3) и При мегадим (Мишбецот заѓав, 308, 18) говорят, что в этом вопросе разрешается придерживаться менее строгого толкования закона, а Шульхан арух ѓа-рав (276, 10) следует более строгому толкованию, ведь поскольку человек переносит поднос главным образом для того, чтобы воспользоваться горящим светильником, считается, что он переносит мукце косвенным образом ради цели, запрещенной в субботу. И написано в Шмират шабат ке-ѓилхата (20, прим. 194), что если человек хочет придерживаться в этом менее строгого толкования закона, ему есть на чье мнение положиться.

Разрешается передвигать мукце чуть-чуть ради цели, разрешенной в субботу: например, можно передвинуть решетку кондиционера, регулирующую направление воздуха, или стрелки часов, имеющих статус «мукце по причине ценности предмета» (мукце ме-хамат хесрон кис), как объясняется в Шмират шабат ке-ѓилхата, 28, 26, прим. 55. И закон не соответствует тому, что сказано в Орхот шабат (19, прим. 466), который это запрещает.

15. Если человек взял в руки мукце разрешенным способом или по ошибке; закон в отношении детей

Как мы уже говорили (в п. 7), в субботу разрешается перемещать «инструмент, с помощью которого выполняется работа, запрещенная в субботу» (кли ше-мелахто ле-исур), чтобы воспользоваться им в разрешенных целях (ле-цорех гуфо), или ради места, в котором он лежит (ле-цорех мекомо). Например, разрешается брать в руки молоток, чтобы колоть им орехи. А когда человек закончил пользоваться таким инструментом, он не обязан просто выпускать его из рук, а может возвратить его на место. Разрешается также брать в руки подобный инструмент, чтобы освободить место, в котором он лежит: например, если на столе, за которым устраивают трапезу, лежат ножницы, то их можно убрать, чтобы освободить стол, и нет необходимости выпускать их из рук недалеко от стола, чтобы они упали на пол, а можно донести их до нужного места, потому что человек взял их в руки разрешенным способом.

То же самое можно сказать и о ситуации, когда человек ел фрукты, и у него в руках остались косточки или кожура, имеющие статус «мукце по своей сути» (мукце ме-хамат гуфо): он не обязан просто выпускать их из рук, ведь поскольку они оказались у него в руках разрешенным образом, их можно отнести в любое место, куда он захочет.

Но если человек уже положил куда-либо предмет, который имеет статус мукце и оказался у него в руках разрешенным образом, то на этот предмет вновь распространяется запрет перемещения. Поэтому его запрещено перемещать, даже если он лежит в неподходящем для него месте (см. Шульхан арух, 308, 3; Мишна брура, 506, 29). Подобным же образом, если человек по ошибке взял в руки мукце запрещенным образом, то он должен просто выпустить этот предмет из рук (см. Мишна брура, 308, 13).

Изначально (лехатхила), когда человек перемещает предмет, который имеет статус мукце и оказался у него в руках разрешенным образом, он не должен перекладывать этот предмет из одной руки в другую, поскольку некоторые авторитеты считают, что как только человек переложил такой предмет из одной руки в другую, он словно положил его на место, и запрещено перемещать его вновь. Постфактум (бедиавад), если человек переложил этот предмет из одной руки в другую, ему разрешено продолжить путь до того места, куда он хочет его положить[15].

Разрешается держать за руку маленького ребенка (не достигшего возраста, когда его начинают приучать к исполнению заповедей), который держит в другой руке предмет, имеющий статус мукце, и вести его. Если взрослый не берет ребенка на руки, то не считается, что он несет мукце. Но запрещено брать на руки ребенка, который держит в руках мукце, – сначала нужно вытряхнуть мукце из руки ребенка, и только потом можно взять его на руки. И разрешается трясти руку ребенка, так как это «косвенное перемещение мукце ради того, что разрешено в субботу» – то есть для того, чтобы взять ребенка на руки. А если ребенок сильно плачет и не успокаивается, пока его не возьмут на руки вместе с предметом мукце, который он держит, то его разрешается взять на руки. Ведь мы уже говорили (в гл. 24, п. 6), что мудрецы разрешают нарушать установленные ими субботние запреты ради больного ребенка, а маленький ребенок, который очень сильно плачет, может ослабеть от плача и стать подобным больному. Но если ребенок держит ценную вещь, то его запрещено брать на руки, поскольку в таком случае возникает опасение, что если эта вещь упадет, то взрослый может поднять ее (см. трактат Шабат, 141б; Шульхан арух, 309, 1)[16].


[15]. Вот некоторые из авторитетов, запрещающих переносить мукце после того, как человек переложил его из одной руки в другую: Тосефет Шабат (начало п. 308), Бен Иш Хай (шана шния, Микец, 3), Каф ѓа-хаим (308, 27). А вот некоторые из тех, кто это разрешает: При мегадим (Мишбецот заѓав, 446, 2), Торат шабат (308, 4), к тому же мнению склоняется и Шмират шабат ке-ѓилхата (20, прим. 27).

По мнению Маген Авраѓам (308, 7), если человек по ошибке взял в руки «инструмент, с помощью которого выполняется работа, запрещенная в субботу», то он может отнести и положить его, куда захочет. А по мнению большинства авторитетов, по отношению к «инструменту, с помощью которого выполняется работа, запрещенная в субботу» действует тот же закон, что и по отношению ко всем другим видам мукце, и потому этот предмет следует немедленно положить там, где человек находится (см. Виленский Гаон, 266, 12; Мишна брура, 13; Шмират шабат ке-ѓилхата, 22, 34).

[16]. Некоторые авторитеты говорят, что вести за руку ребенка, который держит в другой руке ценный предмет, имеющий статус мукце, тоже запрещено; другие считают, что если при этом человек не берет ребенка на руки, это разрешено (так считает, например, Рамбан). В случае крайней необходимости разрешается следовать менее строгому толкованию закона (см. Биур Ѓалаха, 309, 1).

Содержание

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]