03. «Мукце по своей сути»

https://ph.yhb.org.il/ru/01-23-03/

Любой предмет, не предназначенный ни для какого использования в субботу, относится к категории «мукце по своей сути». Это значит, что он является мукце по самой своей сути, так как его нельзя никак использовать в субботу. К этой категории относятся камни, животные, монеты, галька, земля, деревья, листья и всевозможный мусор, а также тело усопшего.

Предметы, относящиеся к данной категории, запрещено перемещать, даже если они нужны для совершения действия, разрешенного в субботу. Так, запрещено брать камень, чтобы подложить его под дверь или чтобы колоть с его помощью орехи. Если же человек хочет вывести камень из категории мукце, то он должен перед началом субботы мысленно предназначить его для постоянного использования в качестве держателя двери или приспособления для колки орехов, или же хотя бы один раз воспользоваться им для этих целей в будний день (см. Шульхан арух, 308, 20 и 22).

На песок тоже распространяется запрет мукце, и в субботу запрещено посыпать им нечистоты и всевозможный мусор. Но если песок был насыпан в определенном месте специально для этих нужд, то он не относится к категории мукце (см. Шульхан арух, 308, 38). Подобным же образом, запрет мукце не распространяется на песок, насыпанный в песочницу и предназначенный для детских игр (см. выше, гл. 15, п. 2).

Если пища запрещена к употреблению, и на исходе субботы человек намеревается сделать ее пригодной – к примеру, плоды, от которых не были отделены приношения и десятины (трумот и маасрот), или хлеб, от которого не была отделена хала, – то на нее распространяется запрет мукце (см. Рамбам, Законы субботы, 25, 19). Но некошерное мясо, которое еврей хочет отдать нееврею, не относится к категории мукце. То же самое относится и к некошерному мясу, которое человек намеревается скормить собаке (см. Шульхан арух, 324, 7).

На пищу, пригодную к употреблению в случае крайней необходимости, не распространяется запрет мукце. Но когда она вовсе непригодна к употреблению, если не пройдет тепловую обработку – например, мука, картофель, фасоль, сырые рыба или мясо, – то на нее распространяется запрет мукце. Этот запрет действует даже в случае, если пища пригодна для того, чтобы скормить ее животным, поскольку животных, как правило, не кормят пищей, предназначенной для человека.

В случае крайней необходимости, если морозильная камера сломалась, и мясо или рыба, лежащие в ней, могут испортиться, допустимо положиться на мнение авторитетов, считающих, что поскольку эти виды пищи пригодны для того, чтобы скормить их собаке, на них не распространяется запрет мукце, и их можно переложить в другую морозильную камеру[2].

На животных распространяется запрет мукце, потому что их невозможно никак использовать в субботу. А в случае необходимости мудрецы разрешают держаться за животное и тянуть его по земле, чтобы накормить или защитить его, но запрещено брать животное на руки (см. выше, гл. 20, п. 3). А на домашних питомцев, которых всегда берут на руки, чтобы поиграть с ними, запрет мукце не распространяется (см. выше, гл. 20, п. 5).

Пищевые отходы, пригодные в пищу собакам или кошкам, не относятся к категории мукце. Даже если у самого человека нет собаки или кошки, такие отходы не являются мукце, потому что в городе водится множество собак и кошек, и этим отходам можно найти применение. Исходя из этого, куриные или мясные кости не являются мукце, потому что они пригодны в пищу собакам и кошкам. Что же касается пищевых отходов, непригодных в пищу человеку или животным, – например, ореховой скорлупы, шелухи от семечек, косточек от фруктов и рыбных костей, – то на них распространяется запрет мукце. Подобным же образом, любые пищевые отходы, пригодные в пищу таким животным, которые не водятся в данном месте, являются мукце (см. Шульхан арух, 308, 29. Косточки от абрикосов, с которыми играют дети и которые были извлечены в субботу, не являются мукце, и см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 16, прим. 33).


[2]. В Шульхан арух (308, 31-32) сказано, что на сырое мясо не распространяется запрет мукце, потому что некоторые люди едят его в сыром виде, тогда как сырая рыба – это мукце, поскольку в таком виде ее не едят. А по мнению Маген Авраѓам и его последователей, на мягкую сырую курятину не распространяется запрет мукце, а на жесткую, непригодную в пищу, распространяется. Турей заѓав (20) же считает, что если сырая рыба пригодна для того, чтобы скормить ее собаке, то она не относится к категории мукце, даже если на самом деле ее не дают собаке. И см. Мишна брура и Биур Ѓалаха, которые склоняются к тому же мнению, что и Шульхан арух. И представляется, что в наши дни, когда некоторые люди дают собакам мясо и рыбу, пригодные в пищу человеку, в случае крайней необходимости можно положиться на мнение Турей заѓав.

Запись опубликована в рубрике Глава 23 - Запрет мукце. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *