05. «Основание для запрещенного предмета» – результат сознательного действия

Разрешенный предмет, на который положили запрещенный с намерением, чтобы он оставался там в субботу, также становится мукце, поскольку относится к категории «основания для запрещенного предмета». Например, если человек положил на стол деньги, то стол также становится мукце, хотя изначально таковым не являлся. Когда на стол положили деньги, он стал «основанием для запрещенного предмета». Иными словами, когда человек решил положить на этот стол деньги, он как бы дал мысленное согласие на то, что не станет пользоваться этим столом в субботу, и стол приобрел статус мукце, подобно деньгам, лежащим на нем. Даже если в субботу деньги упадут со стола, запрет мукце все равно будет распространяться на него в течение всей субботы, поскольку в момент наступления субботы (то есть в сумерки пятницы) стол имел статус мукце (см. Шульхан арух, 310, 7). Но если человек не намеревался оставить деньги на столе в течение всей субботы, а просто забыл их там, то стол не приобрел статус мукце, поскольку человек не принял решение превратить его в «основание для запрещенного предмета». Однако изначально (лехатхила) не следует перемещать стол, если на нем лежат предметы, имеющие статус мукце. Стол нужно сначала наклонить, чтобы деньги или другие запрещенные упали с него на пол, и лишь затем отнести его, куда нужно. В случае же, если запрещенные предметы, упав на пол, могут нанести человеку ущерб, – например, если таким запрещенным предметом является электронный прибор, который сломается, если упадет, или если запрещенным предметом, лежащим на столе, является камень, а на полу около стола стоит стеклянная ваза, которая может разбиться, если камень упадет на нее, – то разрешено переместить стол, даже когда на нем лежат запрещенные предметы, и наклонить его в таком месте, где эти предметы могут упасть с него, не причиняя ущерба (см. трактат Шабат, 142б; Шульхан арух, 309, 4 и 277, 3; ниже, п. 14).

Тот же самый закон касается и портативного компьютера, лежащего на книге; дорогих подсвечников, стоящих на подносе; дорогих ножей, лежащих в сумке; сырого картофеля, помещенного в кухонный ящик; коробки для сбора пожертвований (купат цдака), стоящей на биме в синагоге, – если все эти предметы были расположены так преднамеренно, то предметы, на которых они стоят, получают статус «основания для запрещенного предмета». Если же они были оставлены там по ошибке, то предметы, на которых они расположены, не становятся мукце.

Иногда человек хочет положить предметы, на которые распространяется запрет мукце, в шкаф, но поскольку там нет свободного места, запрещенные предметы кладут на одежду, лежащую в шкафу. Законоучители разошлись во мнениях, придает ли это одежде статус мукце. Одни говорят, что поскольку запрещенный предмет положили на одежду преднамеренно, эта одежда стала «основанием для запрещенного предмета» (так считает, например, Турей заѓав). Другие считают, что поскольку человек не имел в виду, что запрещенный предмет должен лежать именно на этой одежде, и так получилось случайно, одежда не приобретает статус «основания для запрещенного предмета» (так считает, например, Маген Авраѓам). На практике, в случае необходимости можно следовать менее строгому толкованию закона (см. Мишна брура, 309, 18)[3].

Если в субботу человек нашел у себя в кармане деньги или другие предметы, на которые распространяется запрет мукце, то его одежда не становится от этого «основанием для запрещенного предмета», поскольку он, по всей вероятности, оставил там эти предметы непреднамеренно. Но следует постараться вытряхнуть запрещенные предметы из кармана, чтобы не ходить с ними в субботу. А если человек стесняется делать это в присутствии других людей или опасается, что запрещенные вещи из его кармана могут потеряться, то он может продолжать ходить с ними в кармане, пока не окажется в таком месте, где сможет вытряхнуть мукце из кармана, не стесняясь и не опасаясь ущерба[4].


[3]. Если человек намеревался положить запрещенный предмет на разрешенный и оставить его там не на всю субботу, то, по мнению рабейну Тама, разрешенный предмет не приобретает статус «основы для запрещенного предмета», а по мнению Раши, приобретает. А Шульхан арух (309, 4) склоняется к более строгому толкованию закона. Однако в случае необходимости допустимо менее строгое толкование (см. Мишна брура, 21). Мнения законоучителей расходятся и в отношении того, каков статус разрешенного предмета, на который был положен запрещенный предмет в саму субботу. По мнению Тосафот, пока запрещенный предмет лежит на разрешенном, тот имеет статус мукце, а по мнению Ор заруа, не имеет. А Рашба и Ран считают: если человек собирается оставить там запрещенный предмет до окончания субботы, то предмет, на котором он лежит, считается мукце. А сказанное в Мишна брура (266, 26) соответствует менее строгому толкованию закона, и см. Биур Ѓалаха, 310, 7, со слова мита.

Предмет, который служит основанием, становится запрещенным, только если он необходим для запрещенного предмета, лежащего на нем. Если же запрещенный предмет необходим для разрешенного, то разрешенный предмет не приобретает статус мукце. Исходя из этого, если человек положил камень на крышку бочки, чтобы она не открывалась, или если он накрыл шерстяной тканью, на которую распространяется запрет мукце, кастрюлю, чтобы сохранить ее тепло, то бочка или кастрюля не приобретают статус мукце (см. Шульхан арух, 259, 1; Мишна брура, 9).

[4]. Если человек положил деньги в карман одежды преднамеренно, а затем захотел надеть эту одежду в субботу, и если карман пришит к одежде таким образом, что часть одежды служит основой кармана – как, например, у рубашки, – то одежда становится «основой для запрещенного предмета», и ее запрещено носить. Если же карман только прикреплен к одежде – как, например, брючный карман, – то одежда не становится основой для содержимого кармана, поскольку карман является второстепенным по отношению к самой одежде, и такую одежду разрешено носить, но необходимо при удобном случае вытряхнуть мукце из кармана, при условии, что человек не станет класть руку в карман и касаться кармана снаружи, чтобы вытряхнуть оттуда запрещенные предметы, так как на сам карман распространяется запрет мукце (см. Рама, 310, 7; Мишна брура, 29-30. И см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 20, прим. 275). Если же карман с деньгами привязан к одежде, то поскольку карман не пришит, он не является второстепенным по отношению к одежде, и тогда одежда получает статус «основы для запрещенного предмета».

Запись опубликована в рубрике Глава 23 - Запрет мукце. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *