Глава 02 — Миньян

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]

01. Преимущество молитвы в миньяне

Когда десять евреев вместе изучают Тору или молятся, среди них пребывает Шхина (Божественное присутствие). Об этом сказано (Теѓилим, 82:1): «Бог присутствует в общине Божьей». И хотя Шхина находится и там, где молится или изучает Тору даже один-единственный еврей, при этом она раскрывается в особой степени. Высшая ступень Божественного присутствия в мире проявляется именно тогда, когда десять евреев занимаются тем, что связано со святостью. Именно тогда святость раскрывается в материальном мире (см. Вавилонский Талмуд, трактат Брахот, 6а). Исходя из этого, мудрецы постановили, что слова святости должны произноситься в миньяне, состоящем из десяти евреев. Под «словами святости» подразумеваются следующие отрывки молитвы: повторение кантором молитвы амида («Восемнадцать благословений»), благословение общины коѓенами (Биркат коѓаним), приглашение к совместной молитве «Благословите» (Барху), кадиш и чтение Торы (см. трактат Мегила, 23б) 1.

Сказали наши мудрецы: когда человек молится в миньяне, Всевышний слушает его молитву с особым вниманием. Ведь в Писании (Теѓилим, 55:19) сказано: «Избавил Он в мире душу мою от нападения на меня, ибо во множестве были они возле меня». Даже если во время молитвы человек был не слишком сосредоточен, Всевышний не отвергает его молитву, если он молился в миньяне (см. трактат Брахот, 8а). И хотя всякая молитва, читаемая десятью евреями вместе, имеет большее значение, нежели молитва одного-единственного еврея, и Всевышний внимает любой совместной молитве в миньяне, все же самой главной является молитва «Восемнадцать благословений» (Шмоне эсре), читаемая в миньяне.

Таким образом, молитва в миньяне обладает двумя достоинствами: во-первых, когда человек молится в миньяне, он может прочесть все вышеуказанные отрывки, определяемые мудрецами как «слова святости», которые необходимо читать именно в миньяне; во-вторых, благодаря миньяну молитва будет услышана на Небесах.

И поскольку в миньяне присутствует Шхина, каждый человек должен постараться прийти на молитву в числе первых десяти участников миньяна – ведь именно благодаря им миньян осеняет Шхина. А если он не может прийти в числе первых десяти молящихся на утреннюю молитву, то он должен постараться прийти одним из первых на послеполуденную или вечернюю молитвы (см. Шульхан арух, Орах хаим, 90, 14; Бен Иш Хай, гл. Микец, 1).

  1. В трактате Мегила (23б), а также в трактате Софрим (10, 7), упомянуты те фрагменты молитвы, которые следует произносить в миньяне. Сказали мудрецы (трактат Мегила, там же; трактат Брахот, 21б): «Любые слова святости нужно произносить в присутствии не менее десяти евреев», поскольку в Торе (Ваикра, 22:32) сказано: «…дабы Я был святим среди сынов Израиля». Из этого стиха мудрецы выводят и ѓалахический закон, связанный с освящением Имени Господа (см. Вавилонский Талмуд, трактат Санѓедрин, 74а). Этот закон гласит: если еврея силой вынуждают осквернить Божественное Имя публичным совершением греха, и там присутствуют, по крайней мере, десять других евреев, то первый еврей должен пожертвовать собой, чтобы не допустить осквернения Святого Имени. Если же там нет десяти евреев, он не обязан жертвовать собой. Что же касается постановления, согласно которому слова святости необходимо произносить в миньяне, то Ран (там же), как и другие ранние и поздние авторитеты, пишет, что это закон, установленный мудрецами, ведь само чтение указанных фрагментов молитвы – это постановление мудрецов. Поэтому в случае сомнения, возникающего в связи с законами молитвы в миньяне, следует придерживаться менее строгого толкования, согласно правилу: если возникает сомнение в связи с законами, установленными мудрецами, то следует придерживаться менее строгого толкования.

    Рав Моше ди Трани в книге Бейт Элоким (Шаар ѓа-йесодот, 39) объясняет, что со времен Моше рабейну до разрушения Храма Шхина раскрывалась там, где приносились жертвы, в народе Израиля существовало пророчество, и даже молитва отдельного человека была услышана. А после разрушения Первого Храма мужи Великого собрания вынесли постановление о молитве в миньяне, чтобы Шхина присутствовала среди молящихся, и Всевышний принял их молитву благосклонно.           

02. Обоснование преимущества молитвы в миньяне

На первый взгляд человеку может показаться, что если он будет молиться в одиночестве, то его молитва будет более глубокой и прочувствованной и ярче выразит его индивидуальность и личные потребности. Тем не менее, несмотря на важность личного духовного переживания, нашей главной целью является освящение Имени Небес и приобщение материального мира к его духовному корню. Ради этого мы должны действовать вместе с общиной и ради общины. Эта идея выражается в молитве, читаемой в миньяне. И действительно, произносимые нами в тексте молитвы просьбы касаются не одного-единственного человека, а всей общины: «Исцели нас, и мы исцелимся», «Благослови для нас, Господь, Бог наш, этот год», «Протруби в большой шофар, возвещая о свободе нашей, и вознеси знамя, под которым соберется народ наш, рассеянный по свету», «И в Иерусалим, город твой, по милосердию Своему возвратись». То же самое можно сказать и обо всех прочих благословениях молитвы Шмоне эсре.

В этом выражается особая миссия еврейского народа – он способен раскрыть святость, сокрытую в общине. Среди народов мира есть великие праведники, но это не более чем отдельные люди, и их влияние на мир сугубо индивидуально. Святость всей общины проявляется только в еврейском народе. Вот почему именно евреям была дарована Тора, и именно еврейский народ способен построить Храм, благодаря которому в мире раскрывается Божественный свет. Даже десять евреев, которые собираются вместе, чтобы произнести слова святости, раскрывают в некоторой степени святость всей общины Израиля.

Исходя из этого, если человек, который молится в миньяне, связан с общиной, горюет вместе с ней, когда ее постигает бедствие, и заботится о ее благе, – если такой человек хочет в дополнение к совместной молитве в общине прочитать личную молитву, идущую из глубины души, то он достоин всяческих похвал, поскольку его личные молитвы также связаны с общиной.

 

03. Суть молитвы в миньяне

Основная суть совместной молитвы в миньяне заключается в том, чтобы человек прочел вместе с девятью другими евреями «Восемнадцать благословений» (Шмоне эсре). Если же он не успел прочесть вместе с миньяном личную молитву Шмоне эсре, читаемую шепотом, то ему следует присоединиться к миньяну во время повторения молитвы кантором (хазарат ѓа-шац). Эта молитва также зачтется ему как молитва в миньяне, согласно мнению большинства авторитетов 1.

Даже если человек пришел в синагогу с опозданием, но успел прочитать личную молитву амида, пока община произносит отрывки, следующие за амидой, – например, «Наш долг» (Алейну лешабеах), – то, хотя эта молитва и не засчитывается ему как молитва в миньяне, она все же имеет определенное преимущество, так как человек произнес эту молитву там, где десять евреев воспевают и славят Всевышнего. А если он произносит амиду утренней службы (шахарит), пока община читает дополнительную молитву мусаф, то считается, что он молится в миньяне (см. Циюн ле-нефеш хая, Брахот, 6, 1; Мишна брура, 90, 30).

Если у человека нет возможности попасть в синагогу, то он должен постараться назначить свою молитву на то же самое время, когда проходит молитва в синагоге. Тем самым он примет косвенное участие в молитве общины, благодаря чему его собственная молитва будет услышана на Небесах, поскольку время общественной молитвы – это час благоволения свыше (см. трактат Брахот, 6а; Шульхан арух, 90, 9). Изначально (лехатхила) человеку следует назначить личную молитву на известное ему время молитвы в определенном миньяне. Но если он не знает, когда именно проходит молитва в этом миньяне, то он может помолиться в то время, когда проходит молитва в любом миньяне, ведь, по всей вероятности, в любое время, когда бы человек ни приступил к молитве, в мире читает молитву какой-нибудь миньян 2.

  1. В книге Эшель Авраѓам (52) ребе из Бучача пишет, что участие в повторении кантором молитвы амида («Восемнадцать благословений») засчитывается человеку как молитва в миньяне. Такого же мнения придерживается и Хатам Софер. Так написано и в Каф ѓа-хаим (90, 63), и представляется, что таково мнение большинства авторитетов. В отличие от этого, При мегадим (см. Эшель Авраѓам, 52, 1; 109, 4) считает – и к такому же выводу можно прийти на основании сказанного у Рама (109, 2), – что главная суть общественной молитвы заключается в том, чтобы десять евреев произнесли вместе личную молитву амида, читаемую шепотом. И так написано в Игрот Моше (Орах хаим, 3, 9). Такой вывод можно сделать, на первый взгляд, и из сказанного в Мишна брура (90, 28 и 52, 6). Однако в Бейт барух (19, 35) приводится свидетельство, что Хафец Хаим обычно читал молитву амида вместе с кантором, чтобы кантор не ждал, когда тот закончит молитву шепотом, чтобы начать повторение молитвы амида (хазарат ѓа-шац). В заключение вышесказанного, желательно, чтобы человек постарался произнести личную молитву амида, читаемую шепотом, вместе с миньяном, чтобы исполнить заповедь согласно мнению всех авторитетов, однако, по мнению большинства авторитетов, молитва вместе с кантором также засчитывается человеку как молитва в миньяне.

    Необходимо также отметить, что из сказанного в Мишна брура (66, 35) следует: величайшее достоинство молитвы в общине заключается в том, чтобы человек приступил к личной молитве амида вместе с миньяном (в Биур Ѓалаха, 109, 1, со слова ѓа-нихнас, говорится в отношении человека, не успевшего приступить к личной молитве амида вместе с общиной, что «его молитва не засчитается в полной мере как общественная молитва», а в следующем пункте сказано от имени При мегадим о человеке, приступившем к личной молитве после того, как к ней приступила община, что «достоинство его общественной молитвы немного теряет по сравнению с молитвой других молящихся, поскольку он пришел в середине молитвы»). Однако большинство авторитетов пишет, что даже если человек опережает общину или, наоборот, отстает на несколько благословений, то ему все равно засчитывается, что он молится вместе с общиной. Поздние авторитеты расходятся во мнениях также относительно такого вопроса: если шестеро евреев читают молитву вместе, а с ними находятся еще четверо, которые уже помолились, засчитывается ли это как молитва в миньяне? Одни авторитеты говорят, что засчитывается, а другие – что не засчитывается, но в таком случае все равно разрешается произносить «слова святости». В заключение можно сказать, что в достоинствах общественной молитвы существуют различные ступени.                         

  2. В книге Ѓалихот Шломо (5, 18) написано, что личная молитва, назначенная на время общественной, имеет особое преимущество именно тогда, когда человек назначает ее на время молитвы в определенном миньяне. Поэтому рабби Ицхак предложил раву Нахману, чтобы тот сообщил ему, когда именно миньян приступает к молитве «Восемнадцать благословений», чтобы рабби Ицхак мог настроиться на молитву вместе с общиной. Однако в Мишна брура (89, 33) написано от имени Хаей адам, что человек может молиться в одиночку с того момента, как взошло солнце, потому что в синагогах больших общин в это время уже без всякого сомнения начинают проходить общественные молитвы, и личная молитва человека обязательно совпадет с молитвой в одном из этих миньянов. Мне, по моему скромному мнению, представляется, что и в этом существуют различные ступени. Высшая ступень – если человек настраивается на то, чтобы его личная молитва совпала с молитвой в миньяне, в котором он молится постоянно, каждый день. Более низкая ступень – когда человек настраивается на то, что его личная молитва совпадет с молитвой одного из миньянов по месту его жительства. Еще более низкая ступень – когда человек настраивается на то, что его личная молитва совпадет с молитвой определенного миньяна в другом месте. Еще более низкая ступень – когда человек настраивается на то, что его личная молитва совпадет с молитвой какого-либо миньяна, который проводит молитву в то же самое время где-либо, поскольку, по всей вероятности, в любое время, когда бы человек ни приступил к молитве, где-то проходит молитва в миньяне. Также см. Вавилонский Талмуд, трактат Авода зара, 4б, и мнение рабейну Тама в Тосафот. 

04. Является ли молитва в миньяне обязательной

Молитва в миньяне – это заповедь, установленная мудрецами, и человек обязан приложить усилия к тому, чтобы помолиться в миньяне, даже если для этого ему придется пройти расстояние в целую милю (около километра), что занимает приблизительно 18 минут (см. Мишна брура, 90, 52). А если человек находится в пути, и примерно за 72 минуты (за которые можно пройти расстояние, равное приблизительно 4 милям) он может дойти до места, где соберется миньян, то он обязан продолжать путь, чтобы помолиться в миньяне, даже если изначально намеревался остановиться и отдохнуть. Но если место, где состоится молитва в миньяне, расположено в стороне от намеченного человеком маршрута, то он обязан отклониться от маршрута, чтобы помолиться в миньяне, лишь при условии, что до указанного места можно дойти примерно за 18 минут или менее того (см. Шульхан арух, 90, 16).

Если человек обычно ездит на автомобиле, то, по мнению многих авторитетов, он должен, ради того чтобы прочесть молитву в миньяне, проехать путь, занимающий самое большее 18 минут. Подобным же образом, если человек едет на автомобиле и знает, что в течение 72 минут достигнет места, где соберется миньян, то он должен продолжать путь, пока не доедет до указанного места. Другие авторитеты говорят, что даже если человек привык ездить на автомобиле, он все равно не должен проезжать ради молитвы в миньяне расстояние, превышающее 1 милю. Желательно придерживаться в этом более строгого толкования закона, но если человек хочет следовать менее строгому толкованию, то ему есть на чье мнение положиться (и см. примечание) 1.

Если человеку необходимо срочно заняться работой или делами, связанными с собственностью, а отложив эти дела, он понесет значительные материальные потери, то ему разрешено молиться в одиночку, чтобы предотвратить ущерб. Между тем, торговцы и ремесленники должны прервать работу, чтобы прочесть молитву в миньяне, хотя в то время, пока они будут идти на молитву и обратно, они не смогут продолжать работать и зарабатывать деньги. Только ввиду непредвиденных обстоятельств, требующих присутствия человека на рабочем месте, а иначе он понесет значительные убытки, ему разрешено на этот раз помолиться в одиночку (см. Мишна брура, 90, 29) 2.

Когда человеку необходимо срочно поехать куда-либо по делам или ради медицинских нужд, − а если он пойдет молиться в миньяне, то не успеет добраться до места назначения вовремя, − ему разрешено читать молитву в одиночку, поскольку в противном случае ему будет нанесен ущерб.

  1. Речь идет о миле как мере длины, соответствующей (но не идентичной) римской миле, которая и дала ей свое название (прим. пер.). Миля составляет 2000 ама, согласно точному измерению – 912 м. Возникает вопрос, как измеряется миля, которую необходимо пройти ради молитвы в миньяне: по времени или по расстоянию? Исходя из ответа на этот вопрос, можно установить, обязан ли человек ехать на автомобиле 18 минут, чтобы прочесть молитву в миньяне. В Биур Ѓалаха (163, 1, со слова бе-рахок) написано в связи с законом о том, что человек обязан сделать омовение рук перед вкушением хлеба, даже если ему придется пройти ради этого расстояние в 4 мили, что эти 4 мили измеряются по времени, а не по расстоянию. Так написано и в Мишна брура (249, 1) в отношении кануна субботы. С другой стороны, в Мишна брура (92, 17) сказано в отношении омовения рук перед молитвой, что измеряют согласно расстоянию, и то же самое сказано в Мишна брура (110, 30) в отношении дорожной молитвы. Так написано и в Питхей тшува (Йоре деа, 112, 6). Другие авторитеты говорят, что измерение ведется по времени, и если у человека есть машина, то ему следует проехать ради молитвы в миньяне 18 минут. На практике представляется, что если человек едет на машине, и место, где соберется миньян для молитвы, расположено по маршруту его поездки, то он обязан проехать до 72 минут. Это подобно мнению, приведенному в Биур Ѓалаха, 163, 1. Но если человек находится дома, то авторитеты расходятся во мнениях, должен ли он ехать 18 минут, чтобы помолиться в миньяне. И желательно придерживаться в этом более строгого толкования закона, но если человек хочет следовать менее строгому толкованию, то ему есть на чье мнение положиться. Все это касается временной ситуации. Что же касается постоянного образа жизни, то еврей должен позаботиться о том, чтобы его дом находился на расстоянии менее 18 минут пути от синагоги. Если же у него нет другого выхода, то ему следует взять на себя обязательство проходить или проезжать большее расстояние, чтобы молиться в миньяне.

    В Каф ѓа-хаим (90, 107) написано на основе мнения Биньян олам, что в пределах города человек обязан пройти более мили, а о миле идет речь только в случае, если ему будет нужно выйти за город. Это подобно закону о субботнем пределе. Однако Хаей адам, Мишна брура (90, 52), Арух ѓа-шульхан (90, 20) и многие другие авторитеты считают, что и в городе человек не обязан проходить более мили. А поскольку заповедь молитвы в миньяне является постановлением мудрецов, в отношении расстояния, которое необходимо для этого пройти, закон соответствует менее строгому мнению. Что же касается случая, когда человек едет на машине, то здесь уместнее придерживаться более строгого толкования, так как некоторые авторитеты все равно толкуют закон строже, утверждая, что в этом случае измерение производится согласно времени поездки, а не расстоянию. Однако представляется, что можно учесть и стоимость поездки согласно заработной плате, которую этот человек получает в час (например, если поездка длиной в один километр в его автомобиле стоит шекель, а он зарабатывает 30 шекелей в час, то получается, что каждый километр поездки равен двум минутам его рабочего времени. И если поездка длится 6 минут, и за это время человек должен преодолеть 6 км, то, по мнению авторитетов, которые считают, что измерение производится согласно времени, этот человек обязан поехать, чтобы помолиться в миньяне. Но если ему необходимо проехать 7 км, он свободен от этой обязанности. Если же измерение производится согласно расстоянию, то этот человек в любом случае свободен от обязанности).

    В Авней яшфе (6, 5) сказано, что, основываясь на мнении тех авторитетов, которые считают, что измерение производится согласно времени, можно прийти к выводу, что когда человек опоздал на молитву в своем миньяне, − а если будет ждать следующего миньяна, то пропустит свой обычный транспорт, из-за чего обратная дорога отнимет у него значительно больше времени, – то подсчет производится следующим образом: если человек потеряет более 36 минут, то он свободен от обязанности молиться в миньяне. Ведь мудрецы обязывают нас идти до места, где состоится молитва в миньяне, 18 минут, а значит, столько же времени должен занять и обратный путь – в общей сложности, 36 минут. Однако здесь необходимо учесть еще один фактор: если человек шел до синагоги 10 минут, и обратный путь у него тоже займет 10 минут, он не должен ждать начала молитвы в миньяне более 16 минут.          

  2. В Маген Авраѓам (671, 12) написано, что в дни, когда человек очень занят, он освобожден от обязанности молиться в миньяне. Из этого следует, что если человеку представилась возможность заработать крупную сумму денег – намного больше, чем он зарабатывает обычно, – то ему разрешено придерживаться менее строгого толкования закона и молиться в одиночку. Но даже ради крупного заработка запрещено заниматься делами до того, как человек прочитал утреннюю молитву (шахарит). Также см. Мишна брура, 90, 29.      

05. Приоритеты в отношении молитвы в миньяне

Если человеку трудно сосредоточиться во время совместной молитвы в миньяне, а в одиночку он читает молитву сосредоточенно, то он все равно обязан молиться в миньяне, если во время такой молитвы он все же способен достичь того минимального уровня сосредоточенности, при котором заповедь молитвы считается исполненной. Иными словами, если во время общественной молитвы он способен сосредоточиться, произнося первое благословение молитвы амида («Восемнадцать благословений»), то он обязан молиться в миньяне (см. Игрот Моше, Орах хаим, 3, 7). К тому же, если человек постоянно молится в миньяне, то он постепенно привыкает настраиваться на нужный лад и чувствует, что причастен к словам святости.

Человек, глубоко осведомленный в Торе и изучающий ее с утра до вечера, также должен молиться в миньяне, даже если это отнимает у него время, которое он мог бы посвятить изучению Торы. По сути закона, он мог бы молиться в одиночку, но поскольку возникает опасение, что другие люди, увидев это, могут подумать, что к молитве в миньяне можно относиться легкомысленно, он должен молиться именно в миньяне. И лишь в редких случаях, когда человек находится на особо важном этапе изучения Торы, и если он пойдет в синагогу на миньян, это нанесет значительный ущерб его занятиям, ему разрешено, согласно менее строгому толкованию закона, прочесть молитву в одиночку (на основе мнения Рама, 90, 18).

Если человек учит Торе других людей и не может прочесть молитву в миньяне, так как ему нужно провести урок, то ему лучше помолиться в одиночку, нежели отменять урок, потому что изучение Торы большой группой людей преобладает над обязанностью молитвы в миньяне (см. Мишна брура, 90, 56).

Предпочтительно помолиться в миньяне, нежели принять участие в трапезе в честь обрезания (см. Каф ѓа-хаим, 90, 67). Но если отец младенца может обидеться, что гость не пришел на торжество, то лучше прочитать молитву в одиночку и прийти на трапезу, дабы предотвратить раздор.

Если человек стоит перед выбором: прочитать утреннюю молитву в одиночку сразу с восходом солнца (ватикин) или позднее в миньяне, то, по мнению большинства авторитетов, ему лучше помолиться в миньяне (также см. ниже, гл. 11, п. 9) 1.

  1. В отношении вопроса, что предпочтительней – прочитать утреннюю молитву в одиночку сразу же с восходом солнца или позднее в миньяне, – мнения поздних законоучителей разделились. В гл. 11, прим. 12, я написал, что, судя по всему, как правило, следует предпочитать молитву в миньяне. Но если молитва в миньяне проходит по прошествии четырех временных часов, согласно мнению Виленского Гаона (см. ниже, гл. 11, п. 12), лучше помолиться раньше, в одиночку. А если молитва в миньяне проходит до окончания четырех временных часов по мнению Виленского Гаона, но по истечении четырех временных часов по мнению Маген Авраѓам, то поздние законоучители расходятся во мнениях, как лучше поступить. Но и в этом случае представляется, что на постоянной основе следует предпочесть молитву в миньяне.

    В книге Эшель Авраѓам (102) ребе из Бучача постановляет, что разрешено проходить перед человеком, читающим молитву амида, чтобы присоединиться к молитве в миньяне и услышать кадиш, но запрещено делать это для того, чтобы пройти на свое обычное место в синагоге (см. там). И разумеется, если миньян читает молитву по другому канону, человек все равно обязан молиться в нем. Так написано и в Авней яшфе, 7, 17.             

06. Кто может быть включен в миньян

Миньян – это собрание десяти мужчин-евреев, достаточно сознательных и ответственных для того, чтобы приобщиться к чему-то, связанному со святостью. Ребенок, который еще недостаточно сознателен и ответственен, не может войти в миньян. Подросток имеет на это право, лишь достигнув возраста бар мицвы, когда на него начинает распространяться обязанность исполнения заповедей.

Некоторые ранние законоучители полагают, что в случае крайней необходимости девять взрослых могут дополнить миньян, присоединив к нему ребенка, уже способного держать в руках Пятикнижие. Но по мнению большинства авторитетов, это невозможно даже в случае крайней необходимости, и именно таков общепринятый обычай. Однако в случае, когда миньян вообще не будет составлен, если к нему не присоединят ребенка, и в конце концов это может привести к тому, что некоторые молящиеся или их сыновья отдалятся от соблюдения заповедей, – ребенок может дополнить миньян 1.

Неразумный, лишенный рассудка, – например, такой человек, который снимает с себя одежду и теряет ее, – не может быть включен в миньян. Если человек время от времени теряет разум, а затем он возвращается к нему, то в тот период, когда он лишается разума, он не имеет права войти в миньян, а когда разум возвращается к нему – имеет (см. Вавилонский Талмуд, трактат Хагига, 3б; Биур Ѓалаха, 55, 8).

По поводу глухонемого, который может общаться с окружающими на языке жестов или посредством чтения и письма, мнения законоучителей разделились. И поскольку закон о том, кто именно может войти в миньян, является постановлением мудрецов, практический закон соответствует мнению авторитетов, которые придерживаются менее строгого толкования, и такой человек имеет право войти в миньян 2.

  1. Амораи разошлись во мнениях, можно ли включить в миньян ребенка; об этом полемизировали и ранние законоучители, как объясняется в Бейт Йосеф, Орах хаим, 55, 4. Подавляющее большинство ранних законоучителей, в том числе, Рамбам, Рамбан, Рашба и Рош, писали, что это невозможно. Однако рабейну Там, рабби Зрахья ѓа-Леви и другие авторитеты считают, что ребенка можно присоединить к миньяну в случае крайней необходимости. Также см. Ябиа омер (ч. 4, 9), где этот вопрос всесторонне рассматривается, и делается заключение, что ребенок не может дополнить миньян даже в случае крайней необходимости. Однако в респонсах Маѓаршама (3, 164) и в Игрот Моше (Орах хаим, 2, 18) говорится, что это разрешено в случае крайней необходимости, поскольку сама заповедь молитвы в миньяне является постановлением мудрецов, поэтому в случае крайней необходимости можно положиться на мнение меньшинства авторитетов.

    Следует также отметить, что «взрослым» считается подросток, который достиг тринадцати лет, и у которого выросли как минимум два волоса в области гениталий. Однако этого правила не придерживаются строго, поскольку заповедь молитвы в миньяне является постановлением мудрецов, поэтому принято полагаться на предположение, что у подростка выросли указанные два волоса; но даже если на самом деле их нет, они, возможно, выросли и выпали. Также см. Мишна брура, 55, п.п. 31, 40.                  

  2. По мнению Цемах Цедека (73), даже если такой человек – большой мудрец, он все равно освобожден от обязанности соблюдения заповедей. А по мнению Маѓаршама (ч. 2, 140) и Нахалат Цви, он считается разумным во всех отношениях. Другие авторитеты выражают в этом сомнение. А некоторые поздние законоучители писали, что поскольку заповедь миньяна – это постановление мудрецов, можно положиться на мнение авторитетов, толкующих закон менее строго, и присоединить такого человека к миньяну. Однако в таком миньяне лучше не читать «Повторение молитвы кантором», так как следует учитывать мнение авторитетов, полагающих, что если на благословения этой части молитвы не отвечают, по крайней мере, девять человек, то эти благословения произносятся напрасно. Если же глухонемой научился издавать звуки, понятные большинству людей, то представляется, что он может войти в миньян по мнению всех авторитетов (см. Ѓалихот Шломо, 22, 26).           

07. Может ли человек, читающий молитву амида, войти в миньян

Нет необходимости в том, чтобы все люди, входящие в миньян, произносили «слова святости». Даже если некоторые члены миньяна не могут ответить на благословения, произносимые кантором, они все равно дополняют миньян. Например, если меньшая часть молящихся еще не закончила читать молитву амида вечерней службы арвит, то, хотя они и не могут ответить на кидуш или Барху, читаемые кантором, все равно разрешается произносить в этом миньяне «слова святости», так как там присутствует десять евреев, и среди них пребывает Шхина. Подобным же образом, если в миньяне молится глухой, не слышащий слова кантора, или немой, неспособный на них ответить, они все равно дополняют миньян. В миньяне должно быть, как минимум, пятеро молящихся, отвечающих кантору, и тогда вместе с кантором они составят большинство.

По мнению некоторых величайших законоучителей позднего периода, закон, согласно которому миньян может дополнить и тот, кто не имеет возможности ответить кантору, относится к чтению кадиша и прочих «слов святости»; что же касается повторения кантором молитвы амида, то необходимо, чтобы на благословения, произносимые кантором, отвечали амен как минимум девять молящихся, так как в противном случае будет считаться, что кантор произносит благословения напрасно (см. Шульхан арух ѓа-рав, 55, 7; Бен Иш Хай, гл. Вайехи, 6). И все же, по мнению многих авторитетов, изначально (лехатхила) в самом деле необходимо, чтобы на благословения, произносимые кантором, отвечали амен как минимум девять молящихся, однако по сути закона, те молящиеся, которые не отвечают амен, все равно дополняют миньян, поэтому кантор может начать повторение молитвы амида, даже если там еще нет девяти молящихся, которые закончили читать личную молитву, произносимую шепотом. Подобным же образом, разрешается читать повторение кантором молитвы амида в таком миньяне, где некоторые легкомысленные молящиеся разговаривают, когда кантор повторяет амиду, и возникает опасение, что не найдется девяти молящихся, чтобы ответить амен на благословения, произносимые кантором. Это разрешение объясняется тем, что постфактум (бедиавад) те молящиеся, которые не отвечают амен на благословения кантора, все равно дополняют миньян (так считают, например, Маген Авраѓам и Элия раба).

Дабы избежать сомнения, в миньяне, где многие молящиеся имеют обыкновение разговаривать во время повторения кантором молитвы амида, и есть опасение, что не найдется девяти молящихся, чтобы ответить амен на благословения, произносимые кантором, − тот должен поставить мысленное условие, что если закон соответствует мнению тех авторитетов, которые считают, что для этого необходимы, как минимум, девять молящихся, то его повторение амиды будет считаться молитвой добровольной (тфилат недава), а не обязательной, и тогда благословения, которые он при этом произносит, не будут напрасными по мнению всех авторитетов (см. Мишна брура, 124, 19) 1.

  1. На первый взгляд может показаться, что в словах Шульхан арух есть противоречие. Ведь в п. 55 (6-8) он постановляет, что миньян могут дополнить и тот, кто читает личную молитву амида, и спящий, и глухой, хотя никто из них не может ответить амен на благословения, произносимые кантором; а в п. 124, 4, он пишет на основе мнения Роша: «А если нет девяти молящихся, отвечающих на благословения, произносимые кантором, то благословения кантора близки к тому, чтобы быть напрасными». По мнению большинства авторитетов, в том числе, Маген Авраѓама, Дриша и других, по сути закона, молящиеся, которые не могут ответить амен на благословения кантора, все равно дополняют миньян, поэтому Шульхан арух подчеркивает: «…благословения кантора близки к тому, чтобы быть напрасными» – это означает, что на самом деле они не являются напрасными. Тот же самый вывод можно сделать на основе сказанного в Бейт Йосеф (55), где приводятся слова Маѓариля и рабби Моше из Эврё – они считают, что во время повторения кантором молитвы амида − миньян дополняет и тот, кто в это время читает личную молитву, и спящий (эти законоучители расходятся во мнениях, может ли войти в миньян только один молящийся, не отвечающий амен на благословения кантора, или даже четверо; что касается спящего, то в этом случае следует придерживаться более строгого мнения, и допустимо, чтобы в миньяне был только один такой участник, см. Мишна брура, 54, 32).

    В отличие от вышеупомянутых законоучителей, Турей заѓав (55, 4; 124, 2) склоняется к мнению, что в миньян могут войти только те, кто отвечает амен на благословения кантора. А Шульхан арух ѓа-рав (55, 7) и Бен Иш Хай (гл. Вайехи, 6) разграничивают все «слова святости», о которых Шульхан арух (в п. 55) пишет, что при их произнесении миньян могут дополнять и те, кто не отвечает на молитву кантора, и повторение кантором молитвы амида, во время которого необходимо, чтобы на благословения кантора отвечали амен хотя бы девять молящихся, как сказано в Шульхан арух, п. 124.

    В случае крайней необходимости, когда некоторые молящиеся читают личную молитву амида очень долго, и общине трудно ждать, пока они закончат, можно воспользоваться советом, приведенным в Мишна брура (124, 19): кантор должен поставить мысленное условие, что если практический закон соответствует мнению тех авторитетов, которые считают, что при повторении молитвы амида хотя бы девять молящихся должны отвечать амен на благословения, то его молитва будет считаться добровольной (тфилат недава), а не обязательной. Однако во время молитвы мусаф, а также молитв по субботам и праздникам (йом тов) невозможно поставить такое условие, поскольку эти молитвы не могут быть добровольными, поэтому если кантор опасается, что на его благословения не ответят амен, по крайней мере, девять молящихся, то ему следует либо положиться на мнение большинства авторитетов, согласно которому нет необходимости в том, чтобы амен отвечали девять молящихся, либо же он не должен читать личную молитву амида вместе со всем миньяном, и тогда при повторении им молитвы амида не возникнет никаких сомнений, потому что при этом он сам будет исполнять заповедь обязательной молитвы.

    В будни, когда миньян немногочисленный, можно воспользоваться советом, приведенным ниже (в гл. 19, п. 5): прочесть только молитву амида (без ее повторения), где кантор прочтет три первых благословения вслух, чтобы иметь возможность произнести кдушу.

    Если молящийся читает повторение молитвы амида слово в слово вместе с кантором, то он, согласно мнению почти всех авторитетов, может дополнить миньян, даже если не отвечает амен на благословения кантора; считается, что при этом он молится в миньяне.                        

08. Может ли нерелигиозный еврей войти в миньян

Еврей, который согрешил – например, ел запрещенную пищу, прелюбодействовал или нарушал любые другие заповеди Торы, – может войти в миньян. Это объясняется тем, что, несмотря на грех, в глубине души он, без сомнения, все же хочет приобщиться к святости, характерной для еврейского народа. Мудрецы сказали об этом (Вавилонский Талмуд, трактат Санѓедрин, 44а): «Еврей, даже согрешивший, остается евреем». Но если еврей грешит демонстративно, назло, то поскольку тем самым он показывает, что непричастен к Торе и еврейскому народу, он не может войти в миньян (см. Мишна брура, 55, 46-47).

По мнению некоторых авторитетов, тот, кто публично нарушает субботу, подобен идолопоклоннику, даже если он делает это для своего собственного удовольствия. Такой человек не имеет права войти в миньян (см. Мишна брура, 55, 46). Однако некоторые величайшие законоучители последних поколений вынесли практическое постановление, согласно которому, если еврей, нарушающий субботу, хочет войти в миньян, следует ему это позволить. Это объясняется тем, что в наши дни статус евреев, нарушающих субботу, изменился. В прошлом, когда субботу соблюдали все евреи, любой, кто осмеливался ее публично нарушить, даже ради своего собственного удовольствия, тем самым бросал дерзкий вызов всему еврейскому народу. Поэтому считалось, что такой человек совершает свой грех назло и тем самым исключает себя из общности Израиля. Однако в последних поколениях многие евреи, к величайшему сожалению, перестали соблюдать субботу, и теперь соблюдение субботы не является критерием причастности еврея к наследию своего народа. Поэтому если еврей, нарушающий субботу, хочет войти в миньян, это вполне допустимо. Но не следует позволять ему вести молитву в качестве кантора 1.

  1. Постановление, согласно которому разрешается присоединять к миньяну еврея, нарушающего субботу, приводится в Меламед леѓоиль (Орах хаим, 29) и других современных источниках. Такое практическое постановление вынес также мой раввин и наставник рав Авраѓам Шапиро. Принцип, на котором основывается данное постановление, приводит рав Кук в Игрот Раая (ч. 1, 138). Там говорится, что, согласно духу нашего времени, который совращает людей подобно распутной наложнице, и поэтому люди, совершающие грехи, подобны тем, кого принуждают к этому силой. Нечто подобное писал и Хазон Иш (Орах хаим, 87, 14 и Йоре деа, 2, 28). Там сказано, что по отношению к большинству нерелигиозных евреев можно применить закон о «младенце, попавшем в плен», и на них не распространяется статус вероотступника. Этот вопрос рассматривали и многие другие поздние законоучители, некоторые из которых утверждали, что в нем следует придерживаться более строгого толкования закона. Но, как мы уже говорили, поскольку закон о молитве в миньяне является постановлением мудрецов, в его отношении нужно придерживаться менее строгого толкования.            

09. Кто считается членом миньяна

Как мы уже говорили, миньян – это собрание десяти мужчин-евреев, достаточно сознательных и ответственных для того, чтобы приобщиться к чему-то, что связано со святостью. Для того чтобы составить единый миньян, все они должны находиться в одном и том же месте; если же девять человек находятся в синагоге, а один стоит на улице или сидит в соседней комнате, то они не составляют миньян. Но если человек стоит на улице возле окна или двери, и молящиеся видят его лицо, то, по мнению большинства авторитетов, этот человек считается членом миньяна, – это становится возможным благодаря зрительному контакту между ними. И нет необходимости, чтобы лицо этого человека видели все остальные члены миньяна, – достаточно, чтобы его видели лишь некоторые из них. И все же есть мнение, что зрительного контакта недостаточно для того, чтобы считалось, что человек вошел в миньян; для этого ему необходимо всунуть голову в окно. Изначально (лехатхила) в этом вопросе следует придерживаться более строгого толкования закона, но в случае крайней необходимости, когда человек не может войти внутрь, можно положиться на мнение большинства авторитетов, которые толкуют закон менее строго и говорят, что человек считается членом миньяна, если другие молящиеся видят его лицо 1.

Если же другие молящиеся не видят лица этого человека, но он находится в помещении, которое прилегает к залу синагоги, то − хотя он не считается членом миньяна − если и без него в синагоге есть миньян, когда он читает молитву вместе с другими молящимися, все же считается, что он молится в миньяне 2.

Если десять евреев стоят в открытом поле, то пока они видят и слышат друг друга, считается, что они составляют единый миньян (см. Минхат Ицхак, 2, 44).

Если в синагоге присутствует миньян, состоящий из десяти человек, то всякий, кто слышит кантора, может ответить на его молитву. Например, если больной, прикованный к постели, слышит из своего дома молитву, проходящую в синагоге, то он может ответить амен на благословения, произносимые кантором, хотя не считается, что он молится вместе с миньяном. Ведь даже железная преграда не может отделить еврея от Божественного присутствия (Шхины), осеняющего миньян (см. Шульхан арух, 55, 20). Подобным же образом, если человек слышит раздающиеся из синагоги звуки шофара или чтение Свитка Эстер, то он может, имея соответствующее намерение, исполнить эти заповеди, слушая трубление в шофар или чтение свитка.

Тот, кто слышит молитву кантора по радио или телевидению в прямой трансляции, может ответить амен на произносимые кантором благословения; но если он слышит в трансляции чтение Свитка Эстер, он не может исполнить заповедь, потому что не слышит живой голос кантора

.

Из вышесказанного мы делаем вывод, что в приобщении к «словам святости» можно выделить четыре ступени: 1) когда человек находится там же, где все другие члены миньяна, или когда они видят его лицо, считается (по мнению большинства авторитетов), что он дополняет миньян; 2) когда человек находится в помещении, прилегающем к залу синагоги, где проходит молитва, и другие молящиеся не видят его лица, то он не входит в миньян, но если в синагоге есть миньян и без него, то считается, что он молится вместе с миньяном; 3) когда человек находится в другом помещении или вне стен синагоги, не считается, что он молится вместе с миньяном, но он может исполнить заповедь, слушая кантора; 4) когда человек слышит кантора по радио или по телевидению в прямой трансляции, он может ответить амен на произносимые кантором благословения, но это не будет являться исполнением заповеди.

  1. Из сказанного в Шульхан арух (55, 14) следует, что если лицо человека видно, даже если при этом он сам находится в другом помещении или на улице, он считается членом миньяна. Так написано и в Бейт Йосеф от имени Орхот хаим, который цитирует слова рава Ѓая Гаона и Рашба. И достаточно, чтобы его лицо видели лишь некоторые молящиеся, как объясняется в законе о приглашении к совместному благословению (зимун), Орах хаим, 195, 1. Однако Шеарей Кнессет ѓа-гдола и Ѓагаѓот Бейт-Йосеф пишут, что, согласно практическому постановлению Шульхан арух, только если человек всовывает голову в окно помещения, где проходит молитва, считается, что он является членом миньяна. И так написано в Каф ѓа-хаим (55, 70) на основе мнения некоторых поздних законоучителей. А в Мишна брура (55, 52) сказано, что основной закон соответствует мнению авторитетов, толкующих закон менее строго; исходя из этого, когда человек читает молитву в женском отделении синагоги, он все равно считается членом миньяна, при условии, что другие молящиеся видят его лицо. Однако в Мишна брура сказано, что изначально (лехатхила) желательно учитывать мнение авторитетов, которые придерживаются более строгого толкования закона, поэтому человеку лучше войти внутрь синагоги, чтобы присоединиться к миньяну.                 
  2. В Мишна брура (55, 58) написано на основе мнения Радбаза, что если человек молится в комнате, в которую можно войти только через зал синагоги, то − хотя он и не является членом миньяна, поскольку другие молящиеся не видят его лица, − все равно считается, что он молится вместе с миньяном, потому что он находится в помещении, которое является второстепенным по отношению к залу синагоги, где проходит молитва. Исходя из этого, мне, по моему скромному мнению, представляется, что если человек молится в женском отделении синагоги, то считается, что он молится вместе с миньяном, даже если другие молящиеся не видят его лица, и он не дополняет миньян. Это объясняется тем, что женское отделение является второстепенным по отношению к залу синагоги, в котором проходит молитва, даже если в женское отделение ведет еще одна дверь, помимо той двери, что соединяет его с залом. Однако изначально (лехатхила) желательно войти в синагогу, чтобы прочитать молитву там, поскольку некоторые авторитеты придерживаются в этом отношении более строгого толкования закона (см. Ѓалихот Шломо, 5, 12) и не приравнивают женское отделение к внутренней комнате, о которой говорил Радбаз.                

10. Если численность миньяна сократилась

Если при чтении кадиша некоторые члены миньяна выходят из синагоги, но там остается бо́льшая часть миньяна – то есть хотя бы шестеро молящихся вместе с кантором, – необходимо дочитать кадиш до конца. Таков закон и в отношении любой молитвы, которую следует читать только в миньяне: если ее начали читать в миньяне, состоящем из десяти человек, а затем в синагоге осталась бо́льшая часть миньяна, то начатую молитву следует дочитать до конца, но нельзя начинать новую молитву (см. Шульхан арух, 55, 2). И запрещено выходить из синагоги при чтении «слов святости», тем самым расформировав миньян, но в случае необходимости можно выйти перед началом нового фрагмента молитвы.

Если кантор приступил к повторению молитвы амида, и некоторые молящиеся вышли, но в синагоге осталась бо́льшая часть миньяна, то следует прочесть кдушу и дочитать до конца все повторение амиды. Однако при этом не произносят «Благословение коѓенами общины» (Биркат коѓаним), поскольку это – отдельная заповедь. Что же касается кадиша, содержащего фразу, начинающуюся со слова титкабель («да будут приняты»), и читаемого в конце молитвы, то в этом отношении мнения законоучителей разделились. По сефардскому обычаю этот кадиш не читают, если нет миньяна, поскольку он считается отдельным фрагментом молитвы. А по ашкеназскому обычаю кадиш титкабель считается завершающим фрагментом всей молитвы, поскольку в нем мы просим, чтобы наша молитва была благосклонно принята на Небесах; поэтому если во время утренней и послеполуденной служб (шахарит и минха) в начале повторения кантором молитвы амида в синагоге находились десять молящихся, то кадиш титкабель читают (а во время утренней службы следует также прочитать сокращенный кадиш перед молитвой «Счастливы» – Ашрей); во время же вечерней службы (арвит) − кадиш титкабель читают, если в синагоге был миньян в начале личной молитвы амида, читаемой шепотом (см. Шульхан арух, 55, 3 и Мишна брура, там же).

Содержание

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]