Глава 11 — Запрет отбора в субботу (борер)

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]

01. Четыре вида работы, связанные с запретом отбора

Четыре вида работы (мелаха) связаны с отделением пищи от нежелательных примесей: молотьба (даш), веяние (зоре), перебирание (борер) и просеивание (меракед).

Молотьба – это работа, направленная на отделение пищи от оболочки, в которой она выросла. Такая работа называется в Ѓалахе «молотьба» (даш), так как она подобна отделению зерен от колосьев и мякины. Когда урожай был сжат и связан в снопы, по колосьям били палками, чтобы отделить от них зерно. Если урожай был очень велик, то по колосьям водили скот, а для того, чтобы молотьба была более эффективной, скот волочил за собой толстую молотильную доску, в нижнюю часть которой вставлялись острые каменные или железные зубья. Доска волочилась по колосьям, и зубья выбивали из них зерна (законы, связанные с работой, называемой даш, будут объяснены подробнее в п.п. 17-18).

Зерно, прошедшее молотьбу, оставалось смешано с остатками мякины и соломы. Для того, чтобы очистить от них зерно, его веяли – подбрасывали в воздух на специальной деревянной лопате, называемой «веяло». Ветер уносил плевелы, мякину и другой легковесный сор, а более веское зерно ложилось горкой обратно на лопату. Именно в этом заключается работа, называемая «веяние» (зоре).

После веяния в горке зерна оставались комки земли и мелкие камушки, которые извлекали вручную. Эта работа называется «перебирание» (борер).

Затем зерно мололи в муку. Но поскольку оболочка зерна тверже, чем его сердцевина, при помоле образуются грубые частицы, называемые «отруби». Для того, чтобы отделить муку от отрубей, ее просеивали: собственно мука проходила сквозь сито, а отруби оставались в сите. Это и есть работа, называемая «просеивание» (меракед).

Перебирание (борер) производится вручную, а просеивание (меракед) – с помощью сита. При выполнении работы, называемой борер, отходы извлекаются из пищи, а при выполнении работы, называемой меракед, отходы остаются в сите, а мука ссыпается вниз. Из этого можно сделать вывод, что существуют различные способы отделения пищи от отходов или нежелательных примесей. И все эти способы отделения – если их совершили обычным образом – запрещены в субботу согласно заповеди Торы, а если их совершили иным образом, чем обычно, то они запрещены согласно постановлению мудрецов. Если же отделение пищи от примесей или отходов было совершено для того, чтобы человек мог тотчас же съесть эту пищу, то в субботу оно разрешено, как объясняется ниже.

То обстоятельство, что с отделением пищи от отходов и нежелательных примесей связаны целых четыре вида работы (мелаха), свидетельствует о том, какую важную роль играет в нашей жизни действие, называемое «отбор». В нашем мире все смешано и перепутано, и способность отделять пригодное от непригодного помогает человеку развивать и совершенствовать мироздание. Эти виды работы намекают и на внутреннюю духовную работу, совершаемую человеком. С точки зрения моральных ценностей, в мире тоже царит путаница, и на нас возложена миссия отделять доброе от дурного. Если бы было совершенно очевидно, что добро находится с одной стороны, а зло – с другой, нам не составило бы труда выбрать добро. Но проблема заключается в том, что и внутри добра сокрыто зло, а внутри зла – добро. То, что при одних обстоятельствах является злом, при других превращается в добро. И Святой, благословен Он, поставил перед человеком великую задачу: человек должен отделить добро от зла и расставить все по своим местам, тем самым исправляя и совершенствуя мироздание.

В будние дни на нас возложена тяжелая работа по разграничению добра и зла. Для этого нам неизбежно приходится иметь дело с «отходами» и злом, которые содержатся в мире. В субботу же мы сосредотачиваемся на внутреннем аспекте действительности, состоящем из одного лишь добра. Мы наслаждаемся им и тем самым теснее приникаем к основам нашей веры. Благодаря святости и вере, которыми мы проникаемся в субботу, мы получаем силы, необходимые для того, чтобы отличать добро от зла в будние дни и разделять их, тем самым исправляя мир.

02. Отбор разрешен ради приготовления пищи, но не как собственно работа (мелаха)

Основное правило, относящееся к запрету борер, гласит, что необходимо разграничивать отбор как собственно работу и отбор ради приготовления пищи, которая будет тотчас же съедена. Очищать съедобное от несъедобного – так, как обычно выполняется работа борер, – запрещено в субботу согласно заповеди Торы; извлекать съедобное из несъедобного, чтобы тотчас же съесть, разрешается даже изначально (лехатхила).

Например, если в миске лежит арахис вперемешку с пустой скорлупой, то человек не обязан есть орехи вместе с кусочками скорлупы. Он может извлечь орехи и съесть только их, а скорлупу оставить в миске. Это не является нарушением запрета борер, поскольку человек поступает так именно для того, чтобы съесть орехи. Разрешено не только вынимать из миски по одному ореху, но и взять целую горсть орехов без скорлупы, переложить их в другую миску, а затем отнести к столу и съесть там, так как все эти действия предназначены именно для того, чтобы человек смог съесть орехи. Разрешено также извлекать съедобное из несъедобного для других людей. Поэтому человек может вынуть очень большое количество орехов из миски, где они лежат вперемешку со скорлупой, а также преднамеренно очистить орехи от скорлупы, чтобы угостить ими товарищей.

Для того, чтобы отбор считался разрешенным, то есть соответствующим обычному процессу приема пищи (ке-дерех ахила), а не запрещенным, то есть представляющим собой самостоятельную работу (ке-дерех мелаха), − необходимо соблюсти три условия. 1) Следует извлекать съедобное из несъедобного, а не наоборот, ведь именно так поступает человек, когда хочет съесть что-нибудь. Если же человек извлекает несъедобное из съедобного, то он выполняет собственно работу, определяемую как борер (см. ниже, п. 6 и прим. 10). 2) Следует вынимать пищу руками, а не с помощью какого-либо приспособления, специально предназначенного для перебирания или просеивания (см. ниже, п. 7). 3) Отделять съедобное от несъедобного следует непосредственно перед едой; если же это делается задолго до еды, то подобное действие считается выполнением запрещенной работы, определяемой как борер (см. ниже, п. 6).

Если все три условия соблюдены, то очевидно, что человек отделяет съедобное от несъедобного ради того, чтобы употребить его в пищу. Если же недостает одного из трех условий, то считается, что человек выполняет работу, определяемую как борер и запрещенную в субботу согласно заповеди Торы[1].

Возвратимся к вышеприведенному примеру: если в миске лежит арахис вперемешку со скорлупой, то разрешается брать орехи из миски и есть их, так как в этом случае выполняются все три условия: 1) человек извлекает съедобное из несъедобного; 2) он делает это вручную; 3) он намеревается съесть орехи тотчас же.

Если же он вынимает из миски скорлупу, чтобы орехи можно было есть, то, поскольку он извлекает несъедобное из съедобного, он выполняет собственно работу, определяемую как борер, а значит, преступает запрет Торы. Подобным же образом, если он вынимает из миски орехи, намереваясь съесть их позднее, то, поскольку он делает это не для того, чтобы съесть орехи тотчас же, он выполняет собственно работу, определяемую как борер, а значит, преступает запрет Торы. Подобным же образом, если будет изобретено приспособление, помогающее отделять арахис от пустой скорлупы, находящейся с ним в одной посуде, таким приспособлением будет запрещено пользоваться в субботу, даже если человек захочет съесть извлеченный арахис немедленно.


[1]. В основу трех перечисленных здесь условий легли слова Вавилонского Талмуда (трактат Шабат, 74а), что соответствует комментарию рабейну Хананэля; такого же мнения придерживаются Рамбам, Рамбан, Ран и многие другие законоучители. Так постановляет и Шульхан арух (319, 1, 4), и так объясняется в предисловии к Мишна брура, п. 319, и таков практический закон, по мнению всех поздних законоучителей. Однако среди ранних законоучителей были те, кто оспаривал два из трех перечисленных условий: в отношении условия, согласно которому всегда запрещено извлекать пищу с помощью какого-либо приспособления, специально предназначенного для перебирания, Тосафот (к трактату Шабат, там же) пишут, что они поняли комментарий Раши следующим образом: если человек извлекает пищу, чтобы тотчас же съесть ее, то ему разрешается пользоваться даже ситом или решетом. А по мнению рабейну Ашера из Люнеля, если человек хочет съесть что-то без промедления, ему разрешается отделять несъедобное от съедобного даже с помощью особых приспособлений, предназначенных специально для перебирания или просеивания, и так написано в Сефер ѓа-ѓашлама.

Что же касается извлечения несъедобного из съедобного, то, по мнению рабби Йешаяѓу ди Трани и некоторых других ранних законоучителей, разрешается извлекать несъедобное из съедобного, если человек намеревается съесть пищу тотчас же (Биркей Йосеф в Шиурей браха упоминает это мнение). И хотя практический закон не соответствует их мнению, оно используется как дополнительный довод в пользу менее строгого толкования закона (см. Биур Ѓалаха, 319, 4, со слова ми-тох). Также см. «Расширенные объяснения».

03. Если два вида пищи смешаны

Запрет борер подразумевает и то, что в субботу запрещено отделять один вид пищи от другого. Даже если оба эти вида пищи съедобны, они все же представляют собой две разновидности пищи, и если человек заинтересован в том, чтобы они были отделены друг от друга, − то каждая из этих разновидностей считается «отходами» по отношению к другой, а значит, разделяя их, человек нарушает запрет борер (см. Шульхан арух, 619, 3; Биур Ѓалаха, со слова леэхоль).

Таким образом, если у человека имеется, к примеру, смесь фундука и миндаля, и он хочет употребить в пищу только фундук, то фундук считается для него «пищей», а миндаль – «отходами». А значит, ему разрешено вынимать фундук из миски, в которой лежат оба вида орехов, чтобы съесть его тотчас же, потому что человек делает это именно для того, чтобы съесть фундук. Если же он станет вынимать из миски миндаль, чтобы «очистить» от него фундук, то, делая это, он выполнит собственно работу, определяемую как борер, и тем самым нарушит запрет Торы. Если же он хочет подать гостям фундук и миндаль отдельно, то оба вида орехов считаются для него «пищей», и ему разрешено отделить их друг от друга, чтобы подать гостям, при условии, что гости станут их есть тотчас же. Но запрещено отделять два вида орехов один от другого, намереваясь подать их на стол позднее (см. Биур Ѓалаха, 319, 3, со слов ѓаю лефанав).

Два вида пищи, имеющие разные вкусы, считаются двумя разновидностями. Исходя из этого, куски жареного мяса, лежащие вперемешку с кусками вареного, или куски курицы, лежащие вперемешку с кусками индейки, считаются двумя разными видами пищи, и их запрещено отделять друг от друга. Если же все мясо принадлежит к одному виду, и на тарелке лежат крупные и мелкие куски, то нет запрета отделять крупные куски от мелких (см. Рама, 319, 3, на основе мнения Трумат ѓа-дешен)[2].


[2]. Хотя, по мнению авторов Турей заѓав, Хаей адам и Бен иш хай, запрещено отделять крупные куски от мелких, даже когда речь идет об одном виде пищи, большинство законоучителей, в том числе, Маген Авраѓам, При хадаш, гаон рабби Залман – автор Шульхан арух ѓа-рав, Хида и Мишна брура (15), придерживаются менее строгого толкования закона.

04. Запрет борер распространяется только на смесь

Запрет борер действует лишь тогда, когда два вида пищи перемешаны друг с другом. Если же они лежат рядом, то разделять их не запрещено. Например, если перед человеком стоит миска, в которой лежат вперемешку фундук и арахис, и он хочет в данный момент употребить в пищу только фундук, − ему разрешено вынимать из миски фундук, но запрещено вынимать арахис. А если фундук и арахис лежат рядом друг с другом, он может убрать арахис, чтобы подать на стол только фундук, ведь поскольку орехи не перемешаны, на них не распространяется запрет борер.

На куски рыбы разного сорта, лежащие вперемешку, распространяются законы запрета борер. Человек может вынимать из посуды куски той рыбы, которую он хочет съесть в данный момент, но ему запрещено вынимать из посуды куски рыбы, которую он есть не хочет. Даже если куски крупные, но лежат так, что человек должен приложить усилия, чтобы найти кусок, который он хочет съесть, то на них распространяются законы запрета борер. Если же все куски, которые ему нравятся, лежат внизу, то разрешается отодвинуть верхние куски, чтобы взять нижние. Ведь поскольку куски одного вида лежат наверху, а другого – внизу, тот, кто разделяет их, не нарушает запрет борер (см. Рама, 319, 3; Биур Ѓалаха, со слов леэхоль мияд. Также см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 3, прим. 7).

Если в миске лежат сливы и персики, но их немного (например, если они очень крупные), то не считается, что они перемешаны друг с другом, и их можно отделять друг от друга любым способом. Но если их много − то считается, что они перемешаны, и на них распространяются законы запрета борер: их запрещено отделять друг от друга ради выполнения собственно работы, определяемой как борер; но разрешено брать те фрукты, которые человек хочет съесть в данный момент, так как он делает это именно для того, чтобы употребить их в пищу.

Если в супе содержатся небольшие кусочки мяса или овощей, то − поскольку они небольшие, и если человек захочет вынуть их из супа, ему придется приложить усилие, − на них распространяются законы запрета борер. Это означает, что их можно извлекать из супа только для того, чтобы тотчас же съесть, но запрещено вынимать их для того, чтобы съесть суп или чтобы съесть их позднее. Если же в супе есть крупные куски мяса, то, поскольку их не нужно специально искать, не считается, что они смешаны с супом, и на них не распространяется запрет борер. Поэтому их можно извлекать из супа, чтобы съесть суп без них. Подобным же образом, можно извлечь их из супа, чтобы употребить в пищу позднее. Тот же самый закон относится и к клецкам, положенным в прозрачный бульон, – не считается, что клецки смешаны с бульоном[3].


[3]. От оценки самого человека зависит, считается ли то или иное действие нарушением запрета борер. Чем крупнее куски, тем больше их должно быть, чтобы они считались перемешанными друг с другом. См. Шмират шабат ке-ѓилхата, 3, прим. 7, на основе мнения рабби Шломо-Залмана Ойербаха. В связи с этим некоторые авторитеты утверждают, что запрет борер может распространяться и на бутылки, если они стоят так, что это выглядит, будто они перемешаны. Например, если в ящике стоят вперемешку пустые и полные бутылки, то запрещено вынимать оттуда только пустые бутылки. Другие авторитеты утверждают, что в этом можно придерживаться менее строгого толкования закона. На практике все зависит от количества бутылок. Подобным же образом, если после вечеринки осталось много кусков пирогов разных видов, то, поскольку их много, считается, что они перемешаны, и запрещено сортировать их по видам.

05. Запрет извлекать несъедобное из съедобного

Как мы уже говорили, отбор ради еды заключается в том, что человек берет в руки пищу, чтобы съесть ее тотчас же; если же в субботу он вынимает несъедобное и оставляет съедобное, он нарушает запрет борер[4].

Даже когда несъедобного мало, и его можно легко извлечь из смеси, тот, кто извлекает его, нарушает запрет борер. Например, если в яичный салат упал кусочек скорлупы, запрещено вынимать только его, поскольку нельзя извлекать несъедобное из съедобного. В таком случае следует вынуть скорлупу вместе с небольшим количеством салата, ведь поскольку можно съесть салат, прилипший к скорлупе, скорлупа имеет значимость, и тогда считается, что человек отделяет пищу от пищи, а это не является нарушением запрета. Подобным же образом, если в овощной салат упала лимонная косточка, нельзя вынимать только ее, а следует вынуть ее вместе с небольшим количеством салата (см. ниже, п. 15, где приводится закон в отношении того, как вынимать насекомое из пищи в субботу)[5].

Подобным же образом, если у человека есть виноградная гроздь, состоящая как из свежих, так и из гнилых виноградин, ему запрещено извлекать гнилые виноградины. Если ему захочется винограда, он должен срывать с грозди свежие виноградины и есть их.

Подобным же образом, если человек не любит лук, и ему подали салат, содержащий кусочки лука, ему запрещено вынимать их из салата, так как для него лук считается «отходами». Поэтому, если он захочет салат, ему следует съесть то, что он любит, а кусочки лука оставить на тарелке. Если же кто-то из присутствующих захочет съесть лук из его порции салата, то разрешено вынуть оттуда кусочки лука, при условии, что второй человек съест их тотчас же, поскольку, в таком случае лук считается «пищей», а не «отходами» (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 3, 23-24).

Подобным же образом, если человек не любит грибы, и ему подали суп, содержащий грибы, ему запрещено вынимать их из супа. Даже если с каждым кусочком гриба он извлекает немного супа: поскольку ему нужно извлечь из супа большое количество грибов, очевидно, что все его намерение сосредоточено именно на грибах, а потому считается, что он извлекает несъедобное из съедобного, тем самым нарушая запрет борер (см. ниже, прим. 18). Если же кто-то из присутствующих любит грибы и согласен тотчас же съесть их, то разрешается извлечь грибы из тарелки первого человека и переложить их в тарелку второго.


[4]. Если человек хотел взять съедобное, но вместо этого по ошибке взял несъедобное, он не нарушил запрет Торы, так как не намеревался выполнить работу, определяемую как борер. А поскольку несъедобное уже у него в руке, он может отложить его в сторону (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 3, прим. 11. Некоторые же авторитеты говорят, что желательно возвратить несъедобное туда, откуда оно было взято, чтобы человек не извлек выгоды из своей ошибки).

[5]. По мнению Мишна брура (Биур Ѓалаха, 319, 4, со слова ми-тох), если вместе с несъедобным извлекают немного съедобного, это разрешено, ведь поскольку человек извлек и немного съедобного, это не считается извлечением несъедобного из съедобного. Однако, по мнению Хазон Иша (Орах хаим, 53 и 54, 3), если человек намеревался извлечь несъедобное, то съедобное, которое он извлек вместе с ним, не решает проблему. И все же, основываясь на мнении всех поздних законоучителей, которые разрешают в субботу вынимать насекомое, попавшее в пищу, вместе с небольшим количеством пищи (как объясняется ниже, в прим. 18), можно сделать вывод, что практический закон не соответствует мнению Хазон Иша.

06. Уточнение понятия «тотчас же»

Как мы уже говорили (в п. 2), запрет борер действует тогда, когда человек совершает отбор как собственно работу (ке-дерех мелаха). Если же он отделяет съедобное от несъедобного для того, чтобы тотчас же съесть, это не считается работой, определяемой как борер, так как очевидно, что человек сделал это лишь ради того, чтобы съесть эту пищу. Поэтому если человек хочет очистить орехи от скорлупы, намереваясь тотчас же подать их на стол, это разрешено. Если же он собирается подать орехи на стол позже, это является нарушением запрета Торы, так как, в этом случае, он совершает отбор как собственно работу (мелаха). Подобным же образом, если перед человеком стоит миска, в которой лежат вперемешку подсолнечные и тыквенные семечки, и он хочет съесть только подсолнечные, то если он станет извлекать из миски подсолнечные семечки, намереваясь съесть их позднее, он нарушит запрет борер, согласно заповеди Торы. Если же он собирается съесть подсолнечные семечки тотчас же, ему разрешается извлечь их из миски в любом нужном количестве.

Человек, который готовит субботнюю трапезу, может перебрать пищу для всех своих домочадцев и гостей. Например, если у него есть смесь арахиса и миндаля, и он хочет подать на десерт только миндаль, то разрешается извлечь из смеси миндаль и положить его в отдельную посуду, чтобы подать его на стол в конце трапезы. Даже если трапеза продлится три часа: поскольку человек приготовил миндаль накануне трапезы, и это соответствует общепринятому обычаю, согласно которому все блюда готовят до начала трапезы, чтобы подать их на стол во время нее, – считается, что миндаль был отобран ради еды, а не ради собственно работы, определяемой как борер.

Главное условие при этом таково: пищу следует отобрать непосредственно перед началом трапезы, то есть тогда, когда люди обычно готовят блюда на трапезу. Если же человек сделает это раньше, то он нарушит запрет борер. Все зависит от масштаба трапезы и количества ее участников. Ведь трапеза с пятью участниками существенно отличается от трапезы с тридцатью участниками, а трапеза из одного блюда – от трапезы из трех блюд.

Если женщина не знает, когда именно ее домочадцы возвратятся из синагоги, она может перебрать пищу и отделить ее от отходов немного раньше, чтобы участникам трапезы не пришлось ждать. Но ей не следует готовить пищу раньше, чем это необходимо для того, чтобы трапеза была готова к их возвращению[6].

Если человек намеревался перебрать пищу только для предстоящей трапезы, но, в конце концов, приготовленной им пищи хватило и для другой трапезы, он не нарушил запрет, при условии, что не имел изначального намерения перебрать пищу и для другой трапезы (см. Шульхан арух ѓа-рав, 319, 3; Мишна брура, 5)[7].


[6]. Такой вывод можно сделать на основе слов Рама (319, 1) и Мишна брура (4-6). И так написано в Игрот Моше (ч. 4, 74, Борер, 13) и Шмират шабат ке-ѓилхата (3, 69). А Бен Иш Хай (шана шния, Бешалах, 1) придерживается менее строгого толкования закона и пишет, что разрешено перебирать пищу уже за час до начала трапезы, но не ранее.

[7]. Тот, кто извлекает съедобное из несъедобного, чтобы употребить его в пищу позднее, нарушает запрет Торы, и даже если, в конце концов, эта пища будет съедена тотчас же, это не отменит нарушения запрета. Если человек перебрал пищу, намереваясь съесть ее тотчас же, но затем передумал и, не будучи вынужден, решил оставить ее на другую трапезу, то, по мнению Бен Иш Хая (шана шния, Бешалах, 3), он нарушил запрет, установленный мудрецами. Подобное этому написано в Шаар ѓа-циюн (319, 5) от имени При мегадим. Если же он не мог съесть перебранную пищу по независящим от него причинам, то он не нарушил никакого запрета.

Если хозяин дома хочет подать гостям фрукты, и у него есть смесь свежих и гнилых фруктов, то даже если он знает, что гости съедят немного фруктов, но из уважения к ним хочет подать на стол полную миску, ему разрешается извлечь из смеси больше свежих фруктов, нежели будет съедено, поскольку именно так принято подавать угощение, и человек получает от этого удовольствие сразу же (см. Бен Иш Хай, шана шния, Бешалах, 3; Шмират шабат ке-ѓилхата, 3, 44, прим. 129).

07. Уточнение понятия «вручную»

Как мы уже говорили (в п. 2), в субботу разрешается извлекать съедобное из несъедобного, чтобы употребить его в пищу, при соблюдении трех условий, одно из которых заключается в том, что человек совершает это действие вручную, а не с помощью какого-либо приспособления, предназначенного специально для перебирания или просеивания. Например, если в миске лежат чищеные семечки вперемешку с шелухой, то, даже если человек хочет съесть семечки тотчас же, ему запрещено просеивать их сквозь крупное решето, чтобы семечки высыпались, а шелуха осталась, так как запрещено пользоваться для этого каким-либо специальным приспособлением.

Ложка и вилка не являются инструментами, специально предназначенными для перебирания или просеивания. Они предназначены только для того, чтобы помочь человеку брать пищу, поэтому с их помощью разрешается извлекать съедобное из несъедобного. Например, если у человека есть вареное блюдо, в котором смешаны разные виды пищи, то он может извлечь вилкой ту пищу, которую хочет съесть, положить ее себе в тарелку и съесть тотчас же.

Запрещено вынимать косточки из маслин с помощью особого приспособления, так как оно предназначено специально для отбора (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 3, 59).

Часто в солонку вместе с солью кладут сырой рис, чтобы он впитал влажность, и соль сохранила сыпучесть. И хотя отверстия в солонке так мелки, что через них высыпается только соль, а рис остается внутри, в субботу разрешается пользоваться такой солонкой, поскольку она предназначена не для отбора, а для того, чтобы соль высыпалась в определенном количестве. Доказательством этому может послужить тот факт, что человек пользовался бы солонкой, даже если бы в ней не было риса (см. также п. 8, где объясняется закон в отношении овощечистки; п. 13, где говорится про шумовку и отбор с помощью половника; прим. 15, где приводится закон, касающийся приспособления для извлечения косточек из маслин; п. 14, где объясняется закон в отношении чайника для заварки).

08. Удаление кожуры и косточек

В субботу разрешается чистить фрукты и овощи, чтобы употребить их в пищу. Хотя удаление кожуры подобно извлечению несъедобного из съедобного, это не является нарушением запрета, потому что именно таким образом едят фрукты, покрытые кожурой. Из этого следует, что в субботу разрешено чистить чеснок, лук, орехи, яйца, бананы, цитрусовые и тому подобные виды пищи, при условии, что человек чистит их, чтобы тотчас же съесть. Если же он собирается съесть их позднее, то чистить их запрещено, так как это совершается ради собственно работы (мелаха), определяемой как борер (см. Рама, 321, 19). Если человек намеревается тотчас же употребить овощи или фрукты в пищу, то их можно чистить ножом, так как нож предназначен для того, чтобы подготовить их к употреблению в пищу, а не для выполнения работы, определяемой как борер (см. Игрот Моше, Орах хаим, 1, 124)[8].

Если человек ест, к примеру, сливу, он может, дойдя до косточки, вытащить ее и продолжать есть плод. А тот, кто ест абрикос или финик, должен предварительно разрезать их и выкинуть косточку (а также проверить, что там нет червяков), поскольку эти фрукты едят именно таким образом (см. Мишна брура, 321, 84).

Если человек разрезает дыню, чтобы тотчас же съесть ее, ему разрешается выкинуть все косточки, так как это подобно устранению кожуры. Подобным же образом, разрешается срезать корку с арбуза или дыни прямо перед тем, как плоды будут употреблены в пищу. Разрешается также оторвать черенок плода непосредственно перед тем, как плод будет употреблен в пищу (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 3, 18, 37-39; см. также ниже, п. 10, где сказано, что прямо перед едой разрешается вынимать арбузные косточки).

Что же касается плодов, которые можно употреблять в пищу вместе с кожурой, – например, яблок, груш, огурцов, моркови, – то законоучители разошлись во мнениях, относится ли запрет борер к удалению их кожуры. Есть мнение, что, поскольку кожура этих плодов тоже съедобна, на них не распространяется запрет борер. Когда человек удаляет их кожуру, он как будто бы разрезает плод на две части, а потому в субботу разрешается их чистить, даже если человек намеревается употребить их в пищу позднее. Такие плоды также разрешено чистить овощечисткой. Но есть и другое мнение: поскольку человек не заинтересован в кожуре, она считается для него «отходами», а потому на нее распространяются законы запрета борер. В таком случае, овощечистка должна рассматриваться как приспособление, специально предназначенное для отбора, поэтому пользоваться ею в субботу категорически запрещено. Подобные плоды можно чистить ножом, при условии, что человек намеревается тотчас же употребить их в пищу. Но если человек хочет придерживаться в этом менее строгого толкования закона, ему есть на чье мнение положиться[9].


[8]. Бейт Йосеф и Рама (321, 19) приводят слова Сефер мицвот гадоль, рабейну Йерухама, Сефер мицвот катан, Трумат ѓа-дешен и Ѓагаѓот Маймонийот, что запрещено чистить чеснок и лук и оставлять их на потом, так как это является нарушением запрета борер (если же их собираются употребить в пищу тотчас же, это разрешено, так как это делается именно для того, чтобы употребить их в пищу). Однако, на основе слов некоторых ранних законоучителей (рабейну Хананэля, Ѓа-арух, Меири), представляется, что запрет борер не распространяется на несъедобное, которое соединено со съедобным, и этому мнению приводится несколько объяснений. В книге Таль орот объясняется, что если кожура плотно примыкает к плоду (как, например, у апельсина), то ее удаление не считается нарушением запрета борер; что же касается лука и чеснока, шелуха которых прилегает к ним неплотно, то в этом случае запрет борер действует. Другие авторитеты объясняют: упомянутые ранние законоучители имели в виду, что если кожура окружает плод, независимо от того, примыкает ли она к нему плотно или нет, как у лука и чеснока, то на этот случай не распространяется запрет борер, так как этот запрет актуален лишь в том случае, когда съедобное и несъедобное перемешаны. Однако на практике, поскольку речь идет о сомнении, возникающем в отношении заповеди Торы, почти все авторитеты склоняются к более строгому толкованию закона. Так постановляют Бейт Йосеф и Рама (321, 19), и так написано в Маген Авраѓам и Мишна брура (321, 83). Но все равно лук и чеснок разрешается чистить только при условии, что их собираются тотчас же употребить в пищу. Так или иначе, если возникают дополнительные сомнения, то в качестве дополнительного довода приводят мнение авторитетов, которые придерживаются менее строгого толкования закона.

[9]. Относительно этого вопроса существует три мнения. 1) В Маген Авраѓам (321, 30) и Мишна брура (321, 84) говорится, что в субботу запрещено чистить яблоки, если человек намеревается съесть их позднее. Это означает, что на чистку яблок и тому подобных плодов распространяются законы запрета борер. Такого же мнения придерживается Игрот Моше (Орах хаим, 4, 74, Борер, 8). А некоторые поздние законоучители запрещают пользоваться овощечисткой в субботу. 2) В Шмират шабат ке-ѓилхата (3, 34, прим. 88 и 90) в качестве первого и основного мнения указывается, что если у большинства людей принято есть кожуру того или иного плода, то ее можно удалять с помощью овощечистки в субботу, даже если человек намеревается съесть плод позднее (такой же вывод можно сделать на основе мнения При мегадим, приведенного в Шаар ѓа-циюн, 97). 3) Некоторые авторитеты полагают, что даже если кожуру того или иного плода люди едят только в случае крайней необходимости, на этот плод все равно не распространяется запрет борер, поскольку кожура является частью плода; кроме того, дополнительным доводом в пользу этого мнения может служить мнение рабейну Хананэля и тех, кто его поддерживает: на удаление кожуры не распространяется запрет борер (как объясняется в предыдущем примечании); а также мнение авторитетов, которые полагают, что разрешается совершать отбор с помощью специального приспособления, если человек намеревается съесть пищу тотчас же (как объясняется в прим. 1). И возможно, будет справедливо сказать, что, даже согласно более строгому толкованию закона этот запрет является постановлением мудрецов. К такому выводу можно прийти на основе закона об отборе листьев, пригодных в пищу, в случае крайней необходимости, как объясняется в Мишна брура, 319, 7. Представляется, что изначально (лехатхила), можно полагаться на второе мнение, а если человек хочет придерживаться менее строгого толкования закона и полагаться на третье мнение, он вправе это делать.

09. Удаление костей из рыбы и мяса

Если в субботу человек ест рыбу, содержащую кости, то ему разрешается извлекать кости в процессе еды. Это означает, что он должен начать есть рыбу, а дойдя до костей, которые ему мешают, он может извлечь их руками или вилкой. Тот же самый закон касается и мяса с костями: человек должен начать есть мясо, а дойдя до кости, мешающей ему, он может извлечь ее руками или вилкой. Если рыба или мясо предназначены для маленького ребенка, то можно извлечь кости из мяса или рыбы заранее, а затем накормить его, как поступают в обычные дни.

Однако некоторые законоучители придерживаются более строгого толкования закона и полагают, что нельзя извлекать кости из мяса или рыбы, поскольку запрещено извлекать несъедобное из съедобного. По их мнению, в субботу необходимо отделять мясо или рыбу от костей, а не наоборот. Но основной практический закон соответствует мнению авторитетов, следующих менее строгому толкованию, согласно которому в процессе еды разрешено извлекать кости из мяса или рыбы, поскольку эти блюда принято есть именно таким способом[10].

Что же касается сухих костей, смешанных с вареной пищей, то поскольку они не прикреплены к мясу, они считаются обычными отходами, которые запрещено извлекать из пищи в субботу. Поэтому человеку следует съесть саму пищу, а кости оставить на тарелке (см. Биур Ѓалаха, 319, 4, со слова ми-тох; Бен Иш Хай, шана шния, Бешалах, 11).


[10]. Мнение, соответствующее более строгому толкованию закона: согласно сказанному в Маамар Мордехай (319, 7) и у Хазон Иша (54, 3), в субботу запрещено извлекать кости из мяса или рыбы. Человеку следует съесть мясо, а кости оставить на тарелке. Для этого он может подцепить кость рукой или ножом, а второй рукой или вилкой взять мясо. И хотя одной рукой он держит кость, это не считается извлечением несъедобного из съедобного, поскольку второй рукой он держит пищу. Он может также положить мясо или рыбу в рот и извлечь кости изо рта. Если же на кости осталось немного мяса или рыбы, он может извлечь кость, съесть мясо, оставшееся на ней, а потом выбросить ее. Если же на кости не осталось мяса, извлекать ее запрещено.

Однако многие авторитеты полагают, что в субботу разрешается извлекать кости из рыбы или мяса непосредственно перед едой. В основе этого разрешения лежат три принципа. Первый и самый главный принцип: именно таким способом едят эту пищу. И так пишут Биур Ѓалаха (319, 4, со слова ми-тох) и Бен Иш Хай (шана шния, Бешалах, 10). Второй принцип: даже если не принято перед едой извлекать кости из такой пищи, чем ближе ко времени еды человек извлекает из нее кости, тем большее число авторитетов полагает, что этим он не нарушает запрет, поскольку именно таким способом люди, как правило, едят эту пищу. 1) Как мы уже говорили в прим. 1, по мнению рабби Йешаяѓу ди Трани и некоторых других ранних законоучителей, в субботу разрешается извлекать несъедобное из съедобного, если человек намеревается съесть эту пищу тотчас же (то есть на ближайшей трапезе, которая вот-вот начнется). И хотя Шульхан арух (319, 4) постановляет, что это запрещено, их мнение может служить доводом в пользу менее строгого толкования закона. 2) Законоучители разошлись во мнениях относительно смысла постановления Шульхан арух: действует ли запрет извлечения несъедобного из съедобного и в том случае, когда человек намеревается съесть эту пищу тотчас же? По мнению рабби Ицхака Абулафии, это разрешено, а по мнению рабби Йом-Това Цаѓалона, запрещено. А в Биур Ѓалаха (319, 4, со слова ѓа-борер) написано, что эта тема является предметом полемики между ранними законоучителями. Ведь согласно менее строгому толкованию закона, даже если предварительное извлечение костей из рыбы или мяса не было бы общепринятым способом употребления такой пищи, все равно разрешалось бы извлекать кости, так как любое действие, непосредственно предшествующее еде, считается общепринятым способом еды. 3) Некоторые авторитеты считают, что, по мнению всех ранних законоучителей, если человек начал есть рыбу или мясо и дошел до кости, ему разрешено извлечь ее, так как он делает это ради того, чтобы съесть эту пищу, а не ради выполнения работы, определяемой как борер. Третий принцип: в качестве дополнительного довода в пользу менее строгого толкования закона можно привести подход рабейну Хананэля и других ранних законоучителей (см. прим. 8), согласно которому запрет борер не распространяется на несъедобное, которое соединено со съедобным. Мнение, подобное этому, приводится в Биур Ѓалаха на основе мнения Ям шель Шломо. Практический закон таков: в Биур Ѓалаха (там же) приводится оправдание в пользу тех, кто в субботу извлекает кости из рыбы, прежде чем подать ее на стол. А некоторые авторитеты, придерживаясь менее строгого толкования закона, разрешают извлекать кости из рыбы или мяса перед самой едой, и автор Биур Ѓалаха согласен с тем, что можно поступать так изначально (лехатхила). И так написано в Шевет ѓа-Леви (1, 83). А в Игрот Моше (Орах хаим, 4, 74, Борер, 7) сказано, что тот, кому трудно есть рыбу или мясо иным способом, может следовать менее строгому толкованию закона (в Шмират шабат ке-ѓилхата, 3, 12-14, приводятся оба мнения). Выше я написал, что человеку разрешается извлечь кость после того, как он приступил к еде, так как это отвечает мнениям всех законоучителей. Но если человек хочет накормить рыбой маленького ребенка, ему разрешается извлечь кости заранее, поскольку, как мы говорили, такого мнения придерживается подавляющее большинство авторитетов.

10. Удаление арбузных косточек и гнилых фруктов

Если в субботу человек разрезает арбуз, он может встряхнуть куски арбуза, чтобы косточки выпали. А те косточки, которые не выпали в результате этого, можно извлечь руками или ножом, при условии, что его намереваются съесть тотчас же, поскольку арбуз принято есть именно таким способом. Изначально (лехатхила), желательно удалять косточки иным способом, чем обычно (см. Бен Иш Хай, шана шния, Бешалах, 7). А некоторые авторитеты придерживаются более строгого толкования закона и указывают, что следует сначала положить кусок арбуза в рот, а затем выплюнуть косточки (см. Хазон Иш, 54, 1). Однако на практике, по мнению большинства авторитетов, разрешается удалить косточки, прежде чем класть арбуз в рот, поскольку именно так принято есть арбуз[11].

Если перед человеком стоит миска, в которой лежат вперемешку свежие и подгнившие фрукты, он может вынуть из миски все фрукты, которые собирается съесть или подать гостям на ближайшей трапезе (см. Мишна брура, 319, 7).

Если же он не намеревается тотчас же съесть свежие фрукты и опасается, что гниль от испорченных фруктов перекинется на свежие, то может распределить фрукты так, чтобы гнилые не касались свежих, но не следует отодвигать свежие в одну сторону, а гнилые – в другую.

Если фрукт сгнил наполовину и непригоден в пищу в таком состоянии, то место перехода свежей мякоти в подгнившую расценивается, с точки зрения Ѓалахи, как «смесь», поэтому запрещено срезать подгнившую часть, так как это считается извлечением несъедобного из съедобного. В таком случае можно срезать вместе с подгнившей мякотью немного свежей.


[11]. В Каф ѓа-хаим (319, 47) сказано, что в этом вопросе, без всякого сомнения, разрешается следовать менее строгому толкованию закона, согласно мнению Бен Иш Хая. А в Игрот Моше (Орах хаим, 4, 74, Борер, 7) сказано, что менее строгого толкования закона может придерживаться тот, кто не может есть иначе, а также тот, кто кормит маленького ребенка. В Шмират шабат ке-ѓилхата (3, 17) приводятся оба мнения и говорится, что если человек удаляет косточки из куска арбуза перед тем как кладет его в рот, ему есть на чье мнение положиться. А в прим. 34 написано, что рав Шломо-Залман Ойербах указывает придерживаться в этом менее строгого толкования закона, поскольку именно так принято есть арбуз, и этот закон менее строг, чем закон, связанный с удалением костей из рыбы, поскольку когда человек ест рыбу, он может взять в руки кость с оставшимся на ней кусочком рыбы, съесть рыбу и только после этого выкинуть кость, что невозможно, когда он ест арбуз. А поскольку многие законоучители разрешают в субботу вынимать рыбные кости до того, как человек кладет рыбу в рот, то, тем более, разрешается вынимать арбузные косточки перед тем, как человек кладет арбуз в рот.

11. Процеживание напитков

Процеживание напитков в субботу также может быть запрещено Торой. Это зависит от состояния напитка. Если в напитке содержатся отходы, и без процеживания его пить невозможно, то процеживание является работой, которая делает напиток пригодным к употреблению, и тот, кто процеживает такой напиток, нарушает запрет Торы. Если же напиток можно пить, не процедив, то его разрешено процедить сквозь сито, и хотя благодаря процеживанию его качество повышается, это улучшение не изменяет напиток существенным образом, а потому процеживание в таком случае не запрещено.

Но бывает и промежуточная стадия: если напиток мутный, и в таком состоянии большинство людей не стали бы его пить, но его можно выпить в случае крайней необходимости, то в субботу запрещено процеживать его сквозь сито. И законоучители разошлись во мнениях относительно вопроса, разрешено ли процеживать такой напиток сквозь ткань, то есть иным способом, чем обычно. По мнению большинства ранних законоучителей, это разрешено, а по мнению Рамбама, запрещено. И поздние законоучители писали, что в этом следует придерживаться более строгого толкования закона, согласно мнению Рамбама (см. Шульхан арух, 319, 10; Мишна брура, 42).

Таким образом, если с вином смешаны дрожжи, то − поскольку такое вино непригодно к употреблению,  − его запрещено процеживать в субботу, а тот, кто его процедил, нарушил запрет Торы (см. Шульхан арух, 319, 9; Мишна брура, 32). А если вино настолько мутное, что большинство людей не стали бы его пить, но в случае крайней необходимости оно пригодно к употреблению, − его запрещено процеживать сквозь сито, но нежелательно процеживать и сквозь ткань. В отличие от этого, вино, пригодное к употреблению, разрешается процеживать, чтобы оно стало прозрачнее, ведь поскольку еще до процеживания его можно было пить, процеживание в данном случае не считается работой, запрещенной в субботу (мелаха).

Подобным же образом, если апельсиновый сок содержит волокна апельсина, то, поскольку большинство людей обычно пьют такой сок в непроцеженном виде, его можно процедить сквозь сито[12].

В субботу также разрешается открывать кран, на котором стоит фильтр, или выливать воду из кувшина, фильтрующего ее, ведь поскольку и до фильтрации воду можно было пить, ее процеживание не считается работой, запрещенной в субботу (мелаха).


[12]. И хотя запрещено процеживать соус, чтобы устранить вареные овощи, этот запрет основан на том, что соус и овощи – это два вида пищи, смешанные друг с другом, и если человек хочет воспользоваться только одним из них, то второй считается «отходами» по отношению к нему. В отличие от этого, апельсиновый сок и волокна апельсина – это один и тот же вид пищи, и если человек отделяет их друг от друга, он не нарушает запрет борер (таково мнение рава Шломо-Залмана Ойербаха, приведенное в Шмират шабат ке-ѓилхата, 3, 53-54, 57 и прим. 173. И так написано в Игрот Моше, Орах хаим, 4, 74, Борер, 3).

12. Суп и содержащиеся в нем кусочки пищи

Если в супе содержатся кусочки какой-либо пищи – например, овощи или вермишель, – то извлекать их из супа запрещено. И хотя и суп, и овощи с вермишелью пригодны к употреблению, но, как мы уже говорили (в п. 3), в субботу запрещено отделять друг от друга два вида пищи. Такое разделение разрешено, только если человек делает это, следуя обычному процессу приема пищи (ке-дерех ахила). И как мы говорили выше (в п. 2), для этого необходимо соблюсти три условия: 1) следует извлекать съедобное из несъедобного, а не наоборот, причем «съедобным» считается то, что человек намеревается съесть в данный момент; 2) следует брать пищу руками, ложкой или вилкой, но не специальными приспособлениями, предназначенными для отбора; 3) человек должен намереваться съесть эту пищу тотчас же, а не по истечении какого-то времени.

Таким образом, если человек хочет тотчас же съесть суп, но не овощи, то суп считается для него «пищей», а овощи – «отходами». Исходя из этого, ему разрешается наклонить кастрюлю таким образом, чтобы в тарелку вылилась одна жидкость. И хотя при этом жидкость выделяется непосредственно из смеси, это не является нарушением запрета, так как человек извлекает «съедобное» из «несъедобного». Однако запрещено делать это с помощью сита или шумовки, или даже с помощью приспособления, не предназначенного специально для отбора, например, ложки или вилки. Запрещено также накрывать кастрюлю с супом крышкой, оставив узкую щель, и выливать через эту щель одну жидкость. Но можно погрузить половник в суп так, чтобы зачерпнуть одну жидкость, так как это обычный способ извлечения супа из кастрюли, и такое действие не считается процеживанием с помощью приспособления, предназначенного для отбора[13].

Если же человек хочет съесть только овощи и вермишель, то ему запрещено наклонять кастрюлю, чтобы вылить из нее жидкость, потому что в таком случае получается, что он извлекает «несъедобное» из «съедобного», а это запрещено, даже если он намеревается съесть овощи и вермишель тотчас же. Но разрешено прижать половник к стенке кастрюли таким образом, чтобы в него попали только овощи и вермишель, так как при этом человек не совершает отбор с помощью специального приспособления, а просто зачерпывает пищу обычным образом. Но когда он извлечет половник из кастрюли, нельзя выливать обратно в кастрюлю попавшую в половник жидкость, так как таким образом он извлекает «несъедобное» из «съедобного».

Если овощи и вермишель лежат на дне кастрюли, а над ними – прозрачный бульон, то не считается, что бульон смешан с овощами и вермишелью. Поэтому если человек хочет съесть одни овощи, он может половником извлечь из кастрюли бульон или наклонить кастрюлю и вылить его. Но после того как он вылил бульон, покрывающий овощи и вермишель, запрещено продолжать наклонять кастрюлю, чтобы вылить и бульон, смешанный с овощами и вермишелью[14].


[13]. Если в субботу человек извлекает съедобное из несъедобного, намереваясь тотчас же употребить его в пищу, но при этом пользуется приспособлением, предназначенным для отбора, – например, ситом, – он нарушает запрет Торы. Если же он совершает отбор с помощью инструмента, не предназначенного специально для отбора или процеживания, – например, вилки или крышки кастрюли, – то поскольку он совершает отбор необычным способом, он нарушает запрет, установленный мудрецами. Что же касается использования половника, чтобы извлечь из кастрюли желаемую пищу, то об этом написано в Шмират шабат ке-ѓилхата, 3, прим. 177. Там сказано, что если человек прижимает половник к стенке кастрюли, чтобы извлечь из супа одни овощи, то, возможно, это запрещено, так как он процеживает суп с помощью специального приспособления. Исходя из этого, некоторые авторитеты запрещают погружать половник в кастрюлю с супом так, чтобы извлечь одну жидкость. А в Арух ѓа-шульхан (3, 75-76) приводятся менее строгие толкования закона. И представляется, что на практике следует придерживаться менее строгого толкования, так как в субботу не запрещено извлекать съедобное из несъедобного так, как это обычно делается, когда человек хочет тотчас же съесть пищу, и именно так я написал выше в тексте. Так или иначе, здесь идет речь о сомнении, возникающем в связи с запретом, установленным мудрецами, а в подобных случаях следует придерживаться менее строгого толкования закона.

[14]. В Вавилонском Талмуде (трактат Шабат, 139б) и в Шульхан арух (319, 14) объясняется, что в субботу разрешено медленно наливать непроцеженное вино из сосуда в бокал, при условии, что человек, чтобы не нарушить запрет борер, остановится, когда вино перестанет литься и в бокал начнут попадать капли вина, смешанные с дрожжевым осадком. В связи с этим законоучители спорят, разрешается ли наливать в бокал эти капли, если человек намеревается выпить вино тотчас же. По мнению большинства авторитетов, это разрешено, так как в бокал попадает только само вино, которое и считается продуктом отбора, а поскольку человек заинтересован именно в вине, получается, что он извлекает съедобное из несъедобного, и это разрешено, если он собирается выпить вино тотчас же (так написано в Маген Авраѓам и в Мишна брура, 319, 55). Однако, по мнению гаона рабби Залмана (автора Шульхан арух ѓа-рав), приведенному в составленном им молитвеннике, а также Эглей таль, продуктом отбора в данном случае считается дрожжевой осадок, оставшийся в сосуде, а значит, человек извлекает несъедобное из съедобного, а это запрещено, даже если он намеревается выпить вино тотчас же. Таким образом, по мнению большинства авторитетов, разрешено вылить из кастрюли бульон, смешанный с овощами и вермишелью, если человек хочет тотчас же съесть этот бульон. И хотя некоторые авторитеты это запрещают, так как, по их мнению, в этом случае человек извлекает «несъедобное» из «съедобного», практический закон соответствует мнению большинства авторитетов, которые считают, что речь идет об извлечении «съедобного» из «несъедобного». Дополнительным доводом к менее строгому толкованию закона в данном случае является мнение тех авторитетов (рабби Йешаяѓу ди Трани и Тур), которые полагают, что если человек намеревается употребить пищу тотчас же, то разрешается извлекать несъедобное из съедобного, как объясняется в прим. 1. Кроме того, некоторые авторитеты полагают, что если человек не пользуется специальным приспособлением, предназначенным для отбора, то нет запрета борер в отношении жидкой пищи (Маѓаритц, респонсы, 203). Однако запрещено выливать из кастрюли жидкость, смешанную с овощами, так как, по мнению большинства авторитетов, это извлечение несъедобного из съедобного.

13. Дополнительные законы отделения жидкости от твердой пищи

Если в субботу человек открывает банку с консервированными огурцами, то, поскольку огурцы – овощи крупные, не считается, что они смешаны с рассолом, и разрешено сливать рассол из банки. В отличие от этого, если речь идет о банке с кукурузой или горошком, то, поскольку они мелкие, считается, что они смешаны с жидкостью в банке, и жидкость сливать запрещено. Подобным же образом, запрещено сливать жидкость или масло из банки с консервированным тунцом. Если же человек хочет подать на стол тунец без масла, он может ложкой вынуть рыбу из банки и переложить ее в другую посуду, поскольку, таким образом, он извлекает съедобное из несъедобное, намереваясь тотчас же съесть его.

Что же касается маслин, помещенных в рассол, то возникает сомнение, считаются ли они смешанными с рассолом. Если да, то на них распространяется запрет борер. А поскольку это сомнение касается запрета, установленного Торой, в данном случае, необходимо придерживаться более строгого толкования закона. Поэтому запрещено сливать рассол из банки с маслинами, а также пользоваться специальным приспособлением для извлечения маслин из рассола. Но можно извлечь маслины из банки вилкой или ложкой, при условии, что человек намеревается тотчас же употребить эти маслины в пищу[15].

Как мы уже говорили (в п. 4), если в супе содержатся крупные куски мяса или овощей, то, поскольку эти куски крупные, не считается, что они смешаны с супом, и их разрешено извлечь из кастрюли, даже если человек намеревается съесть их позднее. Их разрешается доставать из супа даже шумовкой, ведь поскольку это не является нарушением запрета борер, для этого можно пользоваться как вилкой, так и шумовкой. Но если человек хочет извлечь из супа мелкие кусочки мяса или овощей, смешанные с жидкостью, намереваясь тотчас же съесть их, − он должен достать их из кастрюли вместе с жидкостью обычной ложкой или половником, но не шумовкой; в противном случае он нарушит запрет, доставая эти кусочки из супа с помощью специального приспособления. Если же у него нет другой посуды, он может извлечь их из супа шумовкой, при условии, что он не намеревается отделить их от супа и не станет держать шумовку над кастрюлей, чтобы слить жидкость обратно в кастрюлю (см. «Расширенные объяснения», 11, 13, 5; Шмират шабат ке-ѓилхата, 3, 58).

Разрешается выливать остатки супа, смешанного с маленькими кусочками пищи, в раковину, сливное отверстие которой закрыто специальной решеткой. Хотя жидкость стекает в сливное отверстие, а кусочки пищи остаются в раковине, так как не проходят сквозь решетку, − это не является нарушением запрета, поскольку запрет борер действует лишь тогда, когда съедобное отделяют от несъедобного, а в данном случае человек не намерен воспользоваться ни жидкостью, ни остатками пищи, а значит, и то, и другое расценивается как «несъедобное» (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 12, 17).


[15]. Очевидно, что огурцы, будучи крупными овощами, не смешаны с жидкостью в банке. И так написано в Шмират шабат ке-ѓилхата (3, 20). А в отношении маслин возникает сомнение, и если считать, что они смешаны с жидкостью, то человек, который пользуется специальным приспособлением для извлечения маслин, и тянет вверх ось, расположенную в его центре, таким образом вынимая маслины из жидкости, нарушает запрет Торы. Если же мы примем мнение, согласно которому маслины достаточно крупны, чтобы не считалось, что они смешаны с жидкостью в банке, то их будет разрешено извлекать из жидкости с помощью приспособления. Но поскольку это сомнение связано с запретом, установленным Торой, в данном случае необходимо придерживаться более строгого толкования закона. Что же касается сыворотки, скопившейся над поверхностью йогурта, то в Шмират шабат ке-ѓилхата (3, 20) сказано, что в этом отношении следует придерживаться более строгого толкования, согласно которому эту сыворотку сливать запрещено, поскольку это рассматривается как извлечение несъедобного из съедобного. Однако многие авторитеты считает, что в этом вопросе можно следовать менее строгому толкованию, поскольку йогурт – это относительно твердая пища, а потому не считается, что сыворотка с ним смешана.

Если же речь идет об извлечении тунца из консервной банки, содержащей растительное масло, то в отношении этого я написал, что его разрешается вынимать ложкой, а не вилкой, поскольку, хотя человек вынимает тунца из банки, намереваясь тотчас же употребить его в пищу во время ближайшей трапезы, он не кладет рыбу прямо в рот, и потому, доставая ее из банки вилкой, он совершает отбор с помощью особого приспособления. Если же он, вынимая из банки тунца или кукурузу, сразу кладет их в рот, это разрешено делать вилкой, задержав ее немного над какой-нибудь посудой, чтобы жидкость стекла в нее, потому что люди обычно едят именно так.

14. Заварочный чайник и чайный пакетик

Заварочный чайник – это емкость, в которой готовят жидкую чайную заварку, залив чайные листья кипятком. В носик чайника встроено специальное сито, чтобы чайные листья не попадали в чашку. Когда чайные листья осядут на дне чайника, а над ними образуется слой прозрачной заварки, нет никакого сомнения в том, что эту заварку разрешено наливать в чашку. Но если жидкость и чайные листья перемешаны, то, по мнению некоторых авторитетов, запрещено наливать заварку через носик чайника, так как сито отделяет жидкость от чайных листьев. Другие авторитеты разрешают наливать заварку и таким способом. А поскольку в заварочный чайник можно с легкостью долить горячую воду (из «второго сосуда»), благодаря чему в нем будет много жидкой заварки, не смешанной с чайными листьями, предпочтительно поступить именно так, чтобы не сталкиваться с сомнением, не был ли нарушен запрет борер. Если же нет возможности долить в чайник горячую воду, то постфактум (бедиавад) разрешается налить в чашку заварку, смешанную с чайными листьями, через сито[16].

В субботу разрешено готовить чай, положив чайный пакетик в стакан с горячей водой (этот стакан должен быть «третьим сосудом», как объясняется выше, в гл. 10, п. 8). Однако при извлечении пакетика из воды нужно обратить внимание на то, чтобы не держать пакетик над стаканом, позволяя чаю капать обратно в стакан, поскольку, по мнению некоторых авторитетов, пакетик, который удерживает чайные листья внутри себя, считается приспособлением для процеживания, а значит, таким образом человек отделяет чайные листья от жидкой заварки, нарушая тем самым запрет борер (см. п. 7). В таком случае следует, вынув пакетик из стакана, тут же положить его в мусорный бак или в другой стакан. А те, кто придерживается более строгого толкования закона, достают пакетик из воды ложкой, так, чтобы вместе с пакетиком извлечь немного чая (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 3, 64).


[16]. Некоторые законоучители придерживаются более строгого толкования закона и запрещают наливать заварку через сито в любом случае, даже когда жидкость, находящаяся сверху, не смешана с чайными листьями, осевшими на дно чайника. Так пишут Бен Иш Хай (шана шния, Бешалах, 18), Каф ѓа-хаим (319, 113) и Шевет ѓа-Леви (1, 84). В отличие от них, другие авторитеты следуют менее строгому толкованию и разрешают наливать заварку через сито даже тогда, когда она смешана с чайными листьями. Они объясняют это тем, что листья, попавшие в чашку, не слишком мешают человеку пить чай, и, в крайнем случае, он может процедить их сквозь зубы, а потому чай с попавшими в него чайными листьями рассматривается, с точки зрения Ѓалахи, как напиток, который большинство людей способно пить, не процеживая (см. Шульхан арух, 319, 10; выше, п. 11). В тексте я привел усредненное мнение, соответствующее мнению Хазон Иша (Орах хаим, 53, со слов мин ѓа-амур). А в Шмират шабат ке-ѓилхата (3, 62) упоминается усредненное мнение и мнение, соответствующее менее строгому толкованию закона. А в прим. 140 там приводится предположение рава Шломо-Залмана Ойербаха, что в данном случае следует придерживаться менее строгого толкования закона, поскольку, возможно, разрешается совершать отбор с помощью специального приспособления, если человек собирается употребить полученную пищу тотчас же. А в книге Шульхан Шломо рава Шломо-Залмана Ойербаха (319, 34, 2) говорится, что если сквозь сито проходит небольшое количество чайных листьев, то уже нет опасения, что будет нарушен запрет борер.

15. Извлечение насекомых из пищи и некоторые другие законы

Если в субботу насекомое упало в стакан чая и всплыло на поверхность, то одни законоучители разрешают извлечь из стакана только его, а другие следуют более строгому толкованию закона и полагают, что это является нарушением запрета борер, так как при этом человек извлекает несъедобное из съедобного. В данном случае желательно, придерживаясь более строгого толкования закона, вытащить насекомое ложкой так, чтобы вместе с ним извлечь немного чая, или чуть наклонить стакан и вылить немного чая вместе с насекомым[17].

Тот же самый закон распространяется и на случай, когда насекомое попало в суп или другую пищу, – его разрешается извлечь ложкой вместе с небольшим количеством пищи. Но если в суп или другую пищу попало несколько насекомых, то их запрещено извлекать вместе с небольшим количеством пищи, так как очевидно, что при этом намерение человека направлено именно на то, чтобы извлечь насекомых, а пища, находящаяся в ложке, является второстепенной по сравнению с насекомыми, и получается, что он извлекает несъедобное из съедобного, нарушая запрет. Эту проблему можно решить таким образом: извлечь вместе с каждым насекомым большое количество пищи, например, с помощью стакана, так, чтобы извлекаемая пища считалась главной, а насекомое – второстепенным. Тогда получится, что человек отделяет один вид пищи от другого, а это в субботу не запрещено[18].

В субботу разрешается мыть фрукты или овощи, к которым прилипла грязь, при условии, что человек намеревается употребить их в пищу тотчас же, но запрещено вымачивать их в воде, чтобы грязь отлипла на них и осела на дно посуды[19].


[17]. Так пишут Турей заѓав (506, 3), Мишна брура (319, 61), Бен Иш Хай (шана шния, Бешалах, 13) и другие поздние законоучители. А гаон рабби Залман написал в составленном им молитвеннике, что если человек извлекает из чая только само насекомое, то существует опасение, что он нарушил субботний запрет, и во времена Храма за такое нарушение следовало приносить грехоочистительную жертву. В отличие от этого, другие авторитеты придерживаются менее строгого толкования закона и разрешают вытаскивать насекомое руками – либо потому, что если насекомое всплыло на поверхность, то не считается, что оно смешано с чаем (так полагает, например, рабби Моше бар Яаков Хагиз), либо потому, что в субботу не запрещено извлекать руками насекомое из стакана с напитком; это запрещено, только если при этом человек пользуется ситом (Маѓаритц, респонсы, 203). И все же поздние законоучители пишут, что на практике предпочтительно вытащить насекомое ложкой так, чтобы вместе с ним извлечь немного жидкости.

[18]. См. Шмират шабат ке-ѓилхата (3, прим. 41, и гл. 5, прим. 24), а также Шульхан Шломо (319, 43), где рав Шломо-Залман Ойербах объясняет, что запрещено извлекать из супа нескольких насекомых, попавших туда, даже если их вынимают ложкой вместе с небольшим количеством супа, поскольку даже когда человек извлекает одно насекомое, то, по мнению гаона рабби Залмана, приведенному в составленном им молитвеннике, он, возможно, совершает нарушение, обязывающее его принести грехоочистительную жертву. Однако, по мнению многих поздних законоучителей, на этот случай не распространяется запрет борер, так как насекомое, всплывшее на поверхность, не считается смешанным с пищей; но когда в пищу попадает множество насекомых, образуется «смесь», поэтому даже если человек извлекает их ложкой, его намерение направлено именно на то, чтобы извлечь из пищи насекомых, которые являются «отходами». Здесь заканчивается изложение мнения рава Шломо-Залмана Ойербаха. Если же человек извлечет с каждым насекомым большое количество пищи, это будет считаться не извлечением отходов, а извлечением пищи вместе с отходами.

[19]. В Вавилонском Талмуде (трактат Шабат, 140а) объясняется, что в субботу запрещено вымачивать вику (распространенная во времена Талмуда кормовая культура – пер.), чтобы отделить ее от прилипшей грязи, и так написано в Шульхан арух (319, 8). А в Мишна брура (28-29) сказано, что этот закон касается и всех прочих видов овощей и фруктов. Согласно сказанному в Биур Ѓалаха, этот запрет является заповедью Торы, а по мнению При мегадим (приведенному в Мишбецот заѓав, 5), это постановление мудрецов, так как в данном случае отбор производится иным способом, чем обычно (бе-шинуй). Опираясь на этот закон, некоторые законоучители хотели запретить мыть в субботу фрукты и овощи (так сказано в Минхат Ицхак, 5, 38; там также сказано, что следует, по крайней мере, мыть фрукты и овощи иным способом, чем обычно). А некоторые законоучители запрещают мыть многие виды фруктов и овощей (см. Шиболей ѓа-лекет, 1, 52; Аз нидберу, 1, 15 и 8, 6-7). Однако, по мнению большинства авторитетов, мыть фрукты и овощи в субботу разрешено – либо потому, что запрет борер не распространяется на мытье, либо потому, что человек моет фрукты для того, чтобы съесть их, а не для того, чтобы выполнить работу, определяемую как борер. Если принять вторую причину, то мыть фрукты и овощи разрешено только тогда, когда человек намеревается тотчас же употребить их в пищу, и так написано в Кцот ѓа-шульхан, 125, Биур Ѓалаха 16; Игрот Моше, Орах хаим, 125; Циц Элиэзер, 6, 37; Шмират шабат ке-ѓилхата, 3, 22.

16. Посуда, игрушки, столовые приборы и книги

Запрет борер распространяется не только на пищу, но и на другие предметы, например, книги, посуду и одежду (см. Турей заѓав и Мишна брура, 319, 15). Законы запрета борер, приведенные здесь в отношении пищи, касаются и всех прочих видов смешения. Это означает, что в субботу разрешается вынимать из группы лежащих вперемешку предметов то, что человеку необходимо для немедленного использования, поскольку человек делает это для того, чтобы воспользоваться данным предметом, а не для того, чтобы выполнить работу, определяемую как борер. Однако запрещено извлекать предмет, чтобы воспользоваться им позднее, а также сортировать предметы, лежащие вперемешку, и, тем более, запрещено устранять ненужные компоненты «смеси».

Например, если дети смешали два вида кубиков, то запрещено сортировать эти кубики. Но если дети, в данный момент, хотят играть только с кубиками одного вида, можно извлечь для них кубики этого вида из горки кубиков, поскольку это делается именно для того, чтобы воспользоваться этими кубиками, а не для того, чтобы выполнить работу, определяемую как борер, так как в начале игры всегда берут кубики, предназначенные для нее.

Запрет борер распространяется и на столовые приборы – ножи, вилки и ложки, если они лежат вперемешку. И хотя они большого размера, и разница между ними очевидна, если их много, они считаются смешанными друг с другом. Поэтому в субботу запрещено сортировать столовые приборы, но можно, помыв их, вытирать каждый предмет отдельно и класть его на место, поскольку, поступая таким образом, человек не извлекает каждый предмет из общей груды, чтобы положить его вместе с другими предметами того же вида, а берет первый попавшийся предмет, чтобы вытереть его, − а когда предмет уже находится у него в руках, разрешено положить его на место, предназначенное ему[20].

Перед началом трапезы можно взять несколько столовых приборов, смешанных друг с другом, и разложить около каждой тарелки необходимые приборы, поскольку это делается не ради сортировки приборов, а ради подготовки к трапезе, при условии, что человек делает это непосредственно перед трапезой.

Запрет борер может относиться и к книгам. Например, если в синагоге лежит большая стопка различных книг Пятикнижия, и синагогальный староста хочет извлечь оттуда только те книги, которые читают во время молитвы в эту субботу, ему запрещено удалять из стопки другие книги, а также извлекать нужные книги задолго до начала молитвы. Однако непосредственно перед началом молитвы можно извлечь из стопки нужные книги, так как это делается не ради выполнения работы, определяемой как борер, а ради того, чтобы читать по этим книгам Тору.

Книги, стоящие на полке, не считаются «смешанными», поэтому в субботу человек может заранее подготовить для себя на полки книги, которыми он намеревается воспользоваться через несколько часов. Если человек пользовался большим количеством книг, ему разрешается поставить их обратно в книжный шкаф, чтобы навести порядок, а возвращая книги в шкаф, он может поставить каждую книгу на свое место (рав Шломо-Залман Ойербах, см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 3, прим. 220 и 239).


[20]. Рав Овадья Йосеф пишет на основе мнений некоторых поздних законоучителей, что поскольку столовые приборы большого размера, и разница между ними очевидна, они не считаются смешанными друг с другом, даже если лежат вперемешку, и, следовательно, на них не распространяется запрет борер. Однако, по мнению большинства авторитетов, этот запрет касается и столовых приборов, а поскольку речь идет о сомнении, возникающем в связи с запретом Торы, в данном случае следует придерживаться более строгого толкования закона. И так написано в Шмират шабат ке-ѓилхата (3, 85) и во многих других ѓалахических сочинениях. Следует отметить, что в субботу разрешается мыть и вытирать посуду, только если существует вероятность, что этой посудой воспользуются в ту же субботу, и запрещается мыть посуду, необходимую на исходе субботы (см. Шульхан арух, 323, 6; Мишна брура, 29; ниже, гл. 22, п. 15).

17. Молотьба (даш)

Молотьба (даш) – это работа (мелаха), в результате которой зерна отделяются от колосьев; эта работа выполняется с помощью скота или особого приспособления (как объяснялось выше, в п. 1). Но если в субботу человек мнет колосья в руке, чтобы извлечь из них зерна, он не нарушает запрет Торы, так как не совершает молотьбу обычным способом – с помощью специального приспособления. Однако мудрецы запретили и это, поскольку таким образом человек все равно отделяет зерна от колосьев. Это запрещено, если он мнет колосья в руке обычным способом; если же он захочет в субботу съесть влажные зерна, ему разрешается мять колосья иным способом, чем обычно, то есть кончиками пальцев, а не всей ладонью[21].

Молотьба в субботу запрещена не только в отношении злаковых культур – каждый, кто отделяет пищу от оболочки, в которой она выросла, нарушает запрет молотьбы. Исходя из этого, запрещено извлекать бобовые культуры – например, горох или фасоль – из стручков. Если человек выполнил эту работу так, как она обычно выполняется в торговых масштабах, он нарушил запрет Торы, а если он сделал это руками – то нарушил запрет мудрецов; и разрешено вынимать горох или фасоль из стручков иным способом, чем обычно. А если стручки зеленые и пригодны в пищу, то их содержимое разрешается извлекать обычным способом, поскольку запрет молотьбы действует лишь тогда, когда оболочка пищи несъедобна (см. Мишна брура, 319, 21).

У работы (мелаха), называемой «молотьба» (даш), есть производное – мефарек («отделение»). Работа мефарек подразумевает извлечение одного из другого, и она тоже запрещена Торой в субботу. К ней относится и запрет выжимать сок из винограда или масло из маслин (как объясняется ниже, в гл. 12, п. 8), а также доить скотину (см. ниже, гл. 20, п. 4). Подобным же образом, если человек хочет извлечь выгоду из впитавшейся в ткань воды, эту ткань выжимать запрещено. Однако ранние законоучители спорят о строгости данного запрета: по мнению Рамбама и Рамбана, тот, кто в субботу выжимает ткань, чтобы извлечь выгоду из впитавшейся в нее воды, нарушает запрет, установленный мудрецами, а по мнению рабейну Тама и Роша – он нарушает запрет Торы (как разъясняется в «Расширенных объяснениях»).

Женщина может в субботу кормить грудью младенца, но ей запрещено Торой сцеживать молоко в какую-либо посуду, так как это является нарушением запрета мефарек (см. Шульхан арух, 328, 34-35). А если женщина страдает от застоя молока в груди, ей разрешается сцеживать молоко, не получая от этого выгоды – например, над раковиной или в посуду, содержащую вещество, которое портит молоко. Дело в том, что если молоко не приносит выгоды, то его сцеживание в субботу является нарушением запрета, установленного мудрецами, и если человек испытывает дискомфорт, то в отношении запрета мудрецов можно следовать менее строгому толкованию закона (см. Шульхан арух, 330, 8). Для этого разрешается в канун субботы настроить электрический аппарат для сцеживания молока на субботнее реле времени (шаон шабат) и воспользоваться аппаратом в субботу, когда он включится (также см. ниже, гл. 28, п. 7).


[21]. По мнению Рифа, Рамбама, Роша и Рамбана, слова Вавилонского Талмуда в трактате Бейца (13б) о том, что разрешено мять колосья в руке иным способом, чем обычно, относятся именно к субботе, тогда как в праздник (йом тов) колосья разрешается мять обычным способом. А по мнению Раши и Тосафот, разрешение мять колосья иным способом, чем обычно, относится только к праздничным дням, а в субботу мять колосья даже иным способом, чем обычно, запрещено согласно постановлению мудрецов. Практический закон соответствует мнению тех, кто придерживается менее строгого толкования закона, поскольку таково мнение большинства законоучителей; к тому же, когда речь идет о сомнении, возникшем в связи с постановлением мудрецов, следует придерживаться менее строгого толкования. И так постановляет Шульхан арух, 319, 6. Также см. Рама, 510, 1.

18. Фундук, арахис, миндаль

В субботу разрешено щелкать орехи, и хотя при этом человек отделяет ядро ореха от скорлупы, это не является нарушением запрета молотьбы, так как молотьба – это действие, совершаемое в поле или на промышленном предприятии. Примером молотьбы служит извлечение зерен из колосьев перед продажей или помолом, а также извлечение фасоли или гороха из стручков перед широкой продажей. Если же плод обычно освобождают от оболочки не сразу после сбора урожая, а непосредственно перед тем, как употребить его в пищу, на него не распространяется запрет молотьбы. Таким образом, на орехи, которые освобождают от скорлупы непосредственно перед едой, не распространяется запрет молотьбы.

Подобным же образом, в субботу разрешается чистить арахис, устраняя как толстую кожуру, так и тонкую шелуху. И хотя в наши дни арахис, как правило, очищают на фабрике, его иногда продают и в скорлупе, и его очищение в субботу не является нарушением запрета молотьбы.

Миндаль имеет две оболочки: внешнюю – зеленую и мягкую, и внутреннюю – твердую. Как правило, миндаль продают после того, как с него сняли внешнюю оболочку, и осталась только твердая скорлупа. Поэтому в субботу разрешается очищать миндаль от твердой оболочки, чтобы употребить его в пищу. Но если на нем сохранилась и зеленая оболочка, ее запрещено удалять, так как это является нарушением запрета молотьбы (см. Рама, 319, 6; Мишна брура, 24). Однако можно очистить один миндальный орех и съесть его, затем очистить и съесть другой, и так далее. Ведь если человек каждый раз очищает и съедает один орех, он делает это не для того, чтобы выполнить работу, определяемую как молотьба, а для того, чтобы употребить орех в пищу[22].


[22]. В Шевет ѓа-Леви (1, 81) сказано, что в описываемом случае следует придерживаться более строгого толкования закона и не очищать несколько миндальных орехов сразу от твердой оболочки. А в Шмират шабат ке-ѓилхата (3, прим. 104) говорится, что это разрешено, если человек намеревается съесть орехи тотчас же, ведь поскольку миндаль, как правило, продают в твердой оболочке, очевидно, что человек чистит его ради того, чтобы употребить в пищу, а не ради того, чтобы выполнить работу, определяемую как молотьба. То же самое написано в Аз нидберу (12, 7) в отношении арахиса. А поскольку речь идет о сомнении, возникающем в связи с запретом, установленным мудрецами, так как человек чистит орехи руками, а не с помощью специального приспособления, − закон следует менее строгому толкованию, и именно таков распространенный обычай. Разрешается также устранять тонкую (красно-коричневую) оболочку арахиса. А если человек хочет исполнить заповедь согласно мнениям всех авторитетов, ему следует чистить по одному ореху миндаля и арахиса за раз и тотчас же съедать их, поскольку, по словам Цемах-Цедека и других законоучителей, на такой случай запрет молотьбы не распространяется вовсе. И в любом случае, когда возникает сомнение, является ли устранение оболочки работой, определяемой как молотьба, желательно, чтобы избежать сомнения, чистить и есть плоды по одному. Кроме того, если человек очищает плод иным способом, чем обычно (бе-шинуй), например, кончиками пальцев, это не является нарушением запрета молотьбы.

Содержание

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]