Глава 22 — Субботняя атмосфера

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]

01. Заповедь сохранения особой атмосферы субботы как дня покоя

Тора заповедала нам воздерживаться в субботу от созидательной работы (мелаха). Об этом сказано (Шмот, 20:10): «А день седьмой – суббота – Господу, Богу твоему: не делай никакой работы». Здесь подразумеваются тридцать девять видов (авот, букв. «отцов») работы, которые применялись при построении Скинии Завета в пустыне, как Всевышний объяснил Моше на горе Синай (см. выше, гл. 9, п.п. 1-2). А мудрецы прибавили к этому дополнительные запреты, называемые «ограда Торы», чтобы человек не совершил в субботу действие, которое в конце концов приведет к нарушению им одного из тридцати девяти субботних запретов Торы (см. выше, гл. 9, п.п. 3-4). В субботу нам также заповедано отдыхать, о чем сказано (Шмот, 23:12): «Шесть дней делай дела свои, а в день седьмой покойся». Эти слова Торы подразумевают следующее: помимо того, что в субботу нам следует воздерживаться от запрещенных видов работы (мелаха), мы также должны отдыхать от любого труда. Так, еврей не должен открывать в субботу магазин или таскать грузы, чтобы подготовиться к работе, которую он намеревается выполнить в будни. И хотя, совершая подобные действия, человек не нарушает ни один из тридцати девяти субботних запретов (авот мелахот), он все же преступает заповедь Торы, предписывающую нам субботний отдых и покой (см. комментарий Рамбана к Ваикра, 23:24; см. также Рамбам, 21, 1 и след. пункт).

В продолжение вышесказанного пророк Йешаяѓу объясняет, что необходимо сохранять атмосферу субботы как святого дня, который следует почитать. В этот день не занимаются будничными делами, и тот, кто воздерживается от таких дел, получает за это величайшую награду. Вот что сказано об этом в книге пророка Йешаяѓу (58:13-14): «Если удержишь в субботу ногу свою, удержишься от выполнения дел твоих в святой день Мой, и назовешь субботу отрадой, святой день Господень – почитаемым, и почтишь ее, не ходя путями своими, не отыскивая дело себе и не говоря ни слова об этом, то наслаждаться будешь в Господе, и Я возведу тебя на высоты земли, и питать буду тебя наследием Яакова, отца твоего, потому что уста Господни сказали это». Этими словами пророка руководствовались наши мудрецы, вынося множество законов и постановлений, связанных с субботой. Главный смысл подобных постановлений заключается в том, что в субботу человек должен вести себя иначе, нежели в будни. Вот что сказано об этом в Вавилонском Талмуде (трактат Шабат, 113а): «»И почтишь ее» – одежда, которую ты надеваешь в субботу, должна отличаться от твоей одежды в будни; «не ходя путями своими» – в субботу тебе следует ходить иначе, нежели в будни; «не отыскивая дело себе» – твои будничные дела запрещены, а дела, связанные со святостью, разрешены; «и не говоря ни слова об этом» – твои слова, произносимые в субботу, должны отличаться от слов, произносимых в будни. Говорить о будничных делах в субботу запрещено, а думать – разрешено». Статус этих законов выше, нежели статус постановлений, вынесенных мудрецами, поскольку они основаны на заповеди Торы, предписывающей отдыхать и покоиться в субботу, и разъясняются в Книгах пророков. Поэтому такие законы называются «заповедями, заключенными в изречениях пророков» (диврей кабала). Они имеют промежуточный статус между заповедями Торы (деорайта) и постановлениями мудрецов (дерабанан).

Выше мы уже говорили о заповедях почтения к субботе и субботнего наслаждения (см. гл. 2, 4, 5, 7). Почтение к субботе выражается в том, что накануне субботы мы принимаем ванну или душ, надеваем нарядную одежду, убираем дом и зажигаем свечи. Субботнее наслаждение выражается в трапезах, сне и изучении Торы. В этой главе мы рассмотрим заповеди Торы и запреты мудрецов, призванные сохранить особую атмосферу субботы как дня святости и покоя. Эти заповеди легли в основу всех запретов на «будничные занятия», установленных мудрецами последующих поколений. Это означает, что в субботу запрещено любое занятие, которое является сугубо будничным. Данный запрет распространяется на все взрослые игры с мячом, плавание в бассейне, физкультуру и спорт, езду на велосипеде. Кроме того, стремясь сохранить субботнюю атмосферу, мудрецы установили запрет мукце (как объясняется в следующей главе). Они также запретили играть в субботу на музыкальных инструментах (см. ниже, п.п. 17-19).

Несмотря на то, что статус запретов на «будничные занятия», призванных сохранить субботнюю атмосферу, выше статуса обычных запретов, установленных мудрецами, с точки зрения принципов Ѓалахи запреты мудрецов требуют более строгого соблюдения. Ведь запреты, установленные мудрецами, – например, запрет выполнять запрещенную работу иным способом, чем обычно (бе-шинуй), или запрет просить нееврея выполнить запрещенную работу – распространяются и на те случаи, когда запрещенная работа необходима ради исполнения заповеди (см. выше, гл. 9, п.п. 3-4 и 11), тогда как запреты, призванные сохранить атмосферу субботы как дня святости и покоя, разрешается нарушить ради исполнения заповеди (как объясняется ниже, в продолжении этой главы). Существуют также запреты, основанные на обоих этих принципах. С точки зрения сохранения субботней атмосферы такие запреты можно было бы отменить ради исполнения заповеди, но поскольку они являются также постановлениями мудрецов, их запрещено нарушать даже ради исполнения заповеди.

02. Купля-продажа

В субботу запрещено продавать и покупать. Если человек в субботу открыл магазин и ведет в нем торговлю, как в будни, то он нарушил заповедь Торы, даже если не выполнил ни одну из тридцати девяти запрещенных работ. Ведь Тора заповедала нам, что субботний день должен быть «субботой покоя» (шабатон; см. Шмот, 31:15), а тот, кто ведет торговлю в субботу, не отдыхает от будничных занятий (см. комментарий Рамбана к Ваикра, 23:24; Ритва; Хатам софер). В книге Нехемьи (13:15-21) рассказывается, что, оказавшись в Иерусалиме, он обнаружил, что суббота там – базарный день, «и Цориане (то есть торговцы), что жили в нем (в Иерусалиме), привозили рыбу и другие товары и продавали в субботу жителям Иудеи и Иерусалима. И спорил я со знатью Иудеи, и говорил им: «Что же делаете вы дело злое это и оскверняете день субботний? Ведь так поступали отцы ваши, и навел Бог наш на нас и на город этот все эти бедствия, а вы еще преумножаете гнев на Израиль, оскверняя субботу!»». После этого торговцы стали продавать свои товары в субботу за пределами стен Иерусалима, а Нехемья велел запирать городские ворота с начала субботы до ее исхода. «И ночевали лоточники и продавцы всяких товаров вне Иерусалима раз и другой. И предупредил я их, и сказал им: «Почему ночуете вы против стены? Если еще раз вы сделаете это, то я применю к вам силу». С тех пор не приходили они в субботу».

Все вышесказанное касается того, кто ведет торговлю каждую субботу. В таком случае человек нарушает заповедь Торы. Если же человек продает или покупает что-либо в субботу одноразово ради будничных нужд, то он нарушает «заповедь, заключенную в изречениях пророков» (диврей кабала). В связи с этим сказано (Йешаяѓу, 58:13): «И назовешь субботу отрадой, святой день Господень – почитаемым, и почтишь ее, не ходя путями своими, не отыскивая дело себе и не говоря ни слова об этом». Мудрецы (в трактате Шабат, 113а) объясняют: это значит, что в субботу человеку запрещено заниматься будничными делами. Однако из слов пророка еще не следует, что в субботу запрещено продавать или покупать ради исполнения заповеди. Но мудрецы возвели «ограду» вокруг заповеди Торы и запретили в субботу любую куплю-продажу, даже ради исполнения заповеди. Это постановление мудрецов основано на опасении, что, занимаясь торговлей, человек по ошибке нарушит запрет письма, который является одним из тридцати девяти субботних запретов согласно Торе (см. Раши и Тосафот к трактату Бейца, 37а; Мишна брура, 306, 11). И лишь ради заповеди заселения Земли Израиля мудрецы разрешили в субботу заключить с неевреем сделку о продаже дома таким образом, чтобы нееврей сам написал купчую и взял деньги, а еврей только сказал ему, где они лежат (см. Шульхан арух, 306, 11; Элия раба, 22 и Мор ве-кциа; закон не соответствует сказанному в Маген Авраѓам, 19. И см. выше, гл. 9, п. 12).

Некоторые люди, опасаясь нарушить в субботу запрет купли-продажи, следуют более строгому толкованию закона и воздерживаются в субботу от обычая «продавать» право восхождения к Торе. Однако многие следуют в этом менее строгому толкованию, и им есть на чье мнение положиться. Ведь на деле сделка и оплата не совершаются в саму субботу, а обязательство заплатить, которое человек дает на будущее, считается предназначенным для исполнения заповеди (см. Мишна брура, 306, 33). Но если суммы, за которые «продают» право восхождения к Торе, незначительные, то нежелательно придерживаться в отношении этого запрета менее строгого толкования закона, чтобы не тратить на это время всей общины.

03. Получение товаров из магазина или ресторана

Если человеку необходимы в субботу продукты питания для субботних трапез – например, если к нему неожиданно пришли гости, или ему не удалось подготовиться к субботе заранее должным образом, – то он может пойти к владельцу магазина и попросить его дать ему продукты при молчаливом уговоре, что он заплатит за продукты по окончании субботы. При этом запрещено говорить об оплате, то есть следует просить продукты у владельца магазина так, как их просят у соседей, не упоминая слов «покупка», «продажа» и «оплата». Но человек, берущий продукты, может сказать владельцу магазина, что в течение недели договорится с ним по поводу взятого. И хотя владелец магазина поймет из этого, что человек намеревается ему заплатить, но поскольку оплата была упомянута не открыто, а лишь намеком, это не является нарушением запрета.

Следует строго следить и за тем, чтобы не упоминать цену продукта, а также не взвешивать и не измерять его, как в будни, чтобы узнать, сколько он стоит. Однако разрешается поместить продукт в емкость, не предназначенную для измерения, и условиться, что назавтра они измерят ее объем, имея в виду, что согласно результату этого измерения будет назначена цена за продукт. Но запрещено открыто упоминать вопрос оплаты. Разрешается также наполнить емкость, предназначенную для измерения, чтобы в ней унести необходимые продукты, но запрещено измерять в этой емкости объем продукта, а затем перекладывать его в другую емкость, потому что в таком случае очевидно, что продукт был помещен в первую емкость для того, чтобы его измерить. Разрешено также попросить у владельца магазина пять апельсинов или пять бутылок, поскольку в данном случае число не указывает на заключение сделки, а просто описывает необходимое количество. А если этот человек уже брал в прошлом продукты из этого магазина, то запрещено упоминать его долг и подсчитывать общую сумму долга, учитывая то, что он взял сегодня (см. Шульхан арух, 323, 1-4; Мишна брура, 20; Шмират шабат ке-ѓилхата, 29, 18-25).

Если владелец магазина не верит, что человек вспомнит о долге и заплатит по окончании субботы, то он может попросить его оставить в магазине одежду или какой-либо другой предмет, но нельзя говорить, что это заклад или залог, как обычно говорят в будни (см. Рама, 307, 11).

Если человек берет продукты из магазина в субботу, он не должен выносить их в большом ящике, как обычно выносят продукты из магазина в будни, чтобы сторонние наблюдатели не подумали, что он выносит их, чтобы продать. Ему следует взять их в руки или взвалить на плечо таким образом, как обычно переносят продукты для субботней трапезы. Даже если из-за этого ему придется пройти несколько раз до магазина и обратно, чтобы принести все необходимое, лучше приложить дополнительные усилия, чтобы никто не подумал, что он занимается торговлей в субботу. А если у него дома сидят гости и ожидают начала трапезы, то лучше принести все продукты за один раз, чтобы сэкономить время, даже если при этом он станет переносить их так, как в будни. Подобным же образом, если там, где он проходит, никто не подумает, что он занимается торговлей в субботу, он может переносить продукты так же, как в будни, чтобы не ходить лишний раз (это мнение приводится в Шульхан арух, 327, 5; см. также Мишна брура, 25; Рама, 510, 8).

Владелец магазина или гостиницы, который хочет дать своим клиентам возможность брать продукты в субботу, может перед началом субботы продать клиентам карточки разных цветов, так, чтобы в субботу по карточке одного цвета можно было получить вечернюю субботнюю трапезу, по карточке другого цвета – утреннюю трапезу, третьего цвета – напитки, четвертого – десерт, и так далее. Если же карточек разного цвета не хватает, чтобы иметь возможность купить все виды продуктов, то можно написать на карточках наименования тех или иных продуктов, но запрещено указывать их цену, поскольку таким образом карточка станет подобна денежной купюре, которой запрещено пользоваться в субботу (см. Мишна брура, 307, 50; 323, 20; Шмират шабат ке-ѓилхата, 29, 26).

04. Ссуда, заём, подарок

В субботу запрещено не только продавать и покупать, но и брать взаймы или возвращать долг, поскольку в таком случае принято писать вексель, и существует опасение, что человек нарушит запрет письма. Поэтому если кому-то необходимо ради субботних нужд попросить у товарища что-либо из пищи, одежды или мебели (например, стул), то он должен попросить этот предмет «взаймы», потому что в таком случае вексель обычно не пишут. Если же человек обращается к товарищу на языке, на котором нет разницы между понятиями «ссудить» и «дать взаймы», то он должен сказать: «Дай мне». А если человек, который дает предмет взаймы, опасается, что товарищ забудет его возвратить, то он может попросить оставить ему взамен какой-либо другой предмет, однако при этом не следует говорить, что это заклад или залог, как обычно говорят в будни (см. Вавилонский Талмуд, трактат Шабат, 148а; Рама, 307, 11). Если же тот, кто просит предмет взаймы, по ошибке назвал это «ссудой», то человеку следует ответить, что в субботу запрещено давать ссуду, но он может дать ему этот предмет взаймы (см. Шульхан Шломо, 307, 15, 2).

По мнению некоторых авторитетов, в субботу запрещено дарить или принимать подарки, поскольку при этом предмет переходит во владение того, кто получает этот подарок, а это похоже на куплю-продажу (см. Маген Авраѓам, 306, 15; Мишна брура, 33). Другие авторитеты считают, что в субботу разрешается дарить подарки, поскольку при этом не принято писать вексель (так считает, например, Бейт Меир, основываясь на мнении Рифа и Рамбама). Изначально (лехатхила) в этом принято следовать более строгому толкованию закона и воздерживаться от того, чтобы дарить подарки в субботу, однако в случае необходимости, ради исполнения заповеди, по мнению всех авторитетов это разрешается (см. Шульхан арух, Орах хаим, 658, 3-4). Исходя из этого, в субботу разрешено дарить посуду и пищу для субботней трапезы (см. Мишна брура, 306, 33). Разрешено также награждать детей призами за то, что они участвовали в уроке Торы, поскольку их следует поощрять в изучении Торы, и это считается исполнением заповеди.

Если человек хочет в субботу подарить подарок мальчику, который празднует бар-мицву, то пред наступлением субботы следует совершить ритуал передачи этого подарка в собственность виновника торжества (киньян). Это делается так: следует попросить другого человека приподнять подарок, чтобы тем самым символически передать его в собственность мальчика, празднующего бар-мицву. Таким образом, подарок перейдет в его собственность до начала субботы, и в саму субботу можно будет отдать ему этот подарок, который принадлежал ему с кануна субботы. Если же ритуал киньян не был совершен до наступления субботы, то можно отдать подарок в качестве залога до окончания субботы, а на исходе субботы он перейдет в собственность виновника торжества (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 29, 31). А некоторые авторитеты говорят, что в субботу разрешено следовать менее строгому толкованию закона и дарить подарки жениху, поскольку это в некоторой степени связано с заповедью веселить жениха и невесту (такого мнения придерживаются Элия раба и Хатам софер). И в случае необходимости можно положиться на их мнение.

В субботу запрещено бросать жребий, чтобы определить, кому достанется то или иное блюдо. Ведь если человеку важно, чтобы ему досталось блюдо побольше и повкуснее, то возникает опасение, что в субботу он упомянет цену этого блюда или же станет измерять либо взвешивать его. Кроме того, когда люди бросают жребий, это может быть нарушение запрета играть в азартные игры. А если порции неодинаковы по цене, то даже домочадцам запрещено бросать жребий. Но если цена всех порций одинаковая, то домочадцам разрешается бросать жребий, кто какую порцию получит (см. трактат Шабат, 148б-149а), Шульхан арух, 322, 6; ниже, гл. 22, п. 8). Разрешается бросать жребий за право восхождения к Торе или чтения молитвы кадиш, так как в этом случае речь не идет о вещах, которые можно измерить или подсчитать (см. Мишна брура, 322, 24).

05. Вынесение судебных решений, заключение брака, отделение возношений и десятин (трумот и маасрот)

Мудрецы запрещают выносить в субботу судебные решения и приводить в исполнение приговоры суда (бейт дина). Они также запрещают совершать в субботу церемонии обручения, бракосочетания, развода, как и исполнять заповеди йебум и халица[1]. Мудрецы вынесли эти постановления, поскольку опасались, что в противном случае люди могут нарушить в субботу запрет письма (см. Вавилонский Талмуд, трактат Бейца, 37а). В субботу также запрещено совершать обряд выкупа первенца, поскольку это напоминает куплю-продажу, и если тридцать первый день после рождения первенца выпадает на субботу, то церемонию выкупа откладывают на следующий день. Запрещено также посвящать что-либо Храму, так как при этом данный предмет как бы переходит в собственность Всевышнего, а это похоже на куплю-продажу. Но человек может в субботу обязаться дать денежное пожертвование, потому что само обязательство еще не является передачей денег в собственность кого-то другого. Но если человек что-то продал или купил в субботу, либо же совершил что-то из вышеперечисленного, то сделка считается действительной (см. Мишна, трактат Бейца, 36б; Шульхан арух, 339, 4).

В субботу не отделяют возношения (трумот), десятины (маасрот) и халу, поскольку при этом человек посвящает плоды Всевышнему; кроме того, таким образом плоды становятся пригодными к использованию (см. Вавилонский Талмуд, трактат Бейца, 36б; Рамбам, 23, 14). Если же человек совершил что-либо из указанного по ошибке, то эти плоды разрешается есть в субботу, однако если он совершил это преднамеренно, то плоды разрешено употреблять в пищу, но любому еврею запрещено есть их до окончания субботы (см. Мишна, Трумот, 2, 3; Мишна брура, 339, 25).

Если человек опасается, что не успеет отделить трумот и маасрот до наступления субботы, то он может перед началом субботы произнести без благословения текст, читаемый при отделении трумот и маасрот, подразумевая те плоды, которые он отделит после начала субботы. Произнеся этот текст, он как бы начинает процесс отделения, благодаря чему ему будет разрешено отделять трумот и маасрот и после начала субботы, произнеся при этом обычный текст с благословением. Точно так же, тот, кто опасается, что не успеет отделить халу от выпечки в субботу, может отделить ее подобным образом.

Вышесказанное справедливо лишь в том случае, если плоды, от которых необходимо отделить трумот и маасрот, принадлежат самому человеку. Никто другой не может отделить от этих плодов трумот и маасрот в субботу описанным способом. Если гость опасается, что хозяин забудет отделить трумот и маасрот от плодов, то он может перед наступлением субботы попросить хозяина назначить его посланником для отделения трумот и маасрот, и тогда он сможет перед субботой прочитать соответствующий текст без благословения, а в субботу совершить сам обряд отделения (см. Мишна, трактат Дмай, 7, 1 и 5; Рамбам, Маасер, 9, 7-9)[2].


[1]. Левиратный брак (йебум) и халица – предписанный Торой брачный союз между бездетной вдовой и братом ее покойного мужа, и обряд, освобождающий от обязанности заключать этот брак (прим. пер.).

[2]. Все сказанное в этом параграфе относится к плодам, имеющим статус тевель – то есть нет никакого сомнения в том, что от них не были отделены трумот и маасрот. Что же касается плодов, имеющих статус дмай (то есть существует сомнение, были ли отделены от них трумот и маасрот), то и другой человек, а не только тот, кому они принадлежат, может отделить от них трумот и маасрот в субботу описанным образом (то есть прочитав текст отделения без благословения перед началом субботы); см. Орхот шабат, 22, 65-70. Текст, читаемый перед началом субботы, совпадает с текстом, читаемым непосрественно при отделении трумот и маасрот, с той лишь разницей, что перед началом субботы следует произносить все глаголы в будущем времени, например: «То, что я отделю» и так далее (см. Хазон Иш, Дмай, 9, 13, 15, как приводится в Орхот шабат, 22, 62 и прим. 86). Постфактум (бедиавад), если человек скажет: «Все, что я отделю завтра, будет посвящено трумот и маасрот», он исполнит заповедь, так как он начал процесс отделения перед началом субботы (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 11, 23). После того, как человек положит отделенные для трумот и маасрот плоды на предназначенное для них место, ему запрещается трогать их до окончания субботы, так как на них распространяется запрет мукце.

06. Окунание посуды в микве и измерение в субботу

Как известно, если еврей купил или получил в подарок от нееврея посуду, предназначенную для пищи, ему запрещено есть из этой посуды, пока он не окунет ее в микве. А если он не сделал этого до наступления субботы, то, по мнению некоторых авторитетов, посуду запрещено окунать в микве в субботу, поскольку это похоже на действие, с помощью которого посуда становится пригодной к использованию, а в субботу такие действия запрещены. Ведь до окунания в микве эта посуда была непригодна к использованию, а после окунания пользоваться ею разрешено (так считает, например, Рош). Но есть и другое мнение: если эта посуда необходима для трапезы, то ее можно окунуть в микве с благословением, поскольку это не расценивается как приведение ее в состояние готовности, ведь постфактум (бедиавад), если посуду использовали для еды без окунания в микве, то еда осталась кошерной (так считает, например, Риф). Если же поблизости есть нееврей, подходящий для исполнения этой миссии, то можно подарить ему эту посуду и попросить у него позволения воспользоваться ею в субботу, потому что в таком случае еврей может есть из нее, не окуная ее в микве (см. Шульхан арух, 323, 7). А после окончания субботы желательно попросить нееврея, чтобы тот возвратил посуду еврею в качестве подарка, и окунуть ее в микве с благословением[3].

Человеку же разрешается окунаться в микве в субботу, чтобы очиститься от скверны. Так считают все авторитеты. Даже те, кто утверждает, что запрещено окунать посуду, говорят: поскольку когда человек окунается в микве, это выглядит так, будто он моется, на это действие не распространяется запрет тикун (приведения в состояние готовности; см. выше, гл. 14, п. 9). Однако в субботу запрещено окунать в микве человека, проходящего гиюр, поскольку после окунания в микве он становится как бы другим человеком, а это может расцениваться как тикун. Кроме того, при прохождении гиюра на окунании в микве должен присутствовать раввинский суд, а в субботу запрещено как выносить судебные постановления, так и присутствовать при окунании прозелита в микве (см. Вавилонский Талмуд, трактат Йевамот, 46б). Но если этот закон был нарушен, и прозелит окунулся в микве в субботу, то окунание принимается, и он становится евреем (см. Шульхан арух, Йоре деа, 268, 4).

В субботу запрещено производить измерения, поскольку это сугубо будничное занятие (см. Шульхан арух, 306, 7; Мишна брура, 34). Поэтому запрещено взвешивать человека или измерять его рост (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 14, 42). Запрещено также измерять габариты мебели или величину помещения.

Разрешается взвешивать или измерять что-либо ради исполнения заповеди. Исходя из этого, разрешается проверять, содержит ли микве 40 сеа[4] воды. Разрешено также отмерять лекарство для больного, а также мерить температуру (см. Шульхан арух, 306, 7; Шмират шабат ке-ѓилхата, 40, 2). И поскольку ради младенцев разрешается делать в субботу все то же самое, что и ради больного, то в случае, если это необходимо, можно отмерить количество пищи, необходимое для младенца. Подобным же образом, если необходимо взвесить младенца после еды, чтобы проверить, прибавил ли он в весе, это разрешено (при условии, что весы не электронные, см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 37, 5).


[3]. Согласно сказанному в Бейт Йосеф, Рамбам, как и Риф, придерживается в этом вопросе менее строгого толкования закона, и такой же вывод можно сделать на основе сказанного в Шульхан арух (323, 7): что в случае крайней необходимости в субботу разрешается окунать посуду в микве. А Маѓарам Бен-Хавив писал в респонсах Коль гадоль (15), что при этом необходимо произнести благословение (см. Левият хен, 72, 75). А некоторые авторитеты (например, Зивхей цедек и Арух ѓа-шульхан) говорят, что Шульхан арухЙоре деа, 120, 16) изменил свое мнение, и единственный выход из положения заключается в том, чтобы подарить посуду нееврею. Рама (в Даркей Моше) тоже придерживается более строгого толкования закона, и так написано в Шаагат арье (56). А постфактум (бедиавад), если в субботу человек окунул посуду в микве, то этой посудой можно пользоваться (см. Маген Авраѓам и Мишна брура, 323, 33). В Биур Ѓалаха все это объясняется подробно. Если же посуда осталась в собственности нееврея, но на самом деле она находится у еврея, то ее следует окунуть в микве без благословения. Поэтому желательно попросить нееврея возвратить посуду еврею в качестве подарка, чтобы еврей мог окунуть ее в микве с благословением (см. Турей заѓав и Мишна брура, 323, 35).

[4]. Сеа – древняя мера объема, равная приблизительно 2.16 л (прим. пер.).

07. Спокойная ходьба, бег, прыжки

Наш мир полон изъянов и недостатков, и для того чтобы их восполнить, в будни мы с утра до вечера только и делаем, что бегаем и суетимся, охваченные бесконечными хлопотами. Однако в субботу – день, подобный миру грядущему, – нам заповедано покоиться и отдыхать от созидательной работы (мелаха), словно все недостатки, что есть в мире, уже исправлены, и нам больше не нужно никуда спешить и осталось лишь наслаждаться субботней святостью и взирать духовным взором на внутренние, совершенные аспекты мироздания, как его создал Святой, благословен Он. Нам заповедано, чтобы этот духовный подход выражался и в спокойной и размеренной ходьбе в субботу. Вот как объясняют это наши мудрецы (трактат Шабат, 113а): «»И почтишь ее, не ходя путями своими» (Йешаяѓу, 58:13) – в субботу тебе следует ходить иначе, нежели в будни».

Исходя из этого, в субботу запрещено бегать, а также ходить широким шагом. Это касается ситуации, когда человек идет куда-либо ради своих собственных нужд. В таком случае ему следует идти спокойным и размеренным шагом, чтобы тем самым выразить почтение к субботе. Но если человек идет на урок Торы или на молитву, то быстрый шаг или бег в таком случае – благое дело (см. Вавилонский Талмуд, трактат Брахот, 6б; Шульхан арух, 301, 1). Ведь если человек бежит для того, чтобы поскорее исполнить заповедь, тем самым он не нарушает принцип почтения к субботе, а напротив, выражает особый характер субботы – ведь в этот день мы отдыхаем от забот и суеты этого мира, что дает нам силы для того, чтобы бежать и торопиться на служение Всевышнему.

Разрешено бегать и прыгать, если человек извлекает из этого значительную личную выгоду. Например, можно бежать, чтобы не вымокнуть под дождем. Разрешается также перепрыгивать через лужи, чтобы не запачкать обувь. Разрешено бежать и для того, чтобы увидеть что-то приятное или интересное (см. трактат Шабат, 113б; Шульхан арух, 301, 2-3). Дети и подростки, которые получают удовольствие от бега, могут участвовать в играх, связанных с бегом, поскольку это бег ради удовольствия, а не ради хлопот (см. Шульхан арух, 301, 2). Взрослым разрешается ради игры и удовольствия прыгать вместе с маленькими детьми.

08. Физические упражнения и езда на велосипеде

В субботу запрещено заниматься спортивным бегом, поскольку для человека это не наслаждение, а обязанность. И хотя люди получают удовольствие от занятий спортом, это вызвано, главным образом, тем, что они заботятся о своем здоровье и повышают уровень физической подготовки, а не самими занятиями. Даже если уровень физической подготовки человека очень высок, и если он ежедневно занимается бегом и получает от этого удовольствие, ему запрещено бегать в субботу, так как это является нарушением субботнего запрета на сугубо будничные занятия. Ведь со стороны может показаться, что этот человек относится к субботе пренебрежительно и уподобляет ее будням. Но если человек занимается физическими упражнениями дома, он может прыгать и делать любые упражнения, какие ему нравятся, при условии, что это не требует от него особых усилий. Не следует также заниматься по заранее установленной программе или с использованием специальных тренажеров, так как все это является нарушением субботнего запрета на будничные занятия. Исходя из этого же запрета, в субботу запрещено играть в мяч. Даже детям нельзя играть в мяч, предназначенный для взрослых игр, так как это тоже относится к запрету на «сугубо будничные занятия»[5].

В субботу разрешается заниматься ходьбой в оздоровительных целях, при условии, что человек будет идти обычным шагом, не слишком быстро. И хотя в субботу не следует заниматься деятельностью, направленной на оздоровление, но поскольку когда человек занимается ходьбой, со стороны незаметно, что он делает это в оздоровительных целях, и люди в субботу часто просто гуляют в свое удовольствие, разрешается гулять и ради поправки здоровья (см. Мишна брура, 301, 7). Разрешается также делать легкие упражнения на растяжку, чтобы размять кости и мышцы.

Поздние законоучители сходятся во мнении, что в субботу запрещено ездить на велосипеде. Согласно одному мнению, этот запрет основан на опасении, что человек может при этом выехать за границу субботнего предела (тхум шабат), согласно другому мнению, велосипед может сломаться, и человек станет его чинить. Но главной причиной является запрет на будничные занятия, поскольку велосипед предназначен главным образом для того, чтобы человек мог доехать на нем до места работы, или же для спортивных занятий[6].


[5]. Согласно сказанному в Ор ле-Цион (ч. 2, 36, 12), запрет на физические упражнения действует, только если человек занимается ими столь усиленно, что потеет, и если он делает это в медицинских целях. Но разрешается бегать просто для того, чтобы размяться, подобно тому, как детям и подросткам разрешено бегать ради удовольствия (это мнение соответствует словам Рамбама и противоречит словам Раши, и см. Биур Ѓалаха, 328, 42). Однако представляется, что на практике физические упражнения могут иметь отношение к запрету на «сугубо будничные занятия», как объясняется в Тосефте к трактату Шабат, 17, 16: «В субботу не следует бегать ради того, чтобы дать телу физическую нагрузку, но человек может без опасения гулять обычным шагом даже целый день». И хотя детям и подросткам, которые получают удовольствие от бега, разрешено бегать в субботу, это разрешение основано на том, что они получают удовольствие от самого бега; если же человек получает удовольствие от того, что благодаря бегу улучшается его здоровье, это запрещено; и см. объяснение, приведенное в Шульхан арух, 301, 1-2; Турей заѓав, 1; Арух ѓа-шульхан, 44. Именно такое практическое постановление выносят Циц Элиэзер (6, 4) и Шмират шабат ке-ѓилхата (34, 22). Но если человек получает удовольствие от самих физических упражнений, то ему можно заниматься ими в субботу (такого мнения придерживается рав Шломо-Залман Ойербах, как написано в Шмират шабат ке-ѓилхата, 16, прим. 106), при условии, что он не станет заниматься этим регулярно на профессиональном уровне, так как в противном случае это будет нарушением запрета на будничные занятия. Также представляется, что взрослому человеку, который получает удовольствие от занятий бегом, запрещено бегать на улице, поскольку со стороны это выглядит так, будто он относится к субботе пренебрежительно, а значит, и это является нарушением запрета на будничные занятия. И см. «Расширенные объяснения».

[6]. Однако в респонсах Рав пеалим (1, 25) сказано, что это разрешено, так как если человек станет в субботу ездить на велосипеде, из этого не следует, что в конце концов он начнет ездить и на машине. Это разрешение опирается на принцип, что не следует самовольно устанавливать новые запреты. Однако практически все авторитеты придерживаются в этом более строгого толкования закона по вышеупомянутым причинам. Так написано в Кцот ѓа-шульхан (110, Бадей ѓа-шульхан, 16), Циц Элиэзер (7, 30), Каф ѓа-хаим (404, 8), Шмират шабат ке-ѓилхата (16, 18). А в Ор ле-Цион (ч. 2, 42, 1) сказано, что хотя по сути закона можно было бы разрешить ездить в субботу на велосипеде, но это запрещено, поскольку существует традиция это запрещать.

Источник запрета на будничные занятия можно найти в Вавилонском Талмуде, в трактате Бейца, 25а: «Учат наши наставники: [в субботу] хромой не может выходить на улицу с палкой… и не следует выносить его на улицу на стуле». Раши объясняет: «»с палкой» – ибо так ходят в будни, и есть в этом пренебрежение к праздничному дню. «Не следует выносить его на улицу на стуле» – ибо его несут другие люди». Дальше в этом месте Талмуда объясняется, что стул запрещено нести только на плечах, и Раши комментирует: «Когда стул несут на плечах, со стороны это выглядит как будничное занятие, и его проносят на гораздо более далекое расстояние, чем когда его несут в руках».

09. Ходьба ради будничных нужд

Даже если человек идет спокойным шагом, ему запрещено отправляться в поле или на фабрику, чтобы планировать там работу на будни. На такие виды деятельности распространяется запрет, о котором сказано (Йешаяѓу, 58:13): «Если удержишь в субботу ногу свою, удержишься от выполнения дел твоих в святой день Мой…» Но если со стороны это не выглядит так, будто он собирается планировать работу на будни, то в этом нет запрета. Таким образом, в субботу человек может ходить на прогулку, даже если при этом он проходит через собственное поле, и во время этой прогулки он может посмотреть на поле и подумать о работе, однако со стороны не должно быть заметно, что он смотрит на поле ради этого. А особо праведные люди воздерживаются в субботу от мыслей о работе (см. Шульхан арух, 306, 8).

Подобным же образом, если человек строит дом, ему не следует смотреть на него в субботу, потому что в противном случае со стороны будет заметно, что он планирует дальнейшую работу. Так и в случае, если человек собирается устроить ремонт или достроить свою квартиру: ему запрещено смотреть на нее таким образом, чтобы было заметно, что он планирует эту работу. А если человек хочет купить квартиру, то ему запрещено в субботу смотреть квартиры, выставленные на продажу. Но разрешается гулять по улице, на которой строят новые здания, даже если человек хочет посмотреть на них с целью приобрести там квартиру, однако при этом следует просто прогуливаться, а не останавливаться, чтобы рассмотреть новостройки получше, поскольку в противном случае будет заметно, что человек планирует покупку квартиры. Подобным же образом, если человек собирается купить какой-либо электроприбор, ему разрешено в субботу, прогуливаясь по улице, отмечать и запоминать, где находятся магазины электроприборов, но запрещено рассматривать ценники (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 29, 10). А особенно праведные люди в субботу вовсе не думают о таких вещах.

Вечером до исхода субботы человеку запрещено идти на границу субботнего предела, чтобы сразу же по окончании субботы нанять необходимых ему рабочих. Подобным же образом, вечером до исхода субботы запрещено идти в поле, в магазин или на фабрику, чтобы приступить к работе тотчас же по окончании субботы. Ведь поскольку очевидно, что человек идет туда в субботу ради работы, это означает, что он нарушает сказанное: «Если удержишь в субботу ногу свою, удержишься от выполнения дел твоих в святой день Мой…» Но если со стороны незаметно, что он направляется туда ради работы, – например, если он идет по дороге, по которой гуляют в субботу многие люди, – то даже если тотчас же по окончании субботы он наймет рабочих или приступит к работе, в этом нет запрета, так как запрет действует лишь в том случае, когда заметно, что человек направляется куда-либо ради будничных занятий (см. Шульхан арух, 306, 1; Мишна брура, 1, и Биур Ѓалаха, со слова ше-меаньен; Шульхан арух, 307, 9; Мишна брура, 40)[7].


[7]. Запрет идти до окончания субботы на границу субботнего предела действует только при условии, что человек не имеет никакой возможности сделать то, что он намерен сделать там, разрешенным в субботу образом. Но если он идет туда, чтобы принести сорванные плоды, которые лежат за границей субботнего предела, или чтобы навестить родственников, живущих за границей субботнего предела, это разрешено, поскольку при этом человек не нарушает никакого субботнего запрета – ведь если бы там был эрув, то было бы разрешено приносить плоды или навещать родственников и в саму субботу. Но запрещено идти до окончания субботы на границу субботнего предела для того, чтобы принести еще не сорванные плоды или такие, на которые распространяется запрет мукце, поскольку само это действие запрещено в субботу, и разрешить его невозможно. То же самое касается запрета на разговоры о будничных делах, суть которого объясняется в следующем параграфе: если указанное действие можно совершить разрешенным способом – например, если имеется эрув, – то в субботу человеку разрешается и говорить о том, что завтра он намеревается пойти туда или принести оттуда фрукты или овощи (см. трактат Шабат, 150б; Шульхан арух, 307, 8; Мишна брура, 35. В Шульхан арух ѓа-рав, 16, объясняется суть этого разрешения. А в Орхот шабат, 22, прим. 7, приводятся дополнительные обоснования этого).

10. Разговоры о работе и денежных делах

Заповедь почтения к субботе распространяется и на разговоры, которые человек ведет в этот день. Об этом сказано (Йешаяѓу, 58:13): «…и почтишь ее, не ходя путями своими, не отыскивая дело себе и не говоря ни слова об этом», и объясняют наши мудрецы (трактат Шабат, 113а): «Твои речи, произносимые в субботу, должны отличаться от речей, произносимых в будни». Имеется в виду, что в субботу человек не должен говорить о том, что запрещено делать. Поэтому не следует говорить: завтра я поеду на машине, или напишу письмо, или куплю что-либо. И тем более, человеку запрещено просить ближнего, чтобы завтра тот поехал куда-либо по его поручению, либо написал письмо, либо купил что-либо для него (см. Шульхан арух, 307, 1). Этот запрет касается того, что человек намеревается сделать в будущем; о том же, что уже сделано, говорить можно, при условии, что человек не учит кого-либо, как выполнить эту работу (мелаха).

О том, что запрещено делать в субботу, нельзя разговаривать, но разрешается думать. Объясняют наши мудрецы (трактат Шабат, 113а): «»и не говоря ни слова об этом» – говорить запрещено, думать разрешено». Если человек в разговоре лишь намекает на работу, это расценивается так, словно он думает о ней, и не является нарушением запрета. Например, нельзя говорить: «Завтра я поговорю с таким-то по телефону», но можно сказать просто: «Завтра я поговорю с таким-то», хотя очевидно, что речь идет о телефонном звонке. Подобным же образом, запрещено говорить: «Завтра я поеду в Иерусалим», так как езда в субботу запрещена, но можно сказать: «Завтра я пойду в Иерусалим», поскольку ходьба пешком не запрещена. И хотя Иерусалим находится для этого человека вне границ субботнего предела, в этом нет абсолютного запрета, ведь если бы от того населенного пункта, где находится говорящий, до Иерусалима существовал эрув, то этому человеку было бы разрешено идти в Иерусалим пешком. И поэтому ему можно об этом говорить. И даже если его собеседник понимает, что на самом деле он намеревается ехать в Иерусалим, а не идти туда пешком, и если собеседник захочет, он может поехать вместе с ним, это всего лишь намек, который не является нарушением запрета.

Подобным же образом, если на исходе субботы человек намеревается заказать такси, то он может спросить в субботу у своего товарища-таксиста: «Сможешь ли ты подойти ко мне после окончания субботы?» Поскольку он не спросил, сможет ли тот приехать к нему на такси, чтобы отвезти его, куда ему нужно, он не нарушил запрет, хотя товарищ понял, что именно он имеет в виду. Но не следует говорить: «Пожалуйста, подойди ко мне на исходе субботы», потому что запрещено говорить намеком, при этом давая указание. Подобным же образом, если человек хочет нанять рабочего в воскресенье, то он может сказать ему в субботу: «Надеюсь, что мы встретимся в воскресенье». Но не следует говорить: «Пожалуйста, подойди ко мне в воскресенье» (см. трактат Шабат, 150а; Шульхан арух, 307, 7).

В субботу запрещено говорить о денежных делах, если в таком разговоре есть практическая польза, и разрешается говорить о денежных делах, если человек не извлекает из этого разговора никакой пользы. Исходя из этого, запрещено говорить о деньгах, которые необходимо заплатить рабочим, но можно говорить о деньгах, которые уже выплачены. Подобным же образом, запрещено называть цену квартиры, если собеседник хочет купить похожую квартиру, но можно говорить об этом человеку, не заинтересованному в покупке подобной квартиры. Можно также рассказывать, какой урожай вырос в поле в прошлом году, каков был государственный бюджет в прошлом году и т.п., поскольку эти разговоры не имеют отношения к делам, которыми говорящий или его собеседник собираются заняться в будни (см. Шульхан арух, 307, 6)[8].

Но все же в субботу следует говорить о будничных и суетных вещах как можно меньше. Однако если человек получает от этого удовольствие, он имеет право посвятить немного больше времени подобным разговорам, которые в таком случае будут расцениваться как физическое субботнее наслаждение для него. И все-таки нельзя говорить об этом слишком много, подобно тому как в субботу не следует есть и спать слишком много, чтобы не тратить понапрасну время, которое следует посвятить изучению Торы. И мы уже говорили, что в субботу нужно посвящать изучению Торы как минимум 6 часов (см. Шульхан арух и Рама, 307, 1; Мишна брура, 4; и см. выше, гл. 5, п. 1).


[8]. Когда в субботу крайне необходимо вести деловые переговоры – например, если человек встретил кого-то, кого не имеет возможности увидеть в будни, и если он не переговорит с ним, то понесет значительный ущерб, – то разрешается говорить о деле, изменив понятия, например, вместо «сто шекелей» нужно сказать «сто яблок» (см. Эшель Авраѓам ребе из Бучача, 307). Ведь в отношении любого запрета, установленного мудрецами, если выполнить запрещенное действие иным способом, чем обычно, то оно превращается в двойной запрет мудрецов швут де-швут, и такое действие разрешено, если это необходимо для того, чтобы предотвратить большой ущерб.

11. Ходьба и разговоры ради исполнения заповеди

Ради исполнения заповеди в субботу разрешается говорить о запрещенной работе (мелаха), а также идти и смотреть на что-либо, что требует выполнения такой работы. Разрешается также производить денежные вычисления, связанные с исполнением заповеди. Об этом сказано (Йешаяѓу, 58:13): «…и назовешь субботу отрадой, святой день Господень – почитаемым, и почтишь ее, не ходя путями своими, не отыскивая дело себе и не говоря ни слова об этом». Объясняют наши мудрецы (трактат Шабат, 113а): «»не отыскивая дело себе» – твои личные дела запрещены, а дела, связанные со святостью, разрешены». Поэтому в случае необходимости разрешается пойти, чтобы посмотреть на строящееся здание синагоги. Подобным же образом, если необходимо приготовить что-либо для свадьбы или для похорон, то в субботу разрешено пойти на границу субботнего предела, чтобы сразу же по окончании субботы приступить к делу. Разрешается также ближе к концу субботы, прежде чем стемнеет, отправиться в такое место, откуда сразу же по окончании субботы люди поедут в дом скорбящих, чтобы исполнить заповедь утешения (нихум авелим; см. трактат Шабат, 151а; Шульхан арух, 306, 3; Шмират шабат ке-ѓилхата, 29, 13).

В случае необходимости разрешается также вести будничные разговоры, связанные с делами, имеющими отношение к исполнению заповеди, – например, разрешено рассчитывать стоимость трапезы в честь свадьбы или обрезания, так как эти трапезы являются заповеданными. Разрешается также обсуждать вопросы, связанные с заказом услуг музыкантов на свадьбу или с подготовкой наряда для невесты. Однако запрещено заключать саму сделку, поскольку заключение сделок в субботу запрещено даже ради исполнения заповеди. Запрещено также говорить об услугах фотографа и покупке одежды для родных жениха и невесты, поскольку это не является исполнением заповеди.

В субботу также разрешается объявить о сборе средств ради какой-либо определенной цели, чтобы люди обязались пожертвовать средства, к примеру, для неимущих или на нужды синагоги. Родителям разрешается подсчитывать средства, необходимые для воспитания своих детей в духе Торы, а также для обучения их наукам и специальности. Педагогам разрешается обсуждать школьный бюджет и учебную программу. Директор школы может спросить преподавателя, заинтересован ли он работать у него в школе, и рассказать ему, какую зарплату он готов ему платить, но запрещено договариваться конкретно о размере зарплаты. Подобным же образом, в субботу разрешается обсуждать общественные нужды – например, вопросы прокладки дорог или взимания налогов, – поскольку общественные нужды тоже считаются заповедью (см. трактат Шабат, 150а; Шульхан арух, 306, 6). Во всех подобных ситуациях можно придерживаться менее строгого толкования закона только в случае, если это приносит конкретную пользу, необходимую для исполнения заповеди, но если заповедь можно исполнить должным образом и без этого, то не следует говорить о будничных делах или ходить смотреть на что-то, связанное с ними, даже если это имеет отношение к исполнению заповеди (см. Мишна брура, 307, 1).

В случае необходимости в субботу можно объявить о потере, даже если речь идет о предмете, на который распространяется запрет мукце (например, кошелек), чтобы по окончании субботы можно было исполнить заповедь возвращения потери (ѓашават аведа; см. Шульхан арух, 306, 12). Там, где трудно достать мацу на Песах или четыре вида растений (арбаат ѓа-миним) на Суккот, разрешается сообщить в субботу, где можно их купить (см. Мишна брура, 306, 55).

12. Разрешенное и запрещенное чтение в субботу

В субботу запрещено читать векселя и другие документы – например, купчие, всевозможные договоры, банковские счета, счета за воду, электричество и т.п., этикетки с ценами на различные товары, указанные в газетных объявлениях и на витринах магазинов. Тот, кто читает подобные вещи, нарушает запрет на будничные занятия в субботу (так пишет Рош); кроме того, существует опасение, что если человек станет читать нечто подобное, это в конце концов приведет к тому, что он напишет или сотрет что-либо (так пишет Рамбам).

По мнению Рамбама, в субботу можно читать только тексты, связанные со святостью, и запрещено читать любые будничные тексты. Запрещено даже изучать науки, дабы человек не вел себя в субботу, как в будни, и это не привело к тому, что он нарушит в конце концов запрет письма. Однако практический закон соответствует мнению большинства авторитетов (Раши, рабейну Йоны, Роша), которые считают, что запрещено читать тексты, связанные с делами и денежными счетами, а для того чтобы люди не читали подобные документы, мудрецы запретили читать в субботу и будничные тексты, не имеющие особого значения. Но разрешается читать будничные тексты, обладающие значимостью, – например, такие, в которых говорится о пользе для здоровья, как на этикетках продуктов, где напечатаны данные о питательной ценности того или иного продукта. В субботу также разрешается изучать всевозможные науки.

Но запрещено читать просто будничные тексты и ничего не значащие истории. Однако если это доставляет человеку удовольствие, то он может немного почитать такие тексты, поскольку запрет не распространяется на чтение, которое приносит человеку наслаждение. Между тем, не следует читать в субботу истории, которые пробуждают в человеке любопытство и вызывают чувство горечи или тревоги (см. Мишна брура, 306, 38; 307, 3). И представляется, что печальные рассказы из истории еврейского народа или жизни праведников читать разрешается, поскольку они обладают огромной значимостью, ведь на основе них мы учим Тору и постигаем еврейскую мораль. Но все же лучше изучать истории, вселяющие в душу радость, что более соответствует субботней атмосфере.

По сути закона, разрешается читать статьи, напечатанные в газетах. А если человек получает удовольствие от чтения новостей, заметок, репортажей и комментариев, то он может их читать, но не следует читать новости, которые вызывают чувство печали и тревоги. Разрешено читать общие заметки на экономические темы, не связанные с конкретными практическими указаниями, и запрещено, если в них приводятся конкретные указания для бизнеса и инвестиций. Запрещено также читать рекламу товаров, которые человек, возможно, намеревается купить.

И хотя по сути закона разрешается читать газетные заметки, однако, по мнению многих авторитетов, в субботу желательно воздерживаться от чтения газет, поскольку они изобилуют рекламой, а также печальными известиями, и очень трудно разобраться, что именно читать разрешено, а что запрещено. Кроме того, когда человек читает газеты в субботу, он упускает часы, предназначенные для изучения Торы, в котором выражается основная суть субботы. Только в туалете можно читать научные тексты, а также статьи и заметки, которые не вызывают чувство печали и тревоги[9].

В субботних бюллетенях разрешается печатать и читать рекламу предметов, выставленных на продажу и предназначенных для исполнения какой-либо заповеди – например, книг по Торе или квартир в поселениях на территориях. А если эти предметы продаются дешево, что подтолкнет потенциальных покупателей к исполнению заповеди с их помощью, то можно писать, сколько они стоят, и читать об этом в субботу (см. Мишна брура, 306, 55; 307, 1; 323, 20).

Запрещено читать списки приглашенных на трапезу в честь какого-либо торжества или перечень блюд, которые будут поданы на эту трапезу, поскольку чтение таких списков подобно чтению документов, связанных с денежными обязательствами. Кроме того, возникает опасение, что человек, который организовывает эту трапезу, захочет исправить список, написав или стерев в нем что-либо (см. трактат Шабат, 149а; Шульхан арух, 307, 12-13). Но если трапеза связана с исполнением заповеди – например, если это трапеза в честь обрезания, – или же для того, чтобы предотвратить большую обиду, служащий может прочесть подобный список, поскольку нет опасения, что он что-нибудь там изменит. Однако это запрещено хозяину трапезы или метрдотелю, так как они могут внести исправления в список (см. Мишна брура, 307, 47; Шаар ѓа-циюн, 54).

Старосте синагоги разрешается вызывать молящихся к Торе по записной книжке или по карточкам, поскольку это необходимо для исполнения заповеди. И нет опасения, что староста сотрет или напишет что-либо, ведь при этом присутствует множество людей, и если он забудет о запрете письма или стирания написанного, ему напомнят, что сегодня суббота. Старосте синагоги также разрешается вызывать молящихся к Торе по списку, приготовленному для него организаторами торжества. Но если кто-то из организаторов торжества хочет внести в список какие-либо изменения, то ему следует читать этот список только в присутствии еще по крайней мере одного человека, который в случае необходимости напомнит ему, что сегодня суббота.


[9]. Согласно мнению Рамбама, в субботу разрешается читать только тексты, связанные с изучением Торы, а все остальное запрещено, потому что существует опасение, что в противном случае человек может нарушить запрет письма. А по мнению Раши, рабейну Йоны, Роша, Рамбана и Рашба, нельзя читать только то, что связано с куплей-продажей и другими действиями, запрещенными в субботу; кроме того, они постановили, что не следует читать истории и рассказы, лишенные духовной ценности, чтобы это не привело человека к чтению запрещенных текстов. И большинство авторитетов считает, что в этом можно придерживаться менее строгого толкования закона (см. Баит хадаш, 307, 5; Шульхан арух ѓа-рав, 307, 21-22; Мишна брура, 307, 52; Шмират шабат ке-ѓилхата, 29, 48-49). Но запрещено читать лишенные глубокого смысла рассказы и истории, например, подписи под фотографиями и картинками (см. трактат Шабат, 149а; Шульхан арух, 307, 15). По мнению Маамар Мордехай и Шульхан арух ѓа-рав, это запрещено даже в случае, если человек получает удовольствие от чтения таких текстов, а по мнению Маген Авраѓам (301, 4), Биркей Йосеф, При мегадим и Маѓаршама, тот, кто получает удовольствие от чтения таких текстов, может читать их мимоходом. Что же касается вещей, порождающих чувство огорчения и тревоги, то их читать запрещено, даже если они вызывают у человека любопытство (см. Мишна брура, 307, 3). А в респонсах Шеэлат Яавец (1, 162) написано, что по сути закона в субботу разрешается читать газеты, однако на практике это следует запретить, так как в противном случае существует опасение, что человек станет читать то, что запрещено. И так написано в Мишна брура (307, 63). И см. Шмират шабат ке-ѓилхата (29, 48) и «Расширенные объяснения».

13. Игры в субботу

Законоучители расходятся во мнениях, разрешается ли в субботу играть в различные игры. Одни говорят, что поскольку субботу предназначена для изучения Торы, в этот день запрещено тратить на игры время, необходимое для изучения Торы. Исходя из этого, запрещено играть в шахматы, шашки, нарды, бильярд, а также в мяч внутри дома или в частном мощеном дворе. А поскольку играть во все эти игры запрещено, на них распространяется запрет мукце.

Но есть и другое мнение: что по сути закона нет запрета играть во все эти игры в субботу, при условии, что люди не играют на деньги (см. Рама, 338, 5; Маамар Мордехай). Некоторые раввины имели обыкновение играть в субботу в шахматы, поскольку это интеллектуальная игра, которая развивает мозг человека (Шильтей гиборим)[10].

На практике взрослым желательно следовать в этом более строгому толкованию закона и воздерживаться в субботу от игры в мяч, в шахматы и тому подобных игр: как потому, что некоторые авторитеты это запрещают, так и потому, что лучше не привыкать заниматься в субботу другими делами в ущерб изучению Торы. А тем, кто хочет придерживаться менее строгого толкования, есть на чье мнение положиться (см. Шульхан арух, 308, 45; Маген Авраѓам, 338, 5; Мишна брура, 21; Каф ѓа-хаим, 39). Детей тоже нужно приучать в субботу посвящать как можно больше времени изучению Торы, но большинство законоучителей согласны, что не следует запрещать им играть в этот день в подобные игры (как объясняется ниже, гл. 24, п. 7).

Но не разрешается играть в игры, которым люди придают большое значение – например, футбол, волейбол, теннис, – поскольку это является нарушением запрета на будничные занятия. И тем более запрещено играть в такие игры на спортивных площадках. Детям это тоже запрещено, так как и для них это нарушение запрета на будничные занятия (см. ниже, гл. 24, п. 9).


[10]. Хида (в Биркей Йосеф, 338, 1) склоняется к тому, что это следует запретить, и пишет, что раввины, которые имели обыкновение играть в шахматы в субботу, возможно, страдали меланхолией. Они играли в шахматы, чтобы отвлечься от печальных мыслей, а потом возвращались к своим ученикам. Но не следует играть в шахматы в субботу, не имея на то особой причины. Рассказывают наши мудрецы (см. Иерусалимский Талмуд, трактат Таанит, 4, 5), что жители одного города, который назывался Тур-Шимон, свято чтили субботу, и тем не менее, их город был разрушен. Некоторые говорят, что причиной послужила игра в мяч по субботам. Рав Эльазар из Вормса (см. Рокеах, 55) объясняет, что из-за игры в мяч жители города отказывались от изучения Торы. На основе этого Бейт Йосеф (см. Шиболей ѓа-лекет, Бейт Йосеф и Шульхан арух, 308, 45) делает вывод, что в субботу запрещено играть в мяч, а на сам мяч распространяется запрет мукце. Другие авторитеты придерживаются менее строгого толкования закона и считают, что можно играть в мяч в мощеном дворе (Тосафот, Рама), тогда как в месте, не вымощенном плиткой, это запрещено, поскольку при этом человек может разровнять лунки в земле и тем самым нарушить запрет строительства (боне; см. выше, гл. 15, п. 2). А жители Тур-Шимона были наказаны за то, что играли в мяч на общественной территории (так считает Виленский Гаон) или же играли слишком много времени в ущерб изучению Торы.

14. Получение вознаграждения за работу в субботу

Мудрецы запретили получать денежное или другое вознаграждение за работу, совершаемую в субботу, так как это является нарушением запрета на куплю-продажу. Запрещено получать вознаграждение даже за такую работу, которая в субботу не запрещена, – например, охрана или услуги официантов (см. Вавилонский Талмуд, трактат Бава мециа, 58а; Шульхан арух, 306, 4). Запрещено также получать плату за сдачу в аренду помещения или посуды на субботу (см. Мишна брура, 246, 3). Вознаграждение за труд в субботу запрещено получать даже постфактум (бедиавад; см. Шульхан арух, 245, 6; Мишна брура, 243, 16).

Но разрешено присоединить вознаграждение за субботнюю работу к вознаграждению за работу в будни. Например, можно договориться, что охранник или официант будет работать в субботу и в течение нескольких часов после ее исхода. И хотя на практике он проработал большую часть времени в саму субботу, и большинство вознаграждения ему причитается именно за это, но поскольку работодатель заранее договорился с ним, что он продолжит работу и после окончания субботы, его вознаграждение включает себя и плату за часы на исходе субботы. И считается, что вознаграждение за работу в субботу является частью вознаграждения за работу в будни. Но если работодатель не договорился с работником заранее, что тот проработает в течение какого-то времени и в будни, то даже если на деле тот продолжил работу и в будни, каждый будний день его работы рассматривается отдельно от других, и тогда вознаграждение за работу в субботу не является частью вознаграждения за работу в будни, и получать его запрещено (см. Хаей адам, 60, 8; Мишна брура, 306, 21; Шмират шабат ке-ѓилхата, 28, 64-68).

Исходя из этого, разрешено сдавать комнаты в аренду на субботу, если аренда продлится и в течение некоторого времени до начала или после исхода субботы. Подобным же образом, таксист может сдать свое такси на субботу в аренду нееврею, при условии, что аренда продлится до начала субботы или после ее окончания, дабы вознаграждение за субботу стало частью вознаграждения за будни. Можно также получать банковские проценты, поскольку проценты за субботу входят в общий счет процентов за всю неделю.

Если человек окунается в микве в субботу, он может заплатить за это на исходе субботы. Это разрешено, во-первых, потому, что речь идет о плате за исполнение заповеди, а во-вторых, человек платит не за само окунание, а за уборку и обогрев помещения перед началом субботы[11].

На исходе субботы разрешается сделать подарок человеку, который работал безвозмездно в течение субботы – например, убирал синагогу или обслуживал участников трапезы в качестве официанта. Поскольку подарок не является обязанностью, он не считается вознаграждением (см. При мегадим, Мишна брура, 306, 15).

Законоучители расходятся во мнениях, разрешается ли брать вознаграждение за канторское пение в субботу или за любые другие виды работы, связанные с исполнением какой-либо заповеди. Некоторые авторитеты говорят, что даже если работа, совершаемая в субботу, необходима для исполнения заповеди, брать за нее вознаграждение запрещено. Исходя из этого, запрещается брать вознаграждение за канторское пение в субботу. Другие авторитеты утверждают, что если работа необходима для исполнения заповеди, то за нее разрешено брать вознаграждение, но от такой работы человек не удостоится благословения. На практике, следует договориться заранее, что вознаграждение будет выплачено также за работу, которую человек выполнит в будни, – например, кантор получит вознаграждение и за подготовку к молитве перед началом субботы либо за еще одну молитву, которую он проведет в будни, – и таким образом вознаграждение за работу в субботу станет частью вознаграждения, причитающегося этому человеку за работу в будни (см. Шульхан арух и Рама, 306, 5).

Если врача вызвали к больному в субботу, то на ее исходе он может потребовать вознаграждение, поскольку если врач не будет уверен в том, что получит вознаграждение за свой труд, то в следующий раз он не захочет помогать больным (см. Мишна брура, 306, 24; Минхат шабат, 90, 19; Шмират шабат ке-ѓилхата, 28, 75).


[11]. Если субботний и праздничный дни следуют непосредственно один за другим, то получается, что это как бы одни длинные сутки, обладающие святостью, и, на первый взгляд, за эти дни запрещено получать банковские проценты. Однако на самом деле это разрешено, так как процент, начисляемый за эти дни, входит в процент, начисляемый в часы до и после дней, обладающих святостью, поскольку оба этих дня считаются как бы одним днем. И см. также Мишна брура (306, 20), где сказано: если оказывается, что работа продолжается и в будни, то вознаграждение за субботу считается частью вознаграждения за будни, даже если работодатель и работник не договорились об этом заранее.

В субботу запрещено выполнять работу, вознаграждением за которую является какая-либо услуга от работодателя, поскольку услуга тоже считается выплатой вознаграждения. Но разрешается в субботу охранять какой-либо объект, если в награду за это другой человек будет охранять какой-либо иной объект, так как предотвращение убытка не расценивается как выплата вознаграждения (см. Шульхан арух, 307, 10). В субботу также можно наблюдать за детьми в семье при условии, что в другое время эта семья будет наблюдать за детьми самого этого человека (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 28, 59). Подобным же образом, дежурные по столовой могут поменять субботнее дежурство на дежурство в другое время, поскольку они не получают за эту работу денежное вознаграждение (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 28, 51).

Если человек окунается в микве в субботу, то он может заплатить за это на исходе субботы, так как он платит не за само окунание, а за уборку и обогрев помещения перед началом субботы (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 28, 72). То же самое можно отнести к аренде помещения только на субботу: в этом можно придерживаться менее строгого толкования закона, поскольку человек платит не за само помещение, а за его уборку накануне субботы (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 28, 70). Следует также знать, что в случае крайней необходимости, когда необходимо предотвратить значительный ущерб, разрешено брать денежное вознаграждение за работу, выполненную в субботу (см. Рама, 244, 6; Биур Ѓалаха, со слова де-бемаком).

15. Приготовление с субботы на будни, приведение в порядок дома и стола

Суббота – это день святости и отдыха, и если в субботу человек готовит что-либо на будни, он тем самым выказывает неуважение к ней. Поэтому мудрецы запретили в субботу готовить что-либо для будней.

В субботу нельзя приводить в порядок постель, чтобы подготовить ее на вечер после исхода субботы, но можно делать это для того, чтобы в субботу комната имела убранный вид. Подобным же образом, после третьей субботней трапезы можно привести в порядок стол и поставить грязную посуду в раковину, если люди остаются за столом до окончания субботы. Но если стол необходимо убрать только для того, чтобы дом был в порядке после исхода субботы, – например, если до исхода субботы остались считанные минуты, либо если люди собираются покинуть комнату, в которой проходила трапеза, то стол убирать запрещено, поскольку в субботу не следует готовить что-либо на будни (см. Мишна брура, 302, 19).

Подобным же образом, посуду можно мыть только в том случае, если из нее намереваются есть снова в ту же субботу. Если в раковине есть много грязной посуды, но человеку нужен всего лишь один стакан, а чистых стаканов не осталось, то разрешается помыть все грязные стаканы, поскольку человек может воспользоваться любым из них. Точно так же, если человеку нужна только одна тарелка, но чистых тарелок не осталось совсем, он может помыть все тарелки, а затем воспользоваться одной из них. Но если человек совсем не намерен есть или пить из этой посуды, то мыть ее запрещено (см. трактат Шабат, 118а; Шульхан арух, 323, 6; Мишна брура, 323, 26).

Если всю неделю человек строго следит за тем, чтобы в раковине совсем не было грязной посуды, и когда в субботу раковина в течение многих часов переполнена грязной посудой, он воспринимает это как неуважение к субботе, то он может помыть посуду, даже если не намеревается воспользоваться ею до окончания субботы, чтобы в доме было чисто в честь субботы. Но запрещено мыть кастрюли – во-первых, потому, что на них распространяется запрет мукце, а во-вторых, потому, что для этого требуется приложить значительные усилия (см. Циц Элиэзер, 14, 37. Мы уже говорили в гл. 13, п.п. 4-5, каким образом в субботу можно помыть стол, на который пролилась вода или сок, а в гл. 15, п. 9, как можно помыть пол).

В субботу запрещено складывать талит для того, чтобы он не помялся, но разрешено сложить его, чтобы он не валялся неряшливо, что было бы знаком неуважения к нему (см. выше, гл. 13, п. 9).

Запрещено готовить в субботу даже такие вещи, которые необходимы для исполнения заповеди, – например, нельзя перематывать свиток Торы на страницу, которую будут читать в будни или в следующую субботу (см. Мишна брура, 667, 5). Если же это необходимо, то можно перемотать свиток на нужное для следующего чтения место и прочитать там несколько стихов, и тогда получится, что человек делает это и ради изучения Торы в эту субботу (см. Арух ѓа-шульхан, 667, 2). Подобным же образом, можно принести в синагогу свиток Торы, необходимый для исхода субботы, при условии, что в субботу человек прочтет по этому свитку несколько стихов.

В субботу разрешено готовиться к назначенным на будни экзаменам по предметам, связанным с Торой, поскольку само изучение подобных предметов является исполнением заповеди. Если же речь идет об экзаменах по светским предметам, то в субботу лучше воздержаться от подготовки к ним, так как субботний день следует посвящать изучению Торы, а также потому, что при этом человек стремится главным образом удачно сдать экзамен, а не обогатить себя новыми знаниями. В случае крайней необходимости в этом можно придерживаться менее строгого толкования закона, поскольку изучение точных наук также обладает самостоятельной ценностью. Но запрещено готовиться к экзамену по английскому или какому-либо иному языку, поскольку изучение языков ценности не имеет. Нельзя также готовиться к экзамену, если обычно для подготовки к нему необходимо писать, поскольку в субботу можно изучать светские науки, только если существует полная уверенность, что человек не станет при этом писать или стирать написанное.

В субботу человек не должен говорить: пойду посплю, чтобы на исходе субботы у меня были силы. Рассуждая таким образом, он выказывает пренебрежение к субботе, потому что готовится во время нее к будням. Но если он не скажет это вслух, а только подумает, это не будет нарушением запрета, поскольку сон в субботу – наслаждение (см. Сефер хасидим, Мишна брура, 290, 4. И см. выше, гл. 5, п. 3).

Когда праздник (йом тов) выпадает на исход субботы, запрещено готовить в субботу что-либо необходимое для праздника. Постфактум (бедиавад), если человек все же приготовил в субботу что-то необходимое для праздника, он может этим пользоваться.

16. В каких случаях разрешается готовить что-либо с субботы на будни

С субботы на будни запрещено готовить то, что требует трудоемкого процесса приготовления, но разрешается делать то, что требует небольших усилий, которые человек совершает обычно, даже если результатом этих действий он воспользуется в будни. Совершая подобные необременительные действия, человек не демонстрирует пренебрежения к субботе. Например, в первый день праздника Суккот, после того как человек исполнил заповедь четырех видов растений, разрешается ставить растения обратно в воду, хотя это делается для того, чтобы они не завяли и остались свежими на следующий день (см. Вавилонский Талмуд, трактат Сукка, 42а; Шульхан арух, 654, 1). Когда человек читает книгу, по окончании чтения он может оставить в ней закладку, хотя делает это для того, чтобы в будни ему было легче найти нужную страницу. Тот, кто взял в синагогу молитвенник, может возвратить его обратно домой (при условии, что в данном населенном пункте имеется эрув), даже если не намеревается пользоваться им в эту субботу.

Разрешается также ставить оставшуюся от трапезы пищу в холодильник, как люди поступают обычно. Можно также залить водой грязную посуду, стоящую в раковине, как люди поступают обычно, чтобы остатки пищи не прилипли к посуде. Если человек выходит из дома перед окончанием субботы, он может взять с собой ключ или свитер, хотя они понадобятся ему уже после исхода субботы. Но ему не следует говорить вслух, что он берет с собой эти вещи, потому что они понадобятся ему после окончания субботы (см. Шульхан арух, 416, 2; Шмират шабат ке-ѓилхата, 28, 89).

В случае крайней необходимости, для того чтобы избежать чрезмерных хлопот, разрешается совершать необременительные действия ради будней, даже если обычно человек не совершает подобных действий. Однако при этом не должно быть заметно, что человек совершает эти действия ради будничных нужд, чтобы это не выглядело как неуважение к субботе. Например, если в субботу человек направляется куда-то, где будет сложно найти вино для обряда ѓавдалы, он может взять вино с собой, при условии, что сделает это, пока еще не стемнело, чтобы со стороны не было видно, что он берет с собой вино ради ѓавдалы, совершаемой на исходе субботы. А если часть этого вина будет выпита во время третьей субботней трапезы, то брать с собой вино разрешено даже изначально (лехатхила; см. Хаей адам, 153, 6; Мишна брура, 667, 5).

В случае крайней необходимости, для того чтобы избежать ущерба, мудрецы разрешили совершать определенные действия, даже если очевидно, что они предназначены для будничных нужд. Например, можно занести в дом посуду, стоящую на улице, чтобы дождь не нанес ей ущерб, или положить в морозильную камеру продукты, которые иначе могут испортиться (см. Шульхан арух, 308, 4; Мишна брура, 321, 21)[12].


[12]. Согласно сказанному в Мишна брура (321, 7), в субботу запрещено заливать водой мясо, не прошедшее процесс обработки солью в течение трех дней после того как скотина была забита, чтобы это мясо оставалось пригодным к использованию. Этот запрет основан на том, что в субботу запрещено обрабатывать что-либо, чтобы предотвратить ущерб. И см. Мишна брура (321, 21), где сказано, что в случае крайней необходимости можно положиться на мнение Элия раба и Нода бе-Йеѓуда, которые это разрешают. И так написано в Шмират шабат ке-ѓилхата, 28, 91.

17. Игра на музыкальных инструментах и извлечение всевозможных звуков

Мудрецы запретили играть на музыкальных инструментах в субботу и праздники (йом тов) из опасения, что в инструменте может возникнуть какая-либо неполадка, и человек устранит ее, тем самым нарушив запрет Торы (см. Рамбам, Законы субботы, 23, 4). Однако в Храме не действуют субботние запреты, установленные мудрецами (швут), поэтому в субботы и праздники во время принесения жертв в Храме играли на флейтах, арфах, скрипках, цимбалах и трубили в фанфары (см. Вавилонский Талмуд, трактат Бейца, 11б).

Запрет игры на музыкальных инструментах в субботу распространяется и на трубление в шофар. Даже в Рош ѓа-Шана, после того как заповедь трубления была исполнена самым великолепным образом, трубить в шофар больше не следует. Но детям, не достигшим возраста бар-мицвы, в Рош ѓа-Шана разрешается трубить в шофар весь день, чтобы научиться этому (см. Рама, 596, 1; Мишна брура, 3-5).

В субботу разрешается издавать руками или инструментами звуки, не связанные с пением. Исходя из этого, разрешается хлопать в ладоши, чтобы разбудить человека, или стучать в дверь руками или с помощью какого-либо предмета, чтобы обитатели дома услышали стук и открыли дверь. Можно постучать ложкой по бутылке или стакану, чтобы привлечь внимание присутствующих и попросить тишины. Разрешается также щелкать пальцами, чтобы разбудить кого-либо или рассмешить младенца (см. Шульхан арух, 338, 1).

Законоучители расходятся во мнениях в вопросе, разрешено ли в субботу звонить в механический дверной звонок или стучать в дверь с помощью металлического кольца, прикрепленного к ней, если человек хочет, чтобы его услышали и открыли ему. Некоторые считают, что это запрещено, потому что извлечение звуков таким образом похоже на игру на музыкальных инструментах (так считает, например, Рама); другие разрешают это, поскольку при этом человек не имеет намерения издавать звуки, похожие на музыку (так пишет Шульхан арух, 338, 1). А если в будни люди обычно пользуются электрическим звонком, то в субботу разрешается звонить в механический звонок или стучать в дверь с помощью специального ручного приспособления (см. Мишна брура, 338, 7)[13].

В субботу разрешено надевать на свиток Торы чехол, к которому пришиты колокольчики. Хотя колокольчики издают звон, но поскольку тем самым люди стремятся украсить свиток Торы и выразить почтение к нему ради исполнения заповеди, и человек, несущий свиток, не имеет намерения производить звуки, это не является нарушением запрета (практический закон в этом отношении соответствует мнениям Сифтей коѓен и Маген Авраѓам и не соответствует мнению Турей заѓав).

Некоторые законоучители запрещают открывать в субботу дверь, к которой прикреплен колокольчик, поскольку колокольчик считается музыкальным инструментом (так считают Турей заѓав и Элия раба). Другие это разрешают, потому что когда человек открывает такую дверь, он намеревается войти в дом, а не играть мелодию (так считает Маген Авраѓам). Но изначально (лехатхила) желательно снять колокольчик с двери перед наступлением субботы, но если это не было сделано, то разрешено открывать дверь (см. Мишна брура, 338, 6).

В субботу разрешено свистеть, поскольку свист расценивается как пение, разрешенное в субботу, а не как игра на музыкальных инструментах. Некоторые авторитеты говорят, что разрешается свистеть, даже заложив пальцы в рот (см. Арух ѓа-шульхан, 338, 7). Что касается игрушек, издающих звуки, то об этом см. ниже, гл. 24, п. 7).


[13]. В Вавилонском Талмуде (трактат Эрувин, 104а) приводится полемика между мудрецами. Ула бен Ишмаэль считает, что в субботу запрещено извлекать всевозможные звуки, даже если при этом человек не имеет намерения наигрывать какую-либо мелодию, а потому человеку запрещается стучать в дверь, чтобы обитатели дома его услышали. Рава же утверждает, что запрещено издавать звуки, только если человек намеревается наигрывать мелодию. А в Иерусалимском Талмуде (трактат Бейца, 5, 2) рассказывается о том, как субботней ночью рабби Илаа пришел домой и позвал своих домашних, чтобы те открыли ему дверь, но они его не услышали, и поскольку он следовал более строгому толкованию закона и не стучал в дверь в субботу, ему пришлось спать во дворе. Такое же постановление выносят рабейну Хананэль и Виленский Гаон. Но даже по их мнению разрешается стучать в дверь иным способом, чем обычно (см. Биур Ѓалаха, 338, 1, со слова аваль). Однако Риф и Рамбам (23, 4) выводят из сказанного в Вавилонском Талмуде, что практический закон менее строг и соответствует мнению Рава. К тому же выводу склоняется и Рош. Таково мнение практически всех авторитетов, и так написано в Шульхан арух (338, 1), Мишна брура (2-3), Шмират шабат ке-ѓилхата (28, 41). Что же касается приспособления, прикрепленного к двери для того, чтобы в нее было легче стучать, то в этом отношении Маѓариль придерживается более строгого толкования закона, поскольку такое приспособление предназначено специально для извлечения звука. А Бейт Йосеф объясняет: возможно, Маѓариль следует в этом более строгому толкованию закона из опасения, что при использовании этого приспособления человек захочет наиграть какую-нибудь мелодию. Рама (338, 1), как и Маѓариль, следует здесь более строгому толкованию закона, а в Биур Ѓалаха (338, 1, со слова ѓоиль) говорится, что таково и мнение Шульхан аруха. Однако в Левият хен (110) и Ор ле-цион (ч. 2, 39, 1) объясняется, что, по мнению Шульхан аруха, пользоваться в субботу специальным приспособлением для стука в дверь разрешено. А если это приспособление предназначено только для пользования в субботу, то даже по мнению Рама пользоваться им разрешено (см. Мишна брура, 338, 7; Шевет ѓа-Леви, 9, 76). Исходя из этого, в субботу разрешается звонить в механический дверной звонок, если в будни пользуются электрическим звонком (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 23, 55, прим. 159).

В субботу кантору запрещено пользоваться камертоном – инструментом, издающим равномерный звук, на основе чего певец находит высоту звука, с которого он начинает пение. На камертон тоже распространяется субботний запрет игры на музыкальных инструментах (см. Мишна брура, 338, 4). Однако некоторые авторитеты разрешают пользоваться камертоном в субботу, потому что он издает равномерный тихий звук, и это необходимо для исполнения заповеди, и все же в этом желательно придерживаться более строгого толкования закона, поскольку таково мнение практически всех авторитетов. Но если человек хочет положиться на менее строгое мнение, его нельзя в этом упрекать (см. Арух ѓа-шульхан, 338, 8).

18. Хлопанье в ладоши и танец

Запрет игры на музыкальных инструментах в субботу включает в себя и запрет пританцовывать, хлопать в ладоши и бить ладонью по ляжке во время пения. Мудрецы запретили это из опасения, что, поступая подобным образом, человек может в конце концов начать играть на музыкальных инструментах, а найдя в них неполадку, и чинить их (см. Вавилонский Талмуд, трактат Бейца, 36б). Но разрешено хлопать в ладоши иным способом, чем обычно – внешней стороной одной ладони по тыльной стороне другой, – поскольку это напоминает человеку, что сегодня суббота, и он не станет чинить музыкальные инструменты (см. Иерусалимский Талмуд, трактат Бейца, 5, 2). Из этого следует, что спокойный танец, при котором человек не отрывается обеими ногами от земли, не считается таким танцем, который запрещен в субботу (см. Иерусалимский Талмуд, там же).

Упомянутый запрет действует только тогда, когда люди поют, потому что именно в это время возникает опасение, что они захотят играть на музыкальных инструментах. В другое же время человеку разрешено попрыгать в свое удовольствие; подобным же образом, разрешается хлопать в ладоши или стучать по столу, чтобы разбудить товарища.

Однако на практике многие люди пританцовывают, хлопают в ладоши и бьют по столу в такт субботним песням, и мнения законоучителей по этому вопросу разделились. По мнению многих из них, люди, которые так поступают, заблуждаются. Но мудрецы не протестуют против этого, ведь данный запрет не приводится в Торе открыто, поэтому лучше, чтобы люди поступали так по незнанию, нежели преднамеренно (см. Вавилонский Талмуд, трактат Бейца, 30а). Но когда такая возможность существует, необходимо научить людей, что, согласно постановлению мудрецов, запрещено хлопать в ладоши и танцевать (Риф, Рамбам, Шульхан арух, 339, 3). Между тем, в праздник Симхат Тора, когда существует особая заповедь радоваться и веселиться в честь Торы, даже те, кто придерживается более строгого толкования закона, обычно танцуют и хлопают в ладоши (так пишет Маѓарик от имени рава Ѓая Гаона). Что же касается других празднеств, связанных с исполнением заповеди, то в их отношении авторитеты не позволяют придерживаться менее строгого толкования закона (см. Мишна брура, 339, 8).

Другие авторитеты придерживаются в этом вопросе менее строгого толкования закона и считают, что указанный запрет продиктован лишь одним опасением – что это приведет к починке музыкальных инструментов, однако в наши дни, когда музыканты, как правило, не умеют чинить свои инструменты, данный запрет можно отменить, и разрешается танцевать и хлопать в ладоши (см. Тосафот к трактату Бейца, 30а, со слова тнан). Другие авторитеты не принимают этот довод, ведь любой музыкант умеет настраивать струны гитары или скрипки и натягивать кожу барабана, а эти действия считаются починкой музыкальных инструментов. Но и они следуют менее строгому толкованию закона, так как в те времена, когда мудрецы установили этот запрет, было принято во время танцев приносить музыкальные инструменты и играть на них, а в наши дни многие люди поют, танцуют и хлопают в ладоши, не играя при этом на музыкальных инструментах, а потому запрет можно отменить (см. Арух ѓа-шульхан, 339, 9).

А некоторые авторитеты говорят: с тех пор как в последние поколения великие хасидские лидеры показали нам, сколь велика важность пения и танцев, дабы пробудить душу еврея и помочь ей приникнуть в радости к Святому, благословен Он, танцы и хлопанье в ладоши стали непосредственно относиться к исполнению заповеди, и потому их следует разрешить в субботу, подобно тому как они разрешены в Симхат Тору (см. Двар Йеѓошуа, ч. 2, 42, 4).

Но представляется, что и согласно мнению тех авторитетов, которые придерживаются менее строгого толкования закона, в субботу не следует стучать по столу в такт пения, потому что это напоминает игру на барабане, которая, по всем мнениям, запрещена в субботу даже ради исполнения заповеди. Кроме того, в наши дни существует реальное опасение, что люди станут при этом играть на барабанах, потому что широко распространен обычай приносить с собой на празднества дарбуки и тому подобные ударные инструменты. Но когда люди поют во время субботней молитвы, кантору или другому человек разрешается стучать по биме; подобным же образом, это разрешено и тому, кто руководит пением субботних гимнов во время трапезы[14].


[14]. В Симхат Тору широко распространен обычай хлопать в ладоши и танцевать. Этот обычай основан на мнении рава Ѓая Гаона, приведенному у Маѓарика и в Бейт Йосеф, 339, 3. Но это разрешение не распространяется на другие празднества, связанные с исполнением заповеди, и такого мнения придерживается Шульхан арух (339, 3); к нему же склоняется и Рама, утверждая, что при этом не следует упрекать людей, которые нарушают данный запрет, поскольку лучше, чтобы они делали это по незнанию, нежели преднамеренно. Однако Рама приводит в качестве «мнения отдельных авторитетов» соображение, выдвигаемое Тосафот, которые придерживаются в этом наименее строгого толкования закона, поскольку в наши дни нет опасения, что это приведет к починке музыкальных инструментов. А из сказанного в Ям шель Шломо (к трактату Бейца, 5, 6) следует, что по сути закона разрешается полагаться на мнение Тосафот, если это необходимо для исполнения заповеди, и эти слова приведены в Элия раба (339, 1) и в Мишна брура, 10 (и см. Шаар ѓа-циюн, 339, 6-7). Именно на основе этого мнения хасиды следуют менее строгому толкованию закона (см. Двар Йеѓошуа, ч. 2, 42, 4, и Минхат Эльазар, 1, 29). Сефарды тоже могут положиться на это мнение, когда это необходимо для исполнения заповеди (см. Ор ле-Цион, ч. 2, 43, 9, и «Расширенные объяснения»). Однако менее строгое толкование закона можно применить только к ситуации, когда люди танцуют и хлопают в ладоши, но не когда они стучат по какому-либо предмету. И так написано в Элия раба (339, 1) и в Мишна брура (339, 10). Этому можно дать очень простое объяснение: когда люди стучат по столу, это напоминает игру на барабане. Что же касается человека, который ведет пение во время молитвы, то по отношению к нему можно следовать менее строгому толкованию закона по двум причинам: 1) это более необходимо для исполнения заповеди, а как мы уже говорили, рав Ѓай Гаон и Маѓарик говорят, что во время Симхат Тора можно придерживаться менее строгого толкования закона (и см. Шаар ѓа-циюн, 339, 7); 2) поскольку молитва проходит в присутствии множества людей, нет опасения, что ведущий принесет музыкальные инструменты и станет их чинить. Возможно, это одна из причин, что в Симхат Тору авторитеты допускают менее строгое толкование закона. Это подобно тому, что когда в субботу два человека изучают Тору вместе, им разрешается читать при свете свечи, так как если один из них захочет поправить фитиль, второй напомнит ему, что сегодня суббота и делать это запрещено (см. трактат Шабат, 12б). То же самое можно сказать о ситуации, когда один человек ведет песнопения во время молитвы, а второй наблюдает за ним (см. Шульхан арух, 275, 3). Подобным же образом, в Шеарей даат (Йоре деа, 282) сказано, что в субботу разрешается надевать на свиток Торы чехол с прикрепленными к нему колокольчиками (что расходится с мнением Турей заѓав). На основе всего сказанного можно также заключить, что и за субботним столом допустимо придерживаться менее строгого толкования закона, если один человек руководит субботними песнопениями, а все остальные повторяют за ним. Но всем прочим не следует стучать по столу в такт мелодии. Кроме того, это не всегда можно считать необходимым для исполнения заповеди, поскольку нередко люди, стучащие по столу, только мешают петь субботние песнопения, нарушая такт мелодии.

19. Музыка и фильмы, транслируемые с помощью электронных приборов

Все без исключения авторитеты сходятся во мнении, что в субботу запрещено слушать радио и смотреть телевизор. Даже если человек включит радио или телевизор перед началом субботы, а в саму субботу не совершит никакой запрещенной работы (мелаха), это все равно запрещено. Это можно объяснить несколькими причинами: если на радиостанции работают евреи, то получаются, что они нарушают субботу, и запрещено получать удовольствие или извлекать выгоду из того, что другие евреи нарушают субботу. Но даже если все работники радиостанции или телестудии неевреи, все равно запрещено слушать передачи или смотреть программы в субботу – во-первых, потому, что это неуважение к субботе. Ведь мы уже говорили (см. гл. 2, п. 9), что, по мнению некоторых авторитетов, в канун субботы запрещено приводить в действие мельницу, если она продолжит работать и в субботу, поскольку это является неуважением к субботе. А если человек слушает в субботу радио или смотрит телевизор, это намного более серьезное нарушение, поскольку мельница издает звук, к которому никто специально не прислушивается, а когда в канун субботы включают радио или телевизор, это делается с намерением слушать или смотреть их в субботу, и совершенно очевидно, что в этом проявляется неуважение к субботе. Кроме того, слушать радио или смотреть телевизор – это сугубо будничное занятие. Подобно тому как пророки и мудрецы запретили в субботу многие типично будничные занятия, чтобы суббота не стала выглядеть как будни, так следует запретить в субботу слушать радио и смотреть телевизор. Помимо этого, существует опасение, что прибор может сломаться, и человек станет чинить его в субботу, либо изменит силу звука, либо подключит его иным образом, чем раньше (см. выше, гл. 17, п. 2). Все это относится к запрету играть на музыкальных инструментах в субботу, чтобы не случилось, что человек станет чинить неисправный инструмент. Исходя из всего этого, в субботу запрещено слушать радио и смотреть телевизор, даже если они включены до начала субботы.

По всем указанным причинам запрещено также приводить в действие магнитофон или видеомагнитофон с помощью субботнего реле времени (шаон шабат; см. Циц Элиэзер, 3, 16; Шмират шабат ке-ѓилхата, 42, 43).

Содержание

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]