Глава 30 — Субботний предел

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]

01. Общие принципы заповеди о субботнем пределе

Необходимость скитаться по дорогам связана с тем, что человеку в жизни чего-то недостает: он не находит заработка и всего, что ему нужно, вблизи от дома, и ему приходится пускаться в дальний путь. Суть же субботы состоит в том, чтобы все евреи покоились и отдыхали от забот и волнений, взирая на внутреннее совершенство Творения, благодарили Создателя, Который избрал нас из всех народов и даровал нам Свою Тору, и наслаждались Его милостью.

Вот почему мудрецы установили субботний предел, в пределах которого можно перемещаться и за границу которого запрещено выходить в этот день. Субботний предел – это место проживания человека в субботу и территория в радиусе 2000 локтей (ама) от него. 2000 ама – это 2000 среднестатистических человеческих шагов, что составляет около 912 м[1].

Если человек проводит субботу в поле, то территория, в пределах которой он может перемещаться, равна квадрату со стороной в 4 ама (такую площадь займет человек, если ляжет на землю и раскинет руки и ноги), и ему разрешено отходить от этого места на 2000 ама в каждую сторону[2]. А если человек проводит субботу в поселке или в городе, то закон таков: любой населенный пункт считается единым местом, а субботний предел – это территория в радиусе 2000 ама от него (см. ниже, п. 5).

Согласно сказанному у Рамбама и в Сефер мицвот гадоль, в основе заповеди о субботнем пределе лежит закон Торы. Однако этот закон Торы гласит, что в субботу человеку запрещено выходить за пределы территории радиусом в 12 миль (24 тыс. ама), то есть около 11 км (10.944 м). Такова была площадь стана сынов Израиля в пустыне. Об этом сказано (Шмот, 16:29): «Оставайтесь каждый у себя, не выходи никто из места своего в день седьмой». По мнению Рамбана, Роша, Рашба и большинства других ранних законоучителей, этот стих Торы говорит о запрете перемещения предметов по «общественному владению» в субботу, тогда как запрет выходить за границу субботнего предела, даже на расстояние, превышающее 12 миль, – это постановление мудрецов[3].

Мудрецы также постановили: если в субботу человеку необходимо выйти за границу субботнего предела, дабы принять участие в трапезе в честь жениха или послушать урок Торы, то ему следует установить «эрув субботнего предела» (эрув тхумин), тем самым перенеся свой субботний предел на нужную ему территорию (как объясняется ниже, в. п.п. 12-14). Если же человек просто выходит за границу субботнего предела, то ему разрешено перемещаться лишь в пределах территории площадью 4 ама на 4 ама (как объясняется ниже, в п. 11).


[1]. Согласно подсчетам рава Хаима Наэ, в основу которых лег подход Рамбама (с ним согласны практически все авторитеты), один локоть (ама) равен 48 см; значит, 2000 ама – это 960 м. А по мнению Хазон Иша, ама составляет 57.6 см; соответственно, 2000 ама – это 1152 м. Но поскольку выяснилось, что турецкая драхма, на размере которой основаны вычисления рава Хаима Наэ, больше драхмы времен Рамбама, необходимо внести уточнение в прежние вычисления, хотя это расценивается как более строгое толкование закона. Мера объема должна соответствовать мере длины, поскольку наши мудрецы сказали, что объем в 40 сеа равен объему ама на ама на 3 ама. Исходя из этого, в книге рава Бениша «Меры и величины в Торе» написано, что, согласно подходу Рамбама, ама составляет 45.6 см; значит, 2000 ама – это 912 м. Кроме того, на практике ама составляет около 45 см. И см. «Жемчужины Ѓалахи», Благословения, гл. 10, прим. 11. Мы будем опираться на эти вычисления и дальше. И см. выше, гл. 29, прим. 2.

[2]. Согласно сказанному в Шульхан арух (396, 1), площадь места, принадлежащего человеку в мире, составляет 4 ама на 4 ама, и этот принцип принят в законах перемещения предметов по общественному владению и кармелит. А Рама писал, что в отношении законов субботнего предела эта территория равна 4 ама в каждую сторону, то есть 8 ама на 8 ама.

[3]. Мудрецы задаются вопросом: если человек находится на уровне более 10 тфахим над землей, распространяется ли на него запрет выходить за границу субботнего предела? Быть может, в таком случае этот запрет не действует, поскольку на такую ситуацию вообще не распространяются запреты, связанные с хождением. На практике, когда мы имеем дело с запретом, установленным мудрецами, в случае сомнения следует придерживаться менее строгого толкования закона. Исходя из этого, когда человек находится в плавании по морю или реке – в таком случае даже Рамбам признает, что здесь не идет речь о нарушении запрета Торы, в отличие от ситуации, когда человек идет по пустыне, – если он пребывает на уровне более 10 тфахим над землей, на него не распространяется запрет выхода за границу субботнего предела (см. Вавилонский Талмуд, трактат Эрувин, 43а; Шульхан арух, 404, 1). Согласно сказанному в Шульхан арух (248, 2), 10 тфахим следует измерять от днища корабля до морского или речного дна, а по мнению автора Сефер йерэим, от поверхности, на которой стоит человек, до морского или речного дна. В Шульхан арух ѓа-рав и Мишна брура (248, 14) говорится, что в случае необходимости в этом можно придерживаться менее строгого толкования закона. Но если человек находится на суше на уровне более 10 тфахим над поверхностью, то, по мнению некоторых авторитетов, в этом случае нужно следовать более строгому толкованию, согласно мнению Рамбама, в отношении субботнего предела, превышающего 12 миль (см. Рама, 404, 1).

02. Квадрат субботнего предела

Мудрецы постановили, что место, принадлежащее человеку в мире, представляет собой квадрат, как и его субботний предел. Это означает, что если человек проводит субботу в поле, и площадь занимаемой им территории равна 4 ама, то эта площадь представляет собой не окружность диаметром в 4 ама, а квадрат со стороной в 4 ама. Таким образом, площадь занимаемой человеком территории увеличивается за счет углов квадрата. А если он проводит субботу в поселке или в городе, то даже когда территория этих населенных пунктов имеет форму окружности, ее как бы заключают в квадрат или прямоугольник, и таким образом площадь населенного пункта также увеличивается за счет углов (см. Мишна, трактат Эрувин, 53а).

Затем отмеряют 2000 ама в каждую сторону, в результате чего образуется еще один квадрат или прямоугольник, представляющий собой субботний предел. Получается, что и в этом случае территория увеличивается за счет углов[4].

Данный закон (что территорию населенного пункта заключают в прямоугольник) выводится из слов Торы о территории, которую выделяли левитам за пределами городов, где они жили. Об этом сказано (Бемидбар, 35:5): «И отмерьте за городом на стороне восточной две тысячи локтей, и на стороне южной две тысячи локтей, и на стороне западной две тысячи локтей, и на стороне северной две тысячи локтей, а город посредине: это будут для них угодья городов».

Простое объяснение этого закона заключается в том, что слишком трудно чертить окружность и отмерять от нее 2000 ама – ведь для этого пришлось бы начинать измерения практически с любой ее точки в отдельности. Если же речь идет о квадрате или прямоугольнике, то достаточно измерить 2000 ама в четырех направлениях, а затем соединить получившиеся точки прямыми линиями, – это и будет площадь субботнего предела.

Но этот закон имеет и внутреннее, духовное объяснение. Вся жизнь человека идет по кругу. Члены его тела имеют закругленную форму, его желаниям и мыслям тоже свойственна определенная «кругообразность». Окружность намекает на бесконечность, ведь у нее нет ни начала, ни конца. Вот почему человеку так трудно воплотить в жизнь свои стремления. Это положение можно исправить, заключив кругообразные, бесконечные идеи в прямоугольные рамки, которые помогут человеку осуществить свои идеи на практике. Именно это символизирует субботний предел, который служит сосудом для святости и благословения, свойственных субботнему дню. Поэтому города левитов, предназначенные для того, чтобы раскрыть веру во Всевышнего в материальном мире, окружала территория, имеющая прямоугольную форму.


[4]. По мнению Рамбама и Шульхан арух (398, 5), при измерении 2000 ама от населенного пункта линией начала измерения служат пограничные дома или эрув (что соответствует мнению мудрецов, приведенному в Вавилонском Талмуде, в трактате Эрувин, 57а). А Рош и Рама считают, что к домам, расположенным на городской окраине, следует прибавить полосу дворов, называемую карпеф, шириной в 70 и 2/3 ама (около 32 м). Эта полоса имеет тот же статус, что и территория самого города, и именно от нее начинают измерять 2000 ама (как говорит рабби Меир, см. там же. И см. Мишна брура, 398, 21 и Биур Ѓалаха, со слова ве-хен). См. также п. 5, где объясняется, что, согласно сказанному в Шульхан арух, в двух населенных пунктах, прилегающих друг к другу, также имеется полоса дворов.

03. У каждого человека – свой субботний предел

Субботний предел индивидуален для каждого человека в зависимости от того места, где он проводит субботу. Если посреди поля живут два человека, чьи дома находятся друг от друга на расстоянии 1000 ама, то у каждого из этих людей имеется свой собственный субботний предел, который частично пересекается с субботним пределом его товарища, а частично отличается от него.

Закон о субботнем пределе распространяется также на скот и на предметы, принадлежащие человеку – еврею или нееврею. Поэтому если еврей дошел до границы своего субботнего предела с надетым на плечи талитом, а другой еврей, чей субботний предел отличается от субботнего предела первого еврея, хочет взять у него этот талит взаймы, то второму еврею запрещено выходить с этим талитом за границу субботнего предела первого еврея, владельца талита (см. Шульхан арух, 397, 3).

Если же один талит принадлежит двум евреям, то они могут ходить с этим талитом только по территории, которая является общей для субботних пределов их обоих (см. Шульхан арух, 393, 9).

04. Если человек проводит субботу в городе или за его чертой

Если человек проводит субботу в городе или поселке – и неважно, живут там евреи или неевреи, – то закон таков: вся территория сплошной застройки рассматривается как единое место, и для определения субботнего предела измеряют 2000 ама вне черты этого населенного пункта. Даже если городские дома находятся на некотором расстоянии друг от друга, но обнесены оградой или эрувом, то вся огороженная территория считается единым местом, и для определения субботнего предела измеряют 2000 ама вне его черты (как объясняется ниже, в. п. 8).

Но все это относится только к человеку, который проводит субботу в черте города или в пределах воображаемого прямоугольника, которым обнесена территория города. Если же он проводит субботу в поле недалеко от города, то в его распоряжении имеются 2000 ама в каждом направлении, и если эти 2000 ама заканчиваются на территории города, то ему запрещено идти дальше; в таком случае, закон, согласно которому вся территория города является единым местом, на него не распространяется[5].


[5]. Если же вся территория поселка или города входит в его субботний предел, то весь город считается для него единым местом, и 2000 ама продолжают отмерять от границы городской территории (см. Шульхан арух, 408, 1). См. иллюстрацию.

05. Методы измерения во времена мудрецов и в наши дни

Мудрецы установили правила, как наиболее точно измерить площадь субботнего предела. Они сказали (Вавилонский Талмуд, трактат Эрувин, 57б): «Измерения следует производить с помощью веревки длиной в 50 ама, не более и не менее». Если бы для измерений пользовались более длинной веревкой, то ее было бы трудно натянуть, поскольку она слишком тяжелая, и тогда результат измерений оказался бы меньше, чем на самом деле; а если бы пользовались более короткой веревкой, то возникло бы опасение, что ее натянут слишком сильно, и результат измерений оказался бы больше, чем на самом деле. Мудрецы также говорят, что веревку необходимо держать на уровне сердца, ведь если один человек будет держать ее над головой, а второй – у ног, то результат измерений окажется меньше, чем на самом деле (см. Шульхан арух, 399, 1-3). И еще говорят мудрецы: если измерения проводятся в долине, то люди, держащие концы веревки, должны встать на склонах долины и измерить воздушное расстояние между ними; а если поблизости расположен холм, то на нем нужно установить вертикальные балки и натянуть веревку над холмом. Если же невозможно измерить воздушное расстояние над холмом или долиной, так как их ширина превосходит 50 ама, то их следует измерять с помощью веревки длиной в 4 ама: один человек стоит наверху и держит веревку на уровне ног, а второй – внизу и держит веревку на уровне сердца. А если склон очень отвесный, и его трудно измерить таким образом, то измерение следует сделать на глаз. Если же там есть камень шириной менее 4 ама, то ее вообще не надо учитывать (см. трактат Эрувин, 58а и б; Шульхан арух, 399, 4-5).

Сказали мудрецы, что в подобных измерениях можно положиться только на опытного мастера, умеющего делать точные измерения. Если же два опытных мастера измерили территорию и пришли к разным результатам, то принимают мнение того, у кого получилась бо́льшая площадь, так как закон о субботнем пределе является постановлением мудрецов, и в случае сомнения следует придерживаться менее строгого толкования (см. трактат Эрувин, 58б и 59а; Шульхан арух, 399, 7-9). А если человек оказался в месте, где не измерили площадь субботнего предела, и в субботу ему необходимо отправиться куда-либо ради исполнения заповеди, то он может отсчитать две тысячи шагов средней длины, и это расстояние будет равно приблизительно 2000 ама (см. трактат Эрувин, 42а; Шульхан арух, 397, 2; Мишна брура, 5).

В наши дни площадь субботнего предела желательно определять по картам, составленным на основе аэрофотоснимков или с помощью спутниковых аппаратов, посредством которых можно произвести очень точные измерения. Было бы ошибочно полагать, что сегодня мы должны в точности придерживаться принципов, установленных мудрецами. Ведь мудрецы стремились, не слишком усложняя работу землемеров, достичь максимально возможной точности с помощью методов, которыми они располагали в те времена. А поскольку сегодня мы располагаем намного более совершенными методами измерения, мы должны использовать именно их.

06. Прямоугольник, стороны которого расположены согласно четырем сторонам света, и прямоугольник, развернутый иначе, согласно расположению города

Как мы уже говорили (в п. 2), для того чтобы измерить площадь того места, где человек проводит субботу, это место заключают в воображаемый квадрат или прямоугольник. Если человек проводит субботу в поле, то местом его пребывания считается квадрат со стороной в 4 ама, а если в населенном пункте, то в квадрат или прямоугольник заключают всю площадь этого населенного пункта. От сторон же прямоугольника отмеряют 2000 ама в каждом направлении.

Теперь следует добавить, что стороны прямоугольника, в который заключена площадь населенного пункта, должны располагаться согласно четырем сторонам света (см. Шульхан арух, 398, 3)[6]. Но если территория населенного пункта имеет форму четырехугольника, стороны которого не ориентированы по сторонам света, то ее заключают в  прямоугольник со сторонами, ориентированными по сторонам этого населенного пункта (см. Шульхан арух, 398, 1).

Примеры прямоугольников, стороны которых ориентированы по четырем сторонам света:

 

 

Принятые авторитетами примеры прямоугольников, стороны которых не ориентированы по четырем сторонам света:

 

 

Авторитеты расходятся во мнениях, в какой прямоугольник следует заключить населенный пункт, если он расположен таким образом, что имеет определенную тенденцию к форме прямоугольника, чьи стороны не ориентированы по четырем сторонам света. Некоторые авторитеты считают, что лишь в случае, когда нет другого выхода, кроме как отклониться от формы прямоугольника, стороны которого ориентированы по четырем сторонам света, следует обнести территорию города прямоугольником, ей соответствующим и не ориентированным по сторонам света (так считают, например, Шульхан арух ѓа-рав, 398, 3; Хаей адам, 76, 14). Однако по мнению большинства авторитетов, если территория населенного пункта имеет четкую тенденцию к определенному направлению, отличающемуся от ориентации по сторонам света, то следует выбрать именно это направление, даже если стороны образовавшегося прямоугольника не расположены согласно четырем сторонам света (см. прим. 7). В каждом сомнительном случае должен вынести решение местный раввинат.

 

Примеры промежуточных состояний, при которых имеется четкая тенденция к направлению, не соответствующему четырем сторонам света, потому что целая сторона прямоугольника проходит вдоль города (рис. 1), либо потому, что территория города имеет прямой угол (рис. 2, и тогда этот прямой угол становится одним из углов прямоугольника, стороны которого не ориентированы по четырем сторонам света)[7]:

 

 

Следует отметить: если человек проводит субботу в поле, и местом его пребывания считается квадрат со стороной в 4 ама, то он может решить по своему усмотрению, как именно будет располагаться этот квадрат, и выбранному им направлению квадрата будет соответствовать также ориентация квадрата его субботнего предела (см. ниже, п. 12).


[6]. Жители города не вправе решить, что они хотят заключить площадь города в прямоугольник, стороны которого не ориентированы по четырем сторонам света, дабы углы прямоугольника располагались там, куда они хотят пойти в субботу. Закон требует того, чтобы стороны прямоугольника, в который заключена площадь города, располагались согласно четырем сторонам света. Именно об этом сказано в отношении городов-убежищ (Бемидбар, 35:5): «И отмерьте за городом на стороне восточной две тысячи локтей, и на стороне южной две тысячи локтей, и на стороне западной две тысячи локтей, и на стороне северной две тысячи локтей, а город посредине: это будут для них угодья городов» – соответственно четырем сторонам света. Такой вывод можно сделать на основе сказанного у Рамбама (28, 7) и в Шульхан арух (398, 3). И так пишут Мишна брура (398, 7) и Хазон Иш (110, 23). Есть также мнение, что жители города вправе решить, что они хотят заключить площадь города в прямоугольник, стороны которого не ориентированы по четырем сторонам света, и тогда каждый отдельный житель обязан подчиниться решению общины (так пишет рабейну Йеѓонатан в комментарии в трактату Эрувин, 16а, со слова им; Приша, 398, 1; Маркевет ѓа-Мишна, Шабат, 27, 2; Нода бе-Йеѓуда, второе издание, Орах хаим, 51).

[7]. Город А (рис. 1) ориентирован таким образом, что вдоль него проходит целая сторона прямоугольника. Закон в отношении него выводится из закона о городе, построенном в виде лука: его обводят прямоугольником, одной из сторон которого является хорда фигуры города («тетива лука»; см. Меири, 55, 1). Так пишет Хазон Иш (Орах хаим, п.п. 80 и 110).

Город Б (рис. 2): по мнению большинства ранних и поздних законоучителей, его заключают в прямоугольник таким образом, что угол города становится одним из углов прямоугольника (так пишут в отношении города, расположенного в форме буквы Г, Рашба, Ран, Ритва, Меири). Но есть мнение, что и в первом, и во втором случае стороны прямоугольника, в который заключена территория такого города, должны быть ориентированы по четырем сторонам света (так пишут Шульхан арух ѓа-рав, 398, 3; Хаей адам, 76, 14). Есть и другое мнение: что во всех случаях, когда возникает сомнение, следует чертить прямоугольник, который присовокупляет к городу как можно меньше дополнительной территории (так пишет Хазон Иш, 110, 23). Практический закон соответствует первому мнению, которого придерживается большинство авторитетов, и именно ему соответствует приведенная в тексте иллюстрация. Но если угол выражен не так четко, то местный раввинат может вынести решение, основанное на мнении тех авторитетов, которые считают, что в таком случае следует начертить прямоугольник, стороны которого ориентированы по четырем сторонам света.

07. В каких случаях территорию города не заключают в прямоугольник

Как мы уже говорили, для измерения субботнего предела территорию города сначала заключают в воображаемый прямоугольник, и за счет углов прямоугольника территория увеличивается. Однако мудрецы сказали, что в некоторых случаях невозможно заключить в прямоугольник всю территорию города, потому что на ней имеются слишком большие анклавы незаселенной территории. В пример этому можно привести город, построенный в виде лука или в виде прямого угла (в форме буквы Г). Общий принцип таков: если расстояние между двумя концами анклавов составляет 4000 ама, их не заключают в прямоугольник.

Анклав в виде прямого угла:

Анклав в городе, построенном в виде лука[8]:


[8]. Хотя Рамбам и Шульхан арух (398, 4) считают, что 2000 ама отмеряют от дверей домов – таким образом, что субботний предел приобретает закругленную форму, однако по мнению Тосафот (55, 2, со слов ве-им лав), Роша, большинства других ранних законоучителей и Рама, в том месте, где изгиб «арки» становится короче 4000 ама, проводят прямую линию. Практический закон соответствует мнению большинства авторитетов; к тому же, закон о субботнем пределе является постановлением мудрецов, поэтому в случае сомнения следует придерживаться менее строгого толкования закона. И хотя Тур придерживался менее строгого толкования закона, другие авторитеты не согласились с ним; и см. написанное в Биур Ѓалаха, со слов ве-йеш омрим. И все же остается сомнение относительного того, как измерять то место, где арка расширяется до 4000 ама и более. В простом смысле можно следовать подходу Рамбама и Шульхан арух, согласно которому субботний предел приобретает закругленную форму. И так пишет Хазон Иш (Орах хаим, 110, 10). И см. «Расширенные объяснения».

08. Слияние населенных пунктов

Если дома населенного пункта расположены непрерывно, то есть отстоят друг от друга не далее чем на ширину большого двора (около 32 м), то застройка считается сплошной. Если же дома разделяет большее расстояние, то считается, что они не прилегают друг к другу, и тогда каждый из них имеет собственный субботний предел[9].

А если дома выстроены непрерывной чередой, как бывает чаще всего, и лишь один дом находится на отшибе, но отстоит от ближайшего к нему дома не более чем на 32 м, то получается, что благодаря этому площадь прямоугольника увеличивается. И если за этим домом расположены другие дома, – даже если череда этих отдельно стоящих домов, следующих после территории непрерывной застройки, простирается на расстоянии в несколько дней ходьбы, но при этом расстояние между ними не превышает 32 м, – то и эти дома заключают в прямоугольник. Однако если какой-либо дом отстоит от других на расстояние более 32 м, то его в прямоугольник не включают.

Если два района прилегают друг к другу и расстояние между ними превышает ширину двух дворов (64 м), то каждый из этих районов рассматривается как отдельный населенный пункт, его заключают в отдельный прямоугольник и отмеряют для него субботний предел – 2000 ама в каждом направлении. Если расстояние между двумя районами не превышает 64 м, то они считаются одним населенным пунктом и заключаются в один прямоугольник. Для того чтобы группа домов рассматривалась как район, необходимо, чтобы в них в общей сложности жили по крайней мере пятьдесят жителей (см. трактат Эрувин, 60а. А если там нет пятидесяти жителей, но имеются три двора, в каждом из которых расположено как минимум по два дома, или даже шесть домов, каждый из которых имеет двор, это тоже считается районом. См. Мишна брура, 398, 38; Хазон Иш, Орах хаим, 110, 19).

А если это место обнесено стеной или эрувом, то все обнесенные дома и районы считаются единым местом, даже в случае, когда стена или эрув отстоят от крайних домов на расстояние, превышающее ширину двора (32 м), и даже если некоторые дома и районы находятся на большом расстоянии друг от друга.


[9]. Ширина «большого двора» составляет 70 ама и 4 тфахим – 32.224 м согласно современным вычислениям, а двойной размер – 64.448 м (как объясняется в прим. 1). Однако для того, чтобы упростить вычисления, здесь и далее будет указано, что ширина «большого двора» составляет 32 м, а двойной размер – 64 м.

09. Прямоугольники, пересекающиеся друг с другом

Если прямоугольник, в который заключен один населенный пункт, пересекается с прямоугольником, в который заключен другой населенный пункт, то даже если оба населенных пункта не обнесены одним эрувом, прямоугольники, пересекающиеся друг с другом, их объединяют, и оба населенных пункта заключаются в новый общий прямоугольник. В таком случае жителям обоих населенных пунктов разрешено выходить в субботу за пределы этого общего прямоугольника и отдаляться на расстояние в 2000 ама.

А если углы двух прямоугольников отстоят друг от друга более чем на 4000 ама, то, как мы уже говорили (в п. 7), территорию обоих населенных пунктов не заключают в один целый прямоугольник, а отмеряют от каждого угла 2000 ама в каждую сторону.

10. Закон в отношении больших городов

Если всю территорию города пересекает шоссе шириной более 64 м, то оно разделяет город на две части, и субботний предел следует отсчитывать для каждой части отдельно. Подобным же образом, пересекающие город открытые территории – например, парки, – ширина которых превышает 64 м, делят город надвое, и для каждой части следует отсчитывать свой субботний предел.

Казалось бы, на основе этого принципа можно заключить, что шоссе Аялон делит Тель-Авив на два отдельных «города». Однако поскольку Тель-Авив и его пригороды обнесены общим эрувом, все они считаются единым населенным пунктом. Кроме того, даже в случае, когда город пересекает широкое шоссе, если прямоугольники, которыми обнесены две образовавшиеся части города, пересекаются друг с другом, то две части города становятся единым целым, и их обносят одним общим прямоугольником, как объяснялось выше. Можно также сказать, что поскольку шоссе – как и парки, расположенные в городской черте, – предназначены для всех жителей города, они считаются частью города и не делят его на несколько частей.

Однако некоторые авторитеты с этим не согласны. Они считают, что такие факторы как эрув, пересечение прямоугольников друг с другом и то, что шоссе и парки предназначены для всех жителей города, не объединяют две образовавшиеся части города в единое целое. Однако практический закон соответствует в своей основе мнению тех авторитетов, которые придерживаются менее строгого толкования. И все же лучше следовать более строгому толкованию, согласно которому, если человек пересек шоссе, ему нельзя отдаляться от него более чем на 12 миль, поскольку, по мнению некоторых авторитетов, если он отдалится более чем на 12 миль от шоссе, он нарушит запрет Торы (см. выше, п. 1)[10].


[10]. Как мы уже говорили, два населенных пункта не соединяются в один, если их разделяет расстояние в 64 м, что соответствует ширине двух дворов (см. Шульхан арух, 398, 7). Рама пишет (там же), что если по всей длине города проходит полоса такой ширины, то территория города делится надвое. Даже если по всему городу проходит парк шириной в 64 м, то части города по обе стороны парка будут считаться различными населенными пунктами. Некоторые авторитеты полагают, что шоссе Аялон, проспект Намир севернее Яркона и сам Яркон, ширина которых превосходит 64 м, делят Тель-Авив на пять отдельных населенных пунктов.Однако по нескольким соображениям представляется, что эти дороги и Яркон не делят Тель-Авив на несколько частей. Во-первых, весь город обнесен одним эрувом, который превращает все его части в единое целое. Ведь слова мудрецов о том, что город, территорию которого пересекает полоса шириной в 64 м, разделяется на несколько частей, верны при условии, что эта полоса пересекает и стену, которой обнесен этот город. Если же город обнесен оградой или эрувом, то все его части считаются единым целым. Можно также сказать, что даже если эрув порвался, и в действительности в пределах города запрещено перемещать предметы в субботу, город продолжает считаться единым целым, пока бо́льшая часть эрува сохранилась. Так написано в Орхот шабат (28, прим. 163), от имени рава Шломо-Залмана Ойербаха, который выводит это из закона о «малых святынях», в отношении которых действенна перегородка, бо́льшая часть которой осталась в сохранности, и только меньшая часть разрушена (см. Тосафот к трактату Бава мециа, 53б).

А если дорога, пересекающая территорию города, не является прямой, то прямоугольники, в которые заключены две части города, пересекаются друг с другом и превращают две эти части в единое целое, даже если они не обнесены эрувом. Некоторые авторитеты считают, что даже если прямоугольники не пересекаются друг с другом, но расстояние между ними меньше 64 м, то считается, что они соединяются друг с другом.

Еще одним доводом в пользу менее строгого толкования закона может служить то, что ширина в 64 м была установлена согласно реалиям прошлого; если же речь идет о городе более крупных масштабов, то следует учитывать все территории, которыми пользуются жители города. Этот принцип можно вывести на основе закона в отношении города, расположенного на берегу реки. Если там имеется портик шириной в 4 ама, то вся река считается частью города, и субботний предел этого города отсчитывают от противоположного берега реки. Таков закон, даже если ширина реки превосходит 64 м. В Мишна брура (46) написано от имени Ритва (61, 1, со слов «рабейну Хананель»), что поскольку «река, на берегу которой расположен город, предназначена для пользования всеми жителями города, она считается частью города, хотя и не является территорией, пригодной для жилья». К этому следует добавить довод, который приводит Маген Авраѓам (398, 13). Он задает вопрос: быть может, любое место в городе, предназначенное для всех жителей города, можно считать его неотъемлемой частью, подобно реке? Если ответ на этот вопрос положительный, то и городские проспекты, даже очень широкие, считаются частью города, поскольку ими пользуются все жители города. То же самое справедливо и в отношении парков, расположенных в городской черте. Однако муниципальный статус города не указывает на его единство, так как в Ѓалахе мы должны опираться на закон о городе, который пересекает полоса шириной в 64 м.

На практике, поскольку речь идет о запрете, установленном мудрецами, можно придерживаться менее строгого толкования закона как на основе довода об эруве, так и на основе принципа о прямоугольниках, пересекающихся друг с другом. И каждого из этих доводов достаточно в отдельности. Менее строгое толкование закона тем более допустимо, когда имеет место сочетание двух этих доводов. Такое толкование применимо и к запрету выходить за пределы 12 миль, который, по мнению некоторых ранних законоучителей, является законом Торы. В его отношении тоже можно следовать менее строгому толкованию, опираясь на указанные два довода, но если в этом нет крайней необходимости, то желательно учитывать мнение авторитетов, толкующих закон более строго.

11. Если человек выходит сам или выносит предметы за границу субботнего предела

Если в субботу человек – по ошибке или преднамеренно – вышел за границу субботнего предела, то он имеет право передвигаться только в пределах территории, площадь которой составляет квадрат со стороной в 4 ама (см. Шульхан арух, 405, 1; выше, прим. 1). Если же ему необходимо справить естественные нужды, то мудрецы разрешают ему отойти для этого в укромное место, а затем немного отдалиться оттуда, чтобы не ощущать неприятного запаха и иметь возможность произносить слова святости. Оттуда же ему запрещено отходить более чем на 4 ама (см. Шульхан арух, 406, 1).

Если же человек вышел за границу субботнего предела и пришел в место, обнесенное оградой или эрувом, и сделал это преднамеренно, то он имеет право передвигаться только в пределах территории, площадь которой составляет квадрат со стороной в 4 ама – даже внутри дома. Если же это произошло по ошибке или против его воли, то ему разрешается передвигаться по всему обнесенному оградой или эрувом месту (см. Шульхан арух, 405, 6; Биур Ѓалаха, со слова аваль).

Но если человек вышел за границу своего субботнего предела ради спасения человеческой жизни, то, согласно постановлению мудрецов, по завершении всех действий, необходимых для спасения жизни, он имеет право передвигаться на расстояние в 2000 ама в каждую сторону. А если его новый субботний предел пересекается со старым, то он имеет право возвратиться на прежнее место, и тогда его прежний субботний предел вновь вступит в силу, как если бы этот человек вовсе и не выходил за его границу (см. Вавилонский Талмуд, трактат Эрувин, 44б. А некоторые законоучители, придерживаясь менее строгого толкования закона, разрешают этому человеку возвращаться домой, как объясняется выше, в гл. 27, п. 10, прим. 12).

Если человек из-за непредвиденных обстоятельств приземлился в аэропорту после наступления субботы, то его субботний предел устанавливается только в момент приземления, и ему запрещено удаляться от того места, где он находится, на расстояние, превышающее 2000 ама[11]. А поскольку аэропорт, как правило, обнесен оградой, и в нем имеются особые места, предназначенные для сна, он весь считается «квадратом со стороной в 4 ама», и человеку разрешается отдаляться от него на расстояние в 2000 ама в каждом направлении. Но если территория аэропорта не обнесена оградой, то место пребывания человека устанавливается в тот момент, когда шасси самолета касаются земли, и если после этого самолет продолжил ехать по взлетно-посадочной полосе, преодолев расстояние в 2000 ама, то получается, что человек вышел за границу своего субботнего предела, и ему разрешено передвигаться лишь в пределах квадрата со стороной в 4 ама. Это значит, что он должен остаться в самолете до исхода субботы. Но если от него требуют освободить самолет, или же ему необходимо выйти, чтобы пойти в туалет, то он может выйти из самолета. И если он попадет на территорию, обнесенную оградой, то сможет передвигаться по всей этой территории, поскольку был вынужден выйти за границу своего субботнего предела против собственного желания (см. Шульхан арух, 405, 6). А если он летел в самолете ради исполнения заповеди, то ему разрешается отдаляться от люка самолета на 2000 ама в любом направлении, даже если самолет проехал по взлетно-посадочной полосе целый километр, и территория, на которой человек оказался, не обнесена оградой (см. Шульхан арух, 248, 4; Мишна брура, 32).

Если корабль причалил в порту в субботу, то разрешено сойти с корабля и отдалиться от него на 2000 ама в любом направлении, потому что прежде чем корабль причалил, человек находился на высоте более 10 тфахим над морским дном, и на него не распространялся закон о субботнем пределе. Его субботний предел был установлен лишь в тот момент, когда он сошел с корабля. А если территория порта обнесена оградой, то можно отдалиться от этой ограды на 2000 ама (см. Шульхан арух, 404, 1; выше, прим. 3).

Если человек вышел за границу субботнего предела, а затем возвратился туда по ошибке или против воли, то ему разрешено передвигаться по всей территории субботнего предела (см. Шульхан арух, 406, 1). Но если он вышел за границу субботнего предела преднамеренно, то даже если он возвратился по ошибке, ему запрещено передвигаться по всей территории субботнего предела, но разрешено передвигаться по территории населенного пункта, в котором он находится (см. Шульхан арух, 405, 8).

Подобно тому как запрещено выходить за границу субботнего предела, так запрещено и выносить за его границу всевозможные предметы. Если человек по ошибке вынес за границу субботнего предела плоды, ему принадлежащие, то их можно есть, хотя запрещено перемещать вне пределов квадрата со стороной в 4 ама. Если же человек сделал это преднамеренно, то плоды есть запрещено (см. Шульхан арух, 405, 9; Мишна брура, 52; выше, гл. 26, прим. 6).

Если в субботу нееврей принес плоды с территории, расположенной за границей субботнего предела, то любому еврею разрешено их есть, при условии, что нееврей принес их для самого себя или для другого нееврея. Но запрещено перемещать их вне пределов квадрата со стороной в 4 ама. А если нееврей внес эти плоды в дом или на территорию, обнесенную оградой или эрувом, то их можно перемещать по всей обнесенной территории. Но если нееврей принес эти плоды для еврея, то самому этому еврею и его домочадцам запрещено есть эти плоды, пока после исхода субботы не пройдет время, необходимое для того, чтобы принести эти плоды (см. Шульхан арух, 325, 8)[12].


[11]. См. прим. 3, где говорится, что мудрецы задаются вопросом, распространяется ли закон о субботнем пределе на суше, на высоте более 10 тфахим. И поскольку самолет пролетел после наступления субботы более 12 миль, согласно мнению Рамбама и его последователей, которые считают, что по Торе величина субботнего предела равна 12 милям, необходимо придерживаться более строгого толкования закона, и если человек приземлился в аэропорту после наступления субботы, он имеет право передвигаться только в пределах квадрата со стороной в 4 ама. Однако по мнению большинства авторитетов, запрет субботнего предела вообще не является заповедью Торы, поэтому в случае сомнения следует придерживаться менее строгого толкования закона, согласно которому этот запрет не распространяется на территорию, расположенную на высоте более 10 тфахим. Исходя из этого, субботний предел устанавливается только в момент приземления, и поэтому человек имеет правло передвигаться на расстояние в 2000 ама в любом направлении. Именно так я и написал в тексте. Так или иначе, даже согласно мнению Рамбама, если аэропорт обнесен оградой, то человеку разрешается передвигаться по всей обнесенной территории, так как он прибыл туда в субботу в результате ошибки (и см. Рама, 248, 4; Мишна брура, 32).

[12]. В отношении предметов, принесенных в субботу с территории, расположенной за границей субботнего предела, действуют два закона. Первый из них связан с законом о субботнем пределе. Он гласит: предметы, вынесенные за границу субботнего предела, всегда имеют тот же статус, что и человек, вышедший за границу субботнего предела по ошибке или против воли, поскольку предметы не имеют разума. Поэтому если их внесли на территорию, обнесенную оградой или эрувом, то их можно перемещать по всей этой территории. Но если их вынесли на территорию, не имеющую ограды или эрува, то их разрешено перемещать лишь в пределах квадрата со стороной в 4 ама. А если их возвратили на прежнее место, то их можно перемещать в границах субботнего предела той территории, с которой их вынесли.

Второй закон связан с запретом извлекать выгоду из работы, выполненной в субботу. В этом аспекте решающим является намерение человека, выполнившего эту работу. Если он выполнил ее преднамеренно, то запрещено извлекать выгоду из результатов его действий, поэтому плоды есть нельзя. Если же человек принес плоды по ошибке, то их можно есть, поскольку он нарушил лишь запрет мудрецов (см. При мегадим; Биур Ѓалаха, 318, 1, со слова ѓа-мавшиль; и см. также «Расширенные объяснения», 26, 4, 1). А если плоды принес в субботу с территории, расположенной за границей субботнего предела, нееврей, то если он принес их для самого себя или для другого нееврея, их может есть любой еврей, а если он принес их для еврея, то самому этому еврею и его домочадцам запрещено есть эти плоды, пока после исхода субботы не пройдет время, необходимое для того, чтобы принести эти плоды разрешенным образом.

Мудрецы постановили, что предметы, принадлежащие нееврею, тоже имеют субботний предел. Ведь если бы их можно было свободно перемещать в субботу, то люди по ошибке бы подумали, что и предметы, принадлежащие еврею, не имеют субботнего предела. Но вещи, никому не принадлежащие (ѓефкер), субботнего предела не имеют (см. Шульхан арух, 401, 1).

12. Эрув тхумин

Если в субботу человек хочет направиться в место, расположенное вне границ его субботнего предела, то он может сделать это разрешенным образом с помощью эрув тхумин. Это значит, что он устанавливает место своего пребывания там, где находится эрув. Таким образом человек совмещает территорию предела, в который он не мог пойти раньше, с территорией предела, по которому он мог перемещаться и раньше. Поэтому такой эрув и называется эрув тхумин («объединение пределов»). Но если благодаря эрув тхумин человек приобретает право продвигаться в одном направлении, он теряет право продвигаться в другом направлении на то же самое расстояние. Например, если он положил эрув на расстоянии 2000 ама на восток от границы субботнего предела, то ему разрешено отдаляться от дома на расстояние 4000 ама на восток, тогда как на запад ему запрещено проходить расстояние даже в 1 ама.

Эрув можно установить одним из двух способов. Первый способ: пребывание на месте эрува в час наступления субботы. Если человек находится там в течение всех сумерек во время наступления субботы, считается, что это и есть место его пребывания, и его субботний предел отсчитывается именно оттуда. Для этого не нужно ничего произносить – достаточно, чтобы человек установил там место своего пребывания. Но если в сумерки во время наступления субботы человек просто гуляет в поле, не намереваясь сделать его местом своего пребывания, то таким местом остается его дом (см. Шульхан арух, 409, 7; Мишна брура, 29)[13].

Второй способ заключается в том, чтобы положить пищу, достаточную для двух трапез, на место эрува. При этом человек должен произнести формулировку установления эрува и соответствующее благословение, как объясняется в следующем пункте. Эрув тхумин можно установить с помощью пищи только ради исполнения заповеди – например, если человеку необходимо пойти в субботу на урок Торы или принять участие в торжестве по поводу исполнения заповеди. Если же он положил пищу для эрува не ради исполнения заповеди, то постфактум (бедиавад) этот эрув все равно действителен (см. Шульхан арух, 415, 1).

Место, на которое человек хочет положить пищу для эрува, должно находиться в пределах 2000 ама от его дома, чтобы дом находился в границах этого эрува, и человек мог пройти в субботу от дома до места эрува. Если же его дом расположен вне границ субботнего предела этого эрува, то эрув аннулируется, и субботний предел этого человека отмеряется от его дома[14].

Благодаря эрув тхумин человек может выгадать не только 4000 ама, но даже 5600 ама. Ведь поскольку его пребывание на месте эрува является временным (в отличие от его пребывания в городе, где он находится постоянно, см. выше, п. 6), он может мысленно принять решение, что квадрат, в котором он находится на месте эрува, будет расположен по диагонали относительно направления, куда он хочет пойти, и тогда расстояние, на которое ему разрешено удаляться от места эрува, удлиняется за счет углов квадрата.


[13]. Если человек идет по дороге и хочет установить место своего пребывания там, куда он еще не дошел, то мудрецы разрешают ему, придерживаясь менее строгого толкования закона, установить это место лишь посредством произнесенных слов. При этом должны исполниться два условия (см. Шульхан арух, 409, 11): во-первых, он должен быть способен, если очень постарается, добраться до этого места, пока не стемнеет; во-вторых, в час наступления субботы это место должно находиться в границе его субботнего предела (то есть 2000 ама). Если же он установил место своего пребывания не в пределах 2000 ама, то этот человек лишился субботнего предела, и ему запрещено выходить за границу квадрата со стороной в 4 ама. Это объясняется тем, что место, которое он хотел сделать местом своего пребывания, ему не принадлежит, так как расположено за границей его субботнего предела, а место, где он находится на самом деле, тоже ему не принадлежит, так как он не имел намерения сделать его местом своего пребывания. Так считают Рашба, Рош (в комментарии к трактату Эрувин, 4, 13) и Тур (409, 11). Однако по мнению Рамбама, если человек не установил место эрува местом своего пребывания в субботу, то местом его пребывания считается то место, где он находится на самом деле. И Шульхан арух приводит это мнение, но не указывает, что оно принадлежит Рамбаму.Находясь в пути, человек устанавливает место своего пребывания с помощью произносимых им слов. При этом он должен определить территорию, равную квадрату со стороной в 4 ама, на которой он намерен пребывать, – например, вокруг ствола определенного дерева. Если же он не указал точное место, то, по мнению большинства ранних законоучителей, местом его пребывания является вся территория, в отношении которой он имеет сомнение. А если человек сказал, что место его пребывания будет находиться под определенным деревом, но половина этого дерева расположена вне его субботнего предела (то есть 2000 ама), то он лишен места пребывания и имеет право передвигаться лишь в пределах квадрата со стороной в 4 ама. И как мы уже говорили, по мнению Рамбама, если человек не определил место своего пребывания, он не установил себе эрув и имеет право передвигаться только на расстояние в 2000 ама от места, где находится. В случае необходимости можно положиться на это мнение.

[14]. Казалось бы, в крупных городах в большинстве случаев установление эрува с помощью пищи не имеет действия. Ведь, как мы уже говорили в п. 4, если человек проводит субботу вне города, то вся территория города не считается для него «квадратом со стороной в 4 ама», и в пределах города он может передвигаться лишь на расстояние 2000 ама в каждом направлении. В таком случае, если дом человека, устанавливающего эрув, отстоит от места эрува на 2000 ама, то эрув аннулируется, и этот человек должен вести себя в субботу так же, как все другие жители города. Таково мнение Бейт Меир, Махацит ѓа-шекель и Олат шабат, основанное на сказанном в Шульхан арух (408, 1), и так пишет Элия раба (408, 8). А Маген Авраѓам и Мишна брура (408, 3, 7, 10) считают, что и по мнению Шульхан арух, местом пребывания человека в субботу считается то место, где он положил эрув, но поскольку во время наступления субботы этот человек находится у себя дома, то ему разрешено в субботу идти по городу в направлении эрува, но если он вышел за пределы города, ему запрещено возвращаться домой. Рама же считает, что поскольку дом человека расположен в черте города, этот человек имеет отношение как к собственному дому, так и к месту эрува, хотя он и положил эрув вне города. Поэтому, кроме 2000 ама, на которые ему можно передвигаться благодаря эруву, вся территория города считается для него «квадратом со стороной в 4 ама», и ему разрешено передвигаться по всей этой территории. Кроме того, если человек вышел за пределы города, то ему разрешено возвращаться туда и ходить по всей городской территории. В Биур Ѓалаха (408, 1, со слова рахок, в конце абзаца) написано, что практический закон соответствует мнению Маген Авраѓам, приведенному в Шульхан арух. Между тем, некоторые авторитеты придерживаются мнения Рама, например, Баит хадаш, Нода бе-Йеѓуда (второе издание, 49) и Арух ѓа-шульхан. А в Шаар ѓа-циюн (11) написано, что не следует осуждать тех, кто придерживается менее строгого толкования закона согласно мнению Рама. И поскольку закон о субботнем пределе является постановлением мудрецов, в случае необходимости разрешается полагаться на мнение Рама.

13. Порядок установления эрув тхумин и благословение, произносимое при этом

Если человек хочет установить эрув тхумин посредством пищи, то ему следует положить на место эрува пищу, достаточную для двух трапез. Если этой пищей является хлеб, то его объем должен составлять около 6 яиц, то есть примерно 300 см3 (а по мнению некоторых авторитетов, около 8 яиц). Если же человек хочет положить на место эрува пищу, которую принято есть с хлебом, то для этого достаточно объема в 6 яиц (см. Шульхан арух, 409, 7). А если эрув предназначен для нескольких человек, то для каждого из них необходимо положить количество пищи, достаточное для двух трапез. Если же эрув необходим для множества людей, и необходимо сэкономить пищу, то на место эрува можно поставить емкость с оливковым маслом или шоколадной пастой, так как довольно небольшим количеством такой пищи можно сдобрить большое количество хлеба. Можно также поставить там емкость с уксусом объемом в ревиит (четверть лога, 75 мл), которого достаточно, чтобы сдобрить количество овощей, достаточное для двух трапез (см. Мишна брура, 386, 35; 409, 36). Для эрува можно использовать и напитки в объеме 150 мл на каждого человека (см. Шульхан арух, 386, 6), то есть две ревиит, но запрещено использовать воду или соль (см. Вавилонский Талмуд, трактат Эрувин, 26а)[15].

Пища, используемая для эрува, должна принадлежать тому человеку, которому необходим этот эрув, поскольку с ее помощью человек определяет, что место эрува является местом его пребывания в субботу. А если эрув служит нескольким людям, то человек, которому принадлежит пища, должен передать ее во владение и всем другим людям, принимающим участие в эруве. Это делается посредством еще одного человека – он должен приподнять пищу, намереваясь передать ее в собственность всем людям, которым необходим данный эрув (см. Шульхан арух, 413, 1).

Если пищу, с помощью которой был сделан эрув, съели до наступления сумерек, то эрув аннулируется. Но ее можно есть, когда стемнеет, поскольку в сумерки во время наступления субботы человек уже определил место своего пребывания в эту субботу, и потому эрув действует в течение всей субботы (см. Рама, 394, 2). Если человек положил пищу, предназначенную для эрува, в такое место, откуда ему запрещено согласно закону Торы брать ее в сумерки во время наступления субботы, – например, если для того, чтобы ее взять, необходимо разобрать развалины, – то эрув недействителен (см. Шульхан арух, 394, 3; 409, 3-4).

Положив на место эрува пищу, человек должен произнести благословение: «Благословен Ты, Господь, Бог наш, Царь мира, Который освятил нас заповедями Своими и повелел нам исполнять заповедь эрува», а затем сказать: «Благодаря этому эруву мне будет разрешено отдаляться от этого места на 2000 ама в любом направлении». А постфактум (бедиавад), даже если он скажет просто: «Это будет эрув», то и в таком случае эрув действителен. Но если человек не скажет ничего, то эрув не будет считаться установленным (см. Шульхан арух, 415, 4; Мишна брура, 15).

Если эрув предназначен нескольким людям, то их следует перечислить вслух. Необходимо также проследить, чтобы эрув состоял из пищи, достаточной для двух трапез на каждого из участвующих (см. Шульхан арух, 415, 4). А если человек хочет, чтобы эрув действовал в течение многих суббот, он должен сказать: «Во все субботы года», и тогда все время, пока эрув существует, он будет считаться действующим (см. Мишна брура, 16).

Эрув можно установить с помощью посланника. Таким посланником не может быть ребенок, нееврей или тот, кто не верит в заповедь эрува. Посланник должен произнести вышеуказанные благословение и текст; если же он ничего не произнесет, то эрув недействителен (см. Шульхан арух, 409, 8). Если же человек, от имени которого посланник устанавливает эрув, скажет: «Благодаря этому эруву, который устанавливает мой посланник, мне будет разрешено отдаляться от места, где установлен эрув, на 2000 ама в любом направлении», то эрув, установленный таким образом, действителен (см. Биур Ѓалаха, со слова ва-йомер).

Человек не может установить эрув для своего ближнего без его ведома, но разрешается устанавливать эрув для детей, живущих с человеком в его доме. В таком случае этот эрув будет действителен и для них. Подобным же образом, человек может установить эрув для своих домочадцев, достигших возраста бар мицвы или бат мицвы, но если при установлении эрува, когда человек произносит соответствующие благословение и текст, они скажут, что не заинтересованы в этом эруве, то он не будет действителен для них. Ребенок младше шести лет второстепенен по отношению к своей матери, поэтому эрув, действительный для его матери, действителен и для него (см. Шульхан арух, 414, 1-2).


[15]. В Вавилонском Талмуде (трактат Эрувин, 26а) объясняется, что для эрува можно использовать соленую воду; так пишет и Рамбам (в комментарии к трактату Эрувин, 1,8). А Тосафот (там же, со слова аваль) пишут на основе сказанного далее в Талмуде, что речь идет о соленой воде, смешанной с маслом. В Шульхан арух (386, 5) же говорится, что практический закон соответствует мнению Рамбама, но приводится и мнение Тосафот; в Мишна брура же сказано (в конце подпункта 29), что закон соответствует менее строгому толкованию, согласно первому из приведенных мнений.

14. Установление эрува, действительного на определенных условиях, для всех жителей данного населенного пункта

Разрешено устанавливать эрув, который будет действителен на определенных условиях. Например, если заранее известно, что в субботу два раввина будут проводить уроки Торы в двух соседних населенных пунктах, но человек еще не решил, на какой из двух уроков он пойдет – на тот, что состоится в населенном пункте, расположенном на восток или же на запад от его дома, – или в конце концов он решит остаться дома, то он может положить один эрув на восточной стороне, а другой – на западной, мысленно поставив при этом условие, что в субботу решит, как именно будет отмеряться его субботний предел: относительно эрува, расположенного на западе или на востоке, или же относительно его дома. Но когда человек определит свой субботний предел, ему будет запрещено выходить за его границу. Если же он еще не решил, но начал идти в определенном направлении, то тем самым он уже установил свой предел и не имеет права изменить решение и пойти в другом направлении (см. трактат Эрувин, 82а; Шульхан арух, 413, 1; Мишна брура, 8)[16].

Человек может добровольно взять на себя обязанность установления эрува для всех жителей данного населенного пункта. При этом он должен сказать: «Благодаря данному эруву всем жителям этого населенного пункта и их гостям будет разрешено в субботу отходить от этого места на 2000 ама в любом направлении». И всякий, кто узнает о существовании этого эрува до наступления субботы, может положиться на него, даже если не решил для себя заранее, что место эрува является местом его пребывания в субботу, и только после наступления субботы захотел пойти в этом направлении. Но если человек не знал о существовании этого эрува до наступления субботы, то он не может положиться на него (см. Шульхан арух, 413, 1).

Если в данном населенном пункте проживает множество людей, и человек не имеет возможности положить на место эрува пищу в количестве, достаточном на две трапезы для каждого жителя, но знает, что установленным им эрувом захотят воспользоваться, к примеру, не больше двадцати человек, то он может положить эрув в количестве, достаточном на две трапезы для двадцати человек. При этом он должен сказать: «Благодаря этому эруву всякому, кто пожелает, будет разрешено отходить от этого места на 2000 ама в любом направлении во все субботы года». Таким образом все, кто пожелает, смогут положиться на этот эрув, при условии, что будут знать о его существовании в канун субботы (см. Шульхан арух, 413, 1; Биур Ѓалаха, со слов ле-холь эхад). И представляется: когда очевидно, что установленным эрувом кто-то воспользуется, тогда при его установлении необходимо произнести соответствующее благословение, но если есть сомнение, что он кому-то понадобится, то благословение произносить не нужно.

Если же человек установил эрув независимо от каких-либо условий, то его субботний предел определяется относительно этого эрува, и ему запрещено менять свой субботний предел, установив его относительно своего дома.

 

***

Да будет воля Всевышнего на то, чтобы мы удостоились отмечать субботы в радости, соблюдать их согласно всем законам Ѓалахи и укреплять благодаря им нашу святую веру, изучать в них слова Торы и наслаждаться трапезами и сном. И чтобы души наши излучали в этот день двойной свет, который озарял бы все дни недели. И из субботнего предела исходило бы благословение на все деяния рук наших. И да удостоимся мы полного Избавления в скором времени, в наши дни!


[16]. Мнения танаев в отношении этого закона разделились. По мнению мудрецов и рабби Йеѓуды, приведенному в Мишне (трактат Эрувин, 36б), эрув можно установить на том или ином условии, согласно ѓалахическому принципу «есть выяснение постфактум». Это означает, что когда человек примет в субботу решение, на какой из возможных эрувов он хочет положиться, задним числом выяснится, что это и есть тот самый эрув, который он установил в канун субботы. А в Барайте (к трактату Эрувин, 36б и 37б) говорится: некоторые законоучители считают, что «нет выяснения постфактум». В трактате Бейца (38а) приводится мнение рабби Ошайи, что в отношении законов Торы «нет выяснения постфактум», а в отношении законов, установленных мудрецами, «есть выяснение постфактум». И таково мнение большинства авторитетов, среди которых Рамбам, рабейну Там, Рош, Рамбан, Ран, Рашба и Шульхан арух (Йоре деа, 331, 11). Тот же самый закон выносится и в Шульхан арух (413, 1) и в Мишна брура (7). Исходя из этого, человек имеет право решить в субботу, относительно какого эрува будет установлен его субботний предел (однако некоторые авторитеты придерживаются иного мнения. Например, рабейну Йона считает, что принцип «есть выяснение постфактум» действует и в отношении законов Торы, а Маѓарам, чье мнение приводит Мордехай, полагает, что принцип «нет выяснения постфактум» распространяется и на законы, установленные мудрецами).

Из сказанного в Шульхан арух (413, 1): «Все зависит от поставленного человеком условия» следует, что если человек устанавливает эрув на определенном условии, например: «Если раввин будет проводить урок Торы на восточной стороне, то мой эрув тоже будет на восточной стороне», он не может изменить свое решение, если поставленное им условие выполняется.

Содержание

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]