Глава 11 — Созидательная работа (мелаха) в холь ѓа-моэд

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]

13. Письмо

Письмо, как любая другая созидательная работа, запрещено в холь ѓа-моэд. Поэтому нельзя писать свитки Торы, тфилин и мезузы, – запрещено выводить даже одну-единственную букву. Также запрещено писать судебные документы, деловые счета, курсовые работы и т.п. (см. Шульхан арух, 545, 1, 6).

Профессиональное письмо (то есть письмо на иврите квадратным шрифтом или каллиграфическое письмо, когда человек старается, чтобы буквы были особенно ровными и красивыми) запрещено даже ради самого праздника. Но разрешено писать простым почерком, если это необходимо для праздника. Исходя из этого, если человек хочет купить на праздник продукты питания, то он может предварительно составить список, написав его на бумаге обычным почерком.

Также разрешено написать другу письмо обычным почерком. Это тоже считается работой, необходимой для праздника, так как подобные письма умножают праздничную радость и укрепляют дружеские узы между людьми. Это разрешено при условии, что человек не оставил эту работу на дни праздника преднамеренно, зная заранее, в канун праздника, что ему понадобится написать дружеское письмо, но не сделав этого (см. Мишна брура, 545, 31).

Аналогичным образом, если человек хочет преподнести кому-то подарок, он может написать поздравление или благословение. А если подарком является книга, то слова поздравления можно написать на ней (см. Шульхан арух, 545, 5). Некоторые авторитеты, придерживаясь более строгого толкования закона, говорят, что, для того чтобы почерк нельзя было считать профессиональным, первую строчку надо написать криво; но тот, кто не хочет следовать этому указанию, вправе так поступить, так как менее строгое толкование закона в этом вопросе соответствует практическому постановлению большинства авторитетов (см. Мишна брура, 35).

Компьютерный набор текста тоже считается непрофессиональным письмом. Поэтому список покупок можно напечатать на компьютере. Разрешено посылать текстовые сообщения по мобильному телефону или письма по электронной почте. Но запрещено делать все, что не является необходимым в праздник, поскольку непрофессиональная работа в холь ѓа-моэд запрещена, если она не предназначена для праздника.

Если во время изучения Торы человек хочет сделать какие-либо записи обычным почерком на бумаге либо напечатать что-то на компьютере, и это поможет ему сосредоточиться на учении, – это разрешено, так как служит исполнению заповеди (ниже, в гл. 12, п.п. 11 и 13, будут разъяснены законы письма в холь ѓа-моэд, необходимого для исполнения заповеди).

Распечатка на принтере считается, по мнению некоторых авторитетов, профессиональной работой, и хотя это действие очень простое, тем не менее, поскольку результат выглядит как работа профессионала, изначально (лехатхила) в этом вопросе желательно придерживаться более строгого толкования закона и воздерживаться от распечатки на принтере в холь ѓа-моэд (ниже, в гл. 12, п. 14, будет разъяснен закон письма, необходимого для работы бейт дина или для того, чтобы избежать убытков)[8].


[8]. По мнению большинства авторитетов, в любом случае, когда человек прилагает усилия, чтобы писать ровно и четко, – будь то на иврите или других языках, – это считается профессиональной работой, а письмо обычным почерком, не особенно ровным и красивым, считается непрофессиональной работой. Поэтому в холь ѓа-моэд разрешено писать обычным почерком дружеские письма, потому что они умножают радость праздника (так пишут Рамбам, Рамбан, Мор у-кциа). Тем не менее, некоторые авторитеты придерживаются в этом вопросе более строгого толкования закона и считают, что любое письмо считается профессиональной работой (так пишет Тур от имени автора Ѓалахот гдолот, а также Трумат ѓа-дешен). Шульхан арух (545, 5) выносит постановление, соответствующее мнению авторитетов, разрешающих письмо обычным почерком. По мнению Рама, хотя основной закон соответствует менее строгому толкованию, на практике даже при письме обычным почерком принято делать строчки неровными; а Маген Авраѓам пишет, что неровной следует сделать только первую строчку. Большинство поздних авторитетов считает, что на практике при письме обычным почерком принято следовать менее строгому толкованию закона (так пишут Байт хадаш, Турей заѓав, Элия раба и другие). Их мнение приводит Мишна брура, 35.

Компьютерный набор текста без распечатки на принтере: по мнению некоторых авторитетов, в этом нет никакого запрета, и это разрешено, даже если не является необходимым для праздника, так как в действительности человек ничего не создает, а только набирает буквы электронным способом, и это подобно письму, результаты которого сохраняются в течение короткого времени. Но если для человека это «тяжелая работа» – например, если он делает это ради заработка, – то она запрещена. Согласно другому мнению, компьютерный набор имеет статус непрофессиональной работы, и он запрещен, если не является необходимым для праздника. А текст, который не сохраняется, – например, набранный во время игры, – можно набирать без ограничения. И таков практический закон (так пишет рав Мордехай Элияѓу).

Распечатка на принтере: некоторые авторитеты считают, что это профессиональная работа, так как ее результат выглядит профессиональным. Согласно другому мнению, это непрофессиональная работа, так как ее способен выполнить любой человек. И представляется, что на практике изначально (лехатхила) в этом вопросе следует придерживаться более строгого толкования закона и воздерживаться от распечатки на принтере, даже если это необходимо для праздника. Однако в случае необходимости – например, для урока Торы, – можно положиться на доводы авторитетов, придерживающихся в этом вопросе менее строгого толкования закона, так как их доводы представляются убедительными. А если отсутствие распечатанных листов помешает людям в учебе, то эту работу можно рассматривать как необходимую для того, чтобы избежать убытков (млехет давар ѓа-авед). Кроме того, в случае необходимости можно придерживаться менее строгого закона потому, что, согласно мнению большинства авторитетов, речь идет о сомнении, связанном с постановлением мудрецов. Ведь даже те авторитеты, которые считают, что запрет выполнять работу в холь ѓа-моэд – это заповедь Торы, имеют в виду только трудоемкую работу или работу, которая выполняется ради заработка.

18. Еврей и нееврей в холь ѓа-моэд

Подобно тому как в субботу мудрецы запретили просить неевреея выполнить созидательную работу (мелаха), в холь ѓа-моэд они запретили просить нееврея выполнить работу, запрещенную для еврея (см. Шульхан арух, 543, 1; Мишна брура, 1). Даже если еврей предполагает, что за ту же самую работу после праздника ему придется заплатить больше, ему все равно запрещено просить нееврея выполнить ее в праздник. Это объясняется тем, что разрешение выполнять в холь ѓа-моэд работу, необходимую для того, чтобы избежать убытков (млехет давар ѓа-авед), относится только к случаю, когда человек может потерять то, что уже находится в его распоряжении (см. Хаей адам, 106, 12; Мишна брура, 2).

Но можно попросить нееврея выполнить работу, которая разрешена еврею, если тот выполняет ее непрофессиональным образом или иным способом, чем обычно (бе-шинуй), – например, починить разорвавшуюся одежду, необходимую для праздника (см. выше, п.п. 7-8). А если нееврей захочет выполнить эту работу профессиональным образом, потому что ему так удобнее, то не нужно препятствовать ему в этом (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 68, прим. 137). Подобно этому, если нееврей по собственной инициативе выполнил для еврея работу в холь ѓа-моэд, то еврей может пользоваться ее результатами (см. Каф ѓа-хаим, 543, 5).

И хотя еврею запрещено просить нееврея выполнить для него работу, запрещенную в холь ѓа-моэд, – это разрешено ради исполнения какой-либо заповеди в холь ѓа-моэд. Исходя из этого, можно попросить нееврея завершить строительство синагоги, чтобы в ней можно было молиться (см. Мишна брура, 543, 1; Шаар ѓа-циюн, 544, 10)[12].

Разрешено до начала праздника поручить нееврею работу на праздник, при выполнении двух условий. Во-первых, нееврей должен работать в своих собственных интересах – например, он работает по методу подряда, и ему следует заплатить сдельно за всю работу, чтобы он мог решить сам, когда ему удобно работать. Или же нееврей должен иметь долю в доходах от этой работы, и тогда получится, что он работает за свою долю дохода. Во-вторых, это не должна быть такая работа, которую обычно выполняют наемные рабочие, чтобы сторонние наблюдатели не подумали, что еврей специально нанял нееврея для работы в праздник. А поскольку в наши дни дома строят, как правило, методом подряда, разрешено, чтобы нееврей продолжал строить дом для еврея в холь ѓа-моэд (см. Шульхан арух, 543, 2; Биур Ѓалаха, 244, 1, со слов о ликцор).

Нельзя просить нееврея покупать для еврея в холь ѓа-моэд товары, которые запрещено покупать самому еврею, – даже если еврей скажет об этом нееврею до наступления праздника (см. Биур Ѓалаха, 539, 1, со слов бейн ликнот). Но можно сказать нееврею: «Купи это для себя самого, а я перекуплю у тебя эту вещь, прибавив в цене, чтобы ты получил с этого доход». И даже разрешено давать для этого нееврею деньги взаймы (см. Шульхан арух, 307, 3; Мишна брура, 13; Шмират шабат ке-ѓилхата, 68, 34).

Разрешено поручать нееврею работу в холь ѓа-моэд, при условии, что он выполнит ее после праздника. Но запрещено, чтобы в праздник нееврей взвешивал, измерял или пересчитывал что-либо, что необходимо для выполнения этой работы, поскольку все это – сугубо будничные занятия. А если нееврей нарушит договор и выполнит эту работу в праздник, то ему не нужно в этом препятствовать, так как он обещал еврею выполнить ее после праздника (см. Шульхан арух и Рама, 543, 3).

Некоторые авторитеты считают, что еврею запрещено в холь ѓа-моэд готовить пищу или выполнять другую работу для нееврея, так как созидательная работа разрешена в холь ѓа-моэд только ради самого праздника, а поскольку заповедь праздничной радости не относится к неевреям, ради них выполнять работу запрещено (см. Хаей адам, 106, 11). Другие авторитеты это разрешают (см. Шевет ѓа-Леви, 8, 124, 2). На практике, в случае острой необходимости – например, ради освящения Имени Всевышнего или предотвращения вражды между евреями и неевреями, – в холь ѓа-моэд разрешено выполнять созидательную работу ради нееврея (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 68, 37; и см. «Расширенные объяснения»).


[12]. Как мы говорили, в субботу разрешено нарушать двойной запрет (швут де-швут) ради исполнения какой-либо заповеди (см. «Жемчужины Ѓалахи», Шабат, гл. 9, п. 11). Таким образом, согласно мнению авторитетов, считающих, что запрет на выполнение созидательной работы в холь ѓа-моэд – это постановление мудрецов (де-рабанан), а также согласно подходу Рамбана и его последователей, считающих, что выполнение работы, необходимой для праздника, не может быть нарушением запрета Торы, – получается, что если еврей просит нееврея выполнить работу в холь ѓа-моэд, это запрет швут де-швут, и ради исполнения заповеди это разрешено. А согласно подходу авторитетов, считающих, что запрет на выполнение работы в холь ѓа-моэд – это заповедь Торы (де-орайта), следует учитывать мнение Ѓа-итур, который говорит, что ради исполнения заповеди можно нарушить даже прямой запрет мудрецов (швут). И хотя в субботу на это мнение полагаются только в случае крайней необходимости, в данном случае, поскольку есть также мнение, что речь идет о запрете мудрецов, на слова Ѓа-итур можно положиться (см. При мегадим, 543, Эшель Авраѓам, 1).

01. На чем основан запрет выполнения созидательной работы в холь ѓа-моэд

Холь ѓа-моэд – это дни, обладающие промежуточным статусом, средним между праздниками и буднями. В эти дни одни виды созидательной работы (мелаха) разрешены, а другие запрещены.

Как в отношении Песаха, так и в отношении Суккота Тора подчеркивает, что в первый и последний дни праздника «священное собрание да будет у вас; никакой работы не делайте» (см. Ваикра, 23:7-8; 35-36). Что же касается дней холь ѓа-моэда, то в Торе не сказано однозначно, что в них запрещена созидательная работа. Но поскольку они тоже принадлежат к празднику, располагаясь между его первым и последним днями, и к ним тоже в некоторой степени относятся слова «священное собрание» (см. там же, ст. 37), и в них тоже приносятся праздничные жертвы, – в эти дни запрещено работать так, как в будни. Это ограничение мудрецы выводят из нескольких стихов Торы, приходя к выводу, что в холь ѓа-моэд запрещены определенные виды созидательной работы (см. Вавилонский Талмуд, трактат Хагига, 18б). Однако йом тов и холь ѓа-моэд существенно отличаются в этом друг от друга: в йом тов запрещена любая созидательная работа (кроме той, что необходима для приготовления пищи на сам этот день), а в холь ѓа-моэд запрещены только некоторые виды работы.

В общем, можно сказать так: в субботу запрещена любая созидательная работа; в йом тов запрещена «трудная» работа, но разрешена домашняя работа, необходимая для приготовления пищи на этот день; а в холь ѓа-моэд запрещены такие работы и действия, которые связаны с большими усилиями и не являются необходимыми для самого праздника или для того, чтобы предотвратить убытки.

И хотя запрет выполнения некоторых видов созидательной работы в йом тов основан на святости, которая, согласно Торе, присуща этим дням, ранние законоучители спорят о том, насколько строг этот запрет: является ли он заповедью Торы или постановлением мудрецов. Многие пишут, что полноценная работа, требующая значительных усилий, запрещена Торой, а если она необходима для самого праздника или для предотвращения убытков, то по Торе она разрешена, однако мудрецы возвели «ограду» вокруг этой заповеди и запретили некоторые виды работы, необходимые для самого праздника или для предотвращения убытков[1].

Тот, кто выполняет в холь ѓа-моэд созидательную работу запрещенным образом, тем самым выказывает пренебрежение к празднику и не имеет доли в Мире грядущем (см. трактат Авот, 3, 11; так пишут также Раши и рабби Овадья из Бертиноро). И еще говорят мудрецы (в трактате Псахим, 118а): «Всякий, кто пренебрегает праздниками, словно поклоняется идолам».

Тому, кто выполнил в холь ѓа-моэд запрещенную работу, нельзя извлекать пользу из ее результатов; но это разрешено другим людям, которые не являются его домочадцами. В те времена, когда бейт дин обладал такими полномочиями, к тому, кто выполнил в холь ѓа-моэд запрещенную работу, применяли взыскания, а результаты его работы уничтожали (см. Шульхан арух, 438, 6; «Расширенные объяснения», 11, 1, 11-13).


[1]. В трактате Хагига (18а) приводятся слова танаев и амораев: те на основании различных стихов Торы приходят к выводу, что в холь ѓа-моэд запрещено выполнять созидательную работу. Однако некоторые законоучители говорят, что на самом деле это запрет мудрецов, а стихи из Торы – только подкрепление этого запрета (асмахта). Такого мнения придерживаются рабейну Там, Рамбам, Рош, Сефер мицвот гадоль, Сефер йерэим, Ташбец. На основании такого понимания характера запрета они объясняют, почему одни виды работы разрешены, а другие – запрещены. И все же, многие ранние законоучители считают, что слова Гемары нужно понимать буквально, и запрет выполнять созидательную работу в холь ѓа-моэд является заповедью Торы. Так считают Раши и Рашбам, и к такому выводу можно прийти на основании слов Рифа, Шеильтот, Эшколь и рабби Ицхака бен Гиата, которые приводят слова Гемары из трактата Хагига, 18а, не добавляя от себя больше ни слова. А Рамбан объясняет, что по Торе запрещена работа, связанная со значительными усилиями, а работа, необходимая для самого праздника или для предотвращения убытков, разрешена; мудрецы же возвели «ограду» вокруг этой заповеди и запретили некоторые виды работы – например, профессиональную работу, предназначенную для самого праздника, но не являющуюся необходимой для человека, а также тяжелую работу, необходимую для предотвращения убытков обычного масштаба. Так пишут Рашба, Сефер ѓа-хинух и Ритва. Полемика законоучителей существенна в ситуации сомнения, так как, если речь идет о запрете Торы, при сомнении следует придерживаться более строгого толкования закона, а если о запрете мудрецов, то менее строгого. И см. Биур Ѓалаха, 530, 1, со слова ве-мутар, где подводится итог всем существующим мнениям, а сам автор склоняется к более строгому толкованию закона. А в Хазон Овадья приводится мнение авторитетов, склонных к менее строгому толкованию.

02. Общие принципы разрешений и запретов

Запрет выполнять созидательную работу в холь ѓа-моэд предназначен для того, чтобы в праздник мы были свободны от повседневных забот и могли посвятить все время исполнению заповеди праздничной радости, изучению Торы и трапезам. Исходя из этого, основное правило гласит, что в холь ѓа-моэд запрещена работа, связанная со значительными усилиями. К этой категории относится работа, которая, во-первых, занимает продолжительное время, а во-вторых, требует большой сосредоточенности. Поэтому профессиональная работа запрещена, даже если она не занимает много времени. Если же работа не требует значительных усилий, то она разрешена, даже если не является необходимой для самого праздника. Поэтому можно разровнять неровность на полу или на стене, даже в комнате, которой не пользуются в праздник, – при условии, что эта работа не связана с большими усилиями. Подобно этому, фотограф-любитель может сделать снимок, который не нужен ему для праздника, даже если у него есть возможность сделать тот же самый снимок и после праздника. Разрешено зажечь спичку или включить свет, даже если в этом нет никакой необходимости. Разрешено выходить на территорию общественного владения, неся в кармане предметы, которые человеку не нужны (см. «Расширенные объяснения», 11, 2, 1-5).

А ради самого праздника можно выполнять даже такую работу, которая занимает много времени, – например, собирать урожай фруктов, охотиться на животных, ловить рыбу, молоть зерно, выжимать сок из фруктов, упаковывать пищу в банки или пакеты, чтобы продать ее в магазине (см. ниже, п. 3). Также разрешены те виды работы, которые необходимы для удовлетворения других нужд человека в праздник, – например, починка окна, чтобы в доме не было холодно (см. ниже, п. 5).

Разрешено также выполнять работу, предназначенную для того, чтобы предотвратить убытки. Такая работа называется млехет давар ѓа-авед. Считается, что эта работа необходима для самого праздника, так как человеку, который опасается убытков, трудно радоваться в праздник (см. ниже, гл. 12, п. 2).

На практике, в холь ѓа-моэд существует пять видов разрешенной работы: 1) ради приготовления пищи на праздник разрешена даже такая работа, которую может выполнить только профессионал; 2) ради всего другого, что необходимо в праздник, разрешена работа, которую может выполнить любой человек; 3) если человеку нечего есть, то ему разрешено работать как обычно, чтобы купить все необходимое для праздничной трапезы; 4) ради предотвращения убытка (давар ѓа-авед) разрешено выполнять даже профессиональную работу; 5) ради общественных нужд разрешена непрофессиональная работа, для которой будет трудно найти другое время, если ее не выполнить в холь ѓа-моэд (см. Мишна брура, 530, 2).

Тем не менее, поскольку законы работы в холь ѓа-моэд включают множество правил, из которых, в свою очередь, вытекают дополнительные законы, на первый взгляд, противоречащие друг другу, сказали наши мудрецы (трактат Моэд катан, 12а): «Законы холь ѓа-моэда бесплодны, один закон не порождает другого». Это означает, что только после глубокого изучения всех законов холь ѓа-моэда из них можно вывести практические постановления.

03. Приготовление пищи

Поскольку трапезы в холь ѓа-моэд служат исполнению заповеди праздничной радости, в эти дни можно выполнять любую работу, необходимую для приготовления пищи на праздник. Для этого разрешена даже профессиональная работа, а также такая, которая отнимает много времени. И хотя работа, необходимая для приготовления пищи, разрешена и в йом тов, здесь есть существенное различие: в йом тов разрешены только те виды работы, которые обычно выполняются в домашних условиях, – например, варка или выпечка, – а в холь ѓа-моэд можно выполнять любую работу, необходимую для приготовления пищи, в том числе и такую, которая выполняется в поле или на производстве. Кроме того, если в йом тов разрешены только те виды работы, которые необходимы для приготовления пищи на сам этот день, то в холь ѓа-моэд можно готовить блюда и на другие дни праздника и даже на субботу после праздника, если она наступает на исходе последнего йом това (см. Шульхан арух, 533, 1).

Таким образом, в холь ѓа-моэд разрешено собирать урожай овощей и фруктов, упаковывать их и отвозить на грузовиках в магазины и на рынки. Разрешено также платить рабочим зарплату, при этом выписывая квитанции и вообще делая все необходимое согласно требованиям закона. Для сбора и упаковки урожая можно пользоваться новейшей техникой, поскольку, как мы говорили, ради приготовления пищи разрешена и профессиональная работа (см. Мишна брура, 530, 1). Разрешено резать птицу и скот, кошеровать мясо и отвозить в магазины, чтобы люди могли купить его для праздника.

В холь ѓа-моэд ради приготовления пищи разрешена и такая работа, которую можно было выполнить перед праздником. Это объясняется тем, что мудрецы не хотели никак ограничивать возможность приготовления пищи, чтобы не умалять праздничную радость (см. Шульхан арух, 533, 1). Но изначально (лехатхила) работу в поле и на производстве желательно выполнить до начала праздника, чтобы освободить дни холь ѓа-моэда для радости.

Если при выполнении работы, необходимой для продажи продуктов питания множеству людей, сторонние наблюдатели могут подумать, что эта работа предназначается для заготовки продуктов на будни, которые наступят после праздника, – то ее следует выполнять не на виду у людей, чтобы они не стали пренебрегать запретом на выполнение работы в холь ѓа-моэд. Но если очевидно, что эта работа выполняется для нужд праздника, то нет необходимости скрывать ее от посторонних. Поэтому работники пекарен, в том числе и служащие, которые занимаются продажей, могут работать публично, так как все понимают, что они готовят и продают свежую выпечку на праздник. Но работники фабрик по изготовлению консервов или сладостей должны избегать публичной работы, даже если готовят продукцию на праздник, поскольку сторонние наблюдатели не могут быть уверены, что эти продукты предназначены для праздника (см. Шульхан арух, 533, 5; 537, 15; Левуш, там же; Шмират шабат ке-ѓилхата, 66, 13).

В холь ѓа-моэд запрещено выполнять работу на будни, которые начинаются после праздника. Однако нет необходимости строго следить за тем, чтобы приготовленных блюд хватило точно на дни праздника. Праздничные блюда следует готовить в изобилии, и если они останутся и после праздника, то их можно будет есть в будни. Это верно при условии, что человек не обманывает себя, делая вид, что готовит пищу на праздник, а на самом деле намерен приготовить ее на будни после праздника (см. Шульхан арух, 533, 1).

Фермеру, который выращивает в своем хозяйстве фрукты, овощи или злаковые культуры, разрешено пойти и собрать для себя урожай, даже если он может купить похожую продукцию в магазине, приложив меньше усилий (см. Шульхан арух, 537, 15).

04. Починка кухонных принадлежностей, необходимых для приготовления пищи в холь ѓа-моэд

В холь ѓа-моэд разрешено чинить предметы кухонной утвари, необходимые для приготовления пищи на праздник, – например, конфорки, духовку, миксер, ножи и шампуры. Если они требуют профессиональной починки, занимающей много времени, то разрешено вызвать для этого техника-еврея и заплатить ему за работу. Как разрешено выполнять любую работу, необходимую для приготовления пищи на праздник, так это разрешено и ради починки кухонных принадлежностей, которые нужны для этого. Даже если можно попросить у соседей воспользоваться их плитой, все равно разрешено вызвать техника, чтобы он починил плиту (см. Шульхан арух, 540, 7; Мишна брура, 28).

И все-таки существует одно различие. Если какое-либо блюдо можно было приготовить до праздника, но его приготовление отложили на холь ѓа-моэд, то его все равно разрешено готовить в эти дни, даже если для этого необходима профессиональная работа. Но если какой-либо предмет кухонной утвари можно было починить до праздника, однако починку отложили на холь ѓа-моэд, то его запрещено чинить в эти дни. Если же человек не специально отложил починку на холь ѓа-моэд, а просто не успел сделать это до праздника, так как не был достаточно расторопен, то ему разрешено починить этот предмет в холь ѓа-моэд, даже если для этого необходима работа профессионала (см. Рама, 540, 8; Мишна брура, 27; Шаар ѓа-циюн, 23).

Все вышесказанное относится к самим предметам кухонной утвари, необходимым для приготовления пищи; если же речь идет о предметах, с помощью которых можно воспользоваться этими предметами, то их запрещено чинить в холь ѓа-моэд, если для этого необходима работа профессионала, – даже при условии, что не было возможности починить их до праздника. Но простому человеку, не профессионалу, чинить их разрешено. Например, нельзя чинить профессиональным образом рыболовную сеть, так как она не используется непосредственно для приготовления пищи, в отличие от плиты или духовки, а необходима только для того, чтобы поймать рыбу (см. Шульхан арух, 541, 1). Подобно тому, если человеку необходима лестница, чтобы достать продукты питания из высоко расположенной кладовки, эту лестницу запрещено чинить профессиональным образом; ее может починить только простой человек, а не профессионал, потому что лестница нужна не для приготовления пищи, а только для того, чтобы принести ее из кладовки. Аналогично этому, запрещено чинить профессиональным образом обеденный стол, посудомоечную машину или кухонную столешницу, на которой готовят пищу, поскольку все эти предметы не используются непосредственно для приготовления пищи.

Если в кухне сломался кран, и во время приготовления пищи трудно пользоваться другим краном, то разрешено починить кран с помощью профессионала. Дело в том, что кран считается предметом, который служит для приготовления пищи, ведь через него поступает вода для питья и готовки. Подобно этому, если в доме возникли проблемы с электричеством, то в холь ѓа-моэд разрешено починить неполадку с помощью профессионала, так как оно необходимо для освещения кухни, где готовится пища, а также для включения духовки, электрического бака для воды и других электроприборов, которые нужны для приготовления пищи.

05. Работа, необходимая для удовлетворения насущных телесных потребностей

В холь ѓа-моэд разрешены не только все виды работы, необходимой для приготовления пищи, но и любая работа, которая нужна для того, чтобы человек ощущал физический комфорт. И если это необходимо, то можно заплатить профессионалу за выполнение такой работы. Например, если в холодные дни в доме разбилось окно, то можно вызвать стекольщика, чтобы холод не проник в дом. Подобно этому, в холодные дни разрешено вызвать мастера, чтобы починить обогревательный прибор, чтобы дома было тепло. А в жару можно вызвать мастера по ремонту кондиционеров, поскольку, если люди, находящиеся в доме, будут страдать от жары, это помешает им радоваться празднику, поэтому такая работа тоже считается необходимой для удовлетворения насущных телесных потребностей (см. Мишна брура, 540, 19; Биур Ѓалаха, 542, 1, со слова афилу; Шмират шабат ке-ѓилхата, 66, прим. 203).

Аналогичным образом, разрешено вызвать сантехника, чтобы починить туалет или канализацию и тем самым избавить жителей дома от сильного дискомфорта (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 66, 58).

Разрешено также попросить сантехника починить душ, поскольку мытье – это одна из насущных телесных потребностей человека в праздник. Но если можно принять душ, то запрещено чинить ванну, так как принятие ванны в праздник – это удовольствие, а не насущная необходимость.

Если починка, необходимая для удовлетворения насущных телесных потребностей человека, связана с масштабной работой, которая будет проводиться публично и займет много времени, – например, если для этого надо сломать стену, чтобы починить водопроводную трубу, – это разрешено только в случае, если такая починка крайне необходима для исполнения заповеди праздничной радости. Чем больше она необходима, тем более крупномасштабную, длительную и публичную работу можно разрешить в холь ѓа-моэд (см. ниже, гл. 12, п. 2; Шмират шабат ке-ѓилхата, 66, прим. 67).

Если в доме имеется один-единственный телефон, и он сломался, то его разрешено починить, так как в наши дни телефонная связь считается насущной потребностью человека. А если семье крайней необходим второй телефон, то можно починить и его.

Женщинам разрешено наносить косметику, расчесывать волосы и делать любые прически без всяких ограничений. Для этого даже можно обращаться к профессиональному косметологу или парикмахеру и платить им за услуги, поскольку в холь ѓа-моэд разрешена любая работа, предназначенная для украшения тела. Женщинам также разрешено удалять с тела волосы, кроме волос на голове, потому что мудрецы запретили стричься в холь ѓа-моэд (см. ниже, п. 9). Женщине можно проходить косметические процедуры, которые сначала вызывают покраснение на лице, при условии, что еще до окончания праздника кожа на лице приобретет более свежий и здоровый вид, чем до процедуры (см. Вавилонский Талмуд, трактат Моэд катан, 8б и 9б; Шульхан арух, 546, 5). Однако изначально (лехатхила) косметические процедуры желательно проходить до праздника, чтобы к его началу женщина выглядела наилучшим образом, а также, чтобы дни самого праздника остались свободными для исполнения заповеди праздничной радости.

Ювелирные украшения, одежда и парики не считаются необходимыми для удовлетворения насущных телесных потребностей. Они приравниваются ко всем другим предметам, необходимым для праздника. Поэтому их можно чинить только без профессиональной помощи и бесплатно.

Разрешено получать плату за уход за ребенком (бебиситтер), так как и это считается насущной потребностью тела (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 66, прим. 160).

06. Лечение

В холь ѓа-моэд разрешены не только все виды работы, необходимой для приготовления пищи, но и любые медицинские процедуры, предназначенные для того, чтобы избавить человека от боли и дискомфорта. Это тоже считается насущной потребностью тела (см. Шульхан арух, 532, 2). Здоровому человеку тоже разрешено принимать лекарства и мазать тело мазью в целях профилактики болезней.

Если человек страдает от зубной боли, то он может обратиться к зубному врачу, чтобы пройти необходимое лечение, – даже если боль прекратится только после праздника. Но в холь ѓа-моэд запрещено проходить запланированные процедуры, не предназначенные для утоления боли или сохранения зуба. Кроме того, запрещено назначать на дни холь ѓа-моэда очередь на выпрямление или очистку зубов. Ведь поскольку эти процедуры необязательно проходить именно в праздник, это расценивается как пренебрежение к нему, а человек, который так поступает, подобен тому, кто преднамеренно оставляет на дни праздника запрещенную работу (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 66, прим. 88 и 92).

Аналогичным образом, в холь ѓа-моэд запрещено назначать очередь на плановое обследование, так как это не является необходимым для праздника. Но если речь идет об очереди к специалисту, и, пропустив ее, человек лишится возможности проконсультироваться с врачом такого уровня, – то можно назначить такую очередь на холь ѓа-моэд, так как это рассматривается как работа, необходимая для предотвращения убытка (давар ѓа-авед).

Если человеку необходима срочная операция, то нужно постараться назначить ее на дни, предшествующие празднику. Если же это невозможно, и есть опасение, что, если ждать окончания праздника, положение больного может ухудшиться, либо же он будет испытывать страдания, – то хотя жизни больного не грозит опасность, разрешено проводить операцию в холь ѓа-моэд.

Если у человека сломалась оправа очков, а в праздник очки ему необходимы, то он может отнести их в магазин оптики, чтобы оправу починили, так как это считается удовлетворением насущной телесной потребности. Но запрещено менять оправу для красоты, а также чинить солнечные очки, если они не нужны человеку в медицинских целях (см. Игрот Моше, Орах хаим, 3, 78; Шмират шабат ке-ѓилхата, 66, прим. 88)[2].


[2]. Если душевнобольному необходимо заниматься какой-либо работой, чтобы его положение не ухудшилось, то ему разрешено работать в холь ѓа-моэд. Это тоже считается удовлетворением насущной телесной потребности.

07. Какие работы разрешены для починки одежды, необходимой в праздник

Как мы уже говорили, ради удовлетворения насущных телесных потребностей – таких как потребность в пище или лечении, – в холь ѓа-моэд разрешено выполнять даже профессиональную работу, а в случае необходимости и оплачивать ее. Что же касается других потребностей человека в праздник, то ради их удовлетворения можно выполнять простую, непрофессиональную работу, и за нее запрещено платить. В холь ѓа-моэд запрещено даже заказывать работу у профессионала-нееврея (см. Шульхан арух, 541, 4-5; 542, 1; ниже, гл. 12, п. 15).

Поэтому, если человеку необходимо починить одежду, чтобы надеть ее в праздник, то он может сделать это самостоятельно, без помощи специалиста. Другими словами, если он шьет непрофессионально, то может починить эту одежду сам, как умеет. А тот, кто шьет профессионально, должен починить одежду иным способом, чем обычно, – например, сделать волнистую, а не прямую строчку (см. Шульхан арух, 541, 5). В холь ѓа-моэд можно пришить пуговицу, поскольку это простая, непрофессиональная работа. Даже профессионал может пришить пуговицу обычным способом.

Тот, кто не умеет чинить одежду сам, может попросить у своего знакомого портного сделать это иным способом, чем обычно, как это делают непрофессионалы, – при условии, что портной не попросит за это плату, поскольку плата придает значимость работе и превращает ее в профессиональную. Таково общее правило: любую работу, которую разрешено выполнять в холь ѓа-моэд только непрофессиональным образом, запрещено оплачивать[3].

Если перед наступлением праздника человек знал, что одежда, которая понадобится ему в праздник, порвалась, и все равно отложил починку на дни холь ѓа-моэда, то запрещено чинить эту одежду даже непрофессиональным образом, поскольку он преднамеренно оставил эту работу на холь ѓа-моэд (см. Мишна брура, 540, 9).

Разрешено гладить одежду в домашних условиях, чтобы надеть ее в праздник, но запрещено заглаживать складки, так как это считается профессиональной работой (см. Шульхан арух, 541, 3; Мишна брура, 9).

В холь ѓа-моэд запрещено чинить обувь профессиональным образом, но разрешено производить простую, непрофессиональную починку – например, вытащить из подошвы гвоздь (см. Шульхан арух и Рама, 541, 4).

Разрешено чистить обувь, и хотя некоторые авторитеты придерживаются в этом вопросе более строгого толкования закона, основной закон соответствует менее строгому толкованию, согласно которому, речь идет о непрофессиональной работе, необходимой для праздника.


[3]. В трактате Моэд катан (12а) сказано, что запрещено оплачивать работу, необходимую в праздник для удовлетворения человеческих потребностей, не являющихся телесными. Рош (2, 9) объясняет, что оплата такой работы – сугубо будничное дело. Здесь заканчивается изложение слов Роша. К тому же, оплата придает важность работе и превращает ее в профессиональную. Такое постановление выносит Шульхан арух (542, 1). А по мнению Коль-бо, оплата разрешена. Бейт Йосеф же пишет, что слова Коль-бо ошибочны; однако некоторые ранние законоучители пишут то же самое. Но на практике мнение поздних законоучителей соответствует мнению Роша и Шульхан арух, которые считают, что запрещено получать оплату за непрофессиональную работу в холь ѓа-моэд, если она не предназначена для удовлетворения телесных потребностей (см. Мишна брура, 541, 16, и Биур Ѓалаха со слова эла). Тем не менее, Ритва полагает, что это запрещено только в случае, если кто-то может выполнить такую работу бесплатно; если же найти такого человека невозможно, то работу разрешено оплатить. И в случае необходимости можно положиться на это мнение (см. Мишна брура, 542, 2; Шмират шабат ке-ѓилхата, 66, 40). Все это относится к потребностям человека в праздник, не являющимся телесными потребностями. Что же касается удовлетворения телесных потребностей, то за него платить разрешено, как разрешено и выполнять профессиональную работу (см. Мишна брура, 542, 1). Можно также оплачивать работу, необходимую для того, чтобы избежать убытков (давар ѓа-авед; см. Рама, 542, 1; Биур Ѓалаха, со слова афилу). А ради общественных нужд можно выполнять непрофессиональную работу и оплачивать ее (как объясняется ниже, гл. 12, п. 8; Моэд катан, 6а; Биур Ѓалаха, 544, 1, со слов цорхей рабим). И см. «Расширенные объяснения», 7, 5-8.

08. Какие домашние непрофессиональные работы разрешены ради праздника

Разрешено мыть пол тряпкой. Но запрещено мыть и полировать пол специальными составами, так как это считается профессиональной работой. Также запрещено устраивать в доме генеральную уборку, которую делают раз в несколько недель, или, к примеру, мыть окна, поскольку, если в холь ѓа-моэд человек выполняет такую работу по уходу за домом, то может показаться, что он намеренно отложил эту работу на холь ѓа-моэд, тем самым выражая пренебрежение к святости праздника (см. Шульхан арух, 540, 2; Шмират шабат ке-ѓилхата, 66, 47). Аналогичным образом, можно чистить ковры обычным домашним пылесосом, но запрещено подвергать их основательной чистке или вытряхивать на улице, потому что такие работы выполняются не часто.

Разрешено чинить сломанную мебель, если починка не является профессиональной и не требует значительных усилий, – например, приклеить отломившуюся ножку стула. Но запрещено производить профессиональный ремонт мебели.

Необходимо подчеркнуть, что разрешение убирать дом, чистить ковры и чинить мебель непрофессиональным образом действует при условии, что все это необходимо для самого праздника. Если же семья намерена уехать и не собирается больше находиться в доме в холь ѓа-моэд, то запрещено делать уборку, чтобы подготовить дом к будням, которые последуют за праздником (см. Шульхан арух и Рама, 541, 4-5; Мишна брура, 12).

Если к полу прилип кусок цемента, который мешает ходить или уродует вид комнаты, то можно устранить его руками или с помощью специального инструмента, при условии, что это будет непрофессиональная работа. Это разрешено, даже если работа требует значительных усилий (см. выше, п. 2).

В холь ѓа-моэд разрешено поливать лейкой или шлангом растения, которые нуждаются в регулярной поливке раз в несколько дней, – независимо от того, растут ли они в горшках или на земле. Это разрешено при условии, что, поливая растения, человек намеревается украсить таким образом дом или двор в дни праздника. Можно также собирать цветы или срезать ветки, чтобы украсить ими дом в праздник. Это объясняется тем, что поливка и срезание растений считаются непрофессиональной работой (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 66, 57). А если растениям может быть нанесен ущерб, то их разрешено полить, даже если это не является необходимым для праздника. В таком случае поливка будет иметь статус «работы, необходимой для того, чтобы избежать убытка» (млехет давар ѓа-авед; см. ниже, гл. 12, п. 2).

09. Бритье и стрижка

Поскольку существует заповедь постричься и побриться в канун праздника, мудрецы запретили делать это в холь ѓа-моэд. Иными словами, хотя, согласно общему правилу, в холь ѓа-моэд разрешена работа, предназначенная для ухода за телом, и поэтому разрешено удалять с тела любые волосы, вызывающие у человека чувство дискомфорта, – мудрецы запретили стричься и бриться в холь ѓа-моэд. Они опасались, что если в эти дни будут разрешены стрижка и бритье, то люди станут преднамеренно откладывать их на холь ѓа-моэд. И если в начале праздника они будут нестрижеными и небритыми, это будет выражать пренебрежение к нему. А благодаря запрету стричься и бриться в холь ѓа-моэд люди позаботятся об этом перед наступлением праздника (см. трактат Моэд катан, 14а; Шульхан арух, 531, 1-2).

Раньше мудрецы разрешали тому, кто в самый канун праздника возвратился с дальней дороги и не имел никакой возможности постричься перед праздником, сделать это неприлюдно в холь ѓа-моэд (см. трактат Моэд катан, 13б; Шульхан арух, 531, 4-5). Однако в наши дни такое разрешение неправомерно, потому что переезды не отнимают так много времени, как раньше, и постричься можно везде. Но если человек заблудился в лесу или в пустыне и оставался там несколько недель, и только в праздник ему удалось спастись, то он может неприлюдно постричься в холь ѓа-моэд.

Как мы уже говорили, запрет мудрецов распространяется только на волосы головы и бороды. Когда эти волосы становятся значительно длиннее, чем человек привык, он приобретает неухоженный вид, который выражает пренебрежение к празднику. А к усам и к волосам, растущим на теле, запрет не относится, поэтому в холь ѓа-моэд их разрешено состригать (см. Шульхан арух, 531, 8; Шаар ѓа-циюн, 15). Если у человека есть воспаление и язвы на коже головы под волосами, то ему разрешено постричься, чтобы облегчить дискомфорт или ради лечения (см. Мишна брура, 531, 21).

Можно постричь маленького ребенка, если отросшие волосы ему мешают. Ведь поскольку он еще не достиг возраста бар мицвы или бат мицвы, с которого обязан соблюдать заповеди, запрет мудрецов на стрижку в холь ѓа-моэд на него не распространяется (см. Шульхан арух, 531, 6). Если в семье принято устраивать празднество в честь первой стрижки ребенка, которому исполнилось три года (халаке), то его разрешено стричь в холь ѓа-моэд. Даже если день его рождения выпадает на канун праздника, разрешено отложить стрижку на холь ѓа-моэд, чтобы приумножить радость от этого события.

Современные ѓалахические авторитеты задаются вопросом: если человек бреется ежедневно, разрешено ли ему бриться в холь ѓа-моэд? Есть мнение, что запрет мудрецов на стрижку и бритье в холь ѓа-моэд не претерпел никаких изменений. Однако на практике, как представляется, тот, кто привык бриться ежедневно и побрился перед наступлением первого йом това, может бриться и в холь ѓа-моэд. Ведь поскольку он не выражал пренебрежения к празднику, а эффект от бритья в канун праздника не сохраняется в течение всего праздника, ему разрешено бриться в холь ѓа-моэд, и это даже является для него заповедью. Особенно важно побриться в канун субботы и последнего йом това. Но если отец человека следует в этом вопросе более строгому толкованию закона и воздерживается от бритья в холь ѓа-моэд, то и ему самому лучше соблюдать обычай отца, чтобы не нарушать заповедь почтения к нему[4].


[4]. По мнению рабейну Тама, мудрецы вынесли свое постановление для того, чтобы люди позаботились о стрижке в канун праздника, – поэтому, если человек постригся до начала праздника, ему разрешено делать это и в холь ѓа-моэд. Однако большинство ранних авторитетов считает, что даже если человек постригся в канун праздника, ему все равно запрещено стричься в холь ѓа-моэд (так пишут Ор заруа, Ѓагаѓот маймонийот, Мордехай, Тур и Шульхан арух, 531, 2), поскольку, если люди увидят, что он стрижется, они не будут знать, что он стригся и до праздника. В поддержку этого мнения они приводят тот факт, что подобное разрешение не упомянуто в Мишне (в трактате Моэд катан, 13б), где перечисляются случаи, в которых разрешено бриться в холь ѓа-моэд. Тем не менее, все эти доводы не распространяются на людей, которые бреются ежедневно, так как в Мишне о них не говорится, ведь в то время такого обычая не существовало. И нельзя заподозрить, что они не побрились перед праздником, ведь они бреются каждый день, и тем более, в канун праздника. Напротив, постановление мудрецов основано на том, что в праздник люди не должны выглядеть неряшливо, а если человек, который привык бриться каждый день, не побреется в холь ѓа-моэд, он будет похож на соблюдающего траур, что в корне противоречит намерению мудрецов. И см. Игрот Моше, Орах хаим, 1, 163, где говорится, что это не запрещено. Эти слова были написаны в 1948 г., когда электробритвы еще были редкостью. Такое же постановление выносили рав Цви-Песах Франк и другие авторитеты. Как передают от имени рава Соловейчика, он говорил, что, если человек бреется ежедневно, то для него бритье в холь ѓа-моэд – заповедь, и выговаривал своим ученикам, если они не брились. С другой стороны, многие авторитеты придерживаются в этом вопросе более строгого толкования закона, и так пишут Шмират шабат ке-ѓилхата, 66, 23, и другие. К этому же мнению склонялся Хазон Иш. Однако поскольку запрет на стрижку и бритье в холь ѓа-моэд – это постановление мудрецов, сам он тоже подлежит сомнению; в противовес ему можно привести заповедь Торы проявлять почтение к празднику, надевая нарядную одежду, а вид небритого человека, похожего на того, кто справляет траур, может расцениваться как пренебрежение к празднику. Поэтому можно сказать, что бритье в холь ѓа-моэд – это заповедь, особенно в канун субботы и последнего йом това. Но если отец придерживается в этом вопросе более строгого толкования закона и предпочитает, чтобы и его сын поступал так же, то сыну следует вести себя подобным же образом, тем самым проявляя почтение к отцу. Это особенно актуально, если сын проводит праздник вместе с отцом.

10. Стрижка ногтей

Если у человека отросли ногти, то желательно, чтобы он состриг их перед праздником. Однако постфактум (бедиавад), по мнению большинства авторитетов, даже если человек не постриг ногти в канун праздника, ему разрешено стричь их в холь ѓа-моэд, – подобно тому, как разрешено любое действие, которое приносит пользу телу человека (так пишут Риф, Рамбам, Рош, Сефер мицвот гадоль, Шульхан арух, 534, 1). Тем не менее, некоторые авторитеты придерживаются в этом вопросе более строгого толкования закона и считают, что стричь ногти в холь ѓа-моэд запрещено точно так же, как стричься, чтобы люди позаботились об этом до начала праздника (так пишут Сефер мицвот катан и Трума).

И хотя основной закон соответствует мнению авторитетов, которые следуют менее строгому толкованию, в ашкеназских и отдельных сефардских общинах принято придерживаться в этом вопросе более строгого толкования закона и не стричь ногти в холь ѓа-моэд (см. Рама, 532, 1; Каф ѓа-хаим, 4). Но и по мнению авторитетов, придерживающихся более строгого толкования, если человек постриг ногти перед началом праздника, то ему разрешено делать это и в холь ѓа-моэд (так пишут Маген Авраѓам; Мишна брура, 2; Арух ѓа-шульхан, 2). Подобно этому, тот, кто стрижет ногти перед каждой субботой, может делать это и в канун субботы холь ѓа-моэда, даже если не постриг ногти перед праздником[5].


[5]. Тем не менее, некоторые авторитеты придерживаются более строгого толкования и в этом вопросе, разрешая стричь ногти только перед окунанием в микве, которое является заповедью. Однако их мнение учитывать не следует, так как большинство ранних законоучителей считает, что в холь ѓа-моэд можно стричь ногти без всякого ограничения, и даже среди авторитетов, которые придерживаются в этом вопросе более строгого толкования закона, многие разрешают это в вышеуказанных случаях (см. Каф ѓа-хаим, 532, 5, 7). К тому же, эта полемика относится к запрету, установленному мудрецами, поэтому в случае сомнения следует придерживаться менее строгого толкования закона. Кроме того, Арух ѓа-шульхан (532, 2) пишет, что, согласно ашкеназскому обычаю, если перед праздником человек был очень занят и не успел постричь ногти, то ему разрешено, в случае крайней необходимости, сделать это в холь ѓа-моэд.

11. Запрет на стирку

Существует заповедь постирать одежду перед праздником. И для того чтобы люди не пренебрегали ею, мудрецы запретили стирать в холь ѓа-моэд. Иными словами, хотя, согласно правилам Ѓалахи, в холь ѓа-моэд следовало разрешить стирать одежду, чтобы надеть ее в праздник, – ведь это непрофессиональная работа, необходимая для самого праздника, – мудрецы это запретили, чтобы люди не стали откладывать стирку на холь ѓа-моэд, когда они не занимаются другой работой, и это было бы пренебрежением к празднику, так как они принимали бы праздник в грязной одежде (см. трактат Моэд катан, 14а; Шульхан арух, 534, 1). Исходя из этого, запрещено стирать рубашки, брюки, платья, юбки, костюмы и т.п. Но разрешено стирать одежду младенцев и маленьких детей, которая часто пачкается, и даже если ее постирают перед праздником, она испачкается снова, – при условии, что она необходима на праздник (как объясняется в следующем пункте).

Можно удалить пятно с одежды, принадлежащей взрослому, с помощью воды и чистящего средства, так как на удаление пятен запрет мудрецов не распространяется. Тем не менее, если у человека еще осталась другая, чистая одежда, то лучше, чтобы он надел ее, чем стал удалять пятно. Но если одежда, на которой имеется пятно, предпочтительней с какой-либо точки зрения, то ее разрешено очистить, чтобы надеть в холь ѓа-моэд или йом тов (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 66, 72).

Тому, у кого есть только одно одеяние, мудрецы разрешают стирать его в холь ѓа-моэд, поскольку, даже если он постирает его в канун праздника, оно, по всей вероятности, в течение семи дней праздника снова запачкается, и мудрецы не хотели, чтобы в праздник человек ходил в грязной одежде. Поэтому, если у него есть только одна рубашка или одно платье, и они запачкались, ему разрешено их стирать. Но стирать следует неприлюдно – то есть в домашней стиральной машине, и не вешать одежду на просушку на улице.

Но если у человека есть две смены одежды, и они обе запачкались, и ему неприятно надевать их в праздник, мудрецы запретили стирать их в холь ѓа-моэд, потому что двух одеяний должно хватить на все дни праздника. Даже если одно из этих одеяний менее красиво, все равно считается, что у человека есть два одеяния, и ему запрещено стирать их в холь ѓа-моэд. Аналогичным образом, если у женщины имеется одно платье, а кроме него блузка и юбка, то считается, что она имеет две смены одежды, и даже если они обе слегка испачкались, стирать их запрещено, и нужно надеть их так, как они есть.

Если у человека есть одна смена одежды на будни и одна – на субботу и праздники, и он не надевает будничную одежду в субботу, то считается, что на субботу и праздники у него есть только одна одежда, и если она испачкалась, то ее можно постирать в стиральной машине в канун второго йом това.

Если вся одежда человека запачкалась настолько, что ему стыдно выйти в ней на улицу, и он предпочитает остаться дома, то он может постирать одну смену одежды, чтобы ему не пришлось оставаться дома[6] (глажка в домашних условиях разрешена, как мы уже говорили в п. 7).


[6]. В трактате Моэд катан, 14а, говорится, что мудрецы разрешают тому, у кого есть только один халат, постирать его в холь ѓа-моэд. По мнению Сефер мицвот катан и рабейну Переца, поскольку в Гемаре сказано: «Пояс его свидетельствует» о том, что это – его единственный халат, в наши дни, когда одежда не имеет знака, что она является у своего владельца единственной, разрешение ее стирать больше не имеет силы. Мишна брура (534, 9) упоминает мнение авторитетов, которые придерживаются в этом вопросе более строгого толкования закона. К этому же мнению склоняется Шмират шабат ке-ѓилхата (66, 63). Однако Риф, Рамбам и Рош считают, что это условие не является обязательным, и так пишут Шульхан арух (534, 1) и большинство других авторитетов (см. Каф ѓа-хаим, 11).

Если у человека есть две смены одежды, но одна из них – будничная, то, по мнение некоторых авторитетов, все равно считается, что у него есть два одеяния, и ему запрещено стирать праздничную одежду, если она запачкалась (см. Авней яшфе, 104, 4). Согласно другому мнению, к этому человеку применяется закон как к тому, у кого есть только одно одеяние, и если его праздничная одежда запачкалась, ее можно постирать (см. Ор ле-Цион, 3, 24, 3; Хут шани, 16, 6). И представляется, что, если добавить к этому довод, который будет приведен ниже, то в этом вопросе можно следовать менее строгому толкованию закона.

В трактате Моэд катан (18а-б) говорится, что разрешено стирать льняную одежду, потому что она белого цвета и постоянно пачкается, и даже если ее постирали в канун праздника, ей все равно потребуется стирка (так пишут Рамбам, 7, 21, и Нимукей Йосеф); либо же потому, что стирать ее легко (как объясняют Раши и Ран). Однако уже в эпоху ранних законоучителей в этом вопросе было принято придерживаться более строгого толкования закона (как пишут Рош и рабейну Йерухам), – возможно, потому, что в те времена всю одежду стирали вместе, не разделяя. Таково и практическое постановление, которое гласит, что общепринятый обычай является обязательным, поэтому в холь ѓа-моэд запрещено стирать и льняную одежду (см. Шульхан арух, 534, 2). Тем не менее, если в пользу менее строгого толкования закона существует какой-либо дополнительный довод, – например, если у человека есть только одна смена одежды на субботу и одна на будни, – то можно присоединить к этому мнение Раши и Рана, которые считают, что льняную одежду разрешено стирать потому, что это не требует особых усилий, и тогда можно заключить, что ее можно стирать в холь ѓа-моэд в стиральной машине.

Если у человека есть две смены одежды, но они так запачкались, что ему стыдно выйти в них на улицу, и он предпочитает остаться дома, то представляется, что ему разрешено стирать, так как в этом случае стирка будет рассматриваться как работа, необходимая для предотвращения убытка (давар ѓа-авед), ведь он упустит возможность участвовать в молитвах, уроках Торы и трапезах в семейном кругу. От имени рава Йосефа-Шалома Эльяшива пишут, что в данном случае стирку следует разрешить, чтобы не позорить человека. Ведь мудрецы запретили стирать, если это связано с легким неудобством для человека, но если он испытывает из-за этого огромный стыд, стирка разрешена. И см. «Расширенные объяснения».

12. Какую одежду разрешено стирать

В холь ѓа-моэд можно стирать одежду, которая очень часто пачкается, – например, одежду младенцев и маленьких детей, – при условии, что ее собираются надеть в праздник. Мудрецы запретили стирать одежду в холь ѓа-моэд, чтобы люди делали это до наступления праздника, но этот запрет не распространяется на одежду, которая все равно испачкается, даже если ее постирают в канун праздника. Стирать такую одежду можно прилюдно, так как все знают, что это разрешено.

Тем не менее, перед праздником необходимо постирать всю детскую одежду, и только после того как вся чистая одежда закончится, можно постирать одежду, необходимую для праздника. А если у ребенка не осталось чистой нарядной одежды, то ее можно постирать, даже если для него есть будничная одежда. При этом следует строго следить за тем, чтобы вместе с одеждой, предназначенной для праздника, не постирать и одежду для будней, которые наступят после праздника. А если вся детская одежда не была постирана перед праздником, то, по мнению многих авторитетов, в таком случае следует, согласно более строгому толкованию закона, воздержаться от стирки в холь ѓа-моэд, поскольку считается, что эту работу преднамеренно отложили на дни праздника. Однако на практике дети не должны понести за это наказание, и постфактум (бедиавад) разрешено постирать одежду, которая запачкалась в праздник, вместе с одеждой, которую не постирали до его наступления.

Как правило, дети в возрасте девяти лет и выше уже не пачкают свою одежду, поэтому стирать для них в холь ѓа-моэд запрещено. Но если ребенок пачкается больше обычного, то можно постирать его одежду, которая понадобится ему в праздник, даже если ему уже исполнилось девять или десять лет.

Если загрязнились все полотенца для рук, которые принято менять каждый день или раз в два дня, либо скатерти, которые часто пачкаются, то их можно постирать, при условии, что они необходимы в праздник (см. Шульхан арух, 534, 1). Тот же самый закон распространяется на носки и нижнее белье, которые обычно меняют ежедневно. Если чистые носки или белье закончились, то их можно постирать, при условии, что они понадобятся в праздник[7].


[7]. В гостиницах постельное белье и полотенца меняют ежедневно, и если постояльцы требуют, чтобы так было и в холь ѓа-моэд, иначе, по их ощущению, в номере недостаточно чисто, то для них разрешено стирать использованное белье и полотенца, так как их принято менять каждый день. Не следует требовать, чтобы владельцы гостиниц приобретали огромное количество постельного белья и полотенец, чтобы их не нужно было стирать в холь ѓа-моэд (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 66, прим. 263). Однако изначально (лехатхила) желательно, чтобы гости не требовали менять их ежедневно, и тогда в гостинице будет меньше стирки. Но когда в номер заселяются новые постояльцы, то, само собой разумеется, для них следует приготовить свежее белье и полотенца.

14. Игры и поделки

Хотя письмо, рисование, вырезание, наклеивание и шитье принадлежат к видам работы, запрещенной в холь ѓа-моэд, все они разрешены маленьким детям во время игры. Ведь поскольку дети не могут изучать Тору, как взрослые, и игра является для них ежедневным времяпрепровождением, которое доставляет им радость, – игра считается для них необходимой в праздник. Поэтому любая игра, которую можно сравнить с непрофессиональной работой, разрешена в холь ѓа-моэд. А взрослым разрешено им помогать, так как это считается непрофессиональной работой, необходимой в праздник.

Но взрослому запрещено в холь ѓа-моэд рисовать, создавать поделки из сложенной бумаги (оригами) и заниматься тому подобным творчеством ради удовольствия, так как взрослые обычно стараются выполнить подобного рода поделки наиболее красивым образом, и потому это считается профессиональной работой, которая запрещена в холь ѓа-моэд. Детям тоже запрещено создавать слишком красивые поделки, ведь, как мы уже говорили, профессиональная работа разрешена только ради приготовления пищи, а ради других нужд разрешена лишь непрофессиональная работа. Чем ближе ребенок к возрасту бар мицвы или бат мицвы, когда на него ложится обязанность исполнения заповедей, тем больше его следует приучать к тому, что в холь ѓа-моэд лучше воздерживаться от такой работы, а вместо этого заниматься изучением Торы и другой деятельностью, не требующей выполнения созидательной работы.

Взрослому разрешено брать детей на творческие мастер-классы в холь ѓа-моэд и даже помогать им, когда они создают поделки; но ему нельзя создавать поделки самому.

Разрешено играть в компьютерные игры, хотя при этом создаются буквы и фигуры, которые сохраняются в памяти компьютера. Взрослым это тоже разрешено, поскольку такая игра имеет статус непрофессиональной работы, а она разрешена в холь ѓа-моэд ради удовольствия. Это допускается при условии, что взрослый не будет уклоняться от основного занятия, заповеданного нам в праздник, – изучения Торы.

15. Поездки, путешествия и развлечения

В холь ѓа-моэд можно путешествовать, так как любая деятельность, которая доставляет человеку удовольствие и не требует значительных усилий, считается необходимой для праздника, и ради нее разрешено выполнять непрофессиональную работу, – такую как вождение машины. Но запрещено ездить на машине, если это не является необходимым для праздника, – например, брать уроки вождения, или для того, чтобы взглянуть на что-то, что понадобится человеку для работы после праздника.

Ради праздника разрешено ездить на автобусе, поезде и такси, при этом оплачивая проезд. Водителям-евреям можно работать в холь ѓа-моэд и получать за это зарплату, так как это необходимо в праздник множеству людей. Что же касается водителей такси, то в холь ѓа-моэд им лучше воздерживаться от работы. Но если их работа необходима множеству людей, то работать им разрешено[9].

Если человеку нужно поехать куда-то в холь ѓа-моэд, то ему разрешено производить мелкий непрофессиональный ремонт своего автомобиля. Раньше, когда люди ездили на лошадях, мудрецы разрешали ухаживать за лошадью непрофессиональным образом, то есть чинить ей подковы (см. трактат Моэд катан, 10а; Шульхан арух, 536, 1). Исходя из этого, в случае необходимости можно менять шины, а также производить мелкие ремонтные работы, не требующие специальных инструментов или профессиональных навыков. Что же касается профессиональных работ, то они разрешены только для того, чтобы предотвратить убытки (млехет давар ѓа-авед), как объясняется ниже, в гл. 12, п. 2.

Разрешено мыть окна автомобиля, но не сам автомобиль, поскольку тот, кто выполняет в холь ѓа-моэд работы по уходу за автомобилем, которые необходимо выполнять раз в несколько недель, тем самым выказывает пренебрежение к празднику. Но если после путешествия в холь ѓа-моэд автомобиль настолько загрязнился, что в нем стыдно ездить, то его разрешено помыть ради других поездок в холь ѓа-моэд.

Представляется, что в холь ѓа-моэд разрешены только короткие поездки и путешествия, не отнимающие много сил и соответствующие атмосфере праздничных дней, в которые мы должны отдыхать от работы и радоваться, устраивая трапезы и изучая Тору. Как мы уже говорили (в гл. 1, п. 7, и в гл. 10, п. 6), в праздник около половины дня следует посвящать изучению Торы, поэтому на путешествия остается только половина дня, в которую нужно также устроить праздничные трапезы. Однако представляется, что ради восхождения в Иерусалим, город святости и Храма, можно совершить и более длительное путешествие.


[9]. Хотя, согласно общему правилу, человеку разрешено просить ближнего выполнить для него в холь ѓа-моэд работу, необходимую для праздника, при условии, что тот не возьмет за это плату, – тем не менее, когда речь идет о работе, необходимой в праздник для множества людей, и она не может выполняться бесплатно, разрешено ее оплачивать. Разве может, к примеру, водитель оставить свою семью в праздник и выйти на работу, чтобы развозить пассажиров бесплатно? (так пишут Ритва; Биур Ѓалаха, 541, 5, со слова эла, 542, 1, со слова афилу; ниже, гл. 12, п. 8). Что же касается водителей такси, у которых хватает денег на еду, то по этому поводу см. «Расширенные объяснения».

16. Торговля и покупки

В холь ѓа-моэд торговля запрещена. В рамках этого запрета нельзя покупать и продавать, а также сдавать и снимать в аренду, поскольку праздники даны народу Израиля для того, чтобы евреи устраивали трапезы и изучали Тору, а занятие торговлей занимает мысли человека, тревожит его и может даже огорчить, если была заключена неудачная сделка. И хотя одна небольшая сделка не отнимает слишком много внимания, тем не менее, поскольку занятие торговлей очень трудно ограничить, и человек может сам не заметить, как перешел с одной маленькой сделки на заключение крупных и сложных контрактов, мудрецы запретили в холь ѓа-моэд любую торговлю (см. трактат Моэд катан, 10б; и так пишут Рош; Шульхан арух, 539, 1; Мишна брура, 2, Арух ѓа-шульхан, 3-4).

Но можно продавать и покупать все необходимое для приготовления пищи в праздник (см. трактат Моэд катан, 13а-б). Даже если человек мог купить все необходимые продукты перед праздником, ему разрешено покупать их в праздник без всякого ограничения, поскольку мудрецы не хотели устанавливать запреты, которые могут умалить радость праздника. При этом нет необходимости ограничивать количество купленных продуктов, можно покупать в изобилии все, что нужно, чтобы еды хватило на все дни праздника и на субботу, которая наступит после второго йом това, а если останется еще, то эту еду можно будет есть и в будни. Но запрещено заранее планировать покупки так, чтобы купленной еды хватило и на будни по окончании праздника (см. Шульхан арух и Рама, 539, 11; выше, п. 3).

Если человек обычно покупает большие упаковки продуктов, потому что так получается дешевле, то он может покупать их и в холь ѓа-моэд, поскольку их продают именно в таком виде. Аналогичным образом, если за большую покупку человек получает существенную скидку, то ему разрешено купить дополнительные продукты сверх необходимого на праздник. Это рассматривается как работа, предназначенная для того, чтобы избежать убытков (давар ѓа-авед). Но такая работа разрешена лишь при условии, что человек не отложил ее преднамеренно на холь ѓа-моэд, – то есть, в данном случае, в канун праздника не собирался сделать большую покупку со скидкой в холь ѓа-моэд. Если же у него было такое намерение, то ему запрещено в холь ѓа-моэд покупать больше продуктов, чем необходимо на сам праздник (см. Шульхан арух, 539, 1; Мишна брура, 4; Шаар ѓа-циюн, 537, 49; ниже, гл. 12, п. 3).

В принципе, в холь ѓа-моэд разрешено покупать не только продукты питания, но и другие товары – такие как одежда, обувь, посуда, электроприборы, книги, – если в праздник в них есть реальная необходимость. Так, если у женщины есть нарядная одежда, но она хочет купить другую, более красивую, то делать это в холь ѓа-моэд запрещено. Но если нарядная одежда, имеющаяся у нее, запачкалась или порвалась, то она может купить новую одежду, чтобы надеть ее в праздник. Однако на практике, по нескольким причинам, это разрешение почти не применяется. Во-первых, любые товары, помимо продуктов питания, разрешено покупать в холь ѓа-моэд лишь при условии, что в канун праздника человек не знал, что в праздник они ему понадобятся; если же он знал об этом заранее, но по оплошности их не купил, то покупать их запрещено, так как получается, что он преднамеренно отложил эту покупку на холь ѓа-моэд (см. Мишна брура, 539, 4; 540, 9; такого мнения придерживается и рав Шломо-Залман Ойербах, см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 67, прим. 130).

Кроме того, запрещено покупать в магазине, если владелец открыл его в холь ѓа-моэд вопреки запрету, – чтобы не способствовать греху. А на практике почти все магазины, работающие в холь ѓа-моэд публично, открываются вопреки запрету (см. ниже, гл. 12, п. 6). Таким образом, можно покупать только у человека, который закрыл свой магазин и продает товары частным образом, по просьбе покупателя, или же в магазине, принадлежащем нееврею. К тому же, покупать одежду или мебель в магазине нееврея разрешено лишь в случае, если эти товары не требуют профессиональной доработки. Если же такая доработка необходима, это запрещено (см. ниже, п. 18). Также следует отметить, что иногда тот или иной товар можно купить в холь ѓа-моэд для того, чтобы избежать убытков (давар ѓа-авед), как объясняется ниже, в гл. 12, п. 7.

17. Запрет прилагать большие усилия, связанные с перевозкой или перенесением тяжелых предметов

Мудрецы запретили публично выполнять в холь ѓа-моэд любую работу, которая требует значительных усилий и не является необходимой для праздника, – чтобы люди радовались в праздник и не относились к нему пренебрежительно. Поэтому мудрецы запрещают переносить или перевозить из дома в дом мебель и другие тяжелые предметы (см. Вавилонский Талмуд, трактат Моэд катан, 13а). Но если дома расположены очень близко друг к другу – так, что не нужно проходить через улицу, открытую для множества людей, – то поскольку перенос тяжелых предметов в таком случае требует меньше усилий, и это не происходит публично, в холь ѓа-моэд это разрешено. Аналогичным образом, можно переносить мебель и другие тяжелые предметы из одной квартиры в другую, если они находятся в одном доме (см. Шульхан арух, 535, 1; Левуш, 1; Мишна брура, 6). Но запрещено полностью переносить содержимое дома в другую квартиру, даже если она расположена в том же доме, так как это требует значительных усилий[10].

Если перенесение предметов необходимо для праздника – например, если нужно перенести обеденный стол, стулья или вентилятор для организации трапезы либо кровати для гостей, – и при этом сторонние наблюдатели поймут, что это делается ради праздника, это разрешено, а если они подумают, что предметы переносятся ради будней (например, если переносят шкаф), то запрещено (см. Шульхан арух, 535, 1; Мишна брура, 4).

Если ученик ешивы приехал в свою ешиву в холь ѓа-моэд и намерен в праздник возвратиться домой, то ему запрещено использовать эту возможность для того, чтобы привезти в общежитие свои вещи (такие как постельное белье или книги), которые понадобятся ему по возвращении в ешиву после праздника. Но если в холь ѓа-моэд он может привезти эти вещи с кем-то, кто едет в ешиву на машине, а после праздника ему вместе с товарищами придется брать напрокат машину специально для этого, то поскольку речь идет о работе, необходимой для того, чтобы избежать убытков (млехет давар ѓа-авед), он может привезти вещи в ешиву в холь ѓа-моэд (см. Шульхан арух, 538, 3).

Кроме того, мудрецы запрещают в холь ѓа-моэд забирать от ремесленника одежду, мебель или посуду, если они не являются необходимыми для праздника, поскольку для этого нужно приложить усилия, не связанные с нуждами праздника. К тому же, сторонние наблюдатели могут подумать, что владелец вещей попросил ремесленника починить их в праздник[11].

Но если эти предметы необходимы человеку в праздник, то их можно переносить или перевозить из мастерской в дом. Таким образом, можно приносить в дом стулья для трапезы, одеяло, чтобы накрыться в праздник, и даже холодильник или плиту, если это необходимо для приготовления праздничных блюд (также разрешено отвозить их в ремонт, как объяснялось выше, в п. 4).

Мудрецы запретили в холь ѓа-моэд выносить мусор из двора в общественную помойную яму, так как в те времена это рассматривалось как работа, которая требует значительных усилий и не является необходимой для праздника. Но если мусора становилось так много, что он распространялся по всему двору, тогда разрешалось вынести его в помойную яму (см. трактат Псахим, 55б; Шульхан арух, 535, 3). А в наши дни, когда дворы стали меньше, а отходов прибавилось, в холь ѓа-моэд необходимо убирать мусор из общественных контейнеров. Это считается работой, которая необходима в праздник множеству людей (см. ниже, гл. 12, п. 9).


[10]. В Иерусалимском Талмуде (трактат Моэд катан, 2, 4) говорится, что если в холь ѓа-моэд человеку представилась возможность перебраться из арендованного жилища в дом меньшего размера, но принадлежащий ему, это разрешено, даже если новый дом расположен на другой улице. Ведь переезд в собственный дом радует человека, и эта радость умножает радость праздника (см. Шульхан арух, 535, 2). Однако представляется, что это разрешение относилось ко временам Талмуда, когда собственность у людей была небольшая, а дома, как правило, состояли из одной комнаты. А в наши дни, когда каждая семья имеет множество вещей, в том числе тяжелых и громоздких, перевозка которых требует значительных усилий, в холь ѓа-моэд запрещено переезжать даже в свою собственную квартиру, ведь переезд был бы верхом пренебрежения к празднику и полностью отменил бы праздничную радость. Это запрещено, даже если новая квартира находится в том же доме. Если же отсрочка переезда приведет к очень большим убыткам, то в таком случае следует обратиться с вопросом к раввину. Так или иначе, если у человека была возможность переехать на новую квартиру перед праздником, но он не приложил к этому достаточных усилий, ему нельзя разрешить это в холь ѓа-моэд, даже если из-за этого он понесет значительные убытки.

[11]. Если у ремесленника нет денег, чтобы купить еду на праздник, то можно оставить ему плату за труд, а вещи забрать после праздника. Если же заказчик опасается оставить вещи у ремесленника, поскольку тот может продать их кому-то другому, то он может перенести их в дом товарища, живущего неподалеку от мастерской. Но если такой возможности нет, то заказчик может перенести вещи к себе домой, но так, чтобы этого никто не видел (см. трактат Моэд катан, 13а; Шульхан арух, 534, 3).

Содержание

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]