Глава 02 — Законы сукки

01. Сукка – временное жилище

Нам заповедано жить в сукке в течение семи дней праздника Суккот. В Торе (Ваикра, 23:42-43) об этом сказано: «В кущах живите (букв. «сидите») семь дней; всякий коренной житель в Израиле должен жить в кущах, дабы знали поколения ваши, что в кущах поселил Я сынов Израиля, когда вывел их из земли Египетской. Я Господь, Бог ваш». Также сказано (Дварим, 16:13): «Праздник кущей совершай у себя семь дней, когда уберешь с гумна твоего и из давильни твоей».

Смысл этой заповеди заключается в том, что в течение всех семи дней праздника мы должны жить в сукке. Что же такое сукка? Временное жилище (см. Вавилонский Талмуд, трактат Сукка, 2а). Для того чтобы сукка считалась временным жилищем, она должна отвечать двум требованиям: 1) быть пригодной для жизни; 2) быть временной.

Поэтому, если высота сукки составляет менее 10 ладоней (тфахим; ок. 80 см), или ее ширина составляет менее 7 ладоней (ок. 56 см), – такая сукка непригодна для исполнения заповеди. Это помещение нельзя считать даже временным жилищем, так как и один человек не может сидеть и есть в нем, даже сильно потеснившись. Даже если в длину сукка намного больше, но ее ширина составляет менее 7 тфахим, в ней нельзя исполнить заповедь (см. трактат Сукка, 2б; Мишна брура, 634, 1).

Поскольку сукка – временное жилище, она не обязательно должна иметь четыре стены. Достаточно двух стен и еще одной небольшой стенки шириной в тефах. Эту маленькую стенку нужно поставить на расстоянии менее трех тфахим от второй стены (как объясняется ниже, в п. 6).

Сукка, высота которой превышает 20 локтей (ама; ок. 9 м), непригодна для исполнения заповеди. Это объясняется тем, что сукка должна быть временным жилищем, а схах (покрытие сукки), лежащий на такой высоте, должен опираться на более прочное, постоянное строение. Следует знать, что временность сукки выражает прежде всего схах, тогда как ее стены могут быть прочными и постоянными, при условии, что в этом нет необходимости, чтобы удержать схах. Поэтому разрешено разобрать крышу дома и положить вместо нее схах, ведь поскольку схах лежит на высоте менее 20 ама, нет необходимости, чтобы он опирался на постоянные стены[1].

Если крыша дома сделана из дерева, такой дом не может считаться суккой, потому что схах должен быть временным, тогда как деревянная крыша дома является постоянной. Для того чтобы люди по ошибке не подумали, что такая сукка разрешена, мудрецы запретили схах из бревен, из которых раньше делали крыши и потолки. Этот закон будет объяснен ниже (в п. 4).

Поскольку сукка – временное жилище, ее можно построить на телеге, любом сухопутном транспортном средстве или корабле. Она пригодна для исполнения заповеди даже во время движения, при условии, что ее стены и схах могут устоять под ветром обычной силы (см. Шульхан арух, 628, 2; Шаар ѓа-циюн, 11). Будучи временным жилищем, сукка не требует мезузы (см. Шульхан арух, Йоре деа, 286, 11).

Если стены сукки настолько неустойчивы, что не могут устоять под ветром обычной силы, или если ее схах сделан из стеблей и листьев, которые за семь дней праздника высохнут и облетят, – такая сукка непригодна для исполнения заповеди, поскольку ее нельзя считать даже временным жилищем (см. Шульхан арух, 628, 2 и 629, 12).


[1]. Согласно вычислениям рава Хаима Наэ, основанным на мнении Рамбама и других ранних законоучителей, тефах равен 8 см, а значит, 7 тфахим – 56 см, 10 тфахим – 80 см, ама – 48 см, 20 ама – 9.6 м (по мнению Нода бе-Йеѓуда и Хазон Иша, тефах равен 9.6 см, а ама – 57.6 см). Однако в соответствии с более современными вычислениями стало ясно, что, согласно подходу Рамбама и других ранних законоучителей, тефах равен 7.6 см, а ама – 45.6 см, как говорится в «Расширенных объяснениях». И таков практический закон, как говорится в «Жемчужинах Ѓалахи», Шабат, гл. 29, прим. 2, и в «Расширенных объяснениях». Однако здесь я в большинстве случаев привожу величины, соответствующие подходу рава Хаима Наэ. У этого есть несколько причин. 1) Примерно два поколения пользовались вычислениями рава Наэ. 2) Согласно практическому закону, следует отмерять «расширенный тефах», чтобы избежать сомнения (см. трактат Сукка, 7а; Мишна брура, 633, 2). По мнению большинства авторитетов, для этого к тефаху нужно прибавить около 2-х процентов (см. Шаар ѓа-циюн, 363, 60), а это почти наполовину приближает нас к вычислениям рава Хаима Наэ. А некоторые авторитеты считают, что нужно прибавить больше (см. «Расширенные объяснения»). 3) Главная причина заключается в том, что, согласно вычислениям рава Хаима Наэ, тефах равен круглому числу – 8 см, а согласно более точным вычислениям – 7.6 см, и, чтобы упростить изучение, лучше использовать круглые числа. Этому правилу следовали мудрецы, которые прибегали к круглым числам для обозначения таких величин как тефах и ама. Однако когда речь идет о законе Ѓалахи, необходимо проводить точные вычисления. Поэтому в случаях, когда на основе вычислений рава Хаима Наэ получается, что закон в отношении разрешенной высоты сукки (менее 20 ама) или величины разрешенного зазора между стенами сукки соответствует менее строгому толкованию, я привожу основное мнение, принятое в Ѓалахе. В этих случаях я тоже отказался от приведения точных вычислений в долях сантиметров и предпочел приводить круглые числа – например, указав, что 20 ама равны приблизительно 9 м, притом, что точное число в данном случае составляет 9.12 м (а согласно подходу рава Хаима Наэ, ок. 9.6 м). Что же касается величины разрешенного зазора между стенами сукки, то я написал, что она равна примерно 22 см (точное число – 22.8 см).

02. Из чего делается кошерный схах

Схах – главный элемент сукки. Само название сукка (סוכה) происходит от слова схах (סכך). Схах должен отвечать трем требованиям: 1) он должен быть сделан из растительного материала; 2) он должен быть отделен от земли, на которой вырос; 3) нельзя, чтобы он был подвергнут обработке, в результате которой он станет воспринимать ритуальную нечистоту. Объясним эти законы подробней.

Первое условие заключается в том, что схах должен быть сделан из материала, выросшего из земли, то есть растений – например, дерева или кустарника. Такие материалы как металл, глина или пластмасса, хотя и были извлечены из земли, не годятся для схаха, потому что не имеют растительного происхождения. Подобно этому, для схаха не годятся и шкуры животных. Несмотря на то, что животные питаются растениями, их шкуры не считаются выросшими из земли.

Согласно второму условию, схах должен быть отделен от земли, на которой вырос. Поэтому сукка, построенная под деревом или покрытая ползучими растениями, непригодна для исполнения заповеди, так как в таком случае ветки дерева или ползучие растения соединены с землей.

Третье условие требует, чтобы схах состоял из материала, не воспринимающего ритуальную нечистоту. Общее правило таково: любой предмет в своем изначальном виде, как он существует в природе, не воспринимает нечистоту. И только пройдя обработку, чтобы стать пригодным для человеческого пользования, он может воспринимать нечистоту. Например, ствол или ветви дерева, и даже простые бревна и доски, не воспринимают нечистоту. Но если из них изготовили посуду или мебель, то они способны воспринимать нечистоту и не годятся для схаха. Когда какой-либо материал поднимается на более высокий уровень и становится орудием, имеющим смысл для нужд человека, он приобретает способность воспринимать ритуальную нечистоту. Поэтому, если его коснется мертвое тело или какой-либо другой предмет, передающий нечистоту, он станет нечист. С того самого момента, как растение подверглось обработке и превратилось в предмет, способный воспринимать нечистоту, оно непригодно для схаха, даже если в действительности оно еще не стало нечистым.

Фрукты и овощи, пригодные в пищу человеку, воспринимают ритуальную нечистоту, поэтому не используются для схаха. Но если они годятся в пищу только скоту, то не воспринимают нечистоту, и ими можно пользоваться для схаха (см. Шульхан арух, 629, 9-11).

Циновки, сплетенные из тростника или соломы, – если они были изготовлены для того, чтобы лежать на них (то есть были предметами домашнего обихода), то они воспринимают нечистоту и не годятся для схаха, а если для того, чтобы покрывать ими крышу сукки или беседки, то они не воспринимают нечистоту и годятся для схаха. А там, где такие циновки всегда предназначаются только для лежания, даже если сплели специальную циновку для схаха, пользоваться ею запрещено на основании запрета марит аин[2] (см. Шульхан арух и Рама, 629, 6).

Запрещено использовать в качестве схаха обломки мебели или посуды. Несмотря на то, что, сломавшись, они больше не воспринимают нечистоту, мудрецы запрещают покрывать ими крышу сукки, потому что, если это будет разрешено, люди могут по ошибке использовать в качестве схаха несломанную мебель или посуду, которые могут воспринимать ритуальную нечистоту (см. Шульхан арух, 629, 1-2)[3].

Мудрецы запрещают использовать для схаха лен, который уже начали обрабатывать, чтобы сделать из него пряжу, так как его первоначальная естественная форма изменилась. Исходя из этого, запрещено покрывать сукку бумагой или картоном, сделанными из древесных опилок, поскольку обработка изменила первоначальную форму опилок. Подобно этому, запрещено покрывать сукку ватой (так пишут Иерусалимский Талмуд, Рамбам, Мишна брура, 629, 13).


[2]. Марит аин (букв. «видение глазом») – ѓалахический принцип, согласно которому запрещены любые действия, которые сами по себе не являются нарушением какого-либо запрета, однако сторонним наблюдателям может показаться, что, совершая их, мы нарушаем закон Ѓалахи (прим. пер.).

[3]. Такое объяснение этому закону приводит Рамбам. А согласно комментарию Раши к трактату Сукка, 15б и 16а, мудрецы постановили, что поскольку обломки являются частью мебели или посуды, запрет по-прежнему на них распространяется. Предметы, воспринимающие нечистоту только согласно постановлению мудрецов (например, стол, не имеющий емкости, мотыга или грабли), пригодны для схаха в сломанном виде, по мнению многих авторитетов. Ведь даже в исправном виде они запрещены для схаха только согласно словам мудрецов, и, согласно ѓалахическому правилу, не устанавливают запрет сверх запрета, вынесенного мудрецами. Так пишет При мегадим. А Маген Авраѓам придерживается в этом вопросе более строгого толкования закона. Подводя итог этой полемике, Мишна брура (629, 10) пишет, согласно мнению Бикурей Яаков, что в случае крайней необходимости можно последовать менее строгому толкованию. В Арух ѓа-шульхан (629, 5) сказано, что если человек специально сломал мебель или посуду, чтобы обломками покрыть сукку, то такой схах пригоден для исполнения заповеди. Однако другие авторитеты выражают в этом сомнение, основываясь на сказанном в Шульхан арух (629, 6), что даже если человек разобрал доски, прикрепленные к циновке, из нее все равно нельзя делать схах. По этому же поводу написано в Циц Элиэзер (13, 66), что, как считает рав Салант, обломки мебели или посуды непригодны для схаха, если по их форме видно, чем они были раньше, но их форма полностью изменилась, то пригодны. Поэтому Циц Элиэзер разрешает пользоваться для схаха досками, отпиленными от ящиков, если не видно, что раньше из них были сделаны ящики. Другие авторитеты говорят, что это запрещено. А если из досок были сделаны ящики, вместимость которых равна объему в 40 сеа (сеа — древняя мера объема, равная приблизительно 2,16 л – пер.), то пользоваться этими досками для схаха разрешено без всякого сомнения.

03. Тени в сукке должно быть больше, чем солнца

Схах должен защищать людей от солнца, поэтому, если он скрывает большую часть солнечных лучей, попадающих в сукку, то он считается кошерным, так как с точки зрения Ѓалахи большинство рассматривается как все целое (см. трактат Сукка, 2б). При этом определяющим является соотношение солнца и тени именно под схахом. Если под схахом тени больше, чем солнца, а на полу, как кажется, больше солнца, то сукка все равно кошерна. Это объясняется тем, что по мере приближения к земле солнечные лучи расширяются, однако их свет слабеет, и в сукке в самом деле больше тени, чем солнца.

Изначально (лехатхила) желательно, чтобы схах давал очень густую тень и в сукке было приятно находиться, но с другой стороны, чтобы в ней не было слишком сумеречно, как в доме. Другими словами, изначально желательно, чтобы ночью сквозь схах были видны звезды или, по крайней мере, проблески солнечного света днем. Однако постфактум (бедиавад), даже если схах совершенно непрозрачный, и сквозь него не проникает ни одного солнечного луча, он все равно считается кошерным (см. Шульхан арух, 631, 3). А если сквозь схах не может проникнуть даже дождь, то, по мнению некоторых авторитетов, такая сукка непригодна для исполнения заповеди, так как она больше похожа на постоянное жилище (так считает, например, рабейну Там). Их мнение необходимо учитывать. Однако в случае крайней необходимости, когда нет возможности сделать схах более редким, – например, в субботу или в йом тов, – в такой сукке можно сидеть и даже произносить благословение «…заповедавший нам жить в сукке»[4].

Если под большей частью схаха больше тени, чем солнца, а под его меньшей частью больше солнца, чем тени, то вся сукка кошерна, и тот, кто сидит под редким схахом, где больше солнца, тоже может произносить благословение «…заповедавший нам жить в сукке»[5].

Иногда бывает, что схах уложен по наклонной плоскости, и получается, что часть дня в сукке больше солнца, а часть – тени. Практический закон устанавливается согласно ситуации в полдень: если в полдень в сукке больше тени, чем солнца, то она кошерна, а если больше солнца, то некошерна (в некоторых случаях, даже если в полдень в сукке больше солнца, чем тени, проверяют, как было бы, если бы схах лежал прямо, а не под наклоном. Если бы в таком случае в сукке было бы больше тени, чем солнца, то сукка кошерна. См. Шульхан арух, 631, 5).


[4]. По мнению многих авторитетов, изначально (лехатхила) достаточно, чтобы сквозь схах были видны солнечные лучи (так пишут Раши, Ран, Меири и другие). А Рамбам считает, что изначально необходимо, чтобы ночью сквозь схах были видны большие звезды, которые видно и днем. Есть также мнение, что изначально ночью сквозь схах должны быть видны звезды обычного размера (этого мнения придерживаются Байт хадаш, Корбан Натанэль). А в холодных местах лучше сделать более густой схах, даже если сквозь него будут видны только солнечные лучи днем (так считают Маѓариль, Бикурей Яаков, Мишна брура, 631, 5). Иногда люди пытаются ночью увидеть сквозь схах звезды, но им это не удается, и они сожалеют, что не исполняют заповедь сукки самым великолепным образом (ле-меѓадрин). Однако на самом деле, если в схахе есть просветы, то сукка соответствует самому великолепному уровню исполнения заповеди, а звезды из нее не видны либо потому, что она стоит в освещенном месте, либо же потому, что зрачки человека еще не привыкли к темноте.

По мнению рабейну Тама, если сквозь схах не проникает дождь, такая сукка непригодна для исполнения заповеди. А Рош, Раши и автор Сефер йерэим считают, что пригодна. Такой же вывод можно сделать на основании слов всех других ранних авторитетов, которые не упоминают этого условия. Однако некоторые ранние и поздние авторитеты пишут, что в этом вопросе желательно придерживаться более строгого толкования закона, согласно мнению рабейну Тама. Но в случае крайней необходимости такую сукку можно разрешить, и так написано в Биркей Йосеф (631, 2) и в Мишна брура (631, 6). Из их слов можно сделать вывод, что в такой сукке разрешено произносить благословение, и это соответствует доводу, приводимому Радбазом (2, 229): если, согласно закону Ѓалахи, было решено, что сукка кошерна, то в ней произносят благословение, и при этом не придерживаются принципа, согласно которому, в случае сомнения благословение не произносят. И см. «Расширенные объяснения».

[5]. Критерий кошерности схаха «больше тени, чем солнца» должен выполняться по двум параметрам: 1) на большинстве площади сукки тени должно быть больше, чем солнца; 2) в общем процентном соотношении тени должно быть больше.

Некоторые авторитеты считают, что следует следить за тем, чтобы в сукке не было места площадью семь на семь тфахим (53.2 см), на котором было бы больше солнца, чем тени. Это объясняется тем, что место с такой площадью считается значительным, поэтому, если на нем больше солнца, то сукка в этом месте считается некошерной (так пишут Рама, 631, 2; Левуш, Шульхан арух ѓа-рав). Другие авторитеты придерживаются в этом вопросе менее строгого толкования закона (например, Меири; и такой же вывод можно сделать на основании слов Шульхан арух). Для того чтобы исполнить заповедь сукки согласно всем мнениям, нужно проследить, чтобы в сукке не было места площадью 7 на 7 тфахим, на котором было бы больше солнца, чем тени, но бедиавад на таком месте тоже можно произносить благословение «…заповедавший нам жить в сукке».

04. Запрещено, чтобы схах был похож на потолок; доски и «постоянный схах»

Дом с крышей из досок непригоден для того, чтобы служить суккой. Хотя сами доски могут использоваться для схаха, так как они имеют растительное происхождение и не воспринимают ритуальную нечистоту, сукка должна быть временным жилищем, поэтому потолок дома не может считаться схахом.

Для того чтобы люди по ошибке не использовали в качестве сукки дом с дощатым потолком, мудрецы запретили покрывать сукку досками шириной в 4 тфахим (ок. 30 см), потому что они похожи на доски, из которых делают потолки (см. трактат Сукка, 14а). В наше время принято более строгое толкование закона, согласно которому, сукку не покрывают даже досками шириной менее 4 тфахим (см. Шульхан арух, 629, 18; Мишна брура, 49), поскольку для потолков используются и такие доски (так пишут Коль бо и Ѓагаѓот маймонийот). Однако доски шириной менее тефаха (ок. 7.5 см) пригодны для схаха по всем мнениям, так как из таких досок не делают потолков. Их можно использовать для схаха при условии, что в них не забивают гвозди и не склеивают клеем. А в случае необходимости для схаха разрешено использовать доски шириной менее 2 тфахим. И тем более разрешается положить на сукку бревно шириной более тефаха, чтобы оно поддерживало схах. Если человек хочет покрасить эти доски, это разрешено, потому что краска не делает схах непригодным для исполнения заповеди[6].

Если человек хочет превратить дощатый потолок в кошерный схах, то он должен разобрать крепление досок, вынуть их, а затем приподнять и положить заново. Поскольку он совершил с досками действие, направленное на то, чтобы они больше не служили постоянным потолком, они стали пригодны для схаха. Но если ширина доски – 4 тфахим (ок. 30 см), то и после такого действия эти доски не станут пригодными для схаха (так пишет Рамбам, и такое мнение приводится как анонимное в Шульхан арух, 631, 9).

Многие пользуются схахом для многоразового использования (схах ле-нецах). Это своего рода циновка, состоящая из тонких досок или тростника, скрепленных веревкой. Некоторые авторитеты утверждали, что такой схах не годится для исполнения заповеди, поскольку, если тростник или узкие доски скреплены веревкой, они становятся похожи на широкие доски в 4 тфахим, а такие доски не подходят для схаха, согласно запрету мудрецов, согласно которому схах не должен был похожим на потолок дома. Однако на практике это мнение не учитывается, так как узкие доски или тростник скреплены веревкой очень свободно, поэтому циновки получаются гибкими и никак не похожи на широкие доски, из которых делают потолки в домах[7].


[6]. В Мишна брура (629, 50) сказано, что в случае крайней необходимости, когда схах можно сделать только из досок шириной в 4 тфахим, это разрешено, так как по закону Торы они пригодны для схаха. Это объясняется тем, что, как считает подавляющее большинство авторитетов, запреты мудрецов действую только в обычной ситуации, поэтому в случае крайней необходимости такой схах разрешен, и в сукке, которой он покрыт, можно произносить благословение «…заповедавший нам жить в сукке». В случае необходимости также разрешено пользоваться для схаха досками шириной в 2 тфахим, ведь поскольку эти доски не очень широкие, нет опасения, что они будут похожи на постоянный потолок. Это тем более справедливо, если речь идет всего лишь о нескольких досках, на которые кладут остальной схах (см. «Расширенные объяснения», 4, 3-4).

[7]. Многие авторитеты придерживаются в этом вопросе менее строгого толкования закона, в том числе мой учитель и наставник рав Авраѓам Шапиро, рав Шломо-Залман Ойербах, Шевет ѓа-Леви, Аз нидберу. Некоторые авторитеты также утверждали, что веревки, которыми скреплены доски или тростник, могут воспринимать ритуальную нечистоту, и нельзя, чтобы схах опирался на что-то, что воспринимает нечистоту. Однако, согласно основному закону Ѓалахи, даже если схах опирается на предмет, воспринимающий нечистоту, он все равно пригоден для исполнения заповеди, как объясняется в следующем пункте. Кроме того, обычно такие веревки непригодны для схаха только согласно постановлению мудрецов, и многие авторитеты считают, что разрешено, чтобы схах опирался на предмет, запрещенный только постановлением мудрецов. В некоторых книгах написано, что рав Мордехай Элияѓу и рав Эльяшив однозначно придерживались в этом вопросе строгого толкования закона. Однако в книге рава Элияѓу Ѓилхот хагим говорится, что постфактум (бедиавад) разрешено положиться на мнение авторитетов, придерживающихся в этом вопросе менее строгого толкования. А в конце книги Ѓилхот хаг бе-хаг автор свидетельствует, что показал подобный тростниковый схах раву Эльяшиву, и тот разрешил пользоваться им без всякого сомнения. И см. «Расширенные объяснения», 2, 4 и 5, 3.

05. Разрешено ли, чтобы схах опирался на предмет, непригодный для того, чтобы быть схахом?

Некоторые авторитеты считают, что подобно тому как схах должен быть сделан из материала, не воспринимающего ритуальную чистоту, он должен опираться на предмет, не воспринимающий нечистоту. Это необходимо для того, чтобы люди по ошибке не стали использовать в качестве схаха предметы, воспринимающие нечистоту, или другие предметы, непригодные для схаха. Следовательно, согласно этому мнению, запрещено, чтобы схах опирался на металлические балки или на доски, воспринимающие нечистоту, или же на предметы из других материалов, непригодных для схаха, – например, из пластмассы, так как она не является растительным материалом. Но даже согласно этому мнению, разрешено, чтобы схах опирался на каменную стену, так как нет опасения, что люди по ошибке станут покрывать сукку камнями.

И хотя, как считает подавляющее большинство авторитетов, разрешено, чтобы схах опирался на предметы, воспринимающие ритуальную нечистоту, поскольку кошерным должен быть только сам схах, а не его опора, – тем не менее, изначально (лехатхила) желательно учитывать мнение авторитетов, придерживающихся в этом вопросе более строгого толкования закона, и не класть схах непосредственно на предметы, воспринимающие нечистоту. Поэтому, если стенки сукки имеют металлическую раму, то изначально схах не следует класть на металл, а нужно сначала положить сверху на раму деревянные доски, и только на них – схах. Но если человек хочет придерживаться в этом вопросе менее строгого толкования закона, то он может положить схах прямо на металлическую раму, и его сукка будет пригодна для того, чтобы произносить в ней благословение «…заповедавший нам жить в сукке»[8].

Если человек, придерживаясь более строгого толкования закона, не хочет класть схах на предметы, воспринимающие ритуальную нечистоту, но при этом опасается, что ветер обычной силы сдует схах, то он может положить на схах сверху тяжелые доски, разрешенные для схаха. А если возникнет необходимость, то он сможет прикрепить доски к схаху с помощью предметов, из которых запрещено делать схах, – например, веревок, гвоздей или пластиковых стяжек. Ведь в таком случае некошерными для схаха будут только предметы, поддерживающие доски, тогда как сами доски кошерны.

Если же человек опасается, что схах сдует ветер необычной силы, то даже согласно подходу авторитетов, придерживающихся в этом вопросе более строгого толкования закона, разрешено привязать сам схах веревкой или пластиковыми стяжками. Это разрешение объясняется тем, что в обычной ситуации схах остается на своем месте и без них, и они предназначаются только для того, чтобы сохранить схах при ветре необычной силы, поэтому они не считаются необходимыми для того, чтобы схах оставался на своем месте[9].


[8]. В основе этой полемики лежит сказанное в трактате Сукка, 21б. По мнению мудрецов, разрешено, чтобы схах опирался на ножки кровати, а по мнению рабби Йеѓуды, это запрещено. Амораи расходятся во мнениях по поводу того, на чем основано мнение рабби Йеѓуды. Одни объясняют это тем, что не следует, чтобы сукка опиралась на такой неустойчивый предмет как кровать; другие – тем, что запрещено класть схах на предмет, который воспринимает ритуальную нечистоту. Если практический закон соответствует мнению рабби Йеѓуды и второму объяснению, то из него следует, что запрещено, чтобы схах опирался на предмет, воспринимающий нечистоту. Такое постановление выносят Рамбан, Ран и Ритва. Однако подавляющее большинство ранних авторитетов считает, что это не запрещено. Во-первых, многие ранние авторитеты (в том числе рабби Ицхак ибн Гиат, Рамбам, как он пишет в комментарии к Мишне, рабби Зрахья ѓа-Леви и рабейну Йешая) считают, что практический закон соответствует мнению мудрецов, а значит, не нужно опасаться класть схах на предмет, воспринимающий нечистоту. Но многие ранние авторитеты считают, что практический закон соответствует мнению рабби Йеѓуды, так как в Гемаре обсуждается его подход, однако утверждают, что это мнение основано на первом объяснении. Так, в Трумат ѓа-дешен сказано, что, по мнению Рифа и Роша, запрет рабби Йеѓуды основан на том, что такая сукка слишком неустойчива, а значит, нет никакого запрета класть схах на предмет, воспринимающий нечистоту. И хотя лехатхила желательно учитывать мнение Рана и его последователей (см. Шульхан арух, 629, 7), на практике разрешено класть схах на предмет, воспринимающий нечистоту, и в такой сукке можно произносить благословение «…заповедавший нам жить в сукке», так как это соответствует мнению подавляющего большинства авторитетов. И такое постановление выносит Шульхан арух (630, 13). Кроме того, даже согласно подходу Рана и его последователей, этот запрет является лишь постановлением мудрецов (см. Шаар ѓа-циюн, 630, 60), а в случае сомнения, связанного с постановлением мудрецов, следует придерживаться менее строгого толкования закона.

Хазон Иш (Орах хаим, 143, 2) предлагает собственный подход в объяснении запрета класть схах на предмет, воспринимающий нечистоту. Согласно этому подходу, даже если предмет, на который опирается предмет, на котором лежит схах, воспринимает нечистоту, сукка некошерна. Это объясняется тем, что без этой опоры сукка не сможет стоять. В соответствии с подходом Хазон Иша, запрещено скреплять стены сукки гвоздями или болтами таким образом, что, если их вытащить, стены упадут. Однако, даже согласно этому подходу, данного запрета необходимо придерживаться только в отношении предметов, запрещенных для схаха по Торе. Но разрешено класть схах на перегородки шириной более 4 тфахим, из которых нельзя делать схах на основании запрета, чтобы схах был похож на потолок. На практике, другие поздние законоучители не согласились с подходом Хазон Иша, и так пишут Маген Авраѓам (629, 9), При мегадим (Эшель Авраѓам, 629, 9), Виленский Гаон (11) и Мишна брура (25). Они основываются на словах Ритва, Рамбана и других авторитетов. И таков практический обычай (см. «Расширенные объяснения»).

[9]. Если схах выдерживает ветер обычной силы без креплений, то крепления не считаются предметами, необходимыми для того, чтобы схах оставался на своем месте, поэтому они могут быть сделаны из предметов, воспринимающих ритуальную нечистоту или непригодных для схаха (так пишут Раши и Михтам, 21, 2; Ритва, 19, 1; Шевет ѓа-Леви, 6, 74). А если возникает опасение, что схах сдует ветер обычной силы, то на схах нужно положить доски, так как они кошерны для схаха. Но если возникает опасение, что ветер сдует и эти доски, то их следует привязать к схаху веревкой или прибить гвоздями к стенам сукки, поскольку в таком случае нечистоту воспринимает только предмет, поддерживающий предмет, поддерживающий схах, а это разрешено даже по мнению ранних авторитетов, запрещающих поддерживать схах с помощью предметов, воспринимающих нечистоту, как объяснялось в предыдущем примечании. И только Хазон Иш считает, что это запрещено согласно подходу авторитетов, придерживающихся в этом вопросе более строгого толкования закона, но и он согласен, что в случае необходимости можно положиться на мнение большинства ранних законоучителей, считающих, что разрешено поддерживать схах с помощью предметов, воспринимающих нечистоту. Именно так следует поступать, чтобы предотвратить опасность, что в субботу или йом тов начнется ветер необычной силы и сдует схах, и его будет запрещено возвращать на место, чтобы не нарушать субботний запрет строительства (боне). А если веревки удержат схах, только если подует ветер необычной силы, то они вообще не считаются предметами, удерживающими схах.

Следует добавить, что нет необходимости из-за запрета, чтобы схах походил на потолок, запрещать вбивать гвозди в широкие доски, предназначенные для того, чтобы удержать схах в случае ветра (этот запрет упоминается в Маген Авраѓам, 627, 2, на основании сказанного в Тосафот). Дело том, что этот запрет имеет силу, только если гвозди вбивают в доски, составляющие основу схаха (как объясняется в Арух ѓа-шульхан, 629, 32, и в Шаар ѓа-циюн, 633, 6), а в данном случае, когда доски только придерживают схах, запрет не учитывается.

Когда возникает необходимость укрепить схах, чтобы его не сдул ветер обычной силы, то для этого лучше воспользоваться веревками, чем пластиковыми стяжками, поскольку веревки запрещены для схаха только постановлением мудрецов, а по мнению большинства авторитетов, в том числе и тех, кто придерживается в этом вопросе более строгого толкования закона, разрешено удерживать схах с помощью предметов, запрещенных для схаха мудрецами, как говорится в «Расширенных объяснениях», 5, 3.

06. Стены сукки

Для стен сукки годятся любые материалы, при условии, что стены выдержат ветер обычной силы. При этом нет необходимости, чтобы стены были непроницаемыми и защищали сидящих в сукке от солнца и ветра. Поэтому стены могут быть из пластика, стекла или плетеной ограды (см. Шульхан арух, 630, 1). Каменные стены тоже подходят для сукки, потому что временным должен быть только схах, а стены могут принадлежать постоянному жилищу. И действительно, в разных общинах существовал обычай разбирать потолок в одной из комнат дома и класть вместо него кошерный схах, и так получалась сукка, соответствующая самому великолепному уровню исполнения заповеди (меѓадрин), но при этом в ней было приятно находиться и в холодные дни.

Изначально (лехатхила) желательно построить сукку, соответствующую самому великолепному уровню исполнения заповеди, то есть имеющую четыре стены и дверь, которую можно закрыть, чтобы сукка была комфортной и защищала находящихся в ней людей от солнца и ветра (см. Рама, 630, 5). Однако по сути закона, поскольку сукка – временное жилище, она не обязательно должна иметь четыре стены, достаточно и трех. При этом третья стена не обязательно должна быть полноценной стеной – по сути закона, достаточно, чтобы ее ширина составляла всего лишь один тефах. Мудрецы говорят, что эту стену шириной в тефах нужно установить на расстоянии не более трех тфахим от второй стены, а в продолжение этой третьей стены нужно соорудить символическую перегородку, имеющую форму дверного проема (цурат петах), как объясняется в примечании. И поскольку этот закон очень сложен для понимания, тому, кто хочет построить сукку менее чем с четырьмя стенами, следует объяснить, что он должен построить две полноценные стены, а ширина третьей стены должна равняться 7 тфахим (ок. 56 см). И тогда, даже если сукка будет очень большая, и даже если две полноценные стены не будут примыкать друг к другу, а будут стоять одна напротив другой, сукка будет кошерной благодаря наличию третьей стены шириной в 7 тфахим (см. Рама, 630, 3)[10].


[10]. Согласно заповеди Торы, сукка должна иметь три стены, а закон, переданный Моше на горе Синай, гласит: достаточно, чтобы третья стена была шириной в тефах (см. трактат Сукка, 6б). Говорят мудрецы (там же, 7а), что это должен быть тефах и еще немного, и эту стену нужно поставить на расстоянии менее 3 тфахим от соседней стены. На таком расстоянии стены считаются соединенными (лавуд, букв. «соединенное»), поэтому получится, что третья стена будет представлять собой перегородку шириной в 4 полных тфахим, что составляет, согласно ѓалахическому закону, большую часть стены маленькой сукки. Кроме того, в продолжение третьей стены нужно соорудить символическую перегородку, имеющую форму дверного проема (цурат петах), шириной в 3 тфахим, чтобы ширина третьей стены составляла в общей сложности 7 тфахим. А некоторые авторитеты говорят, что ширина цурат петах должна составлять 4 тфахим, так как это минимальное необходимое число для цурат петах; и тогда получится, что общая ширина третьей стены будет равна 8 тфахим (см. Шульхан арух, 630, 2; Мишна брура, 9-10). Если две полноценные стены стоят друг напротив друга, то получается, что сукка имеет сквозной проем, поэтому мудрецы постановили, что сверх третьей стены необходима дополнительная перегородка шириной чуть более 4 тфахим, которую нужно поставить на расстоянии менее 3 тфахим от одной из стен. Законоучители расходятся во мнениях по поводу того, необходимо ли в дополнение к этому сооружать цурат петах до конца этой стены (см. Шульхан арух, 630, 3). Рама пишет, что если ширина третьей стены составит 7 тфахим, то сукка будет кошерна в любом случае, даже без промежутка шириной в 3 тфахим между второй и третьей стенами и цурат петах. Но если в третьей стене будет проем шириной в 10 ама, то в ней нужно соорудить цурат петах (см. Мишна брура, 630, 18).

07. Высота стен сукки и закон о соединении между ними (лавуд)

Как мы уже говорили (в п. 1), высота стен сукки должна составлять как минимум 10 тфахим (ок. 80 см). Стены должны стоять как можно ближе к земле. Если между стеной и землей образовался промежуток в 3 тфахим (ок. 22 см), то сукка непригодна для исполнения заповеди. Но нет никакого ограничения в отношении промежутка между стеной и схахом, поскольку считается, что стена высотой 10 и более тфахим как бы продолжается до самого схаха (см. Шульхан арух, 630, 9)[11].

Разрешено, чтобы стена сукки состояла из стоящих балок или натянутых прочных веревок на расстоянии менее 3 тфахим друг от друга, поскольку в таком случае на них распространяется закон о соединении, называемом лавуд. Иными словами, если балки или веревки отстоят друг от друга не более чем на 3 тфахим (ок. 22 см), то с ѓалахической точки зрения все пространство между ними считается с ними единым целым (то есть они как бы «пришиты» друг к другу). И хотя в пустое пространство между стенами проникают ветер и солнечные лучи, балки или веревки все равно считаются стеной сукки. При этом неважно, имеют ли балки или веревки горизонтальную или вертикальную позицию, – если они отстоят друг от друга менее чем на 3 тфахим, то считается, что они соединены между собой. Тем не менее, некоторые авторитеты считают, что поскольку такая стена не может считаться качественной, она должна окружать сукку со всех сторон (так пишет Маген Авраѓам; и разумеется, дверной проем не делает такую стену некошерной). А если стена сделана из перекрестных реек, как садовая ограда-решетка, то она считается качественной, поэтому достаточно, чтобы она окружала сукку только как две стены и третья, узкая стена шириной в тефах (как объяснялось в предыдущем пункте). Так или иначе, в сукке должно быть удобно есть и спать, как объясняется ниже (в п. 14).


[11]. Если схах обращен внутрь сукки, и расстояние по горизонтали между линией, восходящей прямо от стены сукки, и схахом составляет менее 3 тфахим (ок. 22 см), то считается, что схах все еще как бы примыкает к стене. Но если от линии, восходящей над стеной, до схаха есть пустой промежуток в 3 тфахим и более, то сукка непригодна для исполнения заповеди, поскольку схах не соединен со стенами (см. Шульхан арух, 630, 9). Даже если стена сукки стоит под углом, для отсчета все равно используют линию, восходящую от нее прямо вверх, а не под углом, согласно расположению стены. Именно от этой линии отсчитывают расстояние до схаха (см. комментарий Хазон Иша к трактату Эрувин, 71, 6). Если схах продолжается и после линии, восходящей от стен сукки, то сукка кошерна.

Закон изогнутой стены (дофен акума): согласно закону, переданному Моше на горе Синай, если по сторонам сукки есть некошерный схах шириной менее 4 ама, то весь этот некошерный схах считается продолжением стены (то есть некошерная часть схаха является как бы частью стены сукки, которая поднимается вверх, а затем изгибается горизонтально, пока не достигнет кошерного схаха). Этот закон называется «закон изогнутой стены». Если ширина некошерного схаха составляет более 4 ама (ок. 1.80 м), то вся эта стена не считается стеной сукки, поскольку «изогнутая стена» не может быть более 4 ама, и получается, что некошерный схах отделяет кошерный схах от стены сукки. Поэтому, если у дома провалилась крыша, и ширина сохранившихся по сторонам остатков крыши составляет менее 4 ама, то стены дома можно считать стенами сукки. А если по сторонам осталось более 4 ама, то стены дома не подпадают под «закон изогнутой стены», поэтому для сукки следует поставить другие стены вокруг места, на которое будет положен схах (см. трактат Сукка, 17а; Шульхан арух, 632, 1). При этом нет необходимости, чтобы стена сукки доходила до самого схаха; если высота стены достигает 10 тфахим, то стена кошерна для сукки, и считается, будто она поднимается вверх по прямой линии и доходит до схаха. Этот закон называется «закон о стене, тянущейся вверх». Законоучители расходятся во мнениях по поводу того, каков закон в случае, если стена сукки не доходит до схаха и вдобавок имеется некошерный схах шириной менее 4 ама: иными словами, совмещаются ли «закон изогнутой стены» и «закон о стене, тянущейся вверх» (см. Мишна брура, 632, 4).

08. Сукка с брезентовыми стенками

В последние десятилетия стали производить готовые сборные сукки, состоящие из металлического каркаса и брезентовых стенок. Это прекрасное решение, потому что такая сукка дешевле, ее проще строить и разбирать и удобно хранить. Однако некоторые современные ѓалахические авторитеты выражали сомнение в том, пригодна ли такая сукка для исполнения заповеди, так как, по их мнению, стены сукки должны быть устойчивыми, а если они колышутся от ветра, то сукка некошерна.

Между тем практический закон гласит, что такая сукка пригодна для исполнения заповеди, поскольку ранние авторитеты запретили только, чтобы у сукки были тканевые стенки, не закрепленные снизу. Если от ветра такие стенки поднимаются более чем на 3 тефаха над землей, то сукка становится некошерной. Кроме того, возникает опасение, что от ветра они совсем оторвутся от места прикрепления. Когда же речь идет о готовой сукке, такого опасения нет, поскольку брезент тщательно закреплен со всех сторон. Поэтому готовые сборные сукки полностью пригодны для исполнения заповеди, и в них можно произносить благословение «…заповедавший нам жить в сукке». А если человек хочет исполнить заповедь сукки самым великолепным образом (ле-меѓадрин), то ему следует добавить к металлическому каркасу сукки дополнительные параллельные горизонтальные планки на расстоянии менее 3 тфахим между ними, чтобы весь этот промежуток считался единой стенкой согласно закону лавуд (начинают с низа каркаса на расстоянии менее 3 тфахим от земли и продолжают до 10 тфахим, так, чтобы расстояние между планками не превышало 3 тфахим)[12].


[12]. В Вавилонском Талмуде (трактат Сукка, 24б) объясняется, что если стенки сукки сделаны из веток, которые колышутся от ветра, то сукка непригодна для исполнения заповеди, поэтому ветки необходимо закрепить, чтобы ветер не колыхал их. И так пишут Рамбам (4, 5) и Шульхан арух (630, 10). На этом основании некоторые авторитеты пытались утверждать, что любое движение делает стенку сукки некошерной. Однако их слова вызывают глубокое недоумение, поскольку ветки невозможно закрепить так, чтобы они совсем не двигались. Такой вывод можно сделать на основании слов всех ранних законоучителей, объяснивших, что сукка становится некошерной, только если от ветра обычной силы ее стенки поднимаются более чем на 3 тефаха над землей. Такая стенка некошерна, даже когда нет ветра. Но если стенка просто колышется, не поднимаясь над землей на 3 тефаха, это не делает ее некошерной. И см. «Расширенные объяснения», где говорится, что такой вывод напрашивается из слов рава Саадьи Гаона, Меири, Рашба, Ѓагаѓот Ашери и рабби Йонатана из Люнеля. Кроме того, к подобному заключению мы однозначно приходим на основании мнения рабби Переца, которое приведено в Тур и Шульхан арух (630, 10). Оно гласит: только если возникает опасение, что ткань совсем оторвется от сукки, делать из нее стенки не следует. И так пишут Ѓа-мабит, Тосафот к трактату Шабат, При мегадим, Хазон Иш (Орах хаим, 76, 6). А тот, кто хочет учесть мнение авторитетов, придерживающихся в этом вопросе более строгого толкования закона, должен установить в такой сукке параллельные планки на расстоянии менее 3 тфахим (22.8 см) друг от друга и высотой 10 тфахим (ок. 80 см), поскольку планки, стоящие на таком расстоянии друг от друга, считаются соединенными между собой (согласно закону лавуд), и это будет считаться стеной даже без ткани. Однако многие люди по ошибке полагаются на расчеты рава Хаима Наэ, согласно которым 3 тфахим равны 24 см, хотя на самом деле эта величина составляет 22.8 см. А при расстоянии больше этого закон лавуд не действует (как объяснялось выше, в прим. 1). Так или иначе, сукка с брезентовыми стенками кошерна вне всякого сомнения, поскольку практический закон соответствует мнению авторитетов, придерживающихся в этом вопросе менее строгого толкования закона.

09. Сукка должна стоять под открытым небом

Сукка должна стоять под открытым небом, чтобы над головой сидящего в ней был только схах. Поэтому, если человек построил сукку под крышей дома или под деревом, она непригодна для исполнения заповеди (см. трактат Сукка, 9б).

Но разрешено строить сукку рядом с высоким зданием, заслоняющим солнечные лучи. Сукка становится некошерной, только если между схахом и небом находятся потолок или ветви дерева, а предметы, расположенные по сторонам от прямой линии, соединяющей сукку с небом, не делают ее некошерной.

Если ветви дерева над схахом очень редкие, а схах настолько густой, что даже если снять ту его часть, что расположена под ветками, в сукке по-прежнему будет больше тени, чем солнца, – сукка пригодна для исполнения заповеди (см. Шульхан арух, Орах хаим, 626, 1)[13].

Разрешено строить сукку под веревками для сушки белья или под электрическими проводами. Поскольку они тонкие и дают совсем мало тени, и к тому же, не предназначены для того, чтобы давать тень, схах, расположенный под ними, не становится некошерным.


[13]. По мнению Тосафот и Роша, если в сукке достаточно тени от схаха и без ветвей дерева, простирающихся над ним, а под деревом больше солнца, чем тени, то сукка пригодна для исполнения заповеди. А Раавиа и Ран считают, что следует убрать весь схах, расположенный под ветвями дерева, и если в сукке благодаря оставшемуся схаху по-прежнему больше тени, чем солнца, схах считается кошерным. Шульхан арух (626, 1) упоминает оба этих мнения как анонимные, и согласно принципам Шульхан аруха, практический закон соответствует второму, более строгому мнению. И так написано в Биур Ѓалаха со слов ве-йеш омрим, однако там, на основе слов поздних законоучителей, также говорится, что в случае крайней необходимости можно положиться на мнение авторитетов, придерживающихся в этом вопросе менее строгого толкования закона (см. Элия раба, 626, 5; При мегадим, Эшель Авраѓам, 4; Шульхан арух ѓа-рав, 10).

Если ветви дерева находятся по сторонам от сукки, и когда дует ветер, он раскачивает ветви и они оказываются над схахом, то даже если, когда ветви находятся над схахом, они дают много тени, это не делает сукку некошерной по сути закона, так как ветви не находятся над схахом постоянно (так пишет Маѓаршам в Даат Тора, 626, 3). Однако рав Франк (см. Микраэй кодеш, 1, 23) выражает в этом сомнение, поэтому изначально (лехатхила) эти ветви лучше отрезать. И см. «Расширенные объяснения». Если над суккой висит в воздухе вертолет или воздушный шар, то в это время она непригодна для исполнения заповеди, так как они не движутся свободно под влиянием ветра, а управляются человеком (так пишет Маѓаршам в Даат Тора, 626). А когда они полетят дальше, сукка вновь станет кошерной, и это подобно тому, что написал Рама (626, 3).

10. Нужно сидеть в тени сукки (законы, связанные с украшениями сукки и пологом)

Для того чтобы исполнить заповедь сукки, мы должны находиться в тени кошерного схаха. Поэтому, если человек натянул под схахом простынь, чтобы в сукке было больше тени, то сукка стала непригодна для исполнения заповеди (см. Шульхан арух, 629, 19). Но разрешено сидеть в сукке в широкополой шляпе, так как шляпа считается второстепенной по отношению к телу человека и не является перегородкой между человеком и схахом.

Под схахом разрешено развешивать всевозможные плоды и бумажные украшения, поскольку украшения второстепенны по отношению к схаху и не являются перегородкой между схахом и сидящими под ним, – при условии, что украшения висят не ниже 4 тфахим (ок. 30 см) от схаха. Даже если украшения покроют весь схах, они все равно второстепенны по отношению к нему и не делают его некошерным, если висят не ниже 4 тфахим от него. А если кто-то по ошибке повесил украшение, которое спускается ниже, но ширина украшения не превосходит 4 тфахим, оно тоже не делает схах некошерным. И все-таки, если его ширина составляет 3 тфахим, под ним лучше не сидеть. А если его ширина – менее 3 тфахим (22 см), то сидеть под ним разрешается (см. Мишна брура, 632, 3). Однако изначально (лехатхила) все украшения следует вешать не ниже 4 тфахим от схаха[14].

Если человек спит в сукке в кровати с постоянным пологом, то он не исполнил заповедь сукки. Если же полог временный и его высота – менее 10 тфахим, то он не считается значимым и является второстепенным по отношению к сукке, поэтому человек, спящий под ним, исполняет заповедь сукки. Но если временный полог выше 10 тфахим,  то он считается значимым, и тот, кто спит под ним, не исполняет заповедь сукки.

Тот же закон распространяется и на человека, спящего в сукке под кроватью или столом. Поскольку пространство под ними возникло не преднамеренно, оно считается временным. Поэтому, если высота этого пространства менее 10 тфахим (76 см), тот, кто спит там, исполнил заповедь сукки, а если более 10 тфахим, то не исполнил[15].

То же самое касается и двухъярусных кроватей. Если высота пространства между первым и вторым ярусами достигает 10 тфахим (76 см), то человек, который спит на нижней кровати, не исполнил заповедь сукки, а если эта высота не достигает 10 тфахим, то спящий на нижней кровати исполнил заповедь[16].


[14]. В трактате Сукка (10б) объясняется, что если украшения свешиваются ниже чем на 4 тфахим от схаха, то, по мнению большинства амораев, они являются перегородкой между схахом и сидящими под ним. И такое практическое постановление выносит Шульхан арух (629, 19 и 627, 4). Однако ранние законоучители расходятся во мнениях по поводу причины этого запрета. Маор, Раавиа и Меири считают, что это подобно шатру, расположенному под другим шатром, или схаху под другим схахом. Согласно этому подходу, только если ширина украшения составляет 7 тфахим, и тени под ним больше, чем солнца, оно считается шатром или схахом и делает схах в этом месте некошерным. В отличие от упомянутых авторитетов, Рамбан, Раавад и Рош объясняют, что украшения, висящие ниже 4 тфахим от схаха, подобны некошерному схаху шириной в 4 тфахим, под которым сидеть не следует. Ранние законоучители расходятся во мнениях по поводу этого подхода. По мнению Рана, даже если под украшением больше солнца, чем тени, схах над ним все равно некошерный, если оно свешивается ниже чем на 4 тфахим от схаха. А рабби Аѓарон ѓа-Леви считает, что схах становится некошерным, только если под украшением больше тени, чем солнца (см. Мишна брура, 627, 11, и Берур Ѓалаха к трактату Сукка, 10б).

На основании вышесказанного мы приходим к выводу: если ширина украшения составляет менее 4 тфахим, оно, вне всякого сомнения, не делает схах над ним некошерным, и по сути закона вешать такое украшение в сукке не запрещено, как объясняется в Мишна брура, 627, 15. Однако изначально (лехатхила) сидеть под таким украшением не следует. А если ширина украшения – менее 3 тфахим, то под ним разрешено сидеть даже изначально (см. Мишна брура, 632, 3). Тем не менее, изначально следует вешать все украшения не ниже 4 тфахим от схаха (см. Рама, 627, 4). И см. «Расширенные объяснения», 10, 4-5.

[15]. См. Шульхан арух, 627, 1-3; Мишна брура, 7. Подведем итог сказанному в тексте: определение пространства как «шатра» внутри сукки, сидя в котором, человек не исполняет заповедь сукки, включает три условия. Предмет, создающий пространство «шатра», должен быть постоянным, выше 10 тфахим и иметь наверху ширину как минимум в тефах (третье условие выполняется почти всегда, потому что, даже если наверху этот предмет у́же тефаха, но на расстоянии до 3 тфахим от схаха расширяется до тефаха, считается, что он имеет верх шириной в тефах). Любой «шатер», отвечающий двум из этих трех условий, считается преградой между телом человека и схахом. Например, если человек спит в сукке под кроватью, то поскольку предназначение кровати не заключается в пространстве, образовавшемся под ней, это пространство считается временным; но если его высота достигает 10 тфахим, то выполняется два условия: верх шириной в тефах и высота 10 тфахим, и потому считается, что это пространство служит преградой между телом человека и схахом. А если оно ниже 10 тфахим, то остается только одно условие – верх шириной в тефах, – поэтому под этой кроватью можно спать.

[16]. 10 тфахим отмеряют от поверхности, на которой стоит «шатер». Поэтому, если «шатер» стоит на полу и в него поставили кровать, и высота пространства между верхом кровати и крышей «шатра» не достигает 10 тфахим, то человек, спящий на этой кровати, все равно не исполнил заповедь сукки (см. Мишна брура, 627, 5; Шаар ѓа-циюн, 11). Если человек спит в сукке под столом, положив на пол матрас, то 10 тфахим отмеряют от пола до нижней поверхности стола, так как матрас не считается полом сукки.

Двухъярусная кровать: если между нижним и верхним ярусами меньше 10 тфахим, то человек, спящий на нижней кровати, исполняет заповедь сукки, и даже если на верхней кровати тоже кто-то спит, он не является преградой между телом спящего на нижней кровати и схахом (так пишут рав Мордехай Элияѓу и другие современные авторитеты). Но требует дополнительного изучения вопрос, откуда именно следует отмерять 10 тфахим – от поверхности матраса или от доски, на которую кладут матрас. Как представляется, отмерять следует от поверхности матраса, поскольку матрас лежит там постоянно. Рав Шломо-Залман Ойербах выражал сомнение в этом, полагая, что мерить надо от пола сукки, однако это вызывает недоумение, ведь ножки верхней кровати опираются на нижнюю кровать, а не на пол. Так или иначе, авторитеты, которые разрешают спать в сукке на нижней кровати, отмеряют 10 тфахим не от пола, ведь высота пространства между полом и верхней кроватью без всякого сомнения превышает 10 тфахим.

11. Некошерный участок схаха или просвет в схахе; разрешено ли сидеть под ними

Если посреди кошерного схаха имеется некошерный участок – например, кусок пластмассы, – или если над кошерным схахом проходит бетонный навес, из-за которого схах, расположенный под ним, становится некошерным, и ширина некошерного участка достигает 4 тфахим (ок. 30 см), то сидеть под ним запрещено. А если эта ширина – меньше 4 тфахим, но больше 3 тфахим (ок. 22 см), то изначально (лехатхила) сидеть или спать под некошерным участком схаха не следует, но в случае необходимости это разрешено (см. Мишна брура, 632, 3). А если ширина некошерного участка – менее 3 тфахим, то сидеть и спать под ним разрешено лехатхила, потому что он считается второстепенным по отношению к самой сукке.

Если в схахе имеется просвет, то поскольку он более заметный, чем некошерный схах, к нему применяется более строгий закон. Если ширина просвета достигает 3 тфахим (ок. 22 см), то место под ним считается некошерным, и там запрещено сидеть. А если ширина просвета меньше 3 тфахим, то он считается второстепенным по отношению к самой сукке, и под ним разрешено сидеть и спать (см. Шульхан арух, 632, 2), при условии, что большая часть головы или тела человека не находится под ним[17].

Бывает, что у человека есть просторный балкон, большая часть которого находится под крышей, и под открытым небом стоит только часть балкона шириной всего лишь в 5 тфахим. И поскольку ширина сукки, пригодной для исполнения заповеди, должна составлять по крайней мере 7 тфахим, можно подумать, что на этом балконе невозможно построить сукку. Однако, согласно приведенному нами закону, что некошерный схах шириной менее 3 тфахим присоединяется к кошерному схаху и под ним разрешено сидеть, сукку на таком балконе построить можно. Вот как следует это сделать: на краю балкона нужно построить сукку шириной в 7 тфахим, и поскольку схах шириной в 5 тфахим, расположенный под открытым небом, является кошерным, а схах шириной менее 3 тфахим находится под крышей балкона и поэтому является некошерным, необходимые 2 тфахим присоединяются к сукке, и под ними разрешено сидеть и спать. Это разрешено при условии, что человек соорудит перегородку между двумя тфахим, присоединенными к сукке, и остальным балконом, находящимся под крышей. Длина этой перегородки должна составлять 7 тфахим, и желательно, чтобы по высоте она доходила до самого схаха, а в продолжение линии, проходящей между суккой и балконом, нужно соорудить символическую перегородку, имеющую форму дверного проема (цурат петах; см. Хазон Овадья, стр. 12; Минхат Ицхак, 6, 60, 20; Шевет ѓа-Леви, 10, 99).


[17]. Рабейну Хананэль, рабби Ицхак ибн Гиат, Тосафот и рабби Аѓарон ѓа-Леви считают, что разрешено изначально (лехатхила) сидеть под просветом шириной менее 3 тфахим, А по мнению Ритва и Рана, запрещено, чтобы большая часть головы или тела человека находилась под просветом. Рош и рабейну Йерухам говорят, что этот запрет действует только в случае, если просвет тянется по всей длине схаха, и некоторые поздние авторитеты приводят это мнение в качестве практического закона. В тексте я привел более строгое толкование закона, но если человек хочет следовать менее строгому толкованию, согласно мнению Роша, он вправе так поступить. И см. «Расширенные объяснения».

Если просвет шириной в 3 тефаха или некошерный схах шириной в 4 тефаха тянутся по всей длине сукки, то считается, будто это – две отдельные сукки, и следует проверить, имеет ли каждая из них три стены (см. Рама, 632, 2).

Приведенный нами закон, согласно которому под некошерным схахом запрещено сидеть, если его ширина достигает 4 тфахим, касается большой сукки. Если же ширина сукки не достигает 10 тфахим, то под некошерным схахом запрещено сидеть, даже если его ширина составляет всего лишь 3 тфахим, а если его ширина меньше, то сидеть под ним разрешено (см. Шульхан арух, 632, 1; Мишна брура, 8).

12. С каким намерением следует строить сукку

Строительство сукки – это заповедь. Мудрецы Иерусалимского Талмуда даже считают, что перед ее исполнением следует произнести благословение: «…освятивший нас заповедями своими и заповедавший нам построить сукку» (см. Иерусалимский Талмуд, трактаты Брахот, 9, 3 и Сукка, 1, 2). Однако мудрецы Вавилонского Талмуда вынесли практическое постановление, согласно которому благословение в честь заповеди сукки нужно произносить во время ее исполнения, то есть в то самое время, когда человек сидит в сукке (см. Вавилонский Талмуд, трактат Менахот, 42а; Шульхан арух, 641, 1).

Так или иначе, очевидно, что строительство сукки тоже несет в себе аспект заповеди. Люди праведные и благочестивые, не мешкая, приступают к ее исполнению сразу на исходе Йом Кипура, чтобы перейти от заповеди поста к заповеди построения сукки. При этом следует постараться завершить строительство сукки на следующий же день, поскольку, если человеку выпала возможность исполнить какую-либо заповедь, он должен приложить все возможные усилия, чтобы ее не упустить (так пишут Маѓариль; Рама, 624, 5 и 625, 1).

Согласно подходу школы Шамая, сукку надо строить с намерением исполнить в ней заповеди праздника Суккот. В Торе (Дварим, 16:13) об этом сказано: «Праздник кущей совершай у себя семь дней». Если же человек не имел при строительстве сукки такого намерения, то его сукка непригодна для исполнения заповеди. Однако практический закон соответствует подходу школы Ѓилеля, который гласит, что сукку необязательно строить ради исполнения заповедей праздника, – достаточно, что человек строит сукку просто для того, чтобы у него была тень. Сукка, построенная с таким намерением, тоже является кошерной. Поэтому сукка, которую построил пастух или сторож, чтобы укрыться в ее тени от солнца, тоже пригодна для исполнения заповеди. Кошерной является даже сукка, построенная неевреем (см. Вавилонский Талмуд, трактат Сукка, 8а-б; Шульхан арух, 635, 1). Тем не менее, наши мудрецы говорят, что если сукка не была построена ради исполнения заповедей праздника, то изначально (лехатхила) в ней нужно сделать что-нибудь в честь Суккота: например, добавить схах площадью тефах на тефах или положить тонкий тростник на всю длину схаха (так говорится в Иерусалимском Талмуде; и см. Мишна брура, 636, 4). Тот же закон распространяется и на «старую сукку», то есть оставшуюся с прошлого года: по сути закона, она является кошерной, но поскольку ее построили для празднования Суккота в прошлом году, не считается, что она построена ради исполнения заповеди сукки в этом году. Поэтому лехатхила в ней следует добавить схах площадью тефах на тефах или положить тонкий тростник на всю длину схаха (см. Шульхан арух, 636, 1; Мишна брура, 7)[18].

Если сукка была построена для того, чтобы хранить в ней что-либо, она непригодна для исполнения заповеди, так как ее построили не ради тени. То же самое относится и к сукке, которую человек построил себе в качестве постоянного жилища. Даже если ее схах сделан из кошерных для этого растений, она все равно непригодна для исполнения заповеди, так как не является временным жилищем. А если человек захочет сделать сукку первого или второго вида пригодной для исполнения заповеди, то он должен будет снять с нее весь схах и положить его заново, имея намерение, что он делает это ради исполнения заповеди.


[18]. По мнению мудрецов Иерусалимского Талмуда, строительство сукки – это самостоятельная заповедь, поэтому перед тем как ее исполнить, следует произнести благословение: «…освятивший нас заповедями своими и заповедавший нам построить сукку». И так написано в Шеильтот, разд. Ве-зот ѓа-браха, шеильта 189 (как объясняется в Ѓаамек шеэла, там же). Однако многие авторитеты считают, что строительство сукки – только подготовка к исполнению заповеди. Такой вывод можно сделать на основании сказанного в Вавилонском Талмуде, мудрецы которого говорят, что перед строительством сукки не нужно произносить благословение. А на основании подхода школы Ѓилеля мы заключаем, что специальное намерение при построении сукки необязательно (см. Биур Ѓалаха, 656, конец абзаца, начинающегося со слова афилу; респонсы рабби Шломо бен Шимона Дурана, 334). Кроме того, в Иерусалимском Талмуде объясняется, что если сукка не была построена ради исполнения заповеди, то существует заповедь добавить к ней что-либо. А в Биньян Шломо (1, 43) эти слова Иерусалимского Талмуда объясняются следующим образом: поскольку строительство сукки – заповедь, когда человек добавляет какую-либо деталь к уже существующей сукке, он принимает участие в исполнении этой заповеди. И таков практический закон, как говорилось выше. Следовательно, все авторитеты согласны, что в построении сукки есть аспект заповеди.

Есть мнение, которое гласит: хотя, в соответствии с практическим законом, сукка, построенная неевреем, пригодна для исполнения заповеди, как и сукка, построенная женщиной (см. Вавилонский              Талмуд, трактат Сукка, 8а-б; Шульхан арух, 14, 1 и 635, 1), – тем не менее, изначально (лехатхила), чтобы исполнить заповедь самым великолепным образом (ле-меѓадрин), желательно, чтобы сукку построил еврей, достигший религиозного совершеннолетия (13 лет). Это мнение учитывает подход рабейну Тама, считающего, что если сукку построил человек, который не обязан исполнять заповедь сукки, то эта сукка непригодна для исполнения заповеди. И так пишут Маген Авраѓам, Бикурей Яаков и Биньян Шломо. Однако общепринятым считается мнение, что сукка, построенная неевреем или женщиной, изначально (лехатхила) пригодна для исполнения заповеди.

13. Принцип «делай, но не из уже сделанного»; чужая сукка; сукка, построенная на чужой территории  

Если человек освободил пространство в стоге сена, чтобы сделать из него сукку, то хотя сено пригодно для схаха, эта сукка некошерна, так как в отношении строительства сукки существует ѓалахический принцип: «Делай, но не из уже сделанного». Это означает, что, строя сукку, человек должен положить на нее схах, и невозможно соорудить кошерную сукку, просто раскопав стог сена.

Кроме того, сукку необходимо строить в строго установленном порядке: сначала поставить стены, а затем положить на них схах. А если человек изменил порядок действий, сначала положив схах, и лишь после этого возведя под ним стены, то, по мнению многих авторитетов, такая сукка непригодна для исполнения заповеди. Это объясняется тем, что сукка должна образоваться посредством наложения схаха; а если человек сначала положил схах, то сукка образовалась в результате возведения стен[19].

Разрешено соорудить над суккой складной навес, чтобы раскрыть его в случае дождя и закрыть, когда дождь закончится. Так сукка останется сухой, когда люди захотят в нее зайти. Когда навес раскрыт, сукка непригодна для исполнения заповеди, потому что навес служит преградой между схахом и небом, а когда навес сложат, сукка вновь станет кошерной. Но если в тот момент, когда сукку строили, над ней был раскрыт навес, то, по мнению многих авторитетов, она непригодна для исполнения заповеди, поскольку сукка становится кошерной в результате наложения схаха, а не устранения навеса (так пишут Байт хадаш и Мишна брура, 626, 18; а Рама, 626, 3, придерживается в этом вопросе менее строгого толкования закона).

Можно исполнить заповедь в сукке, принадлежащей другому человеку, если хозяин сукки разрешил ею пользоваться (см. трактат Сукка, 27б; Шульхан арух, 637, 2). А если хозяина сукки нет поблизости, и попросить у него разрешения невозможно, то разрешено сидеть в его сукке, так как мудрецы исходят из предположения, что еврей заинтересован в том, чтобы другие евреи исполняли заповеди с помощью принадлежащего ему имущества. Но если известно, что хозяин сукки не любит, когда посторонние люди заходят в сукку без его ведома, или если возникает опасение, что хозяин вернется домой и, увидев, что в сукке сидят другие люди, постесняется зайти туда, и ему будет неприятно, что его сукка занята, – запрещено сидеть у него в сукке без четкого разрешения с его стороны (см. Турей заѓав, 4; Бикурей Яаков, 4; Мишна брура, 9).

Запрещено ставить сукку на частной территории без разрешения хозяев или на общественной территории, если общество или его представители не согласны на это. А если человек все-таки построил сукку на такой территории без разрешения, то он не может, сидя в ней, произносить благословение «…заповедавший нам жить в сукке». Такое благословение было бы не заповедью, а богохульством, поскольку сукка стоит там в нарушение запрета[20].


[19]. Если схах был положен до того, как поставлены стены, то, по мнению многих авторитетов, такая сукка непригодна для исполнения заповеди. Такого мнению придерживаются, в частности, Маѓариль, Рама (635, 1), Левуш, Мишна брура (10), Бен иш хай (разд. Ѓаазину, 2). Другие авторитеты говорят, что такая сукка кошерна: Байт хадаш, Биркей Йосеф, Бейт ѓа-шоэва, Арух ѓа-шульхан (5). И поскольку по этому вопросу существует сомнение, в нем следует придерживаться более строгого толкования закона. Если человек поставил сначала маленькую стенку высотой в тефах вблизи от места, куда будет положен схах, а затем положил схах, то сукка пригодна для исполнения заповеди, потому что он начал строить стены до того, как положил схах. Высота в тефах является минимальным размером в отношении статуса «шатра», и таков закон по поводу стога сена, как говорится в трактате Сукка, 16а.

[20]. Тот, кто поставил сукку на частной или общественной территории так, что она сильно мешает прохожим, и очевидно, что общество или его представители запрещают ставить там сукку, исполнил заповедь постфактум (бедиавад), поскольку на деле он не присвоил себе ничего запрещенного, ведь эта территория осталась во владении частного лица или общества. Однако поскольку он построил там сукку и сидит в ней в нарушение запрета, он не должен произносить благословение (см. Шульхан арух, 637, 3; Маген Авраѓам, 637, 1; Шульхан арух ѓа-рав, 11). На краю общественного владения, где сукка почти не мешает прохожим, разрешено ставить ее согласно общепринятым правилам, поскольку, пока это не вызывает у кого-либо протеста, можно исходить из предположения, что общество не возражает против этого (см. Биур Ѓалаха, 637, 3, со слова ве-хен).

Если человек украл сукку, построенную на телеге, и сидит в ней, то он не исполнил заповедь, ведь поскольку эта сукка не прикреплена к земле, ее можно украсть, и нельзя исполнить заповедь с помощью краденой сукки. Тот, кто украл бревна и построил из них сукку, может исполнить в этой сукке заповедь и произнести благословение, хотя он и нарушил запрет. Это объясняется постановлением мудрецов (основанном на принципе постановления для раскаявшихся – таканат ѓа-шавим), согласно которому, если человек украл бревна и построил с их помощью какое-либо строение, бревна полностью перешли в его собственность, и он должен выплатить их стоимость бывшему владельцу. А поскольку бревна теперь полностью принадлежат ему и не имеют никакого отношения к прошлому владельцу, он может исполнить заповедь в сукке, построенной из них, и произнести в ней благословение «…заповедавший нам жить в сукке» (см. трактат Сукка, 31а; Шульхан арух, 637, 3; Мишна брура, 15).

14. Сколько усилий необходимо приложить к построению сукки

Сукка – временное жилище, и, естественным образом, жить в ней не так комфортно, как в постоянном доме. Заповедь состоит именно в том, чтобы все семь дней праздника Суккот жить во временном жилище. Поэтому нам не было заповедано сооружать для сукки устойчивые непроницаемые стены и прочный схах, способные защитить нас от холода, дождя или зноя, как обычный дом. Так получается, что порой пребывание в сукке связано с сильным дискомфортом, и в таком случае человек освобождается от этой заповеди, согласно правилу: «Испытывающий сильное неудобство освобожден от заповеди сукки» (см. ниже, гл. 3, п.п. 8-10). Например, в очень жаркие дни, или в очень холодные ночи, или во время дождя, мы освобождены от заповеди сукки. Если человек болен и ему трудно сидеть в сукке, он тоже освобожден от этой заповеди и не обязан строить себе просторную и защищенную сукку, в которой сможет находиться с таким же комфортом, как дома (так пишет морейну ѓа-рав рабби Хаим в Ор заруа, п. 194).

Но если человек построил сукку столь небрежно, что даже в обычную погоду испытывает в ней сильное неудобство, то он не исполнил заповедь, поскольку задним числом становится ясно, что он построил сукку, не подходящую ему в качестве временного жилища, ведь даже в обычных условиях ему некомфортно там находиться. Но если человек знает, что сможет находиться в тесной и неустойчивой сукке, не испытывая при этом дискомфорта, то он может построить себе такую сукку и исполнить в ней заповедь, – при условии, что он обязуется не говорить после наступления праздника, что поскольку сукка очень тесная и шаткая, он испытывает дискомфорт от пребывания в ней (см. Бикурей Яаков, 640, 13; Мишна брура, 640, 24).

По мнению многих авторитетов, тот, кто построил себе сукку, в которой невозможно спать, – например, если там, где он живет, часто дует сильный ветер, а он построил сукку с решетчатыми стенами, сквозь которые проникают ветер и холод, – не может, согласно закону Ѓалахи, также и есть в этой сукке. Подобно этому, если человек построил сукку там, где ночью ходят хулиганы, поэтому спать в ней опасно, то и есть в этой сукке запрещено. Это объясняется тем, что на человека возложена заповедь построить себе сукку, которая будет служить ему временным жилищем, где он сможет есть и спать, а поскольку сукка, которую он себе построил, не годится для сна, она не может считаться временным жилищем, поэтому есть в ней тоже запрещено (так пишут Сефер йерэим и Рама, 640, 4). Другие авторитеты говорят, что в сукке, в которой невозможно спать, есть все равно разрешено. И хотя человек совершил грех, потому что не построил себе сукку, подходящую для сна, тем не менее, поскольку в его сукке разрешено есть, в ней можно исполнить заповедь трапезы в сукке (так считает Хахам Цви). Если же он построил обычную сукку, в которой можно спать в Земле Израиля, но поскольку он живет в холодной стране, спать в ней нельзя, – то, по мнению все авторитетов, это сукка является кошерной, так как Тора не обязывает нас строить постоянное здание, которое будет служить нам суккой (см. Мишна брура, 640, 18).

Бывает, что человек живет в таком месте, где очень сложно построить сукку, и для этого ему придется приложить огромные усилия и потратить много денег. В таком случае он должен посвятить строительству сукки столько усилий, сколько ему потребовалось бы, чтобы обеспечить себя удобным жильем на неделю. Другими словами, он должен представить себе: если бы ему понадобилось освободить свой дом на неделю, сколько денег он был бы готов заплатить, чтобы обеспечить себя на это время удобным альтернативным жильем. Те же самые усилия и денежные средства он должен потратить на строительство сукки или на переезд в дни праздника в такое место, где он сможет построить сукку. А тот, кто время от времени уезжает в отпуск, должен потратить на строительство сукки или на аренду места, в котором можно построить сукку, сумму, которую он был бы готов заплатить за недельный отпуск в соответствии со своим денежным положением.

При покупке дома человек обязан проследить за тем, что там будет место для сукки. Ему следует потратить на это столько денег, сколько тот, кто ежегодно должен освободить свой дом на неделю, готов потратить, чтобы комфортно прожить эту неделю в течение всех лет, которые он проживет в этом доме. А богатый человек должен потратить столько денег, сколько он был бы готов потратить на недельный отпуск в течение многих лет[21].


[21]. Это соответствует основополагающему принципу, сформулированному нашими мудрецами: «»В кущах сидите семь дней» – сидите, то есть живите». Из этого следует, что средства, которые человек готов потратить, чтобы комфортно прожить неделю, он должен вложить, чтобы исполнить заповедь сукки. Так пишут При мегадим, Эшель Авраѓам, 640, 15; Бикурей Яаков, 640, 25; Диврей Малкиэль, 3, 32; Каф ѓа-хаим, 640, 77).

15. Сукка должна быть красивой

Заповедь Торы требует от нас построить красивую сукку, в которой приятно находиться. Об этом сказано (Шмот, 15:2): «Он Бог мой, и прославлю Его», и мудрецы объясняют (в Вавилонском Талмуде, трактат Шабат, 133б): «Прославь Его заповедями, сделай пред Ним красивую сукку и красивый лулав». То же самое относится и ко всем другим заповедям.

В эпоху мудрецов было принято украшать сукку разноцветными тканями и разрисованными простынями, а также развешивать в ней всевозможные плоды: грецкие орехи, персики, миндаль, гранаты, виноградные гроздья, пшеничные колосья, стеклянные сосуды, наполненные вином, маслом и различными крупами (см. трактат Шабат, 22а). Все эти плоды и другую пищу, украшавшие сукку, было запрещено есть и пить в течение всего праздника, поскольку они были посвящены заповеди украшения сукки, и только если перед праздником человек ставил условие, что он сможет есть все это, когда захочет, в праздник это было ему разрешено (как объясняется в след. пункте). В наши дни обычай украшать сукку плодами и другими видами пищи менее распространен; принято пользоваться для этого бумажными и пластиковыми гирляндами, бумажными цветами, красивыми картинами и электрическими лампочками. Стол в сукке покрывают нарядной скатертью и ставят на него праздничную посуду.

Авторитеты расходятся во мнениях по поводу того, разрешено ли украшать сукку надписями со стихами из Торы, например: «В кущах живите семь дней» (Ваикра, 23:42). Некоторые авторитеты это запрещают, поскольку отрывки из Торы разрешено переписывать только в случае крайней необходимости ради изучения Торы (такого мнения придерживаются, в частности, Турей заѓав и Мишна брура, 638, 24). Другие авторитеты (Сифтей коѓен, Бней Йона) считают, что это разрешено, так как это способствует воспитанию людей в духе Торы. На практике в этом вопросе можно придерживаться менее строгого толкования закона, при условии, что стихи не будут написаны шрифтом, которым пишут свитки Торы (на основе мнения рабейну Йерухама и Ташбец).

Для того чтобы исполнить заповедь самым великолепным образом (ле-меѓадрин), нужно построить просторную сукку, защищенную от ветра и солнца, чтобы в ней было приятно находиться.

Не следует оставлять в сукке немытую посуду и выполнять в ней грязную работу, такую как стирка или смена подгузника ребенку (см. ниже, гл. 3, п. 2).

Для схаха запрещено использовать растения с неприятным запахом или такие, с которых облетают листья, чтобы из-за неудобства, доставляемого ими, человек не ушел из сукки в дом (см. трактат Сукка, 12). Однако постфактум (бедиавад), если для схаха используются такие растения, сукка все равно пригодна для исполнения заповеди. А если запах настолько неприятен, что присутствующие не могут его вынести, то сукка является некошерной по закону Торы, потому что люди не могут в ней жить (см. Шульхан арух, 629, 14; Мишна брура, 38).

Находясь в сукке, необходимо строго соблюдать правила пожарной безопасности. Запрещено оставлять в ней горящие свечи, следует следить за исправностью электропроводки и за тем, чтобы электрические лампочки находились в удалении от схаха (см. Шульхан арух, 639, 1; Мишна брура, 8).

16. Святость сукки и ее украшений

Вся сукка посвящена исполнению заповеди. Об этом сказано (Ваикра, 23:34): «…праздник кущей, семь дней Господу». Поэтому во все семь дней праздника запрещено пользоваться какой-либо частью сукки, будь то стены или схах (см. трактат Сукка, 9а). Мудрецы добавили к этому еще один запрет: пользоваться украшениями, предназначенными для сукки, поскольку и они служат исполнению заповеди. Даже если сукка обрушилась, до окончания праздника запрещено пользоваться ее обломками и украшениями. И поскольку этот запрет действует до исхода седьмого дня Суккота, в том числе и в сумерки, то есть до самого начала праздника Шмини Ацерет, то на практике получается, что срок запрета истекает только по окончании восьмого дня (см. трактат Бейца, 30б; Шульхан арух, 638, 1-2)[22].

Однако поскольку сукка – это жилище, со схахом и стенами можно делать все, что люди обычно делают в своем доме со стенами и потолком. Поэтому разрешено опираться на стены сукки и вешать на них всевозможные предметы, а на схах разрешено вешать одежду, чтобы она высохла (см. трактат Сукка, 10б). Таким образом, запрещено только выносить предметы из сукки и пользоваться ими – например, брать доску от схаха и использовать ее в строительстве или даже просто отрывать щепку от схаха и пользоваться ею как зубочисткой (см. Рама, 638, 1; Мишна брура, 4). Подобно этому, запрещено снимать ткани, развешанные на стенах сукки, или украшения и плоды, подвешенные под схахом, чтобы использовать их для других целей. Запрещено также брать какую-либо часть от них без особой на то причины, потому что это портит сукку или ее украшения. Ковер или плитка, уложенные на пол сукки, тоже считаются ее украшениями и посвящены исполнению заповеди сукки (см. Игрот Моше, Орах хаим, 1, 181).

Если какая-то часть сукки или ее украшений стала помехой – например, если доска сдвинулась с места и стала скрипеть, или какое-либо украшение оторвалось и портит вид сукки, – разрешено оторвать и выбросить их, проявляя к ним должное почтение, но запрещено пользоваться ими для других целей.

Если пошел дождь, и украшения могут намокнуть и испортиться, разрешено снять их, чтобы потом развесить вновь. Если человек получил новые, более красивые украшения, он может снять старые и повесить новые, при условии, что не будет пользоваться старыми украшениями для каких-либо других нужд, так как они посвящены исполнению заповеди.

Если человек хочет, чтобы в праздник ему было разрешено пользоваться украшениями, развешанными в сукке, то перед наступлением праздника он должен сказать: «Я ставлю условие, что смогу снимать украшения и пользоваться ими, когда захочу», и тогда на них не будет распространяться святость. Что же касается самой сукки, то в отношении нее не действуют никакие условия (см. трактат Бейца, 30б; Шульхан арух, 638, 2).

В дни праздника разрешено разбирать сукку, чтобы собрать ее в другом месте, поскольку запрет мукце гласит, что нельзя пользоваться частями сукки для других нужд, но для того чтобы построить другую сукку, это разрешено.

После окончания праздника святость стен сукки, схаха и украшений исчезает, поэтому ими можно пользоваться для любых будничных нужд, но запрещено относиться к ним неуважительно – например, использовать бумагу от украшений в туалете или без нужды топтать элементы сукки или схаха (см. Шульхан арух, 664, 8; Мишна брура, 638, 24).


[22]. В семь дней Суккота это запрет Торы, а на восьмой день – постановление мудрецов, так как запрет на мукце вступает в силу в сумерки (так пишут Рамбан, Ран и Шульхан арух, 638, 1). На обрушившуюся сукку тоже распространяется этот запрет, но он является постановлением мудрецов (так пишут Тосафот, Рош и Рама, 638, 1). Все авторитеты согласны, что использование схаха запрещено Торой; что же касается стен сукки, то, по мнению Роша, пользоваться ими не запрещено, однако практический закон соответствует мнению авторитетов, считающих, что это запрещено. Ран считает, что это запрет Торы, а в отношении подхода Рамбама авторитеты спорят, является ли запрет пользоваться стенами сукки заповедью Торы или постановлением мудрецов. Как сама сукка, так и ее украшения становятся запрещенными к использованию с того момента, как суккой начинают пользоваться (см. Рама, 638, 1), однако на практике, даже если суккой вообще не пользовались, в субботу и йом тов их запрещено переносить с места на место, и на них распространяется запрет мукце, основанный на субботнем запрете разрушения построенного (сотер). Так пишут Мор у-кциа и Биур Ѓалаха, там же, со слова ло).

17. Пергола

Пергола – это постоянная деревянная постройка (похожая на беседку), которую обычно ставят во дворе или в саду, чтобы создать тенистый участок. Возникает вопрос: могут ли доски на крыше перголы считаться кошерным схахом?

Некоторые авторитеты отвечают на этот вопрос утвердительно, говоря, что поскольку пергола не предназначается для того, чтобы в ней жить, и непригодна для этого, так как сквозь нее проникает дождь, доски на ее крыше кошерны для схаха. Однако в честь праздника следует добавить немного схаха, чтобы пергола не считалась «старой суккой» (как объяснялось выше, в п. 12). А если в перголе больше солнца, чем тени, то необходимо добавить схах, пока тени не станет больше.

Другие авторитеты придерживаются в этом вопросе более строгого толкования закона, полагая, что поскольку пергола – строение прочное и постоянное, доски на ее крыше имеют тот же статус, что и доски, встроенные в крышу дома, а такие доски не могут рассматриваться как схах согласно закону Торы. Ведь главным в схахе является то, что он должен быть временным, тогда как пергола является постоянным строением. На практике, поскольку речь идет о сомнении в связи с законом Торы, в этом вопросе следует придерживаться более строгого толкования закона.

Поэтому, если большая часть крыши перголы покрыта постоянными досками, их следует проредить, чтобы большая часть крыши была открыта, и в перголе было больше солнца, чем тени. Затем на всю крышу нужно положить кошерный схах, так, чтобы даже без досок, закрепленных на крыше перголы, в сукке было больше тени, чем солнца, от кошерного схаха. И тогда сукка будет пригодна для исполнения заповеди.

Другая возможность сделать из перголы кошерную сукку, в которой больше тени, чем солнца: разобрать постоянные доски, закрепленные на крыше перголы, и положить их туда вновь, не закрепляя ни гвоздями, ни клеем. Так каждая доска, положенная заново, станет кошерной для схаха (см. Шульхан арух, 631, 9).

Как мы уже говорили (в п. 13), при строительстве сукки необходимо прежде всего начать строить стены, и только потом класть схах. Если человек сначала поставил стены высотой в тефах вблизи от места, куда будет положен схах, то считается, что он уже начал строить стены, поэтому схах, который он положил после этого, является кошерным. Многие перголы уже имеют стены высотой в тефах или более, поэтому на них можно сразу класть схах (как объяснялось в прим. 19)[23].


[23]. Среди авторитетов, разрешающих пользоваться досками на крыше перголы как кошерным схахом: рав Нахум-Элиэзер Рабинович, рав Яаков Ариэль, рав Исраэль-Меир Лау, рав проф. Даниэль Гершкович. Среди авторитетов, запрещающих это: рав Мордехай Элияѓу, рав Йосеф-Шалом Эльяшив, рав Элияѓу Шлезингер. Так представляется и мне, согласно простой логике, как говорится в «Расширенных объяснениях». Во всяком случае, поскольку речь идет о сомнении, связанном с законом Торы, в этом вопросе следует придерживаться более строгого толкования закона.

Параграфы в главе