13. Принцип «делай, но не из уже сделанного»; чужая сукка; сукка, построенная на чужой территории  

Если человек освободил пространство в стоге сена, чтобы сделать из него сукку, то хотя сено пригодно для схаха, эта сукка некошерна, так как в отношении строительства сукки существует ѓалахический принцип: «Делай, но не из уже сделанного». Это означает, что, строя сукку, человек должен положить на нее схах, и невозможно соорудить кошерную сукку, просто раскопав стог сена.

Кроме того, сукку необходимо строить в строго установленном порядке: сначала поставить стены, а затем положить на них схах. А если человек изменил порядок действий, сначала положив схах, и лишь после этого возведя под ним стены, то, по мнению многих авторитетов, такая сукка непригодна для исполнения заповеди. Это объясняется тем, что сукка должна образоваться посредством наложения схаха; а если человек сначала положил схах, то сукка образовалась в результате возведения стен[19].

Разрешено соорудить над суккой складной навес, чтобы раскрыть его в случае дождя и закрыть, когда дождь закончится. Так сукка останется сухой, когда люди захотят в нее зайти. Когда навес раскрыт, сукка непригодна для исполнения заповеди, потому что навес служит преградой между схахом и небом, а когда навес сложат, сукка вновь станет кошерной. Но если в тот момент, когда сукку строили, над ней был раскрыт навес, то, по мнению многих авторитетов, она непригодна для исполнения заповеди, поскольку сукка становится кошерной в результате наложения схаха, а не устранения навеса (так пишут Байт хадаш и Мишна брура, 626, 18; а Рама, 626, 3, придерживается в этом вопросе менее строгого толкования закона).

Можно исполнить заповедь в сукке, принадлежащей другому человеку, если хозяин сукки разрешил ею пользоваться (см. трактат Сукка, 27б; Шульхан арух, 637, 2). А если хозяина сукки нет поблизости, и попросить у него разрешения невозможно, то разрешено сидеть в его сукке, так как мудрецы исходят из предположения, что еврей заинтересован в том, чтобы другие евреи исполняли заповеди с помощью принадлежащего ему имущества. Но если известно, что хозяин сукки не любит, когда посторонние люди заходят в сукку без его ведома, или если возникает опасение, что хозяин вернется домой и, увидев, что в сукке сидят другие люди, постесняется зайти туда, и ему будет неприятно, что его сукка занята, – запрещено сидеть у него в сукке без четкого разрешения с его стороны (см. Турей заѓав, 4; Бикурей Яаков, 4; Мишна брура, 9).

Запрещено ставить сукку на частной территории без разрешения хозяев или на общественной территории, если общество или его представители не согласны на это. А если человек все-таки построил сукку на такой территории без разрешения, то он не может, сидя в ней, произносить благословение «…заповедавший нам жить в сукке». Такое благословение было бы не заповедью, а богохульством, поскольку сукка стоит там в нарушение запрета[20].


[19]. Если схах был положен до того, как поставлены стены, то, по мнению многих авторитетов, такая сукка непригодна для исполнения заповеди. Такого мнению придерживаются, в частности, Маѓариль, Рама (635, 1), Левуш, Мишна брура (10), Бен иш хай (разд. Ѓаазину, 2). Другие авторитеты говорят, что такая сукка кошерна: Байт хадаш, Биркей Йосеф, Бейт ѓа-шоэва, Арух ѓа-шульхан (5). И поскольку по этому вопросу существует сомнение, в нем следует придерживаться более строгого толкования закона. Если человек поставил сначала маленькую стенку высотой в тефах вблизи от места, куда будет положен схах, а затем положил схах, то сукка пригодна для исполнения заповеди, потому что он начал строить стены до того, как положил схах. Высота в тефах является минимальным размером в отношении статуса «шатра», и таков закон по поводу стога сена, как говорится в трактате Сукка, 16а.

[20]. Тот, кто поставил сукку на частной или общественной территории так, что она сильно мешает прохожим, и очевидно, что общество или его представители запрещают ставить там сукку, исполнил заповедь постфактум (бедиавад), поскольку на деле он не присвоил себе ничего запрещенного, ведь эта территория осталась во владении частного лица или общества. Однако поскольку он построил там сукку и сидит в ней в нарушение запрета, он не должен произносить благословение (см. Шульхан арух, 637, 3; Маген Авраѓам, 637, 1; Шульхан арух ѓа-рав, 11). На краю общественного владения, где сукка почти не мешает прохожим, разрешено ставить ее согласно общепринятым правилам, поскольку, пока это не вызывает у кого-либо протеста, можно исходить из предположения, что общество не возражает против этого (см. Биур Ѓалаха, 637, 3, со слова ве-хен).

Если человек украл сукку, построенную на телеге, и сидит в ней, то он не исполнил заповедь, ведь поскольку эта сукка не прикреплена к земле, ее можно украсть, и нельзя исполнить заповедь с помощью краденой сукки. Тот, кто украл бревна и построил из них сукку, может исполнить в этой сукке заповедь и произнести благословение, хотя он и нарушил запрет. Это объясняется постановлением мудрецов (основанном на принципе постановления для раскаявшихся – таканат ѓа-шавим), согласно которому, если человек украл бревна и построил с их помощью какое-либо строение, бревна полностью перешли в его собственность, и он должен выплатить их стоимость бывшему владельцу. А поскольку бревна теперь полностью принадлежат ему и не имеют никакого отношения к прошлому владельцу, он может исполнить заповедь в сукке, построенной из них, и произнести в ней благословение «…заповедавший нам жить в сукке» (см. трактат Сукка, 31а; Шульхан арух, 637, 3; Мишна брура, 15).

Запись опубликована в рубрике Глава 02 - Законы сукки. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *