Глава 27 — Спасение жизни (пикуах нефеш); законы в отношении больного

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]

01. Основные принципы, связанные со спасением жизни

Спасение человеческой жизни превыше субботних запретов. Об этом сказано (Ваикра, 18:5): «Соблюдайте же уставы Мои и законы Мои, исполняя которые, человек будет жив ими; Я Господь». Объясняют наши мудрецы (Вавилонский Талмуд, трактат Йома, 85б): «Будет жив ими – а не умирать из-за них». Заповеди Торы даны для того, чтобы мы жили ими, а не для того, чтобы умирали, исполняя их[1].

Даже когда вероятность спасения невелика, следует нарушить субботу, чтобы попытаться спасти человека. Например, нужно нарушить субботу, чтобы доставить больному лекарство, которое эффективно лишь в редких случаях. Подобным же образом, следует нарушить субботу, чтобы доставить больному экспериментальное лекарство, эффективность которого не доказана. Однако нельзя нарушать субботу ради лекарства, которое, скорее всего, не поможет больному (см. Маген Авраѓам, 328, 1; Рама, Йоре деа, 155, 3; Орхот шабат, 20, 7).

Следует нарушить субботу и тогда, когда существует сомнение, угрожает ли жизни человека опасность. Например, если обрушилось здание, и неизвестно, есть ли под обломками люди, а если есть, то неизвестно, живы ли они, – следует начать спасательные работы, даже если нет полной уверенности в том, что чьей-то жизни грозит опасность (см. Шульхан арух, 329, 2-5).

Но даже если спасательная операция оказалась безуспешной, ее участникам все равно уготована награда с Небес. Подобным же образом, если было необходимо доставить больному лекарство, и несколько людей поехали, чтобы привезти то же самое лекарство из разных мест, всем им уготована награда, хотя некоторые из них ездили напрасно (см. Вавилонский Талмуд, трактат Менахот, 64а; Шульхан арух, 328, 15).

Хотя разрешено нарушать субботу, чтобы спасти жизнь больного, но если человеку известно заранее, что в субботу ему придется ухаживать за опасно больным, он должен приготовить все, что только возможно, с кануна субботы, дабы в субботу ему пришлось выполнять как можно меньше запрещенных работ. Ведь каждый человек обязан готовиться к субботе до ее наступления (см. Мишна брура, 344, 11). Даже если нет уверенности в том, что в субботу человеку придется ухаживать за опасно больным, ему все равно желательно подготовиться к этому, хотя он и не обязан это делать (см. Мишна брура, 330, 1). Например, если человек время от времени ухаживает за ранеными в субботу, то желательно, чтобы в канун субботы он приготовил бинты и пластыри, дабы ему не пришлось резать их в субботу.

Женщине перед родами рекомендуется до наступления субботы приготовить сумку со всем, что может понадобиться ей в больнице. А если супруги собираются ехать в больницу на своей машине, то желательно вынуть из машины ненужный груз. Но нет необходимости, чтобы роженица проводила субботы перед родами вблизи больницы, поскольку это излишние хлопоты, без которых можно обойтись, и человек не обязан делать подобные вещи в канун субботы. А если роженице понадобится поехать в больницу в субботу, то ей это разрешено, поскольку спасение жизни превыше субботних запретов (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 32, 34; 36, 6-7).


[1]. Спасение жизни превыше всех заповедей, кроме трех строжайших запретов: идолопоклонства, кровопролития и кровосмешения. О них сказано: «Даже под угрозой смерти их запрещено нарушать» (Вавилонский Талмуд, трактат Санѓедрин, 74а; Рамбам, Основы Торы, 5, 1-2). И хотя за нарушение субботы, как и за идолопоклонство, Тора определила самое суровое наказание: скила (побиение камнями), однако когда речь идет о спасении жизни, выполнение работы, запрещенной в субботу (мелаха), не считается грехом. В отличие от этого, нарушение трех вышеуказанных строжайших запретов считается грехом при любых обстоятельствах, потому что жизнь человека, нарушающего их, утрачивает смысл, и он приводит в мир разрушение и смерть.

02. Как определить, является ли ситуация опасной для жизни

Любая болезнь, которую врачи считают опасной, и люди обычно бросаются на помощь человеку, больному такой болезнью, расценивается как опасная с точки зрения Ѓалахи, даже если лишь немногие от нее умирают. Ради человека, который болен такой болезнью, можно нарушать субботу. Поэтому в субботу необходимо отвезти роженицу в больницу, несмотря на то, что в подавляющем большинстве случаев женщина сможет благополучно разрешиться от бремени и дома (см. Магид мейшарим, 2, 11). Но ради человека, больного болезнью, которая не считается опасной, нельзя нарушать субботу (см. Шевет ми-Йеѓуда, ч. 1, 19, 2; Шмират шабат ке-ѓилхата, 32, прим. 2 и 23).

Многие состояния наши мудрецы определяют как опасные: например, сильную боль, рану или внутреннее кровотечение; сильный порез или инфекцию на внешней стороне ладони или ступни; очень высокую температуру; укус скорпиона или змеи; глазную болезнь (см. Шульхан арух, 328, 3-9). Все случаи, описанные нашими мудрецами на основе жизненного опыта, современные врачи рассматривают как общие принципы, однако в современной медицине используются другие понятия. Здесь не место подробной классификации всевозможных состояний, которые Ѓалаха считает опасными. Приведем лишь общий принцип: если присутствующим кажется, что жизнь больного или раненого находится под угрозой, то нужно без промедления сделать все необходимое, чтобы его спасти. Если необходим врач, то нужно вызвать врача, а если больного нужно доставить в больницу, то следует сделать это как можно скорее.

Если же присутствующие не знают, грозит ли жизни человека опасность, то следует спросить об этом врача, медсестру или санитара, которые находятся на месте происшествия, либо позвонить врачу. И если врач считает, что, по всей вероятности, жизни больного может угрожать опасность, то следует опираться на его мнение, даже если сам больной утверждает, что ему не грозит никакая опасность, и не хочет, чтобы ради него нарушали субботу (см. Шульхан арух, 328, 10; 618, 1, 5).

Если больной утверждает, что его жизни грозит опасность, то даже если врач с этим не согласен, все равно следует нарушить ради этого больного субботу, чтобы отвезти его в больницу и сделать соответствующие анализы. В Писании об этом сказано (Мишлей, 14:10): «Сердце знает свою горечь». Порой лишь сам больной может определить тяжесть своего собственного состояния. Подобным же образом, если больной требует какого-либо лечения или лекарств, которые, по его опыту, могут спасти ему жизнь, то следует предоставить их ему (см. Шульхан арух, 618, 1). Это верно при условии, что слова больного не лишены логики – в таком случае мы можем положиться на его ощущения. Но если известно, какой болезнью человек болен, и он требует лечения, которое, по мнению врача, ему не поможет, то в такой ситуации следует слушать врача (см. Биур Ѓалаха, 328, 10, со слова ве-рофе). Подобным же образом, если известно, что больной одолеваем сильным страхом, а медицинский работник, имеющий с дело с этим больным, уверен, что его жизни не грозит опасность, то ради этого больного не следует нарушать субботу.

Если человек, желая продемонстрировать собственную праведность, обращается к раввину с вопросом, можно ли нарушить субботу, чтобы спасти опасно больного, это равноценно кровопролитию. Ведь пока он разговаривает с раввином, положение больного может ухудшиться, а Тора заповедала нам: «Не оставайся равнодушным к крови ближнего твоего» (Ваикра, 19:16). Раввин, чьи ученики задают ему такие вопросы, также достоин осуждения, ведь он должен был научить их, что спасение жизни превыше субботних запретов (см. Иерусалимский Талмуд, трактат Йома, 8, 5; Мишна брура, 328, 6).

03. Ради чьего спасения следует нарушать субботу

Вот как наши мудрецы объясняют необходимость нарушения субботы ради спасения жизни: «Нарушь ради него одну субботу, чтобы он смог соблюсти еще много суббот» (Вавилонский Талмуд, трактат Йома, 85б). Однако на практике, даже когда очевидно, что спасенный не будет соблюдать субботу, мы обязаны нарушить субботу, дабы спасти его, ведь Тора направлена на приумножение жизни. Поэтому субботу следует нарушать даже ради умственно-отсталого человека, освобожденного от соблюдения заповедей, а также ради такого больного, который пребывает без сознания и близок к смерти, лишь для того, чтобы прибавить ему один-единственный час жизни (см. Биур Ѓалаха, 329, 4, со слова эла).

Субботу следует нарушить и ради спасения зародыша в материнской утробе, даже если со дня оплодотворения прошло меньше сорока дней (так считают автор Ѓалахот гдолот и Ритва; см. также Биур Ѓалаха, 330, 7, конец абзаца, начинающегося со слова о).

Подобным же образом, субботу следует нарушить и ради недоношенного младенца. В прежние времена было очевидно, что младенец, родившийся на восьмом месяце беременности, когда его волосы и ногти еще не сформировались окончательно, не выживет, и поэтому ради его спасения было запрещено нарушать субботу; однако в наши дни, когда медицина значительно продвинулась вперед, если врачи считают, что недоношенный младенец выживет, ради его спасения следует нарушить субботу (см. Шульхан арух, 330, 7-8; Шмират шабат ке-ѓилхата, 36, 12, прим. 26).

По сути закона, еврею запрещено нарушать субботу ради спасения нееврея, потому что субботу можно нарушать только ради того, кто обязан соблюдать заповеди Торы. Однако на практике этот запрет можно соблюдать только в случае, если поблизости присутствует другой нееврей, который может спасти своего товарища. Если же такого нееврея нет, то еврей должен позаботиться о нееврее, даже если для этого необходимо нарушить субботу. Ведь поскольку мы заинтересованы в том, чтобы неевреи спасали евреев, мы тоже должны их спасать. Таким образом, на спасение нееврея в субботу тоже распространяется закон: «спасение жизни превыше субботних запретов»[2].


[2]. Хатам софер (Йоре деа, 131) и Диврей хаим (Орах хаим, 2, 25) пишут, что нарушать субботу ради спасения нееврея можно для того, чтобы отвести опасность от еврея. Так говорят также Игрот Моше (Орах хаим, 4, 79), рав Шломо-Залман Ойербах (Шмират шабат ке-ѓилхата, 40, прим. 47) и Циц Элиэзер (ч. 8, 15, 6). Следует также добавить, что, по мнению Рамбана (Дополнения к главе о заповедях-предписаниях, 15), необходимо нарушить субботу для спасения гер тошава (букв. «прозелита-жителя», особый статус инородца, принявшего на себя обязательство исполнять семь заповедей сынов Ноаха и признающего еврейскую гегемонию в Земле Израиля – пер.). Таково же мнение рабби Шимона бен Цемаха Дурана. И некоторые законоучители считают, что даже если гер тошав не принял на себя в присутствии трех евреев обязательство соблюдать заповеди, но на практике соблюдает семь заповедей сынов Ноаха, необходимо нарушить субботу ради спасения его жизни. Однако по мнению многих авторитетов, нельзя нарушать субботу ради спасения гер тошава; кроме того, в наши дни статуса гер тошав не существует. Однако по мнениям всех авторитетов необходимо спасать неевреев в условиях, описанных выше в тексте. В больнице, работа которой основана на законах Ѓалахи, предпочтительно, чтобы по субботам дежурили нееврейские врачи и медсестры, и если в субботу в больницу попадут пациенты-неевреи, то ими будут заниматься неевреи из медперсонала. Если же в субботу в больницу попадет пациент-нееврей, больной такой болезнью, в которой лучше разбирается врач-еврей, и в будни в подобных случаях обращаются именно к нему, то врач-еврей должен лечить пациента-нееврея, выполняя при этом даже те работы, которые запрещены в субботу Торой.

04. Следует ли предпочесть помощь нееврея или ребенка, чтобы свести нарушение субботы к минимуму

Как мы уже говорили (выше, в гл. 25, п. 1), если в субботу еврей выполняет запрещенную работу (мелаха), то он нарушает запрет Торы, а если он просит нееврея выполнить для него такую работу, то он нарушает лишь запрет, установленный мудрецами. Подобным же образом, если ребенок, не достигший возраста бар мицвы или бат мицвы, выполняет в субботу запрещенную работу, то он нарушает лишь постановление мудрецов (см. выше, гл. 24, п. 1). Казалось бы, если мы будем основываться на этом принципе, то придем к такому заключению: когда для спасения жизни больного необходимо выполнить запрещенную Торой работу, лучше попросить об этом нееврея или ребенка, чтобы свести к минимуму нарушение субботы. Однако наши мудрецы сказали: «Эти действия не следует выполнять ни с помощью нееврея, ни с помощью ребенка; их должны выполнять только взрослые евреи» (Вавилонский Талмуд, трактат Йома, 84б; см. также Шульхан арух, 328, 12). Это означает, что даже если поблизости есть нееврей или ребенок, не следует просить у них выполнить запрещенную работу – это должен сделать взрослый еврей. Ранние законоучители объясняют: это вызвано опасением, что нееврей или ребенок могут выполнить работу, необходимую для спасения больного еврея, небрежно (так считают, например, Тосафот). Но даже если очевидно, что они выполнят работу как следует, все равно возникает опасение: сторонние наблюдатели могут подумать, что в субботу взрослый еврей не должен заботиться о спасении жизни опасно больного человека, и когда они в следующий раз будут иметь дело с опасно больным, они станут откладывать уход за ним, чтобы найти нееврея или ребенка, и за это время больной может умереть (так считает, например, Ран).

Поэтому ранние законоучители пишут: если поблизости находятся разные люди, которые могут помочь опасно больному, нарушив субботние запреты, то желательно, чтобы этим занялись именно самые уважаемые члены общины, дабы все люди убедились, что спасение жизни превыше субботних запретов, и нет необходимости выискивать разные способы, чтобы свести нарушение субботы к минимуму (так считают рабби Йешаяѓу ди Трани, рабби Шимон бен Цемах Дуран, Мишна брура, 328, 34).

Но если в выполнении запрещенных работ нет никакой срочности, и можно с легкостью добиться того, чтобы нееврей или ребенок выполнили в субботу все необходимое без задержки, то предпочтительней поступить именно так. Хотя все это разрешено делать и взрослому еврею, более великолепным исполнением заповеди является в данном случае перепоручение необходимых работ нееврею или ребенку, чтобы свести к минимуму нарушение субботы (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 38, 2). Но если есть хоть малейшее опасение, что обращение к нееврею или ребенку задержит оказание помощи опасно больному человеку теперь или в будущем, то лучше, чтобы взрослый еврей выполнил все необходимое[3].


[3]. По мнению Рашба и Рана, правило «спасение жизни превыше субботы» означает, что необходимые усилия для спасения следует предпринимать, «отодвигая» субботние запреты (то есть субботние запреты продолжают существовать – они лишь «отодвинуты»), а по мнению Маѓарама из Ротенбурга, опасность для жизни изначально отменяет субботние запреты (то есть в случае опасности для жизни суббота подобна будням). Казалось бы, смысл этой полемики заключается в том, что, согласно первому мнению, следует стараться свести к минимуму нарушение субботы, и если это возможно, следует выполнять запрещенные работы иным способом, чем обычно (бе-шинуй) или с помощью ребенка, тогда как согласно второму мнению, все работы нужно выполнять как обычно, так как все они разрешены изначально (лехатхила). Однако практические следствия этой полемики очень ограничены на практике, поскольку и по первому мнению предпочтительно, чтобы работы по спасению жизни выполнял взрослый еврей, а не инородец (см. Шульхан арух ѓа-рав, 328, 13), как объясняется в Вавилонском Талмуде, в трактате Йома, 84б, и в комментариях ранних законоучителей к этому месту. Там говорится, что если предоставить необходимые для спасения жизни работы инородцу, то возникает опасение, что он выполнит их небрежно (так считают, например, Тосафот), а возможно, это приведет к небрежности в будущем (Ран). Поэтому, хотя Рама и писал, что лучше предпочесть инородца либо ребенка, а также выполнить запрещенные работы иным способом, чем обычно (бе-шинуй), однако мнение практически всех ранних законоучителей соответствует сказанному в Шульхан арух (там же): что работы, необходимые для спасения жизни, предпочтительно выполнять взрослому еврею (так считают Турей заѓав, Элия раба, Тосефет шабат, Мишна брура, 37, Шмират шабат ке-ѓилхата, 32, 6). Но если нет ни малейшего опасения, что работа будет выполнена небрежно – ни теперь, ни потом, – то предпочтительнее свести нарушение субботы к минимуму, попросив нееврея выполнить запрещенную работу. В Вавилонском Талмуде (трактат Шабат, 128б) говорится о роженице, положение которой не требует немедленного вмешательства: если можно выполнить работы, необходимые для нее, иным способом, чем обычно, то лучше поступить именно так, чтобы свести к минимуму нарушение субботы. И так написано в Шмират шабат ке-ѓилхата, 38, 2. Порядок предпочтений при этом таков: сначала лучше попросить нееврея, потом ребенка, потом – выполнение работы иным способом, чем обычно, потом – выполнение работы вдвоем.

05. Следует ли стараться выполнить работу иным способом, чем обычно, чтобы свести нарушение субботы к минимуму

Когда в субботу мы делаем все необходимое, чтобы спасти человеческую жизнь, возникает сложнейшая дилемма. С одной стороны, казалось бы, предпочтительнее выполнять нужные работы иным способом, чем обычно (бе-шинуй), поскольку если человек выполняет запрещенную работу обычным способом, то он нарушает заповедь-запрет Торы, а если он выполняет такую работу иным способом, чем обычно, то нарушает только постановление мудрецов (см. выше, гл. 9, п. 3). С другой стороны, наши мудрецы сказали: «Чем расторопнее человек, тем большей похвалы он достоин» (трактат Йома, 84б; Шульхан арух, 328, 2). А для того чтобы быть расторопным, человек не должен быть стеснен никакими ограничениями – у него должна быть возможность действовать, как в обычные дни. В противном случае его мысли будут сосредоточены на том, как выполнить работу иным способом, чем обычно, тем самым сведя к минимуму нарушение запретов, и это приведет к задержке, тем более, если человек посчитает нужным задать вопрос раввину, как именно лучше поступить.

На практике основной принцип таков: все работы по спасению человеческой жизни следует выполнять как можно тщательнее и быстрее, и если попытки выполнить их иным способом, чем обычно, могут задержать их исполнение, то лучше выполнить эти работы как обычно. Ведь по сути закона разрешается выполнять все работы обычным способом, поскольку спасение жизни превыше субботних запретов. Но если очевидно, что изменение в способе выполнения работы не приведет ни к малейшей задержке, то изначально (лехатхила) лучше выполнить запрещенную работу иным способом, чем обычно. Желательно также, чтобы врачи, медсестры и другие люди, выполняющие работы, необходимые для спасения человеческой жизни, научились сводить к минимуму нарушение субботы.

Похожая дилемма возникает в отношении процедур, которым опасно больные люди подвергаются в будние дни. Некоторые из этих процедур не являются необходимыми для спасения жизни. Но поскольку люди, которые ухаживают за больными, не знают, что необходимо для их спасения, а что нет, ѓалахические авторитеты постановляют, что в субботу больной должен получать такой же уход, что и в будни. Но если человек разбирается в медицине и знает наверняка, что та или иная работа не является необходимой для спасения жизни больного, или же что выполнение этой работы можно отложить до исхода субботы, то он должен воздержаться от ее выполнения в субботу (см. Шульхан арух, 328, 4). В субботу следует выполнять все необходимое, чтобы уменьшить боль, от которой страдает больной, даже если известно, что это не способствует выздоровлению, поскольку если боль уменьшится, у организма больного будет больше сил, чтобы справиться с болезнью[4].


[4]. Казалось бы, согласно мнению тех авторитетов, которые считают, что спасение жизни изначально отменяет субботние запреты, все процедуры, которым больной подвергается в будние дни, разрешены и в субботу, и нет необходимости ничего менять или сводить к минимуму. И действительно, такой вывод можно сделать на основе сказанного в Шульхан арух (328, 4): «Следует делать для него все то же, что обычно делают для него в будни». А в Биур Ѓалаха (со слова коль) написано: поскольку, по мнению подавляющего большинства ранних законоучителей, в случае опасности для жизни субботние запреты продолжают существовать – они лишь «отодвинуты», не следует выполнять работы, запрещенные Торой, если они не являются необходимыми для спасения жизни больного. Кроме того, Рама (328, 12) писал, что когда есть такая возможность, желательно выполнять запрещенные работы иным способом, чем обычно. Однако представляется, что на практике здесь почти нет расхождения во мнениях. Ведь любую процедуру, которая способствует уменьшению боли или укрепляет больного, можно выполнять и по мнению Мишна брура, поскольку это косвенным образом влияет на способность организма справиться с болезнью (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 32, 22; 57). С другой стороны, если запрещенную работу можно выполнить иным способом, чем обычно, без того, чтобы это привело к промедлению или к небрежности, то желательно выполнить ее именно так, и это соответствует закону, который выносится в Талмуде по отношению к роженице (см. Шульхан арух, 330, 1). И так пишет Бен Иш Хай (шана шния, гл. Тецаве, 15). И хотя некоторые законоучители полагают, что роженица представляет собой исключение, а когда речь идет о других больных, то нет никакой необходимости делать что-либо иным способом, нежели в будни, однако, как я написал выше, представляется: когда нет ни малейшего опасения, что какие-либо перемены в обычном способе выполнения работы приведут к задержке в уходе за больным, желательно выполнить запрещенную работу иным способом, чем обычно, и свести к минимуму нарушение субботы. Так сказано в Вавилонском Талмуде (трактат Менахот, 64а) и в Шульхан арух (328, 16) по поводу того, как следует разрезать инжир в субботу для опасно больного человека. Там сказано, что нужно стараться свести нарушение субботы к минимуму. Однако для того, чтобы люди не опасались нарушить субботу, заботясь об опасно больном человеке, мудрецы дают общее указание: для больного можно делать «все, что для него обычно делают в будни» (Шульхан арух, 328, 4). Каждый, кто поступает соответственно этому указанию, действует правильно, поскольку спасение жизни превыше субботних запретов. И по моему скромному мнению, представляется, что с этим определением согласятся все авторитеты. Ведь даже если по мнению тех, кто считает, что спасение жизни изначально отменяет субботние запреты, нет необходимости сводить нарушение субботы к минимуму, почему бы изначально (лехатхила) не учесть мнение тех авторитетов, которые считают, что при опасности для жизни субботние запреты продолжают существовать – они лишь «отодвинуты»? И см. «Расширенные пояснения». Директорам больниц следует проанализировать порядок работы по субботам, расписание операций, анализов, порядок смены постельного белья и приготовления пищи, чтобы насколько возможно свести к минимуму нарушение субботних запретов, не нанося ущерб заботе о больных. Кроме того, в субботних дежурствах следует отдавать предпочтение нееврейскому медперсоналу.

06. Поездка в больницу в субботу

Если в субботу опасно больного человека необходимо срочно доставить в больницу, то поездка должна проходить по тому же маршруту, что и в будни. Если же водитель попытается внести в маршрут какие-либо изменения, то возникнет опасение, что поездка продлится дольше обычного, или водитель не найдет дорогу. Можно поехать в больницу на частной машине или вызвать «Скорую помощь». Даже если в данном населенном пункте нет эрува, из дома в машину разрешается отнести все, что нужно больному или роженице для успешного лечения: необходимые лекарства, медицинские документы, удостоверение личности. Разрешается также брать с собой вещи, которые не являются необходимыми для спасения жизни, но нужны больному или людям, его сопровождающим: смену одежды, еду, книги. Однако если в данном населенном пункте нет эрува, то такие вещи следует переносить в машину иным способом, чем обычно. Кроме того, нужно нести эти вещи из дома в машину, не останавливаясь, поскольку благодаря этому перенесение предметов по общественному владению приобретает статус швут де-швут (двойного запрета, установленного мудрецами) и становится разрешенным, так как это делается ради крайней необходимости. Но запрещено брать с собой предметы, на которые распространяется запрет мукце; если же они лежат в сумке вместе с другими необходимыми предметами, то можно отнести сумку в машину. А если известно заранее, что на исходе субботы предметы, имеющие статус мукце (например, деньги или мобильный телефон), будут крайне необходимы, то их можно положить в сумку иным способом, чем обычно (бе-шинуй), и взять с собой в больницу, поскольку они второстепенны по отношению к самой сумке и ее содержимому[5].

Можно было бы подумать, что по прибытии в больницу, когда водитель оставил машину в таком месте, где она не мешает проезду других машин, запрещено выключать двигатель. Ведь до сих пор человек вел машину, так как это было необходимо больному, тогда как выключение двигателя предназначено для того, чтобы не наносить ущерб самой машине, а также, чтобы ее можно было запереть, уберегая от воров. А фары необходимо выключить для того, чтобы не сел аккумулятор. Поэтому, если есть такая возможность, следует попросить нееврея выключить двигатель и фары и запереть машину.

Но если поблизости нет нееврея, либо его поиски приведут к задержке в оказании помощи больному, то еврею разрешено выключить двигатель и фары иным способом, чем обычно, поскольку в этом случае он нарушит лишь запрет, установленный мудрецами. Например, он может при этом держать ключ зажигания или рычаг выключения фар внешней стороной пальцев. Он также должен запереть машину иным способом, чем обычно, – например, нажав на кнопку пульта внешней стороной пальца. В таком случае, несмотря на то, что при этом зажигаются фары, считается, что это происходит бе-шинуй. Указанное разрешение основано на сформулированном мудрецами принципе: «Конечный итог определяется началом». В данном случае это означает следующее: если водителю известно, что в субботу, когда он доставит в больницу опасно больного человека, ему будет запрещено выключать двигатель и запирать машину, то в следующий раз он, возможно, попытается уклониться от перевозки больного в субботу. Поэтому мудрецы разрешили нарушить запрет, ими установленный, чтобы облегчить оказание помощи опасно больному человеку[6].


[5]. По мнению многих авторитетов, достаточно перенести необходимые вещи из дома в машину, не останавливаясь, чтобы перенесение по общественному владению стало разрешенным (ведь многие авторитеты считают, что улицы современных городов имеют статус кармелит, и если человек переносит по ним предметы, не останавливаясь, то, по мнению большинства авторитетов, он не нарушает запрет Торы. И см. выше, гл. 21, прим. 4). В случае крайней необходимости, когда человек не знает, как перенести вещи в машину иным способом, чем обычно, можно положиться на это мнение. Однако изначально (лехатхила) желательно переносить вещи иным способом, чем обычно, и тогда это будет разрешено по мнениям всех авторитетов.

Во многих ѓалахических сочинениях подробно описывается, какие изменения можно внести в поездку, когда опасно больного доставляют в больницу, однако это может крайне усложнить процесс оказания помощи человеку, чья жизнь находится в опасности, а порой и создать дополнительную опасность в пути. Поэтому общее указание заключается в том, что в больницу нужно ехать как обычно, и только если человек может внести какие-либо изменения, не создавая при этом дополнительной опасности, то желательно, чтобы он поступил именно так. Это мнение приводят некоторые авторитеты от имени рава Шломо-Залмана Ойербаха. И см. предыдущее примечание. Что же касается перенесения предметов по общественному владению, то об этом см. Шмират шабат ке-ѓилхата (41, 33) и Орхот шабат (20, 85). А о предметах, имеющих статус мукце, читай в «Расширенных пояснениях». Солдат, которого в субботу срочно вызывают в армию, чтобы принять участие в боевых действиях, может также взять с собой тфилин, поскольку в случае крайней необходимости можно положиться на мнение авторитетов, которые считают, что тфилин не являются мукце (см. выше, гл. 23, п. 8).

[6]. См. Шмират шабат ке-ѓилхата, 40, 72, прим. 146 и 153. Если выключение производится иным способом, чем обычно, это является нарушением запрета, имеющего статус швут де-швут (двойного запрета, установленного мудрецами), что разрешено, если это необходимо для предотвращения ущерба (см. выше, гл. 9, п. 11). Но если человек включает фары иным способом, чем обычно, то он нарушает запрет, определяемый как швут (то есть прямой запрет мудрецов), и это разрешено на основе принципа: «Конечный итог определяется началом». Кроме того, включение фар в таком случае можно определить как действие, относящееся к категории «псик рейша, притом, что человек не получает выгоды от его результата», а значит, он нарушает только постановление мудрецов.

07. Выбор больницы и врача как цель поездки

Если в субботу опасно больного человека или роженицу необходимо доставить в больницу, то следует поехать в ближайшую больницу, чтобы свести к минимуму нарушение субботы. И хотя считается, что одни больницы лучше других, в том, что касается таких стандартных процедур как роды, лечение ран и распространенных болезней, между больницами нет существенного различия. Поэтому в субботу следует ехать в ближайшую больницу. Даже если больной или роженица предпочитают дальнюю больницу, потому что медицинские услуги там дешевле или палаты красивее и удобнее, или же для того, чтобы родственникам было удобнее навещать их, в субботу запрещено ехать ради этого на более далекое расстояние, поскольку эти соображения не связаны с эффективностью медицинской помощи, которую получит больной. Подобным же образом, если роженица живет в центре Израиля, но проводит субботу на юге или на севере, то ей следует ехать в ближайшую больницу.

Однако если речь идет о сложном медицинском случае, и больного необходимо доставить в дальнюю больницу, где он сможет получить более эффективное лечение, разрешено отвезти его туда. Это касается, например, ситуации, когда дальняя больница специализируется на лечении именно той болезни, которой он болен. То же самое справедливо и в случае, когда человек болен какой-либо сложной болезнью, и в больнице, расположенной дальше, его уже знают, поэтому там ему смогут оказать более быструю и эффективную помощь. Подобным же образом, если роженица подвержена повышенному риску, и в дальней больнице уже назначена стратегия оказания ей помощи при родах, то ее необходимо отвезти именно туда. При решении данного вопроса следует опираться на распространенный медицинский подход: чем более сложной и тяжелой болезнью болен человек, тем дальше его можно везти в субботу; если же речь идет о незначительном преимуществе с медицинской точки зрения, то больного можно отвезти лишь на немного более далекое расстояние. И так же, как в будни больных или рожениц, живущих на севере или на юге, не направляют из-за любого незначительного осложнения в самую лучшую больницу в центре страны, так и в субботу запрещено везти их в больницу, расположенную слишком далеко, поскольку это идет вразрез с общепринятым медицинским подходом.

Но если роженица утверждает, что в дальней больнице она получит более эффективную медицинскую помощь, то даже когда ее слова не имеют под собой серьезного основания, разрешено немного удлинить маршрут, чтобы успокоить ее, но запрещено ради этого ехать слишком далеко. Ведь даже в тех случаях, когда разрешено ехать в дальнюю больницу, исходя из медицинских соображений, это не должно идти вразрез со здравым смыслом.

Как правило, следует предпочесть больницу, работа которой основана на соблюдении законов Ѓалахи, и даже в субботу ради этого можно немного удлинить маршрут. Благодаря этому пациент, находясь в больнице, сможет свести нарушение субботы к минимуму; к тому же, он будет чувствовать себя в такой больнице более комфортно. Однако не следует ехать ради этого слишком далеко[7].


[7]. Если медицинский подход, принятый в дальней больнице, больше соответствует взглядам больного – например, если роженица предпочитает естественные роды кесареву сечению, – то разрешается ехать на более длинное расстояние, чтобы попасть в такую больницу. Но поскольку с медицинской точки зрения речь не идет о крайне значительном преимуществе, и в большинстве случаев оказывается, что это преимущество не имело практического значения, не следует ехать ради этого слишком далеко.

Если с медицинской точки зрения нет серьезных оснований для того, чтобы предпочесть врача, которому придется ехать издалека, но больной убежден, что основания для этого есть, то, как написано в Циц Элиэзер (13, 55-56), необходимо прислушаться к мнению больного и вызвать именно этого врача, даже если ради этого придется нарушить больше субботних запретов. Сказано в Иерусалимском Талмуде (трактат Недарим, 4:2): «Не каждый человек способен дать исцеление», а в Вавилонском Талмуде (трактат Авода зара, 55а) это изречение объясняется точнее: свыше выносится решение, что страдания человека может исцелить один определенный врач, и поэтому следует прислушиваться к словам больного, когда он просит обратиться к тому или иному врачу. На этом основано сказанное в Шмират шабат ке-ѓилхата, 32, 38. Так пишут и другие авторитеты: если роженица полагает, что в дальней больнице уровень медицинского обслуживания выше, то в субботу разрешается везти ее в эту больницу. Они также отмечают: в обычной ситуации следует полагаться на то, что в ближайшей больнице пациенту будет оказана помощь на должном уровне, так как запрещено нарушать субботу только для того, чтобы успокоить больного; но если известно, что беспокойство усугубит опасность, грозящую жизни больного, то, по словам наших мудрецов, это разрешено. По моему скромному мнению, представляется: если нет серьезного медицинского основания для того, чтобы предпочесть более дальнюю больницу, и тем не менее, больной считает, что в дальней больнице ему окажут лучшую помощь, то ради того, чтобы его успокоить, можно немного удлинить маршрут, но не следует ехать слишком далеко. Это объясняется тем, что в субботу для опасно больного человека можно делать «все, что для него обычно делают в будни» (Рамбам, Шульхан арух, 328, 3), но не более того. Даже в будни с медицинской точки зрения рекомендуется, для того чтобы успокоить опасно больного человека или роженицу, ехать в более дальнюю больницу, только если она расположена не слишком далеко, а ехать на слишком далекое расстояние нет необходимости. К тому же, в источниках (Вавилонский Талмуд, трактат Шабат, 133б; Шульхан арух, 331, 2) говорится, что во время обрезания в субботу разрешается устранять и цицин – остатки нижнего слоя крайней плоти (что не является обязательной частью процедуры), хотя обрезать их в субботу отдельно запрещено Торой. Но поскольку заповедь обрезания преобладает над субботними запретами, все ее составные части тоже отменяют субботние запреты (такое объяснение дает Раши). На основе этого можно сказать, что если в субботу водитель и больной уже пустились в путь, то можно немного удлинить маршрут, чтобы добраться до больницы, где, как убежден больной, он получит более эффективное лечение. Но если это значительно удлиняет маршрут, то добавочная часть поездки уже не может считаться второстепенной по отношению к ее основной части и рассматривается как отдельная поездка, которая запрещена в субботу, если она не является необходимой для спасения жизни больного человека. Но если и сам больной признает, что в дальней больнице он получит столь же эффективное лечение, как в ближней, и разница заключается лишь в том, что в дальней больнице он будет чувствовать себя более комфортно, то в таком случае вообще не следует ехать на более далекое расстояние. Следует также добавить, что когда человек болен сложной болезнью, то порой лечение более эффективно, если кто-либо из медперсонала знаком с ним лично.

Авторитеты считают, что в субботу не следует удлинять маршрут, чтобы добраться до больницы, в которой тщательнее соблюдаются законы кашрута, но если в более дальней больнице строже следят за соблюдением субботних запретов, то, возможно, лучше поехать именно в эту больницу, поскольку с точки зрения субботних законов предпочтительней совершить больше действий в рамках одной запрещенной работы (мелаха), нежели меньше действий в рамках нескольких работ (на основе сказанного в Вавилонском Талмуде, в трактате Менахот, 63б и 72а). Следует также добавить: возможно, разрешено немного удлинить маршрут поездки, если больной больше полагается на медперсонал религиозной больницы.

Если роженица говорит водителю «Скорой помощи», что предпочитает чуть более далекую больницу, поскольку считает, что в этой больнице ей окажут лучшую медицинскую помощь, но на самом деле она заботится о том, чтобы родственникам было легче навещать ее, то нарушение субботы будет на ее совести, так как водитель не знает, что она сказала неправду, и с его точки зрения речь идет о возможной необходимости для спасения жизни, а ради этого можно нарушить субботний запрет.

08. Поездка в больницу человека, сопровождающего больного или роженицу

Как правило, пациенту, которого госпитализируют, необходимо, чтобы его кто-нибудь сопровождал. Это нужно для того, чтобы сопровождающий заботился о нуждах больного и о том, чтобы медперсонал уделял ему достаточно внимания, поскольку из-за загруженности больниц порой случается, что персонал забывает о больном, которого никто не сопровождает. Поэтому, когда люди узнают, что кто-то из их родственников попал в больницу с серьезной болезнью или ранением, и рядом с ним никого нет, один из них должен поехать к нему в субботу.

Подобным же образом, роженицу также необходимо сопровождать в больницу в субботу. Даже если она об этом не просит, нужно, чтобы ее муж, мать или дула (специалист по сопровождению родов) поехали с ней. А если роженица или больной прибывают в больницу без сопровождения, то в субботу разрешено вызвать к ним сопровождающего, который должен добраться до больницы самостоятельно. И хотя роженица нуждается в простых и стандартных медицинских процедурах, возникает опасение, что от испуга ее положение может ухудшиться, что приведет к опасности для жизни. Поэтому мудрецы разрешают нарушать субботу ради нее точно так же, как ради опасно больного (см. Шульхан арух, 330, 1; Мишна брура, 3 и Биур Ѓалаха, со слова у-мадликин).

В наши дни принято, чтобы на родах присутствовали и мать, и муж роженицы, а некоторые роженицы при этом пользуются также и помощью дулы. Но поскольку с медицинской точки зрения присутствие на родах всех этих людей одновременно не является необходимым для спасения жизни, сопровождать роженицу в субботу может только один человек: либо муж, либо мать, либо дула. И лишь в исключительных случаях, если роженица в панике и требует, чтобы с ней поехали и муж, и мать, разрешено, чтобы поехали оба. А если, охваченная паникой, она требует и вызова дулы, это также разрешено. Но запрещено заранее планировать, что в субботу с ней поедет более чем один сопровождающий.

Однако некоторые авторитеты не согласны с этим мнением и считают, что следует внять просьбе роженицы, даже если она не находится в состоянии паники. Если она захочет, чтобы с ней больницу поехали муж, мать и дула, то все трое должны поехать, чтобы она была спокойна. По мнению этих авторитетов, разрешено даже удлинять маршрут поездки, чтобы забрать этих людей, или же позвонить им по телефону, чтобы сообщить, что им следует приехать в больницу самостоятельно. Но представляется, что это не более чем простое баловство, не оправдывающее нарушение субботы. Поэтому наиболее распространен обычай, согласно которому роженицу, если ее необходимо доставить в больницу в субботу, сопровождает всего один человек. А если больница расположена далеко, и роженицу везут в больницу на частном автомобиле, за рулем которого находится ее муж, то разрешается, чтобы в дороге ее сопровождала также мать или дула, поскольку может возникнуть необходимость, чтобы рядом с роженицей в машине находился еще один человек, способный, если понадобится, оказать ей помощь.

Если у роженицы есть маленькие дети, то необходимо заранее договориться с соседями, что если в субботу ей понадобится поехать в больницу, дети смогут остаться у них. Если же подходящих соседей нет, а детей опасно оставлять дома одних, то разрешается взять их с собой в машину и даже немного удлинить маршрут поездки, чтобы завезти их туда, где их можно будет оставить[8].


[8]. Ради сопровождения роженицы или больного разрешается нарушать субботние запреты, подобно тому, как разрешено в субботу включать свет для роженицы, даже если в этом нет острой необходимости (см. Шульхан арух, 330, 1; Мишна брура, 3 и Биур Ѓалаха, со слова у-мадликин). Это особенно верно в свете общепринятого мнения, что пациенту в больнице необходим сопровождающий, который проследит за тем, чтобы ему оказали всю необходимую помощь. Если поблизости есть нееврей, который может отвезти детей, то разрешается, придерживаясь менее строгого толкования закона, отвезти их к родственникам или друзьям, даже если можно было бы за неимением лучшего выхода обратиться к соседям. В случае, если мать роженицы или дула могут поехать вместе с ней больницу, и для этого нет необходимости заезжать за ними специально или удлинять маршрут поездки в больницу, то за неимением иного выхода их можно взять с собой, даже если роженица не пребывает в состоянии полной паники, но требует, чтобы они поехали с ней в субботу. Но запрещено планировать заранее, что они поедут с ней, поскольку на самом деле нет необходимости в более чем одном сопровождающем.

Роженица, которая хочет, чтобы с ней поехали двое сопровождающих, что соответствует менее строгому толкованию закона, должна серьезно задуматься, на самом ли деле ей необходим еще один сопровождающий. Она должна представить себе, например, как бы она поступила, если бы ее роды выпали на субботу, в которую в семье проходит торжество по поводу предстоящей свадьбы (шабат хатан), и ее мать (или дула) принимает многочисленных гостей. Если мать или дула поедет в больницу, то не сможет возвратиться к гостям до исхода субботы и принять участие в восхождении своего сына к Торе. Если и в таком случае роженица потребует, чтобы мать или дула поехали с ней в больницу, несмотря на то, что ее сопровождает и муж, и они бы согласились, это значит, что они восприняли бы поездку как необходимость, продиктованную ситуацией, связанной с опасностью для жизни (пикуах нефеш), и по мнению авторитетов, придерживающихся менее строгого толкования закона, им разрешено поехать вместе с ней в больницу. Но если бы в шабат хатан роженица отказалась от требования, чтобы они поехали с ней, это означает, что присутствие матери или дулы не является жизненно необходимым, поэтому и в обычную субботу роженица должна согласиться на то, чтобы ее сопровождал лишь один человек. При этом не учитывается водитель «Скорой помощи», потому что он не останется в больнице с роженицей или больным (и см. Игрот Моше, Орах хаим, 1, 132; Ор ле-Цион, ч. 2, 36, 23; Биур Ѓалаха, 330, 1, со слова у-мадликин). И желательно совсем не полагаться на мнение тех авторитетов, которые придерживаются менее строгого толкования закона, поскольку дополнительные сопровождающие не являются необходимыми ради спасения жизни больного или роженицы, и заслуга соблюдения субботы больше поможет больному в выздоровлении.

09. Разрешается ли водителю «Скорой помощи», а также больному и его сопровождающим, возвращаться обратно в субботу

Если выяснилось, что жизнь больного вне опасности, и его выписали из больницы в субботу, то ему и его сопровождающим запрещено возвращаться домой, нарушая субботние запреты. И лишь в случае необходимости, когда больному нужен отдых, его может отвезти домой водитель-нееврей, однако сопровождающему запрещено ехать вместе с ним. Если же больному необходимо, чтобы в дороге кто-то оказывал ему помощь, то сопровождающий может поехать вместе с ним (см. ниже, гл. 28, п. 2).

Тот же самый закон распространяется и на роженицу, которая была доставлена в больницу, где ее проверил врач, и выяснилось, что роды еще не начались. Если ее пока выписали из больницы, то ей запрещено возвращаться домой, нарушая субботу. А в случае необходимости, если роженица считается больной – например, если она должна оставаться в постели, – то в субботу ее может отвезти домой водитель-нееврей, но сопровождающему запрещено ехать вместе с ней.

Если «Скорая помощь» привезла больного или роженицу в больницу из отдаленного поселения, где автомобиль «Скорой помощи» необходим в экстренных случаях, то водитель может, доставив пациента в больницу, возвратиться в субботу обратно в поселение. Но больному, которого выписали из больницы, а также его сопровождающему, запрещено возвращаться в поселение вместе с водителем, поскольку если они поедут вместе с ним на машине «Скорой помощи», это усугубит нарушение запретов Торы. Дело в том, что из-за дополнительного веса машины двигатель работает с большей мощностью. Но даже если бы речь шла только о нарушении запретов, установленных мудрецами, больному и его сопровождающему все равно было бы запрещено возвращаться домой с водителем-евреем[9].

Если дело происходит в городе, то водителю «Скорой помощи», доставившему пациента в больницу, запрещено возвращаться в субботу на станцию. Ведь поскольку у него в машине имеется рация, его можно вызвать с любого места, где бы он ни находился. Если же ему необходимо вернуться на станцию – например, если во время следующего выезда в машину сядет еще один санитар или будет добавлено новое оборудование, или если водитель должен отдохнуть на станции, чтобы набраться сил для дальнейшей работы, – то в таком случае ему разрешено выехать обратно на станцию.

Если в субботу кто-то вызвал «Скорую помощь» для оказания помощи опасно больному человеку, но за время ожидания был найден другой способ доставить больного в больницу, то следует позвонить в «Скорую помощь», чтобы отменить вызов. Это продиктовано предположением, что где-то в другом месте необходимо спасать другого больного, а «Скорая помощь» не может туда поехать, так как она направляется по первому вызову, в котором уже нет необходимости. Помимо этого, возникает опасение, что в будущем медперсонал «Скорой помощи» станет избегать выездов в субботу, так как подумает, что, возможно, надобность в выезде отпала, но ему об этом не сообщили, поскольку не хотели звонить в субботу по телефону.

Если «Скорая помощь» везет роженицу в больницу в субботу, но роженица вдруг сообщает, что у нее прекратились схватки, и она чувствует себя так, что, будь она сейчас дома, ей бы и в голову не пришло ехать в больницу, – то запрещено продолжать поездку; следует остановиться в безопасном месте и оставаться там до конца субботы (так считает рав Шломо-Залман Ойербах). Если же машина «Скорой помощи» должна возвратиться на станцию, то водителю следует развернуться и возвратиться обратно, а роженица и ее сопровождающий могут поехать с ним.

Врач, которого в субботу вызвали, чтобы оказать помощь опасно больному человеку, может выезжать, не выясняя всех обстоятельств, поскольку даже подозрение на опасность для жизни отменяет субботние запреты. Но все же лучше, чтобы он сначала выяснил по телефону, в каком состоянии находится больной. Ведь может оказаться, что в выезде врача нет надобности, и желательно свести к минимуму нарушение субботних запретов. Но даже если выяснится, что больной находится в опасности, и врач ему необходим, телефонный разговор все равно окажется полезным, поскольку врач сможет дать указания по уходу за больным до своего приезда; он также сможет выяснить, не нужно ли ему взять собой какое-либо дополнительное оборудование[10].


[9]. Сформулированный мудрецами принцип: «Конечный итог определяется началом» (как объясняется ниже, в следующем пункте и в прим. 12) относится главным образом к медперсоналу: врачам, медсестрам и волонтерам, которых часто вызывают на работу по субботам, и если Ѓалаха не предоставит  им возможность возвращаться в субботу домой, то возникнет опасение, что в будущем они станут избегать своей обязанности спасать жизнь больным. Этот принцип не касается самого больного и людей, его сопровождающих, так как нет опасения, что в будущем они станут избегать заботы о собственном здоровье. Ведь, как сказали наши мудрецы (Вавилонский Талмуд, трактат Санѓедрин, 9б): «Человек близок сам себе», и в его природе – заботиться о своем здоровье. Кроме того, речь идет о событиях из ряда вон выходящих, которые не нарушают постоянно субботний отдых. И хотя в случае необходимости больного может отвезти домой водитель-нееврей, согласно закону в отношении человека, больного неопасной болезнью (можно попросить нееврея нарушить в субботу запрет Торы ради такого больного, как сказано в Шульхан арух, 328, 17; Мишна брура, 47; ниже, гл. 28, п. 2), однако в отношении сопровождающего закон не допускает поблажки, поскольку когда сопровождающий едет в машине, дополнительный вес приводит к усилению работы двигателя, что является нарушением запрета зажигания. Но если больному необходим сопровождающий, тот может поехать вместе с ним, если машину ведет нееврей.

[10]. В Вавилонском Талмуде (трактат Эрувин, 32б) сказано, что мудрецу лучше совершить легкое нарушение, чтобы спасти невежду от тяжелого нарушения, в котором нет преступной халатности. Шульхан арух (306, 14) и Мишна брура (56) также постановляют, что следует нарушить субботу, чтобы спасти еврея от насильственного перехода в другую веру. Согласно этому принципу, необходимо позвонить в «Скорую помощь», чтобы отменить вызов, поскольку езда на машине в субботу – это более тяжелое нарушение, нежели звонок по телефону. Дело в том, что во время езды человек неоднократно нарушает запрет зажигания огня. Но с другой стороны, рав Шломо-Залман Ойербах приводит убедительный довод: если в субботу еврей едет на машине ради спасения жизни другого еврея, то он не нарушает никаких запретов, а значит, телефонный звонок вовсе не предотвратит нарушение субботы. Однако рав Хаим-Пинхас Шайнберг замечает: даже когда человек нарушает субботу ради спасения жизни, необходимо свести нарушение запретов к минимуму. И см. Мишна брура, 328, 35. И представляется, что даже если речь идет о спасении жизни, все равно необходимо отменить ненужный вызов, поскольку, возможно, в другом месте опасно больной человек также нуждается в «Скорой помощи». Кроме того, напрасные вызовы «Скорой помощи» могут в будущем привести к небрежному отношению к работе, тем более, если работники «Скорой помощи» будут знать, что в субботу религиозные люди не отменяют вызов машины или врача.

Если в дороге у роженицы прекратились схватки, то продолжать поездку запрещено (так постановляет рав Шломо-Залман Ойербах). Но если роженица и ее сопровождающий приехали с водителем «Скорой помощи», который является евреем, из отдаленного поселения, и водитель обязан туда вернуться, то он не должен останавливать машину, чтобы они сошли, так как остановка приводит к дополнительному нарушению запрета зажигания огня через включение мотора и фар, и поскольку они уже едут на машине вместе с водителем, они могут вернуться домой вместе с ним.

10. Поездка врачей и медсестер на дежурство в субботу и возвращение домой

Если врачу назначили дежурство на субботнее утро, и он не имеет возможности прийти на работу пешком, так как живет слишком далеко, то он обязан поехать в больницу до начала субботы, чтобы ему не пришлось ехать туда в субботу, нарушая субботние запреты. Однако постфактум (бедиавад), если он не приехал в больницу до начала субботы, то ему разрешено ехать туда в субботу, так как спасение жизни превыше субботних запретов. Но если до наступления субботы ему известно, что он будет должен выйти на дежурство в субботу, то он обязан подготовиться к субботе таким образом, чтобы провести ее в больнице или в пределах шаговой доступности от нее (см. Игрот Моше, Орах хаим, 1, 131).

Однако наиболее верное решение этой проблемы заключается в том, чтобы нанять водителей-неевреев, которые в субботу привозили бы врачей и медсестер из дома на работу в больницу. Благодаря этому врачи и медсестры смогут исполнить дома заповедь субботнего наслаждения, а когда настанет время ехать на дежурство, они поедут в больницу на машине, которую ведет нееврей. И хотя мудрецы запрещают в субботу извлекать выгоду из работы, выполненной неевреем (см. выше, гл. 25, п. 1), ради нужд больных это разрешено[11].

Врачам и медсестрам, закончившим утреннее субботнее дежурство в больнице, разрешено возвращаться домой с водителем-неевреем. Это объясняется тем, что мудрецы разрешили людям, которые в субботу уезжают из дому ради спасения жизни других людей, нарушить запрет, установленный мудрецами, и возвратиться домой, чтобы они не стали избегать своих обязанностей в будущем. Ведь если им придется оставаться в больнице до исхода субботы, это доставит им и их близким глубокое огорчение, и тогда возникнет опасение, что из-за этого они захотят уволиться с работы или станут уклоняться от субботних дежурств[12].


[11]. Если нет возможности воспользоваться услугами водителя-нееврея, то рав Шломо-Залман Ойербах (в отличие от рава Моше Файнштейна в Игрот Моше) считает, что врачу разрешено оставаться у себя дома до начала дежурства, а когда настанет время, ему будет разрешено ехать в больницу, так как это необходимо ради спасения жизни больных. И хотя в принципе желательно подготовиться к субботе таким образом, чтобы не нарушать субботние запреты, для этого нет необходимости уезжать из дома на всю субботу, поскольку это слишком суровое требование, которое мешает человеку исполнять заповедь субботнего наслаждения и сказывается отрицательно на его семье. Но и рав Шломо-Залман Ойербах подчеркивает, что здесь можно придерживаться менее строгого толкования закона лишь в случае, когда дирекция больницы искренне старается предотвратить ненужное нарушение субботних запретов. Исходя из этого, и по его мнению в наши дни в этом не следует придерживаться менее строгого толкования закона, потому что можно нанять водителя-нееврея. А если машину ведет нееврей, то разрешается, следуя менее строгому толкованию закона, проехать расстояние, даже превышающее 12 миль (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 32, прим. 106; 40, прим. 71. И см. конец следующего примечания).

[12]. В Мишне (трактат Эрувин, 44б) сказано, что мудрецы разрешили людям, выходящим за границу субботнего предела ради спасения человеческой жизни, передвигаться на расстояние в две тысячи локтей (ама) в любом направлении. Тосафот объясняют, что это разрешение основано на принципе: «Конечный итог определяется началом». Ведь если этим людям не будет позволено передвигаться на расстояние в две тысячи локтей, то они станут уклоняться от спасения человеческой жизни в субботу. Подобным же образом, в трактате Рош ѓа-Шана (23б) сказано, что мудрецы разрешают повитухе, вышедшей за границу субботнего предела, передвигаться на расстояние в две тысячи локтей, подобно жителям того места, куда она прибыла. И так написано в Шульхан арух (329, 9; 407). И см. ниже, гл. 30, п. 11. По мнению большинства авторитетов, ради этого можно нарушать только запреты, установленные мудрецами (см. Маген Авраѓам, 497, 18; Циц Элиэзер, 11, 39), но даже такие запреты не всегда разрешается нарушать. А в Минхат Шломо (второе издание, 60, 11) сказано, что если речь идет о расстоянии, не превышающем 12 миль, то человеку разрешается вернуться домой, если машину ведет нееврей. А некоторые авторитеты говорят, что в случае необходимости мудрецы разрешают нарушать и запреты Торы, чтобы в будущем люди не стали избегать возможности спасти человеческую жизнь в субботу (см. Хатам софер, Орах хаим, 203; Игрот Моше, Орах хаим, 4, 80). И см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 40, 81 и 83.

На практике, поскольку можно нанять водителя-нееврея, чтобы он отвез врачей и медсестер домой после субботнего дежурства, ни в коем случае нельзя разрешить, чтобы машину вел еврей. Если же случится так, что водителя-нееврея не будет, то нет опасения, что единичный случай заставит людей в будущем избегать исполнения своих обязанностей. А если машину ведет нееврей, то разрешается, следуя менее строгому толкованию закона, передвигаться на расстояние в 12 миль даже вне границ субботнего предела, поскольку, по мнению большинства ранних законоучителей, этот запрет тоже является лишь постановлением мудрецов (таково мнение Роша и Рашба. И см. ниже, гл. 30, п. 1). Кроме того, если эти люди едут в машине, и на шоссе распространяется статус кармелит, и еврей при этом не нарушает никаких субботних запретов, то можно сказать, что даже согласно мнению авторитетов, которые придерживаются более строгого толкования закона, это не является нарушением запрета Торы.

11. Назначение операции или процедуры обрезания за несколько дней до субботы

Если человеку необходимо назначить очередь на операцию, после которой в течение нескольких дней забота о нем будет связана с нарушением субботних запретов, или если в течение нескольких дней после операции он будет испытывать боль, которая помешает ему исполнить заповедь субботнего наслаждения, – как это бывает, например, при удалении зуба мудрости, – и если операция не является неотложной, то изначально (лехатхила) желательно назначить очередь на три первых дня недели. Но если опытный и хороший хирург может прооперировать его только в один из трех последних дней недели, то разрешается назначить операцию на один из этих дней, несмотря на то, что к другому хирургу, менее опытному, можно назначить очередь на один из трех первых дней недели (см. выше, гл. 2, п.п. 10-11).

Подобным же образом, если врачи решили, что женщине в конце беременности следует сделать укол для стимуляции родов, то этот укол можно делать в канун субботы, даже если он вызовет роды в субботу (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 32, 33 и прим.).

Если операция срочная, то даже в случае, когда ее можно отложить на три первых дня недели, этого делать не следует, потому что иногда из-за непредвиденных обстоятельств операция откладывается, и это может затянуться на слишком долгое время вопреки медицинским указаниям.

Если новорожденный нездоров, и церемония его обрезания откладывается на четверг или пятницу, то авторитеты расходятся во мнениях, можно ли проводить обрезание в эти дни. Одни говорят, что поскольку обрезание все равно уже делается не на восьмой после рождения день, установленный Торой, не следует проводить его в четверг или в пятницу, поскольку, возможно, младенцу потребуется уход, связанный с нарушением субботних запретов. Такого обычая придерживаются многие выходцы из сефардских общин (см. рабби Шимон бен Цемах Дуран, 1, 21; Рав пеалим, Йоре деа, 4, 28; Ябиа омер, 5, Йоре деа, 23). Другие авторитеты утверждают: нет особого опасения, что ради младенца придется нарушить субботу, если ему сделают обрезание в четверг или пятницу, и поскольку заповедь заключается в том, чтобы сделать обрезание как можно скорее, ее следует исполнить даже в четверг или пятницу (см. Сифтей коѓен, Йоре деа, 266, 18; Маген Авраѓам, 331, 9). Такой обычай распространен среди выходцев из ашкеназских общин, а также йеменских евреев и некоторых сефардов.

12. Ведение войны в субботу

Ведение войны с врагами Израиля является заповедью, даже если ради этого приходится нарушать субботу. Эта заповедь даже важнее, нежели спасение в субботу человеческой жизни, потому что ради спасения жизни одного или нескольких человек нет заповеди подвергать свою жизнь опасности, тогда как ради спасения народа Израиля от врагов каждый человек обязан, если необходимо, пожертвовать собой (см. Мишпат коѓен, 143; Циц Элиэзер, 13, 100; «Жемчужины Ѓалахи», Ликутим, ч. 2, гл. 11, п. 3).

Исходя из этого, если на Израиль напали враги, то нам заповедано выйти на войну с ними, даже когда это связано с опасностью для жизни и нарушением субботы. Вот какое постановление выносит Рамбам (в «Законах субботы», 2, 23): «На любого еврея, способного на это, возложена заповедь выйти на помощь своим осажденным братьям и спасти их от руки инородцев в субботу, и запрещено откладывать это до исхода субботы». Подобным же образом, если становится известно, что неприятели или террористы замышляют нападение на евреев, то каждому еврею заповедано выйти на войну с ними, чтобы предотвратить нападение; и если необходимо начать войну в субботу, то именно так следует поступить (см. Рама, 329, 6).

Более того, заповедь выйти на войну, даже если это связано с опасностью для жизни и нарушением субботы, относится и к ситуации, когда это необходимо, чтобы предотвратить опасность в будущем. Сказали наши мудрецы: если враги напали на приграничное еврейское поселение всего лишь для того, чтобы украсть сено и солому, то «им следует дать вооруженный отпор, даже если для этого необходимо нарушить субботу» (Вавилонский Талмуд, трактат Эрувин, 45а). Ведь если враги увидят, что они могут безнаказанно грабить имущество, то в конце концов они станут и убивать. Такое постановление выносит и Шульхан арух (329, 6). Исходя из этого, нам заповедано и в субботу продолжать регулярную деятельность по обеспечению безопасности, чтобы защитить границы государства от врагов. А сегодня весь Израиль считается пограничной зоной, так как над всей страной нависает опасность терроризма (так утверждает рав Шломо Горен). Поэтому нам заповедано и в субботу продолжать на всей территории Израиля деятельность по обеспечению безопасности, призванную защитить жизнь и имущество граждан государства.

Если евреи, не соблюдающие субботу, отправились в этот день в путешествие по местам, где их должны сопровождать силы безопасности, и нет никакой возможности заставить их отказаться от этого путешествия, то солдатам заповедано их охранять, даже если ради этого необходимо нарушить субботние запреты. И хотя необходимость охраны возникла из-за того, что эти евреи нарушают субботу, их следует защищать от опасности, потому что по факту они находятся в опасном месте (так постановляет рав Шломо Горен). Но солдатам запрещено способствовать их нарушению субботы, например, пропускать их на машине через КПП, давать им разрешение на продолжение поездки или садиться в их автобус, чтобы они имели возможность продолжать путешествие. Их можно сопровождать только в том случае, если они уже выехали.

В субботу разрешено уносить тела погибших с поля боя, чтобы враги не захватили их. И хотя по сути закона запрещено нарушать субботу, чтобы спасти тело погибшего, но поскольку вид погибших, лежащих на поле боя, наносит ущерб боевому духу солдат, а также поскольку израильские государственные деятели готовы освобождать заключенных террористов в обмен на тела погибших израильских солдат, в эвакуации тел погибших с поля боя в субботу есть аспект спасения человеческой жизни (пикуах нефеш). Но после того как тела унесены с поля боя, запрещено нарушать субботу, чтобы продолжать заниматься ими (так постановляет рав Шломо Горен).

Завоевание Земли Израиля определяется с точки зрения Ѓалахи как «заповеданная война» (мильхемет мицва). Если в этом есть оперативная необходимость, войну разрешается вести даже в субботу. Именно так и поступили сыны Израиля в дни Йеѓошуа бин Нуна, захватив Иерихон в субботу (см. Иерусалимский Талмуд, трактат Шабат, 1, 8; Тур, Орах хаим, 249, 1)[13].


[13]. Войну, которая не является заповеданной (мильхемет ршут), запрещено начинать в субботу, а также в течение трех дней до наступления субботы; если же такая война продолжается до самого начала субботы, то ее не следует прекращать в субботу, даже если представляется, что перерыв не нанесет урон ведению военных действий. В Торе (Дварим, 20:20) об этом сказано: «Только дерево, о котором знаешь, что оно не приносит плодов съедобных, его можешь портить и рубить, чтобы строить осадные башни против города, который ведет с тобою войну, пока не покоришь его». Объясняют наши мудрецы (Вавилонский Талмуд, трактат Шабат, 19а): «Не следует начинать осаду городов, населенных инородцами, в течение трех дней до субботы, но если осада уже начата, ее не нужно прекращать. Говорил Шамай: «пока не покоришь его» – даже в субботу». А какая война считается мильхемет ршут? Война, призванная расширить границы Израиля и возвеличить его. Такую войну может вести только царь Израиля с согласия суда (бейт дина), состоящего из семидесяти одного мудреца (см. Рамбам, «Законы царств», 5, 1-2). Необходимо отметить: в те времена, когда все народы вели войны, которые Ѓалаха определяет как мильхемет ршут, народ Израиля тоже был обязан время от времени начинать подобные войны, чтобы упросить свое положение. Если бы Израиль воздерживался от таких войн, его существование в конце концов оказалось бы под угрозой.

Что же касается завоевания Земли Израиля, то Ѓалаха рассматривает это как заповеданную войну (мильхемет мицва). Так писал об этом Рамбан (см. Дополнения к четвертой заповеди-предписанию Торы), и очень многие законоучители с ним согласны. Может показаться, что согласно мнению Рамбама, завоевание Земли Израиля не относится к категории «заповеданная война», однако и Рамбам признает, что если неприятель атакует народ Израиля, то заповедано выйти против него на войну, чтобы дать ему отпор, и это является исполнением заповеди заселения Земли Израиля, а также спасения человеческой жизни (пикуах нефеш).

Из вышеприведенных слов Талмуда: «»пока не покоришь его» – даже в субботу» рав Шломо Горен заключает, что разрешение вести войну в субботу является более всеобъемлющим, нежели разрешение нарушать субботние запреты ради спасения человеческой жизни. Дело в том, что «заповеданная война» разрешена в субботу, а опасность для жизни (пикуах нефеш) лишь отодвигает субботние запреты. Что же касается того, что Рамбам запрещает начинать осаду нееврейского города в течение трех дней до наступления субботы, то здесь имеется в виду региональная война; в отношении же более широкомасштабной войны в субботу не действуют никакие запреты, и она разрешена безоговорочно. Многие законоучители основывают разрешение вести войну в субботу на принципе «спасение жизни превыше субботних запретов», расширив его, поскольку в данном случае речь идет о спасении множества людей. Другие законоучители заключают из слов Рамбама («Законы субботы», 30, 13), что даже во время «заповеданной войны» не следует начинать осаду нееврейского города в течение трех дней до начала субботы. И так пишет Радбаз (ч. 4, 77). А в Тур (Орах хаим, 249) написано, что войну, не относящуюся к категории заповеданной (мильхемет ршут) не следует начинать в течение трех дней до начала субботы, тогда как заповеданную войну (мильхемет мицва) можно начинать даже в субботу. Расхождение во мнениях между ними относится лишь к ситуации, когда нет оперативного преимущества в начале войны в субботу; если же начало войны в субботу может способствовать спасению человеческой жизни, то, по мнению всех авторитетов, следует начать войну в субботу.

13. Экстремальная и обычная ситуации в армии, полномочия командира

Во время войны в субботу следует делать все, что необходимо для победы, и запрещено тратить время, задавая вопросы раввинам. Нельзя также мешать командирам, выясняя у них, что является необходимым, а без чего можно обойтись. Следует быстро и эффективно выполнять все, что нужно.

Между тем, в обычной ситуации, во время регулярной оперативной деятельности, следует стараться свести к минимуму нарушение субботних запретов. Разрешается выполнять только такие действия, которые необходимы для предотвращения опасности для жизни, и желательно, если есть такая возможность, выполнять их иным способом, чем обычно (бе-шинуй), или так, чтобы при этом нарушать только запреты, установленные мудрецами, но не запреты Торы. Для этого Верховный армейский раввинат должен установить особые правила, касающиеся деятельности в субботу, которые позволят продолжать в каждом подразделении регулярную деятельность по обеспечению безопасности, сведя к минимуму нарушение субботних запретов. Что же касается военных учений, то проводить их в субботу запрещено, и лишь в ситуации боевой готовности, когда это необходимо для обеспечения безопасности, разрешается обучать солдат, чтобы подготовить их к предстоящей операции[14].

В обычной ситуации можно положиться на командира, который знает, что именно является необходимым для обеспечения безопасности, и знаком с постановлениями Верховного армейского раввината. И если командир дал приказ, выполнение которого требует нарушения субботних запретов, то мы знаем, что это необходимо для обеспечения безопасности, и его приказ обязателен для выполнения. Но если доверие к командиру подорвано – либо потому, что он пренебрегает указаниями армейского раввината, либо потому, что армейский раввинат не исполняет свои обязанности, либо же потому, что приказ командира лишен логики, – то солдат должен выяснить у командира, на самом ли деле данное действие необходимо для обеспечения безопасности. А если, несмотря на слова командира, религиозный солдат убежден, что приказ, требующий нарушения субботы, не имеет отношения к обеспечению безопасности, то ему запрещено его исполнять, поскольку запрещено нарушать субботние запреты, если это не является необходимым для спасения человеческой жизни. Но пока у солдата остается сомнение, он обязан выполнять приказы командира, так как вероятная опасность для жизни также отменяет субботние запреты. Однако после окончания субботы он обязан выяснить в армейском раввинате, а в случае необходимости, и у своего раввина, не противоречил ли этот приказ законам Ѓалахи, и если противоречил, то солдат обязан пожаловаться на командира во все возможные инстанции.

Самый надежный способ узнать, действительно ли то или иное действие необходимо для спасения человеческой жизни, заключается в том, чтобы проверить, как люди относятся к подобному действию в повседневной жизни. Если и в будни такие действия рассматриваются как необходимые для спасения человеческой жизни, и ради них люди готовы отказаться от отдыха или, к примеру, прекратить увеселительное мероприятие, то их можно выполнять и в субботу. А если в течение недели люди, как правило, не относятся к таким действиям с достаточной серьезностью, отказываясь от них из соображений удобства, то запрещено нарушать ради них субботние запреты[15].


[14]. См. предыдущее примечание, где объясняется, что, по мнению рава Горена, широкомасштабная война разрешена в субботу безоговорочно, но даже по мнению тех авторитетов, которые считают, что она всего лишь «отодвигает» субботние запреты, необходимо воздерживаться от любого действия, которое может задержать ведение войны. И как мы говорили выше (п.п. 4-5), не следует выполнять необходимые действия иным способом, чем обычно, если есть опасение, что это приведет к задержке в спасении человеческой жизни в настоящем или в будущем. Но в обычной ситуации, когда есть возможность спокойно подготовиться к боевой операции, следует, насколько это возможно, свести к минимуму нарушение субботних запретов, выполняя сначала действия, на которые распространяются наименее строгие запреты, как мы говорили в отношении ухода за больным человеком в Йом Кипур (см. Шульхан арух, 618, 7-8), а также в отношении других вопросов, связанных с уходом за больными (см. Рама, Йоре деа, 155, 3 и комментарий Виленского Гаона, 24. И см. например выше, гл. 18, п. 2, где объясняется, как можно свести к минимуму нарушение запрета письма).

[15]. Сложно дать точное определение, какая именно опасность оправдывает нарушение субботы. Ведь опасность преследует человека на каждом шагу, в том числе, и в обыденной жизни – например, на шоссе, в путешествии или когда он залезает на стремянку у себя дома. Даже такая болезнь как грипп может в редких случаях представлять опасность для жизни, и тем не менее, врачи не госпитализируют любого человека, заболевшего гриппом. Общий принцип таков: все, что люди считают реальной опасностью, ради предотвращения которой они готовы на серьезные и решительные действия, расценивается как опасность, для спасения от которой необходимо нарушать субботние запреты. Так пишет рав Унтерман в книге Шевет ми-Йеѓуда (ч. 1. 19, 2), и его мнение приводится в Шмират шабат ке-ѓилхата (32, прим. 2). С этим мнением согласны рав Шломо-Залман Ойербах и Циц Элиэзер (ч. 9, 17, гл. 8, 22). Исходя из этого, в большинстве случаев можно установить практический закон на основе того, как к тому или иному действию принято относиться в будни.

14. Вопросы, чаще всего возникающие в армии

Солдатам, которые в субботу выезжают на патрулирование, запрещено отклоняться от намеченного маршрута, чтобы поесть на позиции в более комфортных условиях или встретиться с друзьями, поскольку езда на машине разрешена только в целях безопасности. Но если маршрут не был намечен заранее, то им разрешается установить маршрут согласно своему выбору: например, если они имеют право на получасовой перерыв для еды и отдыха, то они могут провести это время там, где им удобно. А если во время патрулирования они обязаны заезжать в населенные пункты для демонстрации своего присутствия и для острастки террористов, то им разрешается остановить машину около синагоги или в любом другом месте, где они смогут поесть в более комфортных условиях[16].

Если солдату известно заранее, что в субботу ему придется выйти в бой, то он должен приехать на базу до наступления субботы, поскольку если в канун субботы он отправится домой, то он будет вынужден нарушить субботу, когда поедет из дома на базу (см. Мишна брура, 344, 11). Даже когда речь идет о женатом командире – ведь если он останется в субботу на базе, это доставит глубокое огорчение его семье, – то если совершенно очевидно, что в субботу будет проходить боевая операция, он все равно не должен возвращаться домой, чтобы ему не пришлось ехать на базу в субботу. Но если существует вероятность, что операцию отменят, то ему разрешено возвратиться домой перед наступлением субботы. Это объясняется так: если нет полной уверенности в том, что операция состоится именно в субботу, то командир имеет право позаботиться о том, чтобы он сам и члены его семьи исполнили заповедь субботнего наслаждения. При этом он должен сообщить своим домочадцам, что, возможно, в субботу его вызовут в армию, но поскольку в отношении этого существует сомнение, Ѓалаха разрешает ему провести субботу дома. Благодаря этому его домочадцы не вынесут из этого негативного урока пренебрежения субботой. А если в субботу он получит сообщение, что операция состоится, то он должен будет поехать на базу. И если есть возможность, чтобы его отвез на базу водитель-нееврей, то даже в случае, когда существует полная уверенность, что боевая операция состоится в субботу, военнослужащий может отправиться перед наступлением субботы домой, а затем поехать на базу в машине, которую ведет нееврей. По окончании же операции, если на базе есть нееврей, который может отвезти его домой, ему разрешено поехать с ним. Если же водителя-нееврея нет, то военнослужащему запрещено возвращаться домой[17].

Если в субботу военнослужащего срочно вызвали в армию из-за чрезвычайного происшествия, но прежде чем он приехал на базу, выяснилось, что в его присутствии нет необходимости, следует сообщить ему, чтобы он не приезжал, чтобы свести к минимуму нарушение субботы. Кроме того, если военнослужащий узнает, что ему не сообщили об отмене вызова, чтобы не звонить по телефону в субботу, возникнет опасение, что в следующий раз, когда его вызовут в армию в субботу, он отнесется к этому недостаточно серьезно (см. выше, прим. 10).

Если религиозному солдату назначили вахту или патруль в субботу, но светский солдат хочет поменяться с ним, чтобы потом религиозный сменил его в будний день, то желательно поступить именно так, если нет опасения, что это приведет к недостаточному серьезному отношению к дежурству. Это объясняется тем, что в таком случае религиозный солдат сможет участвовать в субботних молитвах и трапезах, тем самым исполнив заповедь субботнего наслаждения, что станет и заслугой нерелигиозного солдата. Кроме того, светский солдат, находясь на дежурстве, тоже будет занят исполнением заповеди, вместо того чтобы нарушать субботу. Однако религиозный солдат не должен предлагать светскому такую замену, поскольку обеспечение безопасности – это заповедь, и не нужно искать, как бы отделаться от ее исполнения в субботу.


[16]. В Вавилонском Талмуде (трактат Йома, 84б) сказано, что в субботу можно выполнять действия, предназначенные для спасения человеческой жизни, даже если человек извлекает из них дополнительную выгоду: например, вытаскивая неводом из реки тонущего ребенка, можно заодно и ловить рыбу. Разрешено также, доставая ребенка, упавшего в колодец, выбить в стенке колодца ступеньку, которая окажется полезной и в будущем. Так постановляет Шульхан арух (328, 13), при условии, что человек не будет ради этого совершать дополнительные запрещенные в субботу действия. Ранние законоучители расходятся во мнениях, можно ли изначально совершать действие именно ради дополнительной выгоды, как объясняется в Шаар ѓа-циюн, 17. Однако когда речь идет о солдатах, даже если они всего лишь ищут более удобное место для трапезы, представляется, что это разрешено согласно мнениям всех авторитетов, поскольку это в некоторой степени способствует и успеху оперативной деятельности, ведь благодаря этому у солдат будет больше сил.

[17]. См. выше, п. 10 и прим. 11, где говорится о враче, которому в субботу нужно выйти на дежурство. Из сказанного там можно заключить: если нет никакого сомнения в том, что боевая операция состоится в субботу, то командиры и солдаты должны оставаться в субботу на базе. И хотя рав Шломо-Залман Ойербах считает, что им можно отправиться домой на субботу, а в субботу поехать на базу, в этом принято придерживаться более строгого толкования закона. Но даже если в отдельном случае и можно придерживаться менее строгого толкования, запрещено поступать так постоянно (и см. выше, п. 2, прим. 7). Рав Ойербах тоже не утверждал, что таково практическое постановление; он только говорил, что если человек придерживается в этом менее строгого толкования закона, его нельзя осуждать. Исходя из этого, на практике, если командир знает, что в субботу ему придется участвовать в боевой операции, он должен остаться на субботу на базе. Но если существует вероятность, что операцию отменят, то представляется, что солдатам, отбывающим сверхсрочную службу, разрешается уезжать на субботу домой, а если их вызовут в армию, они должны будут поехать туда. Это объясняется опасением, что если мы заставим их следовать более строгому толкованию закона, то близкие станут оказывать на них давление, чтобы они ушли из армии. И хотя это не является причиной, по которой им будет разрешено возвращаться домой в субботу по окончании боевой операции, если это связано с нарушением субботних запретов, установленных Торой (как объясняется в прим. 12), однако перед началом операции, когда существует некоторое сомнение, что она состоится именно в субботу, разрешено придерживаться менее строгого толкования. И см. выше, гл. 2, п.п. 10-11. Если же машину ведет нееврей, то разрешено ехать на базу и возвращаться домой в субботу, подобно тому как это разрешено врачам и медсестрам (как объясняется выше, п. 10, прим. 12).

15. Следует ли жертвовать своим удобством, чтобы свести к минимуму нарушение субботних запретов

Человек не должен отказываться от отдыха или чего-либо иного, что ему дорого, чтобы свести к минимуму нарушение субботних запретов другим человеком, который занимается в субботу спасением человеческой жизни. Кроме того, возникает опасение, что если человек будет вынужден отказаться от чего-то, что ему дорого, он станет избегать действий, необходимых для предотвращения опасности. Например, если в субботу человек видит, что электрическое провода упали на землю и могут представлять опасность для жизни, он может вызвать работников электрической компании, чтобы те приехали на машине в субботу и устранили неполадку, хотя он мог бы простоять на этом месте до исхода субботы, предупреждая прохожих об опасности, но ему это трудно – например, потому, что до исхода субботы остается слишком много времени (таково мнение рава Шломо-Залмана Ойербаха, приведенное в Шмират шабат ке-ѓилхата, 41, 21; см. также Циц Элиэзер, ч. 8, 15, 11, 7).

Подобным же образом, когда опасно больной человек находится в очень холодном помещении, и если не согреть помещение, то холод будет представлять реальную угрозу для его жизни, не следует просить соседа, в доме которого включено отопление, принять у себя больного, если это доставит соседу неудобство. Вместо этого следует включить отопление в доме, где находится больной, так как спасение жизни превыше субботних запретов. Но даже если соседа попросили принять у себя больного, он не обязан соглашаться на это (таково мнение рава Шломо-Залмана Ойербаха, приведенное в Шмират шабат ке-ѓилхата, 32, прим. 174; он выводит это из закона о воре, проникшем в частное помещение через подкоп, когда мы не требуем от хозяина, обнаружившего вора, отказаться от защиты своего имущества).

Подобным же образом, солдат, отбывающий вахту, не должен добровольно вызываться в субботу на еще одно дежурство, чтобы другому солдату, который должен его сменить, не нужно было ехать в субботу на машине. Ведь поскольку в субботу разрешено ездить на машине ради нужд безопасности, солдат не должен отказываться от отдыха, чтобы другому солдату не пришлось ехать на машине.

Подобно тому, если танкисты, участвующие в боевой операции, поехав короткой дорогой, разорвут эрув – символическую ограду, позволяющую в субботу переносить предметы с места на место, – им следует поехать более длинной дорогой, если они не получили от всех, кто пользуется этим эрувом, согласие на то, чтобы он был поврежден. Это объясняется тем, что люди, пользующиеся этим эрувом, не должны отказываться от него ради того, чтобы водитель танка поехал короткой дорогой, тем самым сведя к минимуму нарушение субботних запретов. Подобным же образом, если в субботу больного необходимо отвезти в больницу, то машина, на которой его везут, должна объезжать общественные и частные газоны и палисадники, хотя водитель может сократить путь, проезжая по газонам. Владельцы газонов и палисадников не должны отказываться от них ради того, чтобы водитель, который отвозит больного в больницу, нарушил как можно меньше субботних запретов (таково мнение рава Шломо-Залмана Ойербаха, но некоторые авторитеты с ним не согласны).

16. Работа полиции в субботу

Все авторитеты сходятся во мнении, что полицейские должны нарушать субботние запреты ради спасения человеческой жизни. Если в субботу где-то будет найден подозрительный предмет или замечено подозрительное движение людей, могущих представлять опасность, то необходимо срочно вызвать полицию. Подобным же образом, если где-то разразится жестокая ссора, которая может привести к кровопролитию, следует вызвать полицию. То же самое касается и ситуации, когда в дом забрались грабители, и возникает опасность, что они могут нанести физический ущерб его обитателям. В таком случае также следует немедленно вызвать полицию. Но если человеческой жизни не грозит опасность, то, по мнению некоторых авторитетов, полицейским запрещено нарушать субботние запреты, установленные Торой. Например, если в субботу грабители проникли в дом, а затем скрылись, то запрещено вызывать полицию, поскольку человеческой жизни уже не грозит опасность. Даже если грабители еще остаются в доме, но там никого нет, запрещено вызывать полицию в субботу, так как жизни обитателей этого дома ничто не угрожает. То же самое касается и ситуации, когда в субботу грабители проникли в магазин или в банк: полицию вызывать запрещено. Полицейским запрещено в субботу писать отчет о грабеже, а также снимать отпечатки пальцев пойманных грабителей; в субботу запрещено также отвозить грабителя на машине в полицейский участок (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 41, 24-25).

Однако некоторые крупнейшие раввины писали, что в субботу разрешается вызывать полицию, чтобы предотвратить ущерб для собственности, и полицейским разрешается приезжать на место происшествия на машине, потому что если в субботу грабежи не будут преследоваться, это значительно повысит уровень преступности, что в конце концов приведет и к опасности для человеческой жизни. Но авторитеты сомневаются, можно ли полицейским потом возвращаться домой на машине, а также можно ли проводить регулярное патрулирование на полицейских машинах. Некоторые авторитеты склоняются к мнению, что это разрешено, если машину ведет нееврей (см. Циц Элиэзер, 4. 4).

А наш раввин и наставник рав Шауль Исраэли вынес постановление, разрешающее полицейским патрулировать в субботу на машине, которую ведет еврей, возвращаться на машине домой, а также отвозить грабителей в участок на машине с водителем-евреем. Это объясняется тем, что если в субботу преступникам будет дано послабление, или если соблюдение субботних запретов будет усложнять работу полиции, что может привести к небрежному отношению к работе со стороны полицейских либо к тому, что они станут уходить с этой работы, то уровень преступности повысится, а это в конце концов приведет и к опасности для человеческой жизни. Поэтому в субботу разрешается делать все необходимое для предотвращения преступлений. Кроме того, как мы уже говорили, мудрецы разрешают человеку, который занимался спасением жизни, возвращаться домой в субботу, даже если для этого ему придется переносить оружие по общественной территории. Ведь если этим людям будет запрещено возвращаться домой, то возникнет опасение, что в будущем они станут избегать спасения человеческой жизни в субботу (см. выше, п. 10). Мудрецы также говорят, что когда в субботу необходимо ухаживать за опасно больным человеком, желательно, чтобы все необходимые для этого работы выполнил еврей, даже если поблизости есть нееврей, поскольку если этим попросят заняться нееврея, то в будущем, если нееврея поблизости не окажется, евреи, возможно, станут сомневаться, можно ли нарушать субботу, чтобы спасти больного (см. выше, п. 4). Подобным же образом, если в субботу деятельность полиции будет подвергаться ограничениям, это в конце концов приведет к опасности для человеческой жизни. Следует также добавить, что в наши дни часть преступной деятельности связана с террором, поэтому борьба с грабителями – это в значительной степени и борьба с террористами, которая напрямую связана со спасением человеческой жизни.

Однако все авторитеты согласны, что в субботу запрещено вызывать полицию, чтобы составить финансовый отчет, необходимый для того, чтобы подать в суд на страховую компанию и тому подобного. В субботу также запрещено вызывать полицию, если соседи шумят в ночные часы.

Начальникам полиции следует посоветоваться с раввинами, чтобы те проверили всю деятельность полиции на предмет субботних запретов и вместе с ними установили, что является необходимым в субботу, а от чего можно отказаться. Следует также установить особые правила работы в субботу, чтобы свести к минимуму нарушение субботних запретов: для этого полицейские должны выполнять все, что возможно, иным способом, чем обычно (бе-шинуй). Следует также установить правило, согласно которому, если в участке есть полицейский-нееврей, то желательно, чтобы он вел машину или писал отчеты. Кроме того, необходимо снабдить работников полиции специальными «субботними ручками», писать с помощью которых в субботу запрещено лишь постановлением мудрецов (см. выше, гл. 18, п. 2 и «Расширенные объяснения»).

17. Использование мобильных телефонов и оружия в субботу для медицинских нужд и обеспечения безопасности

Там, где есть эрув, медицинским работникам и волонтерам-спасателям, которые всегда ходят с пейджером или мобильным телефоном, необходимыми для спасения жизни больных или раненых, разрешено носить эти аппараты и в субботу. Подобным же образом, если человек постоянно носит с собой пистолет или автомат, то он может носить их и в субботу без всякого ограничения. На эти предметы не распространяется запрет мукце, поскольку, по мнению многих авторитетов, пистолет имеет статус «инструмента, с помощью которого выполняется работа, разрешенная в субботу», ведь он предназначен для защиты от нападения и для острастки. Пейджер, необходимый для спасения человеческой жизни, также имеет статус «инструмента, с помощью которого выполняется работа, разрешенная в субботу». Что же касается мобильного телефона, то поскольку его основное использование не связано со спасением человеческой жизни, он является «инструментом, с помощью которого выполняется работа, запрещенная в субботу». Однако в субботу разрешено перемещать «инструмент, с помощью которого выполняется работа, запрещенная в субботу», чтобы воспользоваться им в разрешенных целях (ле-цорех гуфо), поэтому разрешено переносить мобильный телефон ради спасения жизни.

Но там, где нет эрува, носить с собой эти предметы запрещено. Если же ради спасения жизни необходимо, чтобы люди постоянно носили с собой оружие и аппараты мобильной связи, то им разрешено ходить с этим предметами в таких местах, куда люди обычно ходят в субботу, – например, на молитву или на торжество. Ведь если бы это было запрещено, никто не стал бы заниматься в субботу делами, связанными с обеспечением безопасности и спасением человеческой жизни. Однако этот довод оправдывает лишь нарушение субботних запретов, установленных мудрецами, и только в случае крайней необходимости можно, опираясь на этот довод, нарушить ради спасения жизни и запреты Торы (см. выше, прим. 12). Исходя из этого, рацию необходимо нести иным способом, чем обычно, – например, заложив ее между рубашкой и майкой, поскольку перемещение ее таким образом является лишь нарушением запрета, установленного мудрецами. Оружие же следует носить обычным образом, поскольку носить его как-либо иначе опасно. К тому же, некоторые авторитеты считают, что для людей, служащих в системе безопасности, оружие считается не отдельным предметом, а частью униформы[18].

Но запрещено носить оружие или рацию в месте, не обнесенном эрувом, если это делается лишь ради прогулки. Поэтому если человек хочет прогуляться за пределами эрува, и на этой территории необходимо носить оружие в целях безопасности, то в субботу не следует отправляться на такую прогулку, так как нельзя переносить оружие без особой на то надобности.

Если военнослужащий хочет выйти за пределы базы, чтобы послушать урок Торы, проходящий в соседнем населенном пункте, и для этого ему необходимо пройти по территории, не обнесенной эрувом, с оружием и рацией, то, выйдя с территории базы, он должен положить оружие и рацию на место, имеющее статус «свободного (от запрета)» (меком птор)[19], а затем взять их оттуда и донести до населенного пункта. Точно так же он должен поступить и по пути обратно на базу, как объясняется выше, в гл. 21, п. 7.

О том, как в субботу следует тушить пожар, представляющий опасность для человеческой жизни, см. выше, гл. 16, п.п. 6-7. О пользовании в субботу системой сигнализации см. выше, гл. 17, п. 15.


[18]. Рав Шломо Горен писал, что оружие имеет статус «инструмента, с помощью которого выполняется работа, разрешенная в субботу», поскольку оно предназначено для спасения человеческой жизни. Рав Шломо-Залман Ойербах также считает, что оружие, пейджеры и карманные электронные приборы с хранящимися в них медицинскими данными пациентов не являются мукце, а мобильный телефон, предназначенный в основном для будничного использования, имеет статус «инструмента, с помощью которого выполняется работа, запрещенная в субботу» (см. выше, гл. 23, п. 8), но его разрешено перемещать в субботу, чтобы воспользоваться им в разрешенных целях (ле-цорех гуфо), то есть для того, чтобы в случае необходимости его владельца можно было вызвать на место происшествия.

По мнению мудрецов Мишны (трактат Шабат, 63а), лук и меч не украшают человека, а позорят его, поскольку в будущем, как сказано в Писании, люди «не будут более учиться воевать». Поэтому в субботу запрещено их носить. А по мнению рабби Элиэзера, оружие является украшением человека, и его разрешено носить в субботу. Шульхан арух (301, 7) выносит постановление, соответствующее мнению мудрецов. Однако в Арух ѓа-шульхан (301, 51) приводится новаторское постановление, согласно которому солдаты могут в субботу носить на себе оружие, так как оно представляет собой часть военной формы. И рав Шломо Горен писал, что в случае крайней необходимости можно положиться на это постановление. Исходя из этого, когда необходимо, чтобы в субботу люди носили с собой оружие, а если им будет запрещено ходить с оружием в синагогу и принимать участие в торжествах, то возникнет опасение, что в будущем они станут избегать ношения оружия в субботу ради спасения человеческой жизни, то желательно, чтобы они повесили оружие на ремень, как в обычные дни, поскольку, согласно мнению Арух ѓа-шульхан, такой способ ношения оружия в субботу разрешен вне всякого сомнения. Если же к ним будет предъявлено требование носить оружие иным способом, чем обычно (бе-шинуй), то помимо того, что это опасно, ношение оружия таким образом в субботу запрещено согласно постановлению мудрецов по мнениям всех авторитетов. Что же касается пейджера и мобильного телефона, то их следует носить иным способом, чем обычно, чтобы это было нарушением лишь запрета, установленного мудрецами. Если же человек идет в синагогу по территории, имеющей статус кармелит, то в таком случае он нарушает двойной запрет мудрецов (швут де-швут) ради исполнения заповеди. Но даже если эта территория имеет статус «общественного владения» согласно закону Торы, это разрешено на основе принципа: «Конечный итог определяется началом». И хотя, по мнению Игрот Моше (Орах хаим, 4, 81), когда человек ходит с пейджером, это вызывает уважение к нему, и такой прибор может считаться своего рода «украшением», однако в наши дни к этому все привыкли, и пейджер не считается чем-то особенным, поэтому желательно носить его в субботу иным способом, чем обычно.

[19]. См. выше, гл. 21, п. 3 (прим. пер.).

Содержание

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]