09. Разрешается ли водителю «Скорой помощи», а также больному и его сопровождающим, возвращаться обратно в субботу

https://ph.yhb.org.il/ru/01-27-09/

Если выяснилось, что жизнь больного вне опасности, и его выписали из больницы в субботу, то ему и его сопровождающим запрещено возвращаться домой, нарушая субботние запреты. И лишь в случае необходимости, когда больному нужен отдых, его может отвезти домой водитель-нееврей, однако сопровождающему запрещено ехать вместе с ним. Если же больному необходимо, чтобы в дороге кто-то оказывал ему помощь, то сопровождающий может поехать вместе с ним (см. ниже, гл. 28, п. 2).

Тот же самый закон распространяется и на роженицу, которая была доставлена в больницу, где ее проверил врач, и выяснилось, что роды еще не начались. Если ее пока выписали из больницы, то ей запрещено возвращаться домой, нарушая субботу. А в случае необходимости, если роженица считается больной – например, если она должна оставаться в постели, – то в субботу ее может отвезти домой водитель-нееврей, но сопровождающему запрещено ехать вместе с ней.

Если «Скорая помощь» привезла больного или роженицу в больницу из отдаленного поселения, где автомобиль «Скорой помощи» необходим в экстренных случаях, то водитель может, доставив пациента в больницу, возвратиться в субботу обратно в поселение. Но больному, которого выписали из больницы, а также его сопровождающему, запрещено возвращаться в поселение вместе с водителем, поскольку если они поедут вместе с ним на машине «Скорой помощи», это усугубит нарушение запретов Торы. Дело в том, что из-за дополнительного веса машины двигатель работает с большей мощностью. Но даже если бы речь шла только о нарушении запретов, установленных мудрецами, больному и его сопровождающему все равно было бы запрещено возвращаться домой с водителем-евреем[9].

Если дело происходит в городе, то водителю «Скорой помощи», доставившему пациента в больницу, запрещено возвращаться в субботу на станцию. Ведь поскольку у него в машине имеется рация, его можно вызвать с любого места, где бы он ни находился. Если же ему необходимо вернуться на станцию – например, если во время следующего выезда в машину сядет еще один санитар или будет добавлено новое оборудование, или если водитель должен отдохнуть на станции, чтобы набраться сил для дальнейшей работы, – то в таком случае ему разрешено выехать обратно на станцию.

Если в субботу кто-то вызвал «Скорую помощь» для оказания помощи опасно больному человеку, но за время ожидания был найден другой способ доставить больного в больницу, то следует позвонить в «Скорую помощь», чтобы отменить вызов. Это продиктовано предположением, что где-то в другом месте необходимо спасать другого больного, а «Скорая помощь» не может туда поехать, так как она направляется по первому вызову, в котором уже нет необходимости. Помимо этого, возникает опасение, что в будущем медперсонал «Скорой помощи» станет избегать выездов в субботу, так как подумает, что, возможно, надобность в выезде отпала, но ему об этом не сообщили, поскольку не хотели звонить в субботу по телефону.

Если «Скорая помощь» везет роженицу в больницу в субботу, но роженица вдруг сообщает, что у нее прекратились схватки, и она чувствует себя так, что, будь она сейчас дома, ей бы и в голову не пришло ехать в больницу, – то запрещено продолжать поездку; следует остановиться в безопасном месте и оставаться там до конца субботы (так считает рав Шломо-Залман Ойербах). Если же машина «Скорой помощи» должна возвратиться на станцию, то водителю следует развернуться и возвратиться обратно, а роженица и ее сопровождающий могут поехать с ним.

Врач, которого в субботу вызвали, чтобы оказать помощь опасно больному человеку, может выезжать, не выясняя всех обстоятельств, поскольку даже подозрение на опасность для жизни отменяет субботние запреты. Но все же лучше, чтобы он сначала выяснил по телефону, в каком состоянии находится больной. Ведь может оказаться, что в выезде врача нет надобности, и желательно свести к минимуму нарушение субботних запретов. Но даже если выяснится, что больной находится в опасности, и врач ему необходим, телефонный разговор все равно окажется полезным, поскольку врач сможет дать указания по уходу за больным до своего приезда; он также сможет выяснить, не нужно ли ему взять собой какое-либо дополнительное оборудование[10].


[9]. Сформулированный мудрецами принцип: «Конечный итог определяется началом» (как объясняется ниже, в следующем пункте и в прим. 12) относится главным образом к медперсоналу: врачам, медсестрам и волонтерам, которых часто вызывают на работу по субботам, и если Ѓалаха не предоставит  им возможность возвращаться в субботу домой, то возникнет опасение, что в будущем они станут избегать своей обязанности спасать жизнь больным. Этот принцип не касается самого больного и людей, его сопровождающих, так как нет опасения, что в будущем они станут избегать заботы о собственном здоровье. Ведь, как сказали наши мудрецы (Вавилонский Талмуд, трактат Санѓедрин, 9б): «Человек близок сам себе», и в его природе – заботиться о своем здоровье. Кроме того, речь идет о событиях из ряда вон выходящих, которые не нарушают постоянно субботний отдых. И хотя в случае необходимости больного может отвезти домой водитель-нееврей, согласно закону в отношении человека, больного неопасной болезнью (можно попросить нееврея нарушить в субботу запрет Торы ради такого больного, как сказано в Шульхан арух, 328, 17; Мишна брура, 47; ниже, гл. 28, п. 2), однако в отношении сопровождающего закон не допускает поблажки, поскольку когда сопровождающий едет в машине, дополнительный вес приводит к усилению работы двигателя, что является нарушением запрета зажигания. Но если больному необходим сопровождающий, тот может поехать вместе с ним, если машину ведет нееврей.

[10]. В Вавилонском Талмуде (трактат Эрувин, 32б) сказано, что мудрецу лучше совершить легкое нарушение, чтобы спасти невежду от тяжелого нарушения, в котором нет преступной халатности. Шульхан арух (306, 14) и Мишна брура (56) также постановляют, что следует нарушить субботу, чтобы спасти еврея от насильственного перехода в другую веру. Согласно этому принципу, необходимо позвонить в «Скорую помощь», чтобы отменить вызов, поскольку езда на машине в субботу – это более тяжелое нарушение, нежели звонок по телефону. Дело в том, что во время езды человек неоднократно нарушает запрет зажигания огня. Но с другой стороны, рав Шломо-Залман Ойербах приводит убедительный довод: если в субботу еврей едет на машине ради спасения жизни другого еврея, то он не нарушает никаких запретов, а значит, телефонный звонок вовсе не предотвратит нарушение субботы. Однако рав Хаим-Пинхас Шайнберг замечает: даже когда человек нарушает субботу ради спасения жизни, необходимо свести нарушение запретов к минимуму. И см. Мишна брура, 328, 35. И представляется, что даже если речь идет о спасении жизни, все равно необходимо отменить ненужный вызов, поскольку, возможно, в другом месте опасно больной человек также нуждается в «Скорой помощи». Кроме того, напрасные вызовы «Скорой помощи» могут в будущем привести к небрежному отношению к работе, тем более, если работники «Скорой помощи» будут знать, что в субботу религиозные люди не отменяют вызов машины или врача.

Если в дороге у роженицы прекратились схватки, то продолжать поездку запрещено (так постановляет рав Шломо-Залман Ойербах). Но если роженица и ее сопровождающий приехали с водителем «Скорой помощи», который является евреем, из отдаленного поселения, и водитель обязан туда вернуться, то он не должен останавливать машину, чтобы они сошли, так как остановка приводит к дополнительному нарушению запрета зажигания огня через включение мотора и фар, и поскольку они уже едут на машине вместе с водителем, они могут вернуться домой вместе с ним.

Запись опубликована в рубрике Глава 27 - Спасение жизни (пикуах нефеш); законы в отношении больного. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *