Глава 07 — Законы скромности

01. «И по уставам их не ходите»

Прежде чем мы приступим к обсуждению законов скромности, которые касаются, в числе прочего, вопроса, какая одежда считается скромной, следует сказать, что скромность – это одна из основ иудаизма. Общее повеление Торы (Ваикра, 19:1): «Святы будьте» Раши объясняет так: «Отстраняйтесь от запрещенных интимных связей и от греха, ведь всюду, где ты находишь преграду, ограждающую разврат, ты находишь святость». О запрещенных интимных связях также сказано (там же, 18:24): «Не оскверняйтесь ничем этим, ибо всем этим осквернялись народы, которых Я прогоняю от вас».

Между соблюдением законов скромности и тем высоким духовным уровнем, который характеризовал все поколения народа Израиля, существует неразрывная связь. Даже пребывая в египетском рабстве, – а наши мудрецы говорят (см. Торат коѓаним, разд. Ахарей мот, ч. 9), что ни один народ мира не мог сравниться в разврате с египтянами, – мы не следовали греховными путями и свято хранили законы скромности, благодаря чему удостоились Синайского откровения и дарования Торы.

Многие люди имеют поверхностный взгляд на законы скромности и полагают, что они предназначены для того, чтобы предотвратить возникновение у мужчин греховных помыслов. Однако эти законы сложнее и глубже. Ведь невозможно предупредить любую мысль, и наши мудрецы сказали в связи с этим (Вавилонский Талмуд, трактат Ктубот, 13б): «Никто не защищен от греховных помыслов и деяний». Поэтому, если бы высшей целью законов скромности было предотвращение всех греховных помыслов, то запреты, связанные со скромностью, были бы гораздо строже. Нужно было бы запретить женщинам носить красивую одежду, со вкусом сочетать цвета, а особенно красивым женщинам – вообще выходить на улицу, и, в сущности, обязать каждую женщину заворачиваться в уродливые рубища. Однако мы не находим в Ѓалахе подобных требований от женщин уродовать себя. Напротив, в Танахе и трудах мудрецов нередко восхваляется красота и ухоженность женщины[1].

Следовательно, законы скромности не призваны уродовать женщину или скрывать ее красоту. Их цель – создать вокруг женской красоты рамки скромности, которые подчеркнули бы духовность женщины и праведные качества ее души. Эти законы не противоречат материальным аспектам нашей жизни. Наоборот, каждая сфера существования имеет ценность и занимает подходящее ей место. Но тот, кто не соблюдает законы скромности, помимо воли грешит тем, что придает чрезмерное значение материальности по сравнению с духовностью, телу по сравнению с душой. Это объясняется тем, что, природе своей, духовность имеет скрытый характер, и для того чтобы увидеть качества души, телу необходимо уделять столько внимания, сколько оно заслуживает, а не считать его главным, а душу – второстепенной. И только когда духовность займет подобающее ей центральное место, можно будет, с учетом законов скромности, сосредоточиться на телесных аспектах нашего существования, взяв от них жизненную силу без ущерба для души.

Иными словами, распущенность подчеркивает материальные и телесные аспекты человека, а скромность выражает духовность, заложенную в человеческой душе. На первый взгляд может показаться, что распущенность раскрывает всю полноту жизни, но тот, кто вглядывается в глубинные уровни этой проблемы, понимает, что именно скромность выражает жизненную силу, сокрытую в мироздании, и заложенную в нем святость, и благодаря этому материальные стороны нашего существования тоже возносятся на более высокий духовный уровень. Важно знать, что, согласно общему правилу, мужчины тоже обязаны соблюдать законы скромности (см. Шульхан арух, Орах хаим, 2, 1-2), но так как женщины в основе своей красивее мужчин, по отношению к ним действуют немного более строгие законы.

Поскольку одежда человека выставлена на всеобщее обозрение, соблюдение законов скромности как нельзя более подчеркивает верность законам Ѓалахи. Женщина, которая одевается в соответствии с этим законами, тем самым освящает Имя Всевышнего и как бы заявляет: я не привержена чуждой нам культуре, а верна традиции Торы, ее заповедям и священной миссии, возложенной на еврейский народ!


[1]. Тора восхваляет наших праматерей Сару, Ривку и Рахель за красоту. В Вавилонском Талмуде (трактаты Таанит, 31а, и Ктубот, 59б) сказано: «Женщина создана только ради красоты»; в трактате Йевамот, 63б: «Счастлив муж, у которого красивая жена, – дни его умножаются вдвое»; в трактате Недарим, 66а: «Заплакал рабби Ишмаэль и сказал: «Прекрасны дочери Израиля, но бедность их уродует»». Праздничная радость выражается для женщин, в числе прочего, и в том, что они надевают нарядную одежду и украшения, и Ѓалаха не требует от них наряжаться только тогда, когда они скрыты от посторонних взоров.

02. Общие запреты в отношении распущенности

В основе законов скромности лежат три главных запрета. Иными словами, мы должны соблюдать эти законы на основании трех фундаментальных положений Торы.

Во-первых, распущенность – это индивидуальный грех, когда человек подчеркивает внешние аспекты своего существования и забывает о внутренних, ставит материальность выше духовности. До своего грехопадения Адам и Хава ходили в Ган Эдене обнаженными, так как у них еще не было дурного начала (йецер ѓа-ра), и в этом не было ничего предосудительного. Но когда появилось дурное начало, человек стал ограничен, и с тех пор каждый раз, когда он отдает предпочтение телу, он причиняет ущерб своей духовности, потому что материя начинает возвышаться над духом. И очевидно, что когда душе человека – то есть его главному аспекту – наносится ущерб, это приводит к тому, что его жизненная сила ослабевает. Это выражается, кроме прочего, в том, что ему трудно вникнуть в духовные вопросы, а также в том, что он не может испытывать к другому человеку чувство глубокой любви. Примером этому могут послужить знаменитые актеры и певцы: они проводят жизнь в атмосфере крайней сексуальной распущенности и не способны любить своих партнеров в течение долгого времени. По всей вероятности, это происходит оттого, что они не достигают глубинных пластов любви.

Второе фундаментальное положение Торы, на котором основан запрет распущенности, заключается в том, что это наносит ущерб семейной целостности. Как правило, крайняя распущенность и вседозволенность разрушают семью до основания. Но следует знать, что даже незначительные нарушения законов скромности причиняют семье ущерб. Вся любовь должна быть обращена исключительно к супругу, поскольку только по отношению к нему это чувство может раскрыться во всей полноте. Когда человек растрачивает силу любви, обращая ее к другим людям, это происходит за счет супружеской любви и наносит ущерб как самим супругам, так и их детям. Нет ни малейшего сомнения в том, что если жена старается своим нескромным видом привлечь внимание других мужчин, это означает, что в ее любви к мужу есть какой-то изъян. А если она будет соблюдать законы скромности, то сможет направить всю свою любовь в естественное русло. Для того чтобы создать рамки, благодаря которым мужчины и женщины будут держаться на некотором расстоянии друг от друга, и которые отдалят человека от греха, мудрецы установили законы скромности. И мы можем убедиться: чем тщательнее люди соблюдают эти законы, тем больше вероятности, что они смогут создать и сохранить семью. Разумеется, из каждого правила есть исключения. Случается, что человек чрезмерно привержен законам скромности, и это происходит потому, что он пытается отстраниться от проявлений жизни. Но общее правило таково: в социальных группах, где законы скромности соблюдаются менее строго, процент одиноких людей (неженатых и незамужних или разведенных) выше.

Третий принцип, лежащий в основе законов скромности, – сохранение особого национального характера еврейского народа. Испокон веков евреи отличались от других народов соблюдением законов скромности. Именно это подразумевают слова Торы (Ваикра, 18:3): «И по уставам их не ходите». Их смысл состоит главным образом в том, что мы не должны перенимать у неевреев манеру нескромно одеваться, а также всевозможные предрассудки и суеверия (см. Маѓарик, шореш 88). Качество скромности, заложенное в народе Израиля, испокон веков было основой всех его величайших духовных достижений, тогда как распущенность и вседозволенность не позволяют еврею раскрыть свой духовный потенциал.

03. Местные обычаи

Один из основных вопросов, связанных с законами скромности, заключается в том, существуют ли универсальные принципы скромности, не зависящие от обычаев того или иного места, или же законы скромности определяются согласно местным обычаям.

Этот вопрос имеет огромное значение там, где летом большинство женщин ходят в одежде без рукавов и коротких юбках. Можно ли утверждать, что поскольку таков общепринятый местный обычай, всем женщинам, живущим там, разрешено так одеваться? Ведь такая одежда является привычной для местных жителей и не привлекает особого внимания, и только если женщина оденется в еще более короткую одежду, будет считаться, что она нарушила законы скромности. Или же в сфере законов скромности существуют универсальные правила, не зависящие от таких факторов как место и время?

Ответ: хотя отдельные ѓалахические авторитеты считают, что законы скромности определяются согласно нормам, принятым в том или ином месте и в то или иное время (так пишет Диврей хамудот на основании слов Роша в комментарии к трактату Брахот, п. 37, подпункт 116), – все остальные авторитеты не согласны с этим мнением и говорят, что, согласно закону Ѓалахи, определенные части тела женщины всегда должны быть покрыты, и даже если все женщины, живущие в каком-либо месте, решат ходить по улице вообще без одежды, все они будут считаться распущенными. Это объясняется тем, что мудрецы постановили: некоторые части тела должны быть всегда покрыты одеждой, ибо это помогает хранить истинную любовь между супругами; тогда как другие части тела могут быть открыты. Даже если, согласно местному обычаю, все женщины ходят в одежде без рукавов, и вид женщины, одетой таким образом, не вызывает у мужчин сексуального возбуждения, – по закону Ѓалахи это все равно нежелательно; напротив, следует хранить естественную стыдливость, призванную усилить и углубить супружескую любовь.

Таким образом, Ѓалаха гласит, что некоторые части тела женщины всегда должны быть покрыты, и это никоим образом не зависит от местных обычаев. Другие части тела женщина, по сути закона, покрывать не обязана, но если согласно местному обычаю их принято покрывать, то этот обычай обязывает каждую женщину, живущую в данной местности.

Например, по закону Ѓалахи, рука должна быть покрыта от плеча до локтя, и даже если все женщины, живущие в каком-либо месте, ходят с короткими рукавами, не покрывающими локоть, то, согласно Ѓалахе, этот обычай будет считаться неправедным, и ему нельзя следовать ни в коем случае. Что же касается части руки от локтя до ладони, то закон в этом отношении будет зависеть от местного обычая. По сути закона, нет обязанности покрывать эту часть руки, но если в каком-либо месте принято, чтобы все женщины ходили с длинными рукавами, то, с точки зрения Ѓалахи, соблюдение этого обычая является обязанностью, и если женщина его нарушит, то будет считаться, что она не соблюдает законы скромности.

04. Зроа – верхняя часть руки (от плеча до локтя)

Много лет назад я вел радиопрограмму по вопросам Ѓалахи. Я долго сомневался, следует ли обсуждать по радио законы скромности, ведь о них, естественным образом, желательно говорить лично, в доверительной обстановке. Кроме того, возникало опасение, что некоторым радиослушателям будет сложно разобраться во всех нюансах этих законов, и это вызовет у них чувство неодобрения. Однако со временем, после того как многие слушатели обращались ко мне с просьбой рассмотреть эти законы, я понял, что, несмотря на их специфический характер, их необходимо обсуждать точно так же, как все другие законы Ѓалахи. Я пришел к этому выводу, прежде всего, потому, что об этом меня просили многие слушатели, не имевшие другой возможности изучить законы скромности. Более того, поскольку во всех других средствах массовой информации эти темы обсуждаются без подобающей им атмосферы святости и чистоты, нет никакой логики в том, чтобы умалчивать позицию Ѓалахи по данному вопросу. Вот почему я решил, что не следует воздерживаться от публичного обсуждения законов скромности, при этом подчеркивая, что эти законы предназначены для того, чтобы возвысить и преумножить супружескую любовь, позволяя ей раскрыться во всей полноте в материальном мире.

Возвратимся к самим законам. В Вавилонском Талмуде, в трактате Ктубот (72б), объясняется, что, согласно требованию Ѓалахи, женщина обязана покрывать верхнюю часть руки, а если она не делает этого и выходит в таком виде на улицу, то тем самым она нарушает законы еврейской религии. А руку ниже локтя покрывать не нужно. Кстати, любопытно отметить, что, по мнению рабби Шмуэля бар Нахмана, которое приведено в Мидраше Берешит раба (80, 4), история Дины, дочери Яакова, началась с того, что ее руки оголились на публике, и это увидел Шхем, сын Хамора, отчего в нем проснулась страсть по отношению к Дине, и он согрешил с ней. Именно оголение рук Дины повлекло за собой все события, описанные в связи с этим в Торе (см. Берешит, гл. 34).

Но следует определить точно, о какой именно части руки идет речь. Большинство ѓалахических авторитетов считает, что имеется в виду часть руки от плеча до локтя, а руку ниже локтя покрывать не обязательно. Однако некоторые авторитеты придерживаются в этом вопросе более строгого толкования закона и полагают, что женщине следует ходить с длинным рукавом, достигающим кисти руки, – либо потому, что понятие зроа подразумевает всю руку, либо же потому, что, по их мнению, таков был обычай, принятый у женщин испокон веков, и не следует его нарушать.

Практический закон соответствует мнению большинства авторитетов и обязывает женщину покрывать верхнюю часть руки от плеча до локтя или чуть ниже, и нет обязанности покрывать руку до кисти (см. Мишна брура, 75, 2).

05. Разрешено ли обнажать менее тефаха<[2]

Как мы говорили, закон Ѓалахи требует от женщины покрывать в присутствии посторонних людей верхнюю часть руки от плеча до локтя, включая сам локоть. Продолжая обсуждение этого закона, следует упомянуть: некоторые авторитеты пытались утверждать, что рукав не обязательно должен покрывать локоть. Они говорили, что в этом отношении можно придерживаться несколько менее строгого толкования закона. И поскольку эта дискуссия очень важна, приведем источники, на которые опирались эти авторитеты. В Талмуде (трактат Брахот, 24а) приводится изречение рабби Ицхака: «Срам женщины – если она обнажается хотя бы на тефах». Это означает, что женщине запрещено в присутствии посторонних людей обнажать более чем на тефах те участки ее тела, которые, согласно постановлению мудрецов, должны быть покрыты. На основании этих слов некоторые авторитеты заключают, что нет запрета обнажать менее тефаха, а значит, нет обязанности покрывать руку ниже локтя. По их мнению, достаточно, чтобы рукав покрывал руку менее чем на тефах от конца локтя (тефах равен приблизительно 8 см). И поскольку такое мнение существует, можно оправдать женщин, которые носят одежду с рукавами, не покрывающими локоть, а заканчивающимися чуть выше локтя.

Тем не менее, следует знать, что, по мнению подавляющего большинства авторитетов, женщине запрещено обнажать даже менее чем на тефах те участки тела, которые должны быть покрыты. Что же касается талмудического изречения, в котором говорится про тефах, то оно относится лишь к произнесению слов святости: если место, которое должно быть покрыто, обнажено более чем на тефах, это считается срамом, и в присутствии женщины, одетой таким образом, запрещено произносить слова святости. А с точки зрения законов скромности, такие участки тела нужно покрывать даже менее чем на тефах. Кроме того, Рама считает (см. Шульхан арух, Орах хаим, 75, 1), что разрешение обнажать менее тефаха относится только к жене человека, а когда речь идет о посторонней женщине, то даже участок ее тела, обнаженный менее чем на тефах, считается срамом. В присутствии женщины, одетой таким образом, нельзя произносить слова святости, и разумеется, обнажать даже менее тефаха ей запрещено.

И таково практическое постановление: каждая женщина обязана носить одежду с рукавами, покрывающими локти, и при любом движении верхняя часть ее руки, включая локоть, должна оставаться покрытой.

Человеку, незнакомому с принципами Ѓалахи и объяснением ее законов, на первый взгляд может показаться, что законы скромности призваны сдерживать и ограничивать проявления жизни. Однако на самом деле эти законы предназначены для того, чтобы освятить материальный мир, избавить его от приземленности, свойственной материи, и таким образом возвысить физическое существование человека. Скромность не уничтожает любовь, а умножает ее.

Соблюдение законов скромности не только отдаляет человека от греха разврата и от нанесения ущерба семейной целостности, но и служит, по сути, выражением святости, заложенной в нашей жизни, помогая человеку возвыситься до уровня священных духовных ценностей. Распущенность подчеркивает материальный, внешний аспект нашего существования, тогда как скромность делает акцент на внутреннем, духовном содержании, то есть на человеческой душе.


[2]. Тефах («ладонь») – древняя мера длины, равная по разным мнениям приблизительно 8 или 9.6 см (прим. пер.).

06. Длина юбки; обязательно ли носить чулки?

В Талмуде (трактат Брахот, 24а) приводится изречение рава Хисды: «[Обнаженные] икры женщины – срам». Это означает, что икры – интимное место женского тела, и демонстрация их посторонним людям считается распущенностью, а в присутствии женщины с оголенными икрами нельзя произносить слова святости.

В Талмуде для обозначения этой части ноги употреблено слово шок (שוק). По мнению большинства ѓалахических авторитетов, имеется в виду нижняя часть ноги – от колена до щиколотки. Таким образом, очевидно, что женщина должна покрывать ноги до щиколоток. Но необязательно, чтобы ноги были покрыты юбкой; достаточно, чтобы длина юбки была ниже колена, а под ней были надеты чулки или колготки. Важно подчеркнуть: разумеется, верхняя часть ноги до колена должна быть покрыта юбкой, и только для нижней части – от колена до щиколотки – достаточно колготок или чулок. Ведь бедра – один из самых интимных участков женского тела, и законы скромности требуют, чтобы они были покрыты платьем или юбкой, которые сглаживают их форму. А ногу ниже колена достаточно покрыть чулками, и тогда вся нога, до щиколотки, будет покрыта. И действительно, таково мнение большинства авторитетов (в том числе Байт хадаш; Шульхан арух ѓа-рав, 75, 1; Арух ѓа-шульхан, 75, 3; Хазон Иш, 16, 8; Минхат Ицхак, 6, 10; рава Цви-Йеѓуды Кука).

Тем не менее, один из крупнейших поздних законоучителей – Хафец Хаим, автор Мишна брура, подробного комментария к Шульхан арух, разделу Орах хаим (см. Мишна брура, 75, 2), – считает, что понятие шок (שוק) подразумевает верхнюю часть ноги включая колено (на современном иврите эта часть называется йерех, ירך). Таким образом, если часть ноги, называемая шок, заканчивается под коленом, то нет обязанности покрывать ногу ниже колена, ни юбкой, ни чулками. И хотя в этом вопросе мнение автора Мишна брура – это позиция меньшинства, тем не менее, поскольку его ѓалахические постановления приняты в народе Израиля, многие женщины следуют этому мнению. И нельзя его просто проигнорировать, утверждая, что женщины, которые не носят чулки, нарушают закон Ѓалахи, – ведь они могут положиться на мнение одного из крупнейших авторитетов. Но очевидно, что даже согласно менее строгому толкованию, которого придерживается автор Мишна брура, необходимо носить платье или юбку длиной ниже колена, чтобы в любом положении колени оставались покрытыми.

Вопрос: если девушка выросла в семье, в которой было принято носить чулки, и родители просят ее продолжать соблюдать этот обычай, обязана ли она их слушать, или же ей можно положиться на мнение автора Мишна брура и придерживаться в этом вопросе менее строгого толкования закона?

Ответ: она должна следовать обычаю, принятому в ее семье, и носить чулки. Помимо того, что таково мнение большинства авторитетов, у этого есть две дополнительные причины. Во-первых, заповедь почтения к родителям требует от сына или дочери слушаться их, хотя бы пока они живут в родительском доме. Конечно, если родители хотят, чтобы человек нарушил Ѓалаху, то слушаться их запрещено (см. Шульхан арух, Йоре деа, 240, 15; выше, гл. 1, п.п. 20 и 23), но если родители просят, чтобы человек вел себя согласно мнению большинства авторитетов, то он обязан их послушаться. Во-вторых, как мы уже говорили, даже по мнению авторитетов, придерживающихся в этом вопросе менее строгого толкования закона, там, где принято покрывать икры и ступни, делать это обязательно. И можно сказать: если девушка живет в семье, в которой принято, чтобы женщины носили чулки, то считается, что она живет в таком месте, где принят этот обычай, поэтому и она обязана его исполнять.

И хотя желательно, чтобы и после замужества женщина продолжала соблюдать прежние обычаи, – тем не менее, если после свадьбы она захочет придерживаться в этом вопросе менее строгого толкования закона, это разрешено, так как ей есть на чье мнение положиться.

07. Маленькие девочки

В связи с законами скромности важно ответить на вопрос, с какого возраста девочки должны их соблюдать.

По мнению Хазон Иша (Орах хаим, 16, 8), это не зависит от возраста: если девочка выглядит повзрослевшей и приближается к подростковому возрасту, она должна соблюдать законы скромности. Что же касается маленьких девочек, то поскольку они еще не пробуждают греховных помыслов, они не обязаны соблюдать эти законы. Ведь законы скромности призваны оградить человека от греха и дурных побуждений, поэтому, пока девочка маленькая и не пробуждает греховных помыслов, ей не нужно строго следить за соблюдением этих законов. Но когда она начинает приближаться к подростковому возрасту, то обязана соблюдать все законы скромности. Здесь невозможно назвать точный возраст, так как это зависит от каждого конкретного случая. Следовательно, по мнению Хазон Иша, законы скромности девочки должны соблюдать только с возраста десяти-одиннадцати лет.

Тем не менее, важно отметить, что вышесказанное относится непосредственно к обязанности соблюдать законы скромности. Ведь поскольку маленькие девочки не подвластны дурному началу, понятие распущенности к ним не относится. Но с точки зрения заповеди воспитания детей в духе Торы, маленьких девочек необходимо приучать одеваться согласно требованиям Ѓалахи уже с возраста шести лет.

Однако автор Мишна брура (п. 75; Биур Ѓалаха, там же, со слова тефах) считает: подобно тому, как постороннему мужчине запрещено уединяться с девочкой начиная с трехлетнего возраста, законы скромности тоже следует соблюдать с этого возраста. Поэтому девочке уже с возраста трех лет нужно покупать длинные платья, покрывающие колени, и блузки с рукавами, покрывающими локти.

На практике принято приучать девочек к соблюдению законов скромности с возраста примерно шести лет, а когда девочка приближается к подростковому возрасту, она обязана полностью соблюдать эти законы.

08. Брюки для женщин

В наши дни возник вопрос, можно ли женщинам носить брюки. По сути, здесь мы имеем дело с двумя вопросами. Во-первых, не является ли это нарушением запрета женщине носить мужскую одежду, о чем в Торе (Дварим, 22:5) сказано: «Да не будет одежды мужской на женщине, и да не надевает мужчина одежды женской, ибо мерзок пред Господом, Богом твоим, всякий, делающий это». Во-вторых, не является ли это нарушением законов скромности.

Рассмотрим вкратце каждый из этих вопросов.

По мнению некоторых авторитетов, в том числе автора респонсов Минхат Ицхак (2, 108), брюки считаются мужской одеждой. Поэтому, даже если множество женщин носят брюки, и даже если женские брюки заметно отличаются от мужских, брюки все равно всегда останутся исключительно мужской одеждой, поэтому женщинам запрещено их носить. К тому же, согласно этому мнению, поскольку женщинам изначально (лехатхила) было запрещено носить брюки, нельзя считаться с тем, что в наши дни многие женщины их носят, так как этот обычай основан на ошибочном и греховном представлении, что это разрешено.

Однако многие другие авторитеты считают, что если обычай носить брюки распространится среди множества женщин, или если женские брюки будут существенно отличаться от мужских, то на такие брюки не будет распространяться запрет носить мужскую одежду. Ведь этот запрет касается только такой одежды, которую носят исключительно люди другого пола, а женские брюки не считаются мужской одеждой. Следовательно, если в холодную погоду женщина захочет надеть брюки под юбку, чтобы согреть ноги, это не будет нарушением запрета носить мужскую одежду (см. респонсы Авней цедек, 72; Даркей тшува, Йоре деа, 182, 9; и к такому выводу можно прийти на основании слов Рамбама, «Законы, связанные с идолопоклонством», 12, 10; Шульхан арух, Йоре деа, 182, 5; Байт хадаш, там же). Тем не менее, возможно, что даже согласно этому мнению женщине разрешено носить женские брюки только там, где нет ни одного мужчины, но запрещено выходить в них на улицу, так как это является нарушением запрета носить мужскую одежду. Ведь в любом случае выход на улицу в брюках считается обычаем мужчин. В доказательство этому можно привести тот факт, что до сих пор даже в нерелигиозном обществе женщина обозначается образом в юбке, а мужчина – образом в брюках.

Вышесказанное касается запрета женщине носить мужскую одежду. Но даже если этот запрет не распространяется на женские брюки, женщинам все равно запрещено носить брюки, потому что это является нарушением законов скромности. Ведь согласно требованиям скромности, женщины должны прикрывать паховую область, поэтому испокон веков женщины, руководствуясь естественным чувством скромности, носили платья и юбки, а не брюки.

На практике, большинство ѓалахических авторитетов запрещают женщинам носить брюки только с точки зрения законов скромности. Поэтому в тех случаях, когда это не является нарушением законов скромности, женщинам не запрещено носить брюки. Например, если женщина хочет надеть ночью пижамные брюки, то поскольку она находится дома, это не является нарушением законов скромности и разрешено. Подобно этому, если женщины хотят заняться спортом в закрытом помещении, то им разрешено надеть тренировочные брюки. Также разрешено зимой надевать брюки под юбку, чтобы согреть ноги. При этом желательно, чтобы брюки не были видны из-под юбки, и было понятно, что они предназначены только для того, чтобы согреться. Если же брюки будут видны из-под юбки, то возникнет опасение, что, согласно мнению некоторых авторитетов, это будет нарушением запрета носить мужскую одежду. Кроме того, может случиться, что если женщина станет носить брюки, то она будет надевать поверх них недостаточно длинную юбку.

Вместе с тем, следует знать: если женщина не стремится соблюдать все законы Ѓалахи, но, с другой стороны, ей важно понять, каковы требования Торы в отношении скромности, и поэтому она задает вопрос, что лучше носить: короткую юбку, не покрывающую колени, или женские брюки, сравнительно широкие и скромные, – то ответ должен быть таким: хотя Ѓалаха запрещает женщинам носить брюки, тем не менее, если стоит выбор между короткой юбкой и солидными женскими брюками, то следует предпочесть брюки, так как запрет носить их менее строг, нежели запрет носить короткую юбку, не покрывающую колени (так пишут от имени рава Цви-Йеѓуды Кука, благословенна память праведника).

Вопрос: разрешено ли женщине надевать брюки под юбку?

Ответ: если брюки предназначены для того, чтобы согреть ноги, или ради большей скромности, как было принято у представительниц йеменской общины, и видно, что брюки женские, так как по кромке они отделаны каким-либо украшением, – это разрешено. Но если женщина специально надевает короткое платье, чтобы брюки были видны из-под него, это запрещено, поскольку брюки считаются мужской одеждой, и женщине запрещается носить их ради красоты (с этим ответом согласился мой учитель рав Мордехай Элияѓу, благословенна память праведника).

09. Одежда красного цвета

По поводу одежды красного цвета Бейт Йосеф и Рама (Йоре деа, п. 178, от имени Маѓарика, шореш 88) пишут, что носить ее не следует, так как надевать красную одежду принято у неевреев. Однако Маѓарик поясняет: если у неевреев принято носить ту или иную одежду, это еще не делает ее запрещенной для евреев. Только если эта одежда является символом идолопоклонства или распущенности, на нее распространяется запрет: «И по уставам их не ходите» (Ваикра, 18:3), и тогда ее нельзя носить. А поскольку красный цвет больше всех других выражает распущенность и гордыню, существует запрет носить красную одежду, как это принято у неевреев.

Возможно, красный цвет выражает распущенность потому, что это цвет крови, а значит, и цвет внутренних органов и интимных частей человеческого тела. Поэтому, когда неевреи надевают красную одежду, тем самым они хотят подчеркнуть интимные стороны жизни, которым от природы подобает скромность и сокрытость. Кроме того, красный цвет намекает на убийство и кровопролитие (и это – цвет Эдома, см. комментарий Рамбана к Ваикра, 16:8).

Тем не менее, следует знать: некоторые поздние законоучители постановили, что в наши дни нет запрета носить красную одежду, так как, по их мнению, запрет «И по уставам их не ходите» распространяется на нее только тогда, когда у неевреев существует обычай ее носить. А поскольку в наши дни у неевреев нет обычая носить именно красную одежду, в этом нет запрета. Такое постановление вынес, например, рав гаон Ицхак-Эльханан из Каунаса – один из крупнейших ѓалахических авторитетов позднего периода, живший около ста лет назад (см. Даркей тшушва, 178, 16).

Подведем итог вышесказанному: по мнению большинства авторитетов, красную одежду запрещено носить и в наши дни. Этот запрет действует в случае, если вся одежда или ее бо́льшая, самая заметная часть, красного цвета. Но одежду с отдельными красными фрагментами можно носить по мнениям всех авторитетов. Также разрешено носить одежду цвета, близкого к красному, – например, бордового или розового. А некоторые авторитеты говорят, что в наши дни в этом вопросе можно придерживаться менее строгого толкования закона и носить одежду, которая вся красного цвета. Тому, кто хочет следовать менее строгому толкованию, есть на чье мнение положиться, но изначально (лехатхила) нужно поступать согласно мнению большинства авторитетов и воздерживаться от ношения такой одежды.

10. Голос и пение женщины

В Талмуде (трактат Брахот, 24а) приводятся слова аморая Шмуэля: «Голос женщины – срам». Комментаторы поясняют: имеется в виду женский голос не во время разговора, а во время пения, так как пение раскрывает глубину души больше, нежели речь. Поэтому, согласно законам скромности, посторонние мужчины не должны слышать женское пение.

Следует знать, что законы скромности не основаны на презрительном отношении к женщине или на желании подавить естественную любовь между мужчиной и женщиной. Напротив, именно потому, что Ѓалахе свойственно глубокое уважение к любви, на которой зиждется весь мир, и именно благодаря тому, что Ѓалаха признает великую силу этой любви, она стремится сохранить и углубить любовь внутри семьи, чтобы укрепить связь между супругами и заложить основу будущих поколений. Вот почему Ѓалаха устанавливает многочисленные «ограды» вокруг любых проявлений внутренних аспектов личности, чтобы любовь могла раскрыться во всей полноте там, где ей это подобает: между мужем и женой. Любовь не должна увлекать нас за пределы праведности и благочестия. Именно поэтому мудрецы постановили, что «голос женщины – срам».

Следовательно, это талмудическое изречение не подразумевает, что женское пение предосудительно. Напротив, именно потому, что пение раскрывает глубинные аспекты личности, возникает опасение, что если женщина будет петь в присутствии посторонних мужчин, то между ними возникнет излишняя близость, которая может привести к нежелательной связи. Вот почему мудрецы запрещают мужчине слушать пение посторонней женщины или девушки старше 11 лет. Этот закон – один из многих законов скромности, призванных установить правила ведения скромного образа жизни, при котором мужчины и женщины должны находиться на почтительном расстоянии друг от друга.

Тем не менее, некоторые ѓалахические авторитеты считают, что нет запрета слушать женское пение; запрещено только произносить слова святости в то время, когда слышно женское пение. Но по мнению подавляющего большинства авторитетов, мужчине запрещено слушать женское пение, так как это является нарушением законов скромности.

А некоторые пытались утверждать, что поскольку в наши дни женское пение стало очень распространено, так как его постоянно передают по радио, – если певица одета скромно и поет достойным образом, ее пение не вызывает греховных помыслов, а значит, в нем нет запрета. Однако подавляющее большинство авторитетов считает, что мужчинам запрещено слушать женское пение в любом случае, так как это является нарушением законов скромности. К тому же, даже согласно подходу авторитетов, придерживающихся в этом вопросе менее строгого толкования закона, нельзя внести изменения в этот закон Ѓалахи, потому что невозможно точно установить, где проходит граница между достойным и нескромным выступлением. Ведь это зависит от множества факторов – например, возраст и внешний вид певицы, как она одета, как держится, количество слушателей и расстояние от певицы. Как известно, фундаментальный принцип, на котором основаны слова мудрецов, гласит, что их постановления действуют независимо от меры. Ведь иначе их было бы невозможно исполнять. Нравственные принципы могут зависеть от меры, но не законы Ѓалахи. Следовательно, постановление мудрецов, запрещающее мужчинам слушать женское пение, действует и тогда, когда это происходит в достаточно скромных рамках (ниже, в п. 12, мы рассмотрим закон в отношении женского пения, которое транслируется через электронные приборы)[3].


[3]. В Вавилонском Талмуде, в трактате Брахот (24а) сказано: «Голос женщины – срам; обнаженный тефах тела женщины – срам». Общепринятое толкование этих слов заключается в том, что женское пение и обнаженный тефах того места тела, которое обычно покрыто одеждой, – это нарушение законов скромности. Так пишут Рош, рабби Аѓарон ѓа-Леви, Рид, Риаз в комментарии к трактату Брахот (там же), Сефер мицвот гадоль, Сефер мицвот катан и многие другие.

Однако некоторые авторитеты считают, что основной смысл этого запрета таков: мужчине запрещено произносить слова святости (например, читать Шма Исраэль), когда он слышит женское пение (так пишут рав Ѓай Гаон, рав Йеѓудай Гаон, Раавиа, 1, 76; Ѓагаѓот маймонийот, Законы чтения Шма Исраэль, 3, 60). Поздние законоучители полемизируют по этому вопросу. Одни понимают это мнение в том смысле, что нет запрета слушать женское пение (так считают Беэр-шева, Сридей эш, 1, 77). Согласно другому пониманию, эти авторитеты тоже согласны, что женское пение слушать запрещено (так пишут Виленский Гаон, 75, 8; Яд Аѓарон).

Кроме того, некоторые ранние законоучители писали, что слушать женский голос, к которому человек привык, не запрещено (так указывают Сефер йерэим, Ѓагаѓот маймонийот, Раавиа, Эшколь, Рама, 75, 3, и другие). Вот как это объясняет Атерет цви (75, 6): «Голос, к которому человек привык, – даже пение, ведь привычный голос не пробуждает греховных помыслов». Из этого следует, что слушать пение женщин-родственниц, даже не первой степени родства, не запрещено. Другие поздние авторитеты понимают это мнение иначе: имеется в виду, что разрешено слышать разговор женщин, ведь именно он считается «привычным» (так пишет Шульхан арух ѓа-рав, 75, 6; и к такому выводу можно прийти на основании сказанного в Мишна брура, 75, 18).

С другой стороны, некоторые авторитеты хотели запретить слушать даже женскую речь, как объясняется в Сефер ѓа-меорот от имени Раавада. Они имеют в виду женскую речь, которая выходит за рамки обычного. Однако, по мнению большинства авторитетов, слушать женскую речь не запрещено.

Подведем итог вышесказанному: большинство ранних законоучителей считает, что мужчинам запрещено слушать женское пение, так как это является нарушением законов скромности. А по поводу мнения меньшинства ранних существует полемика поздних законоучителей. Поэтому поздние законоучители постановили, что слушать женское пение запрещено законами скромности (см. Шульхан арух, Эвен ѓа-эзер, 21, 1; Мишна брура, 75, 17).

Раньше существовал обычай, согласно которому женщины оплакивали мертвых во время похорон, пробуждая в присутствующих чувство скорби и вызывая у них слезы (см. трактат Ктубот, 46б). Однако причитания плакальщиц в корне отличаются от пения, поэтому на них запрет не распространяется.

Возникает вопрос: как мудрецы вынесли постановление, запрещающее слушать женское пение, если в Писании сказано, что пророчица Двора воспела песнь после своей победы над Сисрой и Явином (см. Шофтим, 5:1)? Хида объясняет, что в этот момент Двору осенила Шхина, поэтому не было опасения, что ее песнь нарушает законы скромности. Другие авторитеты говорят, что она произнесла свою песнь, а не спела ее (так пишет Матэ Эфраим). И еще можно сказать, что в женском пении есть положительные аспекты, поэтому закон Торы не запрещает его слушать. Однако Тора уполномочила мудрецов выносить постановления и возводить «ограды» вокруг ее заповедей, и когда мудрецы увидели, что слишком открытое и спонтанное поведение между женщинами и мужчинами вызывает проблемы (настолько, что одним из грехов, из-за которых был разрушен Первый Храма, являлся разврат), они установили законы скромности, и со временам грех разврата почти искоренился в народе.

11. Церемония, на которой поют женщины

Вопрос: если мужчина участвует в торжественной церемонии, на которой выступают певицы, отдельно или вместе с певцами, можно ли ему остаться на церемонии, или он обязан уйти? Как должен поступить военнослужащий, который присутствует на такой церемонии? Должны ли женщины тоже уходить с такой церемонии из солидарности с мужчинами?

Ответ: согласно сказанному в п. 10, мужчине запрещено слушать женское пение, поэтому мужчина обязан покинуть церемонию, на которой выступает певица. Женщинам тоже желательно уйти, в знак солидарности с мужчинами. При этом не следует выдвигать тот довод, что это может обидеть певицу, так как обидным она может счесть не наше поведение, а постановление мудрецов, которое мы обязаны соблюдать. Ведь и она обязана соблюдать заповеди. Военнослужащий также должен покинуть церемонию, на которой выступает певица.

Однако в особых случаях можно положиться на мнение авторитетов, придерживающихся в этом вопросе менее строгого толкования закона, и остаться на церемонии, строго следя за тем, чтобы не наслаждаться пением певицы и не смотреть на нее. Так может поступить, например, раввин, который участвует в церемонии памяти павшего солдата, и есть опасение, что если он выйдет, это обидит родных этого святого солдата. Это разрешение действует и в случае, когда военнослужащий опасается строгого наказания, если покинет церемонию. То же самое касается кадрового военнослужащего, опасающегося денежных взысканий в наказание за то, что он покинет церемонию. Ему тоже разрешено остаться на церемонии, следуя менее строгому толкованию закона[4].


[4]. В предыдущем примечании я привел источники, на которые опирается запрет слушать женское пение. Следует добавить, что если мужчина находится у себя дома и вопреки своему желанию слышит женское пение, то он не нарушает запрета (так пишут Меири к трактату Брахот, 24а; Сефер ѓа-хинух, 188; рабейну Йона в Сефер ѓа-йира, 238). Однако некоторые авторитеты (например, Эшколь) пишут, что это тоже запрещено, хотя человек и не имеет намерения слушать женское пение; но если ему трудно уйти в другое место, то считается, что нарушает запрет вынужденным образом (см. Мишна брура, 75, 17). На основании мнения авторитетов, придерживающихся в этом вопросе менее строгого толкования закона, некоторые раввины, вынужденные по долгу службы участвовать в церемониях, на которых выступают певицы, не покидают церемоний, чтобы не обидеть родственников погибших солдат, но строго следят за тем, чтобы не наслаждаться этим пением. Если же не возникает опасения, что родственникам может быть нанесена обида, то они уходят с церемонии. А некоторые пытаются расширить это разрешение еще больше, утверждая: если армейский приказ требует, чтобы все военнослужащие участвовали в официальных церемониях, на которых выступают певицы, то им разрешено оставаться на церемониях, при этом строго следя за тем, чтобы не смотреть не певицу и не наслаждаться ее пением. Цель этого разрешения – предотвратить конфликты с командованием. Однако представляется, что невозможно на основании разрешения, данного частным людям, чтобы избежать нанесения обиды, отменить общий ѓалахический запрет, установленный мудрецами. Тот факт, что речь идет об армейском приказе, не решает проблему, а лишь усугубляет ее, так как этот приказ противоречит Ѓалахе (см. Рамбам, Законы царства, 3, 9). Поэтому, если мы не имеем дела с особым случаем, военнослужащий должен придерживаться в этом вопросе более строгого толкования закона, будучи готов заплатить за это цену. При этом не следует приводить тот довод, что во время армейской службы необходимо идти на компромисс, ведь истина ровно обратная: именно в армии нужно следовать более строгому толкованию закона. Тора заповедала нам остерегаться дурного именно в военном лагере (см. Дварим, 23:10; «Жемчужины Ѓалахи», Народ и Земля, гл. 4, п. 8). Это необходимо не только на личном, но и на общенародном уровне, ведь та ситуация, при которой в армии царит нерелигиозная атмосфера, а религиозные военнослужащие чувствуют себя в ней гостями, приводит к тому, что многие религиозные люди перестают соблюдать заповеди во время армейской службы. А некоторые в ответ на это начинают избегать службы в армии. Получается, что из-за этого армия теряет десятки тысяч солдат. Поэтому, чем больше настойчивости будут проявлять религиозные солдаты в том, что касается соблюдения в армии законов Ѓалахи, тем больше солдат будет в армии. Это и есть истинное единство.

12. Женское пение по радио

Вопрос: можно ли слушать по радио или на диске песни, исполняемые женщинами?

Ответ: авторитеты расходятся во мнениях по этому вопросу. Суть этого сомнения сводится к тому, на чем именно основан запрет слушать женское пение: запрещено ли слушать само пение, так как оно создает нескромную атмосферу и может пробудить греховные помыслы, и тогда, возможно, его запрещено слушать даже по радио или на диске; или же опасение заключается в том, что, когда мужчина будет слушать пение посторонней женщины, между ними может возникнуть излишняя близость, которая приведет к нескромному поведению и даже разврату, и тогда, если мужчина не видит поющую женщину и не знаком с ней, такого опасения не возникает, а значит, разрешено слушать женское пение по радио или на диске.

По этому поводу существуют три основных мнения. Автор респонсов Хелькат Яаков (163) считает, что запрещено слушать женское пение даже по радио или на кассете, так как запрет заключается в самом наслаждении, которое это пение доставляет слушателям. Поэтому неважно, каким именно образом мужчина слушает это пение: естественным путем или по радио.

Второго мнения придерживается рав Моше Шик (Респонсы, Эвен ѓа-эзер, 52). Он объясняет: если мужчина слышит пение женщины, но не видит ее и не знаком с ней, это не является нарушением запрета, поскольку лишь пение знакомой женщины может пробудить у мужчины греховные помыслы, тогда как пение незнакомой женщины не вызывает чувства близости и не пробуждает греховных помыслов, а значит, не запрещено. И все-таки нужно определить, какая именно степень знакомства делает пение певицы по радио запрещенным. Достаточно ли для этого просто увидеть ее фотографию в газете, или же речь идет о личном знакомстве?

Существует и третье мнение, которое гласит, что по радио разрешено слушать даже пение знакомой женщины, потому что слушать женское пение запрещено только тогда, когда можно ощутить близость с поющей женщиной, глядя на нее. Но если певицу нельзя увидеть, то слушать ее пение разрешено. К тому же, голос, транслируемый по радио, не является настоящим голосом поющей женщины, так как он трансформируется в электрический ток, который, в свою очередь, исходит из радиоприемника в виде поющего голоса (на основании комментария Раавиа к трактату Брахот, п, 76, и Мате Моше, ч. 1, п. 98, можно прийти к выводу, что пение женщины запрещено слушать только тогда, когда она стоит совсем рядом, и мужчина, который ее слушает, может подойти к ней и коснуться ее. См. Циц Элиэзер, 5, 2, где упоминается это мнение, однако в качестве практического закона приводится более строгое толкование).

На практике, поскольку, по мнению большинства авторитетов, в своей основе запрет слушать женское пение – это постановление мудрецов, а согласно известному правилу, в случае сомнения, связанного с постановлением мудрецов, нужно следовать менее строгому толкованию закона, – тому, кто хочет слушать женское пение по радио, есть на чье мнение положиться. Такого человека невозможно в этом упрекнуть, ведь по мнению довольно многих авторитетов это не запрещено. И чем меньше мужчина знаком с певицей, тем больше авторитетов согласны, что ему разрешено слушать ее пение по радио.

13. Можно ли мужчинам и женщинам петь вместе?

Руководители религиозных молодежных движений задали раввинам вопрос, разрешено ли группе, в которую входят юноши и девушки, петь вместе песни на слова из Торы или песни о родине? В основе этого вопроса лежит сомнение, относится ли запрет мудрецов слушать женское пение только к случаю, когда женщина поет одна, и ее голос ясно слышен, или даже если целая группа поет вместе, это запрещено, если в ее состав входят женщины.

Подобный вопрос приведен в респонсах рава Вайнберга Сридей эш (ч. 1, п. 77). Он отвечает: очевидно, что по мнению подавляющего большинства авторитетов это запрещено, так как нет различия между пением одной девушки или группы девушек. Ведь сказали наши мудрецы (см. Вавилонский Талмуд, трактат Мегила, 21б), что голос, приятный человеку, он может расслышать среди множества других голосов. Поэтому, если целая группа поет вместе, общее пение не заглушает голос каждой отдельной девушки, и слушать их пение запрещено.

Тем не менее, рав Вайнберг добавляет, что когда он был в Германии, то видел, что даже в ультраортодоксальных семьях мужчины и женщины пели вместе субботние песни. Когда он спросил, почему они придерживаются такого обычая, ему ответили, что такое постановление, соответствующее менее строгому толкованию закона, вынесли праведный гаон рабби Азриэль Гильдесгаймер и рав Шимшон бен Рафаэль Гирш. А раз так, то желательно найти источник, на который они опирались, вынося это постановление. Возможно, этим источником было мнение некоторых крупнейших законоучителей раннего периода, считавших, что мужчине запрещено слушать женское пение только в случае, если он намерен получить от этого удовольствие, а если у него нет такого намерения, то нет и запрета. Кроме того, в книге Сдей хемед (глава «Голос») упоминается мнение одного сефардского раввина, разрешившего мужчинам и женщинам петь вместе песни на слова из Торы, поскольку нет опасения, что во время пения таких песен людей посетят греховные помыслы. Таким образом, если люди собрались для того, чтобы петь песни на слова из Торы, а не для того, чтобы наслаждаться женским пением, и, кроме того, несколько человек поют вместе, и если специально не прислушиваться, то из общего хора невозможно выделить голос конкретной женщины, – то раввины Германии разрешают мужчинам и женщинам петь вместе.

На практике автор Сридей эш указывает руководителям французского еврейского молодежного движения Йешурун придерживаться в этом вопросе менее строгого толкования закона, согласно постановлению раввинов Германии, поскольку совместное пение может пробудить в юношах и девушках любовь к Торе, еврейскому народу и Земле Израиля и тем самым спасти их от ассимиляции.

Однако очевидно, что в каждом конкретном случае необходимо особое разрешение, так как нет никакого сомнения в том, что в обычной ситуации нужно следовать мнению большинства авторитетов, запрещающих совместное пение женщин и мужчин. Только крупный ѓалахический авторитет может ответить на вопрос, какая ситуация считается здесь случаем крайней необходимости, когда разрешено придерживаться менее строгого толкования закона (см. Циц Элиэзер, 14, 7, который придерживается в этом вопросе наиболее строгого толкования закона).

14. Почему замужние женщины обязаны покрывать голову?

Дабы объяснить смысл закона, согласно которому замужние женщины обязаны покрывать голову, следует прежде подчеркнуть, что законы скромности предназначены не для того, чтобы принизить физическую красоту и естественную любовь. Напротив, их цель – превратить красоту и любовь в высшие и непреходящие духовные ценности. И для того чтобы любовь не ограничивалась лишь своими внешними проявлениями, Ѓалаха установила законы и ограничения, связанные со скромностью. Они обязывают нас делать акцент на духовной и эмоциональной стороне любви, благодаря чему внешняя красота раскрывается во всей своей глубине и великолепии.

Каждая женщина должна соблюдать законы скромности, но замужнюю женщину они обязывают вдвойне. Ведь, как мы говорили, любовь не ограничивается внешними проявлениями. Это чувство имеет множество уровней, и чем более развит человек с эмоциональной и духовной точек зрения, тем более глубоких уровней любви он может достигнуть. Если человек не соблюдает законы скромности, то его любовь нередко бывает быстротечной, будучи основана только на внешней красоте и физической страсти. Поэтому он не способен сохранить ее на долгие годы. Ведь поскольку такая любовь зиждется лишь на поверхностном влечении, как только человек достигает ее пика, она тут же начинает идти на спад.

Если же человек опирается в своей жизни на законы скромности, которые диктует нам Ѓалаха, то он относится к физическим проявлениям любви с почтением и трепетом, потому что они выражают гораздо более глубокие уровни любви, и внешняя красота – лишь одно из многих ее проявлений. И поскольку внешняя красота служит раскрытию глубочайших уровней любви, она должна быть скрыта от посторонних взоров. Вот почему замужняя женщина обязана покрывать голову.

Вступление в брак – это не конец любви, а ее начало, поэтому именно замужняя женщина должна соблюдать законы скромности с особой тщательностью, чтобы ее красота служила укреплению ее связи с мужем, и супруги могли достичь более глубоких уровней любви.

15. Законы в отношении головного убора замужних женщин

Из сказанного в Талмуде (трактат Ктубот, 72а) мы приходим к выводу, что в своей основе закон, обязывающий замужнюю женщину покрывать голову, является заповедью Торы. По поводу женщины, уличенной в измене мужу (сота), в Торе говорится, что когда она приходит в Храм, чтобы, в качестве одного из наказаний за свой грех, принести там жертву, то коѓен распускает ей волосы, дабы тем самым устыдить ее. Вот что об этом сказано (Бемидбар, 5:18): «И поставит священник жену пред Господом, и распустит он головные волосы жены». Из этого следует, что волосы замужней женщины всегда должны быть собраны (как объясняют Меири, Рашбац и Риаз). Сказали мудрецы, что, согласно закону Торы, достаточно, чтобы замужняя женщина покрывала волосы сеткой или собирала их в пучок и прикрывала небольшим куском ткани. Но сами мудрецы постановили, что волосы замужней женщины должны быть полностью покрыты непрозрачным платком. А некоторые авторитеты считают, что закон, требующий от замужней женщины покрывать голову, целиком основан на постановлении мудрецов (так пишет Трумат ѓа-дешен, 242, от имени Рамбама).

В Мишне Тора (75, 10) сказано: закон о том, что замужняя женщина обязана покрывать голову, ни в коей мере не зависит от местных обычаев. Поэтому даже там, где замужние женщины вообще не покрывают голову, этот обычай никак не изменяет закон, и каждая женщина, которая хочет соблюдать законы Ѓалахи, обязана покрывать голову.

Вышесказанное касается замужних женщин; а незамужние женщины не должны покрывать голову. Тем не менее, Маген Авраѓам (75, 3) считает, что, согласно постановлению мудрецов, незамужние женщины тоже не должны ходить с распущенными волосами. В соответствии с требованиями скромности, им следует собирать волосы. И действительно, так поступают некоторые религиозные девушки: они собирают волосы в «конский хвост» или заплетают их в косы. Однако по мнению Махацит ѓа-шекель и Маген гиборим, молодым девушкам не запрещено ходить с распущенными волосами. И поскольку это сомнение относится к постановлению мудрецов, а согласно известному правилу, в случае сомнения, связанного с постановлением мудрецов, следует придерживаться менее строгого толкования закона, – если незамужняя женщина хочет ходить с распущенными волосами, ей есть на чье мнение положиться.

Тем не менее, очень важно всегда помнить основное правило, на котором основаны законы скромности: женщина не должна привлекать к себе излишнее внимание. Может случиться, что формально женщина будет соблюдать все законы скромности, и все-таки ее вид будет нескромным. Согласно общему принципу, нет ничего предосудительного в том, чтобы женщина была красивой; напротив, очень важно, чтобы каждая девушка и женщина выглядела эстетично и ухоженно. Но ее красота должна быть утонченной и немного приглушенной, ее образ должен выражать доброту, скромность и порядочность, а не сексуальную привлекательность и развязность.

16. Обязана ли вдова покрывать голову

В Шульхан арух (Эвен ѓа-эзер, 21, 2) сказано: «Дочери Израиля не должны ходить по улице с распущенными волосами, будь то незамужние или замужние». Комментаторы Шульхан арух объясняют: имеется в виду, что вдовы и разведенные тоже обязаны покрывать голову, тогда как девушки, еще не бывшие замужем, делать это не обязаны.

Раву Моше Файнштейну, благословенна память праведника, одному из крупнейших современных ѓалахических авторитетов, жившему и работавшему в Америке, задали вопрос: как следует поступить женщине, которая овдовела и должна содержать своих детей, если на месте ее работы требуют, чтобы она ходила без головного убора? Можно ли ей ходить на работу с непокрытой головой, или же она должна отказаться от заработка, чтобы не нарушать требование Ѓалахи покрывать голову?

Рав Моше Файнштейн (см. Игрот Моше, Эвен ѓа-эзер, 1, 57) ответил: хотя в основе обязанности замужней женщины покрывать голову лежит заповедь Письменной Торы, тем не менее, вдова и разведенная не обязаны покрывать голову согласно заповеди Торы. Для них это является постановлением мудрецов или даже обычаем. Поэтому, чтобы не понести такой большой убыток как потеря места работы, женщине разрешено придерживаться в этом вопросе менее строгого толкования закона и ходить на работу с непокрытой головой. Однако это возможно только за пределами Земли Израиля, среди неевреев, поскольку там подавляющее большинство людей не знакомы с законами Ѓалахи и, разумеется, не обязаны их соблюдать. В Израиле же недопустимо, чтобы работодатель требовал от работницы ходить с непокрытой головой. А если это случится, то она должна бороться за свое право соблюдать законы Ѓалахи и не уступать этому требованию.

Бывают и другие причины придерживаться в этом вопросе менее строгого толкования закона, – например, если молодая женщина разведена и опасается, что у нее не будет возможности выйти замуж вновь, если она будет ходить с покрытой головой, так как молодые люди, видя ее, будут думать, что она замужем, и не станут проявлять к ней интерес. И хотя она не намерена скрывать свой статус разведенной, тем не менее, если она будет ходить с непокрытой головой, как молодые девушки, то есть более высокая вероятность, что у нее возникнут отношения с подходящим мужчиной, и потом, когда она расскажет ему, что разведена, это не станет для него препятствием. В отличие от этого, если она будет ходить с покрытой головой, то отношения могут даже не начаться. И в таком случае рав Моше Файнштейн тоже разрешил женщине ходить с непокрытой головой, так как речь идет о крайней необходимости.

Однако это разрешено лишь при условии, что такое разрешение приносит женщине реальную пользу. Если же она принадлежит к ультрарелигиозным кругам, то, как правило, получает предложения от сватов, и если она снимет головной убор, то возникнет опасение, что она станет получать меньше подходящих предложений.

17. Запрет произносить слова святости в присутствии нескромно одетой женщины

В Талмуде (трактат Брахот, 24а) сказано: «[Непокрытые] волосы у женщины – срам». Это изречение имеет двойной смысл: во-первых, каждая замужняя женщина обязана покрывать голову; во-вторых, если она ходит с непокрытой головой, то мужчинам, которые ее видят, запрещено произносить слова святости. Вид волос замужней женщины подобен виду участков женского тела, которые должны быть прикрыты одеждой, и в присутствии женщины, одетой таким образом, нельзя произносить слова святости.

В последнее время многие замужние женщины перестали покрывать голову. И хотя этот факт никак не изменяет требований Ѓалахи, и закон, согласно которому замужняя женщина обязана покрывать голову, остается в силе, – тем не менее, возникает вопрос, можно ли произносить слова святости при виде замужней женщины с непокрытой головой. Это вопрос актуален, к примеру, на свадьбе. Ведь вокруг хупы часто стоят женщины с непокрытой головой, и возникает вопрос, разрешено ли раввину, проводящему церемонию хупы, произносить в присутствии этих женщин свадебные благословения. Подобно этому, в субботу иногда бывает, что во время кидуша тоже присутствуют замужние женщины с непокрытой головой, и возникает вопрос, можно ли произносить кидуш в их присутствии.

По мнению автора Мишна брура (75, 10), даже если множество женщин ходят с непокрытой головой, все равно запрещено произносить слова святости в их присутствии. Следовательно, если возле раввина, проводящего церемонию хупы, будут стоять замужние женщины с непокрытой головой, то ему придется закрыть глаза или смотреть только в молитвенник, когда он произносит свадебные благословения.

В отличие от этого, Арух ѓа-шульхан (75, 7) считает, что поскольку в обществе уже привыкли видеть замужних женщин с непокрытой головой, вид такой женщины не пробуждает у мужчин никаких греховных помыслов, поэтому в ее присутствии разрешено произносить слова святости, и для этого не нужно закрывать глаза. На практике многие авторитеты придерживаются в этом вопросе менее строгого толкования закона, согласно мнению Арух ѓа-шульхан (см. Бен иш хай, разд. Бо, шана ришона, 12; Игрот Моше, Орах хаим, 1, 44).

Важно отметить, что вышесказанное относится только к виду волос замужней женщины. Что же касается других участков тела, которые должны быть прикрыты одеждой, то даже если все женщины будут ходить в одежде без рукавов и с неприкрытыми коленями, все равно будет запрещено в их присутствии произносить слова святости. Это объясняется тем, что есть разница между обязанностью покрывать волосы и обязанностью покрывать верхнюю часть рук и колени. Волосы должны покрывать только замужние женщины, а верхнюю часть рук и колени – все девушки с раннего возраста.

Поэтому, если поблизости от раввина, проводящего церемонию хупы, находятся женщины, чья одежда не соответствует требованиям Ѓалахи, то ему запрещено произносить в их присутствии свадебные благословения, поэтому он должен отвернуться, чтобы не видеть их. А если женщины, одетые таким образом, стоят со всех сторон от него, то в случае крайней необходимости он может, придерживаясь менее строгого толкования закона, закрыть глаза или смотреть только в молитвенник, чтобы не видеть ни одну из этих женщин. И тогда он сможет произнести свадебные благословения (см. Шульхан арух, Орах хаим, 75, 6; Мишна брура, 29).

18. Как именно замужняя женщина должна покрывать голову

Выше мы упомянули слова Талмуда в трактате Ктубот (72а), о том, что, согласно заповеди Торы, замужняя женщина обязана покрывать голову, а мудрецы постановили, что она должна покрывать все волосы.

Однако, как известно, все волосы до единого не умещаются под платком или шляпой. Как правило, волосы чуть видны спереди и сзади. Возникает вопрос, разрешено ли это по закону Ѓалахи.

Следует отметить: из сказанного в книге Зоѓар следует, что женщина должна следить за тем, чтобы у нее не было видно ни единого волоска. И Маген Авраѓам (75, 2) пишет, что именно так следует поступать. Однако все прочие законоучители считают, что практический закон не соответствует этому мнению, и очевидно, что не все волосы до единого должны быть покрыты. Так, Рашба, один из крупнейших законоучителей раннего периода, в своих комментариях к трактату Брахот (24а) пишет, что волосы, которые обычно не умещаются под платком, видеть не запрещено. А некоторые комментаторы объясняют подобным образом и слова книги Зоѓар: из тех волос, которые должны быть покрыты, запрещено, чтобы был виден хотя бы один волосок.

На практике относительно этого закона существуют два основных подхода. По мнению Мишна брура (75, 14) и других авторитетов, нужно покрывать все волосы, но те волосы, которые естественным образом выбиваются из-под головного убора, покрывать необязательно, – например, волосы на затылке и на висках.

В отличие от этого, Маѓарам Алашкар в своих респонсах (п. 35) пишет, что еще с периода Мишны существует обычай, согласно которому женщины оставляют непокрытыми немного волос, поэтому нет запрета оставлять непокрытыми немного волос надо лбом или на висках, поскольку таков был испокон веков обычай благочестивых еврейских женщин в мусульманских странах. И не следует это запрещать, ведь мудрецы разрешают придерживаться менее строгого толкования некоторых законов, чтобы женщина не стала отвратительна своему мужу.

Такое же постановление выносит рав Моше Файнштейн. Согласно его мнению, разрешено, чтобы у женщины надо лбом немного волос выступало из-под головного убора. При этом участок непокрытых волос не должен превосходить квадратный тефах. И поскольку ширина лица составляет примерно два тефаха, если женщина хочет, чтобы надо лбом у нее выступало немного волос, то можно, чтобы ширина этой полосы волос составляла не более половины тефаха, то есть около двух пальцев, примерно 4 см. Иными словами, поскольку можно обнажать не более одного квадратного тефаха, разрешено, чтобы край платка не доходил менее чем на 4 см. до линии роста волос на лбу. Ведь половина тефаха, умноженная на два тефаха, которые примерно составляют ширину лба, равна одному квадратному тефаху. Рав Файнштейн добавляет: хотя изначально (лехатхила) в этом вопросе следует придерживаться более строгого толкования закона и покрывать все волосы, – тем не менее, даже богобоязненный человек, обладающий глубокими знаниями Торы (талмид хахам), не должен отказываться от брака с благочестивой женщиной, обладающей праведными качествами характера и тщательно соблюдающей все заповеди, если она намерена после свадьбы выпускать из-под платка немного волос надо лбом, при условии, что ширина этой полосы волос не будет составлять более двух пальцев (см. Игрот Моше, Эвен ѓа-эзер, 1, 58).

19. Должна ли замужняя женщина покрывать голову дома

В Талмуде (трактат Йома, 47а) рассказывается об одной женщине, которую звали Кимхит. Удостоилась она, и родились у нее семеро праведных сыновей, которые один за другим становились первосвященниками. Спросили у нее мудрецы:

– Что сделала ты, что удостоилась этого?

Ответила им Кимхит:

– Стены дома моего никогда не видели моих волос.

Это означает: даже дома, будучи одна, я не обнажала моих волос.

Сказали ей мудрецы:

– Многие так поступали, но им это не помогло.

Они имели в виду, что, по всей вероятности, у Кимхит были и другие заслуги, в награду за которые она удостоилась столь праведных сыновей. Так или иначе, из этого мы учим, что, согласно обычаю особой праведности, у женщин принято покрывать голову даже тогда, когда они одни у себя дома.

Однако законоучители расходятся во мнениях в отношении вопроса, обязана ли женщина по закону Ѓалахи покрывать голову только тогда, когда она выходит за пределы своего дома и двора, как считают Тосафот (к трактату Ктубот, 72б); или же обязанность покрывать голову действует и внутри дома, как можно заключить из слов Рамбама. Хатам Софер (Орах хаим, 36) постановил: поскольку женщины всегда придерживались в этом отношении более строгого толкования закона и покрывали голову, даже находясь дома, во внутренних покоях, это считается полноценной обязанностью, и все замужние женщины должны покрывать голову даже в своей комнате. Мишна брура тоже считает, что нужно поступать таким образом.

Но некоторые авторитеты не согласны с этим мнением и полагают, что в данном вопросе можно придерживаться менее строгого толкования закона. По их мнению, закон Ѓалахи разрешает замужней женщине быть дома с непокрытой головой, при условии, что ее будут видеть только ее домочадцы, а не посторонние люди. Так считает, например, рав Моше Файнштейн (см. Игрот Моше, Эвен ѓа-эзер, 1, 58).

А когда женщина идет спать, то ей, по мнениям всех авторитетов, можно оставаться с непокрытой головой.

20. Парик

Авторитеты расходятся во мнениях по поводу того, разрешено ли замужней женщине покрывать голову париком, или же, если женщина носит парик, то не считается, что она покрывает голову. В основе этого сомнения лежит вопрос, в чем именно заключается суть запрета замужней женщине ходить с непокрытой головой: является ли здесь решающим скромный вид, который придает женщине головной убор, или же сами волосы выражают нечто интимное, поэтому замужняя женщина должна прятать их от посторонних глаз и показывать только мужу.

По мнению Рама и Шильтей гиборим, замужней женщине можно ходить в парике, так как парик покрывает ее собственные волосы. И хотя часто бывает, что парик красивее настоящих волос женщины, тем не менее, мудрецы не запрещают женщинам всячески украшать себя. Самое главное в данном случае – не показывать посторонним свои собственные волосы и не возбуждать греховных помыслов. И если парик действительно выглядит красивым и скромным, то, по мнению этих авторитетов, женщине разрешено покрывать им голову.

В отличие от них, авторы респонсов Беэр-Шева (п. 18), Сдей хемед и многие другие авторитеты считают, что главным здесь является скромный вид, который придает женщине головной убор. И если женщина носит парик, то она не выглядит скромнее, чем если бы ходила с непокрытой головой. Поэтому, по их мнению, покрывать голову париком запрещено.

На практике, Мишна брура (75, 15) приводит оба мнения и на основании слов При мегадим выносит постановление, что женщине, которая покрывает голову париком, есть на чье мнение положиться. Но там, где не принято, чтобы замужние женщины носили парик, в этом вопросе следует придерживаться более строгого толкования закона, чтобы не нарушить запрет марит аин[5].

Верховный раввин Израиля рав Овадья Йосеф писал, что по сефардскому обычаю замужним женщинам строго запрещено покрывать голову париком, так как не считается, что женщина, которая носит парик, покрывает голову (см. Ябиа омер, ч. 4, 3, 3; ч. 5, 5). Однако некоторые крупнейшие сефардские раввины нашего поколения разрешают покрывать голову париком, среди них: каббалист рав Овадья Ѓадая, автор респонсов Яскиль авди; верховный раввин Израиля рав Мордехай Элияѓу; рав Месас, главный раввин Иерусалима. Таким образом, сефардские авторитеты тоже расходятся во мнениях по этому вопросу, поэтому женщина, соблюдающая сефардские обычаи, может придерживаться менее строгого толкования закона и носить парик, полагаясь на  мнение авторитетов, которые это разрешают.

Рав Моше Файнштейн написал другому раввину, который хотел запретить своей жене носить парик, что хотя некоторые авторитеты следуют в этом вопросе более строгому толкованию закона, большинство современных раввинов это разрешают, поэтому «уважаемый раввин не может воспрепятствовать в этом своей жене. Даже если он сам хочет следовать более строгому толкованию, он не может заставить ее поступать так же» (см. Игрот Моше, Эвен ѓа-эзер, ч. 2, 12).

На практике жены многих раввинов придерживаются в этом вопросе менее строгого толкования закона и носят парик. Однако большинство женщин, чьи мужья учатся в сионистских ешивах, покрывают голову платком или шляпой, но не париком. Существовало мнение, что в поселениях, основанных учениками сионистских ешив, соблюдение этого обычая считается обязанностью, – в соответствии с постановлением Мишна брура, что не следует носить парик там, где в этом вопросе принято придерживаться более строгого толкования закона, иначе это будет нарушением запрета марит аин. Однако на практике весь Израиль считается единым местом, и поскольку многие израильтянки покрывают голову париком, нельзя сказать, что в каком-либо населенном пункте Израиля есть обязанность покрывать голову платком или шляпой, а не париком. Поэтому не следует делать замечание или препятствовать женщине, которая хочет ходить в парике, ведь многие праведные и уважаемые женщины придерживаются этого обычая.


[5]. Марит аин (букв. «то, что видно глазу») – ѓалахический принцип, согласно которому запрещены любые действия, которые сами по себе не являются нарушением какого-либо запрета, однако сторонним наблюдателям может показаться, что, совершая их, человек нарушает закон Ѓалахи (прим. пер.).

21. Обучение в нерелигиозном университете

Вопрос: разрешено ли учиться в университете, где юноши и девушки учатся вместе, и к тому же, многие студентки и преподавательницы одеваются нескромно?

Ответ: очевидно, что изначально (лехатхила) следует учиться в таком учебном заведении, где соблюдаются законы Ѓалахи, то есть юноши и девушки учатся раздельно. Но если очень трудно найти подобное учебное заведение, в котором можно овладеть желаемой профессией, то разрешено придерживаться в этом вопросе менее строгого толкования закона и учиться в нерелигиозном университете, так как речь идет о крайней необходимости – как с точки зрения заработка, так и с точки зрения естественной потребности человека воплотить в жизнь свои способности и таланты в области, которая его привлекает. Кроме того, это служит благу всего общества, так как благодаря университетскому образованию религиозные люди смогут участвовать во всех сферах профессиональной деятельности. Поэтому, если студент уверен, что избежит нарушения запретов, связанных с интимными отношениями, и останется верен Торе и заповедям, то ему разрешено учиться в университете.

Это подобно ситуации, которая рассматривается в Гемаре: некто должен попасть в некое место, куда ведут две дороги. Если на одной дороге он может встретить нескромно одетых женщин, а на другой дороге таких женщин нет, то ему, разумеется, следует пойти по второй дороге; а если он все равно выберет первую дорогу, то будет считаться грешником. Но если перед ним только одна дорога, и по ней ходят нескромно одетые женщины, то ему разрешено пойти по этой дороге (см. трактат Бава батра, 57б). Слова мудрецов о том, что человеку следует избрать путь, на котором он не встретит распущенных женщин, относятся к ситуации, когда между двумя путями нет существенной разницы. Но если желаемый путь гораздо длиннее, то человек не обязан идти по нему, и тогда считается, что перед ним есть только один путь (см. Игрот Моше, Эвен ѓа-эзер, 1, 56).

То же самое относится и к профессиональному обучению. Если есть возможность учиться в двух заведениях, в первом из которых существуют проблемы, связанные со скромностью, а во втором таких проблем нет, – то он обязан избрать второе учебное заведение, даже если ради этого ему придется немного удлинить срок учебы или чуть изменить свои планы. Но если второе учебное заведение расположено гораздо дальше от места его жительства, или если в нем не учат той профессии, которую он хочет приобрести, и ему трудно пойти на компромисс и выбрать другую профессию, – то ему разрешено учиться в том месте, где есть нескромно одетые женщины.

На практике мы видим, что религиозные продавцы продают товары нескромно одетым женщинам, а религиозные госслужащие принимают таких женщин в своих офисах, и никто не требует от них отказаться из-за этого от своей профессии. Подобно тому, никто не требует от религиозного человека воздерживаться от посещения учреждений, в которых работают нескромно одетые женщины. Когда речь идет о необходимости, все это разрешено. Но если человек знает, что это может привести его к нарушению запретов, связанных с интимной близостью, то ему запрещено ставить себя перед испытанием[6].

Так или иначе, даже если разрешено учиться в таких учебных заведениях, следует приложить все усилия, чтобы уменьшить вероятность нарушения запретов, связанных со скромностью. Во-первых, желательно учиться там только после вступления в брак. Кроме того, студент должен назначать себе постоянное время для изучения Торы, чтобы укрепиться в исполнении заповедей, строго следить за тем, чтобы не пропускать молитву в миньяне, а также иметь внешний вид, характерный для религиозного человека. Во время учебы в университете желательно носить большую кипу и выпускать наружу нити цицит, чтобы они были видны окружающим. В Торе (Бемидбар, 15:39) об этом сказано: «И будет она у вас в цицит, и, глядя на нее, вы вспомните все заповеди Господни и исполните их, и не будете следовать сердцу вашему и очам вашим, которые влекут вас к блудодеянию». Помимо этого, очень важно, чтобы студент был связан с религиозной общиной и имел религиозных друзей, чтобы воздержаться от дружеских отношений с девушками, не предназначенных для поиска невесты.


[6]. Если речь идет о крайней необходимости, и нет другого, скромного пути, то человеку разрешено находиться там, где царит нескромная атмосфера. А изучение различных наук и овладение профессией ради заработка считаются крайней необходимостью, и не следует отказываться от них из-за опасения, что человека будут посещать греховные мысли. Можно даже сказать, что если евреям не дают изучать науки и приобретать профессии высокого уровня, это несет в себе опасность для существования всего еврейского народа. Тем не менее, если из-за этого человек действительно нарушает запрет разврата, это перевешивает все остальное. Этот запрет нельзя нарушать даже под страхом смерти. И даже если речь идет об опасении, что человек может нарушить запрет разврата, и опасение это реальное, то ему лучше отказаться от изучения науки и приобретения связанной с этим профессии, лишь бы избежать опасности нарушения этого запрета. Но нельзя сказать, что любые греховные помыслы, которые время от времени посещают почти каждого человека, служат препятствием для обучения в университете.

22. Изучение физиотерапии

Вопрос: разрешено ли студентам факультета физиотерапии практиковать различные виды массажа на студентах противоположного пола? Преподаватели утверждают, что необходимо тренироваться на людях обоих полов, из-за физических различий между ними, и если студент откажется от этого, то не сможет получить диплом физиотерапевта.

Ответ: учиться в таком месте запрещено. Хотя ради излечения врачу или физиотерапевту разрешено касаться пациентов противоположного пола и смотреть на участки тела, которые обычно покрыты одеждой, – тем не менее, изначально (лехатхила) желательно, если это возможно, чтобы мужчины лечили мужчин, а женщины – женщин.

Что же касается обучения, то разрешить это невозможно. И нельзя принимать утверждение преподавателей, что без этого нет возможности получить диплом, поскольку, согласно мнению специалистов, между мужчинами и женщинами нет настолько существенных физических различий. Поэтому нет необходимости тренироваться именно на людях противоположного пола. Более того, мужчины стали изучать эту профессию не так давно. Раньше физиотерапию изучали только женщины, и никто не требовал от них тренироваться на мужчинах (на основании мнения рава профессора Авраѓама Штайнберга, составителя «Медицинской ѓалахической энциклопедии).

Параграфы в главе