10. Голос и пение женщины

В Талмуде (трактат Брахот, 24а) приводятся слова аморая Шмуэля: «Голос женщины – срам». Комментаторы поясняют: имеется в виду женский голос не во время разговора, а во время пения, так как пение раскрывает глубину души больше, нежели речь. Поэтому, согласно законам скромности, посторонние мужчины не должны слышать женское пение.

Следует знать, что законы скромности не основаны на презрительном отношении к женщине или на желании подавить естественную любовь между мужчиной и женщиной. Напротив, именно потому, что Ѓалахе свойственно глубокое уважение к любви, на которой зиждется весь мир, и именно благодаря тому, что Ѓалаха признает великую силу этой любви, она стремится сохранить и углубить любовь внутри семьи, чтобы укрепить связь между супругами и заложить основу будущих поколений. Вот почему Ѓалаха устанавливает многочисленные «ограды» вокруг любых проявлений внутренних аспектов личности, чтобы любовь могла раскрыться во всей полноте там, где ей это подобает: между мужем и женой. Любовь не должна увлекать нас за пределы праведности и благочестия. Именно поэтому мудрецы постановили, что «голос женщины – срам».

Следовательно, это талмудическое изречение не подразумевает, что женское пение предосудительно. Напротив, именно потому, что пение раскрывает глубинные аспекты личности, возникает опасение, что если женщина будет петь в присутствии посторонних мужчин, то между ними возникнет излишняя близость, которая может привести к нежелательной связи. Вот почему мудрецы запрещают мужчине слушать пение посторонней женщины или девушки старше 11 лет. Этот закон – один из многих законов скромности, призванных установить правила ведения скромного образа жизни, при котором мужчины и женщины должны находиться на почтительном расстоянии друг от друга.

Тем не менее, некоторые ѓалахические авторитеты считают, что нет запрета слушать женское пение; запрещено только произносить слова святости в то время, когда слышно женское пение. Но по мнению подавляющего большинства авторитетов, мужчине запрещено слушать женское пение, так как это является нарушением законов скромности.

А некоторые пытались утверждать, что поскольку в наши дни женское пение стало очень распространено, так как его постоянно передают по радио, – если певица одета скромно и поет достойным образом, ее пение не вызывает греховных помыслов, а значит, в нем нет запрета. Однако подавляющее большинство авторитетов считает, что мужчинам запрещено слушать женское пение в любом случае, так как это является нарушением законов скромности. К тому же, даже согласно подходу авторитетов, придерживающихся в этом вопросе менее строгого толкования закона, нельзя внести изменения в этот закон Ѓалахи, потому что невозможно точно установить, где проходит граница между достойным и нескромным выступлением. Ведь это зависит от множества факторов – например, возраст и внешний вид певицы, как она одета, как держится, количество слушателей и расстояние от певицы. Как известно, фундаментальный принцип, на котором основаны слова мудрецов, гласит, что их постановления действуют независимо от меры. Ведь иначе их было бы невозможно исполнять. Нравственные принципы могут зависеть от меры, но не законы Ѓалахи. Следовательно, постановление мудрецов, запрещающее мужчинам слушать женское пение, действует и тогда, когда это происходит в достаточно скромных рамках (ниже, в п. 12, мы рассмотрим закон в отношении женского пения, которое транслируется через электронные приборы)[3].


[3]. В Вавилонском Талмуде, в трактате Брахот (24а) сказано: «Голос женщины – срам; обнаженный тефах тела женщины – срам». Общепринятое толкование этих слов заключается в том, что женское пение и обнаженный тефах того места тела, которое обычно покрыто одеждой, – это нарушение законов скромности. Так пишут Рош, рабби Аѓарон ѓа-Леви, Рид, Риаз в комментарии к трактату Брахот (там же), Сефер мицвот гадоль, Сефер мицвот катан и многие другие.

Однако некоторые авторитеты считают, что основной смысл этого запрета таков: мужчине запрещено произносить слова святости (например, читать Шма Исраэль), когда он слышит женское пение (так пишут рав Ѓай Гаон, рав Йеѓудай Гаон, Раавиа, 1, 76; Ѓагаѓот маймонийот, Законы чтения Шма Исраэль, 3, 60). Поздние законоучители полемизируют по этому вопросу. Одни понимают это мнение в том смысле, что нет запрета слушать женское пение (так считают Беэр-шева, Сридей эш, 1, 77). Согласно другому пониманию, эти авторитеты тоже согласны, что женское пение слушать запрещено (так пишут Виленский Гаон, 75, 8; Яд Аѓарон).

Кроме того, некоторые ранние законоучители писали, что слушать женский голос, к которому человек привык, не запрещено (так указывают Сефер йерэим, Ѓагаѓот маймонийот, Раавиа, Эшколь, Рама, 75, 3, и другие). Вот как это объясняет Атерет цви (75, 6): «Голос, к которому человек привык, – даже пение, ведь привычный голос не пробуждает греховных помыслов». Из этого следует, что слушать пение женщин-родственниц, даже не первой степени родства, не запрещено. Другие поздние авторитеты понимают это мнение иначе: имеется в виду, что разрешено слышать разговор женщин, ведь именно он считается «привычным» (так пишет Шульхан арух ѓа-рав, 75, 6; и к такому выводу можно прийти на основании сказанного в Мишна брура, 75, 18).

С другой стороны, некоторые авторитеты хотели запретить слушать даже женскую речь, как объясняется в Сефер ѓа-меорот от имени Раавада. Они имеют в виду женскую речь, которая выходит за рамки обычного. Однако, по мнению большинства авторитетов, слушать женскую речь не запрещено.

Подведем итог вышесказанному: большинство ранних законоучителей считает, что мужчинам запрещено слушать женское пение, так как это является нарушением законов скромности. А по поводу мнения меньшинства ранних существует полемика поздних законоучителей. Поэтому поздние законоучители постановили, что слушать женское пение запрещено законами скромности (см. Шульхан арух, Эвен ѓа-эзер, 21, 1; Мишна брура, 75, 17).

Раньше существовал обычай, согласно которому женщины оплакивали мертвых во время похорон, пробуждая в присутствующих чувство скорби и вызывая у них слезы (см. трактат Ктубот, 46б). Однако причитания плакальщиц в корне отличаются от пения, поэтому на них запрет не распространяется.

Возникает вопрос: как мудрецы вынесли постановление, запрещающее слушать женское пение, если в Писании сказано, что пророчица Двора воспела песнь после своей победы над Сисрой и Явином (см. Шофтим, 5:1)? Хида объясняет, что в этот момент Двору осенила Шхина, поэтому не было опасения, что ее песнь нарушает законы скромности. Другие авторитеты говорят, что она произнесла свою песнь, а не спела ее (так пишет Матэ Эфраим). И еще можно сказать, что в женском пении есть положительные аспекты, поэтому закон Торы не запрещает его слушать. Однако Тора уполномочила мудрецов выносить постановления и возводить «ограды» вокруг ее заповедей, и когда мудрецы увидели, что слишком открытое и спонтанное поведение между женщинами и мужчинами вызывает проблемы (настолько, что одним из грехов, из-за которых был разрушен Первый Храма, являлся разврат), они установили законы скромности, и со временам грех разврата почти искоренился в народе.

Глава 07 - Законы скромности

Параграфы в главе

Главы в книге

Заказ ать сейчас
Заказ ать сейчас