Глава 10 — Приготовление пищи в субботу

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]

01. Введение

Приготовление пищи требует от человека значительных усилий. Природа обеспечивает подходящей пищей животных, человеку же, существу более утонченному и сложному, природа не дает пригодной пищи. Человек должен очищать поле от камней, пахать, сеять, выпалывать сорные травы и обрезать лишние ветви, чтобы вырастить себе пропитание. Но и после того, как пшеница уродилась, она еще не пригодна в пищу, и для того, чтобы добыть зерно, необходимы молотьба и веяние. Однако и это зерно еще не готово к употреблению – человеку следует сварить его, а если он хочет получить хлеб, ему нужно перебрать зерно, отделить его от мякины и сора, смолоть, замесить тесто и испечь его.

Если бы Адам, первый человек, не согрешил, добывать пищу было бы просто и легко. Человек выходил бы в поле, собирал там себе прекрасные хлеба и великолепные яства и ел бы их (см. Вавилонский Талмуд, трактат Кидушин, 82а). А если бы пожелал, поработал бы немного в поле, чтобы повысить качество своей пищи, как ему угодно. Сказали мудрецы (там же, трактат Шабат, 30б), что так и будет в дни Машиаха, когда грех первого человека будет исправлен: на деревьях в Земле Израиля будут расти вкусные хлеба и красивые одежды. Но пока, из-за греха Адама, люди вынуждены тяжело работать, чтобы извлечь хлеб из земли, согласно словам, обращенным к Адаму после того, как он согрешил (Берешит, 3:17-19): «Проклята земля за тебя; в муках будешь питаться от нее все дни жизни твоей. И тернии и волчец произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою. В поте лица твоего будешь есть хлеб, покуда не возвратишься в землю, ибо из нее ты взят; ибо прах ты, и в прах возвратишься».

Из-за греха первого человека вся природа опустилась на более низкий уровень, и то, что произрастает в ней, недостаточно развито и совершенно. Человек должен всячески обрабатывать собранный урожай, чтобы превратить его в годную к употреблению пищу. В субботу же мы возносимся на ступень, подобную миру грядущему, становимся причастны к уровню, который находится превыше греха первого человека и необходимости трудиться ради исправления мира. Благодаря этому мы можем осмыслить внутреннее значение совершаемых нами работ, чтобы с их помощью исправить мир.

С извлечением пищи из земли связаны одиннадцать видов работы (мелаха): сев, пахота, жатва, вязание снопов, молотьба, веяние, отбор, помол, просеивание муки, замес теста и выпечка. Еще три вида работы связаны с добыванием животной пищи: охота, забой скота, свежевание. И поскольку такая работа как варка (которая является частью работы, называемой «выпечка») наиболее актуальна для нас, начнем с нее.

02. Общие принципы законов приготовления пищи в субботу

«Варка» – это работа, призванная сделать пищу годной к употреблению или улучшить ее качество. И неважно, идет ли речь о варке, печении или жарке, общим принципом здесь является приготовление пищи путем нагревания на огне. В результате нагревания пища становится мягче, и различные вкусы, заложенные в ней, смешиваются, благодаря чему возникает новый вкус, более глубокий и обладающий множеством оттенков.

Любая варка сначала размягчает пищу, и большинство видов пищи становятся мягкими после варки. Но бывает, что от варки пища затвердевает – например, яйцо. То же самое касается и жарки: нагревание сначала размягчает пищу, но, в конце концов, она становится тверже.

Если пища, которую можно есть и в сыром виде, улучшается от варки, ее запрещено варить в субботу согласно закону Торы. Такова, например, вода: хотя ее можно пить и сырой, но, поскольку кипячение улучшает ее качество, закон Торы запрещает кипятить ее в субботу. Пищу же, качество которой не повышается от варки, запрещено варить в субботу согласно постановлению мудрецов (см. Рамбам, «Законы субботы», 9, 3; Шаар ѓа-циюн, 318, 114).

Тот, кто варит пищу в субботу на огне или его производных – то есть на чем-то горячем, что нагревается от огня, – нарушает запрет Торы. А значит, если в субботу человек нагрел сковороду на огне, а затем потушил огонь под ней и пожарил на ней яичницу, он нарушил запрет Торы, ведь хотя во время жарки сковорода не стояла на огне, она была нагрета на огне (см Шульхан арух, 318:3; Мишна брура, 17. О варке на солнце см. п. 25).

Тот, кто в субботу варит пищу одним из общепринятых способов (например, готовит пищу в микроволновой печи, так как в наши дни это один из общепринятых способов приготовления пищи), нарушает запрет Торы (см. Игрот Моше, Орах хаим, 3:52).

Прежде, чем мы приступим к объяснению этих законов, отметим, что в отношении работы, именуемой «варка», существует три вида запретов: 1) запрет Торы в отношении варки; 2) постановление мудрецов, запрещающее делать что-либо, что может привести к увеличению огня («ворошить угли»); 3) постановление мудрецов, запрещающее совершать действия, которые выглядят, как варка. Всякий раз, когда мы хотим узнать, разрешено ли в субботу то или иное действие, его следует рассмотреть с точки зрения этих трех аспектов. Объясним подробнее:

  • Следует проверить, запрещено ли желаемое действие с точки зрения запрета варки, ведь любое действие, которое способствует превращению сырой пищи в вареную, запрещено согласно заповеди Торы (этот запрет и его производные будут разъяснены ниже, в п.п. 3-13).
  • Хотя, с точки зрения запрета варки, разрешается перед наступлением субботы ставить вареное блюдо на источник огня, мудрецы запретили это в тех случаях, когда блюдо необходимо нагреть еще сильнее, так как человек может в субботу по ошибке увеличить огонь под ним, тем самым нарушив два запрета Торы: зажигания огня и варки. Однако разрешается ставить блюдо на «закрытый огонь» – например, субботнюю плату, – поскольку в этом случае нет опасения, что человек, забыв о субботнем запрете, по ошибке увеличит огонь под кастрюлей (как объясняется ниже, в п.п. 14-17).
  • Даже если блюдо полностью сварено, и нет опасения, что под ним увеличат огонь, мудрецы запретили совершать действие, которое выглядит, как варка. Поэтому запрещено ставить на источник огня холодное, полностью сваренное блюдо, но разрешается поставить его поодаль от источника огня, чтобы со стороны это не выглядело так, будто его варят (как объясняется в п.п. 18-21).

03. Варить запрещено, разогревать сваренное блюдо разрешено

Основополагающий принцип законов субботы заключается в том, что в субботу запрещено создавать нечто новое. В шесть будних дней человек, сотворенный по образу и подобию Бога, занимается творческой созидательной работой. Он берет «сырьевой материал», развивает и совершенствует его, тем самым продолжая Сотворение мира. И подобно тому, как Творец покоился в субботу от всякой созидательной работы, и нам заповедано, переняв Его качества, превратить субботу в день покоя и святости. В этот день мы покоимся и воздерживаемся от сотворения чего-либо нового, благодаря чему способны увидеть мир таким, каким создал его Творец, и укрепиться в вере в Него.

Тот же самый принцип распространяется и на законы приготовления пищи в субботу: варить пищу запрещено, поскольку варка придает пище новый статус – пища превращается из сырой в вареную; но если пищу уже сварили, ее можно разогревать, так как разогревание не наделяет пищу новой сущностью. Даже если, будучи разогретой, пища становится вкуснее, в этом нет запрета, потому что существует правило: «Нет варки после варки». Поэтому самый главный вопрос в отношении законов приготовления пищи в субботу можно сформулировать так: когда именно пища считается сваренной? Ведь если она считается сваренной, то ее можно разогревать в субботу, а если нет, то запрещено производить с ней действия, которые будут способствовать ее разогреванию.

Выдающиеся законоучители раннего периода разошлись во мнениях по этому вопросу. Одни говорят, что если пища пригодна к употреблению в случае крайней необходимости, то по отношению к ней больше не существует запрета варки. Однако общепринятый закон таков: пища считается сваренной с того момента, как ее варка завершилась полностью, и ее можно подать гостям, не прибегая к извинениям. До этого, даже если пища пригодна к употреблению в крайнем случае, она все еще не считается сваренной (см. Шульхан арух, 318, 4). А если таков практический закон, то очень важно знать, доведена ли пища до полной готовности. Ведь пока она не сварена до полной готовности, Тора запрещает производить с ней какие-либо действия, в результате которых эта пища станет горячее, что ускорит процесс ее варки.

Например, на субботней плате температура распределяется неравномерно: в одних местах она горячее, чем в других. Пищу, не доведенную до полной готовности, запрещено переставлять на более горячее место на плате. Запрещено также покрывать полотенцем крышку кастрюли с пищей. Если же кто-то открыл крышку, чтобы проверить, готова ли пища, и выяснилось, что она еще не готова, запрещено вновь накрывать кастрюлю крышкой, поскольку это ускоряет процесс варки.

Но если блюдо уже доведено до готовности, его разрешается переставить на более теплое место, и если крышку открыли, ее можно закрыть. Разрешено также накрыть крышку кастрюли полотенцем, чтобы сильнее нагреть содержимое кастрюли. Даже если благодаря этому блюдо станет вкуснее, – как происходит, например, с чолнтом, – это не является нарушением запрета. Разрешается также вынуть из морозильной камеры замороженное мясо, сваренное до полной готовности перед субботой, и разогреть его (но так, чтобы это не выглядело, будто его варят в субботу, как объясняется ниже, в п. 18). Ведь существует основополагающее правило: после того, как пища считается сваренной и доведенной до готовности, нет больше запрета ее разогревать (все это относится к твердой пище; что же касается жидкой пищи, то в отношении нее существует дополнительная полемика, о которой говорится подробнее в п.п. 5-6).

Чолнт, доведенный до готовности, даже если мясные кости в нем все еще остаются твердыми, считается полностью сваренным, и кастрюлю, в которой он находится, разрешается накрывать крышкой, чтобы он нагрелся сильнее. Однако если человек имеет обыкновение употреблять эти кости в пищу, то, пока они не сварятся полностью, все блюдо не считается доведенным до готовности, и его нельзя накрывать крышкой и нагревать сильнее[1].


[1]. По мнению Рамбама, Трума, Сефер мицвот гадоль, Ѓагаѓот Мордехай, Ор заруа, рабби Ицхака бен Ашера и Тура, пока блюдо не доведено до полной готовности, существует запрет Торы его варить. А Рамбан, рабейну Йона, Рашба, Рош и Меири считают: когда блюдо достигло степени готовности, при которой его можно употреблять в пищу в случае крайней необходимости (как объясняется ниже, в прим. 14), на него распространяется правило: «Нет варки после варки». Шульхан арух (318, 4) выносит практическое постановление, что запрет на варку аннулируется только тогда, когда блюдо достигает полной готовности (а согласно сказанному в Биур Ѓалаха, 318, 4, со слова афилу, по мнению тех авторитетов, которые считают, что запрещено варить блюдо, достигшее такой степени готовности, при которой его можно употреблять в пищу лишь в случае крайней необходимости, это является запретом Торы. Согласно же сказанному в Эглей таль (Ѓа-офе, 7, 16), большинство авторитетов, запрещающих это, считают, что данный запрет является постановлением мудрецов). Постфактум (бедиавад), если в субботу блюдо, достигшее такой степени готовности, при которой его можно употреблять в пищу в случае крайней необходимости, было доведено до полной готовности, его можно есть в субботу, так как постфактум, когда речь идет о пище, приготовленной в субботу запрещенным образом, полагаются на мнение тех авторитетов, которые считают, что блюдо, пригодное к употреблению в крайнем случае, варить разрешается (см. ниже, гл. 26, п. 5).

Чолнт, содержащий куриные кости: по мнению рава Шломо-Залмана Ойербаха, пока куриные кости не доведены до степени полной готовности, все блюдо не считается сваренным полностью, поскольку большинство людей имеет обыкновение употреблять в пищу куриные кости, размягченные в результате длительной варки. Поэтому даже тот, кто не имеет такого обыкновения, должен придерживаться более строгого толкования закона и не совершать никакого действия, призванного усилить нагревание блюда, если куриные кости, содержащиеся в нем, не достигли степени полной готовности (см. Минхат Шломо, п. 6; Шмират шабат ке-ѓилхата, 1, 20). В отличие от рава Ойербаха, рав Моше Файнштейн считает, что, поскольку большинство людей не имеет обыкновения употреблять в пищу кости, куриные кости не определяют степени готовности всего блюда, и если чолнт достиг состояния полной готовности, на него не распространяется запрет варки. И только если человек обычно ест размягченные кости из чолнта, то степень готовности всего чолнта зависит от степени мягкости костей, и пока кости не сварились, считается, что все блюдо не достигло полной готовности (см. Игрот Моше, Орах хаим, ч. 4, 76, 77). И таков распространенный сегодня обычай, поскольку в наши дни большинство людей не имеет обыкновения употреблять в пищу кости.

04. «Жар, при котором человек отдергивает руку»

Фундаментальным понятием, относящимся к законам субботы, является понятие «жар, при котором человек отдергивает руку». Мудрецы объясняют: имеется в виду минимальная температура, при которой пища может свариться. Однако возникает сомнение относительно того, что именно имели в виду мудрецы: что пища столь горяча, что человек не в состоянии дотронуться до нее даже на несколько секунд (температура такой пищи составляет приблизительно 71 градус Цельсия), или же что если человек будет вынужден прикасаться к этой пище в течение нескольких минут, он предпочтет убрать руку, поскольку прикосновение к столь горячей пище будет ему неприятно (в таком случае, речь идет о температуре примерно в 45 градусов).

По мнению многих авторитетов, поскольку в отношении этого вопроса существует сомнение, во всех его аспектах необходимо придерживаться более строгого толкования закона, принимая за меру «температуры, при которой человек отдергивает руку», интервал от 45 до 71 градуса. Исходя из этого, следует считать, что 45 градусов Цельсия – это минимальная температура, при которой пища может свариться, поэтому в субботу запрещено класть сырую пищу в кастрюлю, нагретую до 45 градусов и выше. Подобным же образом, запрещено класть сырую пищу вблизи огня, где она может нагреться до 45 градусов и больше (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 1, 1).

Эта формулировка важна и для закона варки в отношении воды. Этот запрет заключается в том, что запрещено нагревать воду, не достигшую «температуры, при которой человек отдергивает руку», до этой температуры. Если же вода уже достигла такой температуры, она считается «сваренной», и разрешается нагревать ее и дальше, поскольку «нет варки после варки». Подобным же образом, если емкость с водой, не достигшей «температуры, при которой человек отдергивает руку», ставят возле субботней платы – в таком месте, где вода не нагреется до указанной температуры, даже если простоит там целый день, – это не является нарушением запрета.

Исходя из этого, практический закон таков: необходимо следить за тем, чтобы в субботу вода не нагрелась до температуры в пределах от 45 до 71 градуса, поскольку нам точно не известно, какова «температура, при которой человек отдергивает руку». Поэтому, если вода нагревается до температуры, находящейся в указанных пределах, существует опасение, что она достигла «температуры, при которой человек отдергивает руку». Нагревание же воды до температуры, выходящей за эти пределы, разрешено. Это означает, что если до наступления субботы вода была нагрета более, чем до 71 градуса, то в субботу разрешается поставить емкость с ней в таком месте, где она нагреется еще больше, поскольку «нет варки после варки». Кроме того, разрешено ставить емкость с холодной водой в такое место, где вода нагреется, самое большее, до температуры в 44 градуса, так как подобное нагревание не является нарушением запрета варки.

При определении «температуры, при которой человек отдергивает руку», существует еще один важный подход: любые пища или питье, которые большинство людей способно съесть или выпить в один присест, считаются не достигшими «температуры, при которой человек отдергивает руку». Если же большинство людей неспособно съесть эту пищу или выпить это питье в один присест, это означает, что указанные пища или питье достигли «температуры, при которой человек отдергивает руку», поэтому они считаются сваренными до полной готовности, и их можно нагревать и дальше (см. Бен Иш Хай, шана шния, гл. Бо, 5; Маѓаршам, ч. 1, 197). В случае необходимости можно положиться на этот подход[2].

Для того, чтобы создать «ограду» вокруг этого закона, мудрецы запретили в субботу ставить емкость с водой в такое место, где вода может нагреться до «температуры, при которой человек отдергивает руку». Даже если рядом будет стоять человек и следить за тем, чтобы вода не нагрелась слишком сильно, все равно существует опасение, что он отвлечется, и вода нагреется до «температуры, при которой человек отдергивает руку», что будет нарушением запрета варки. Но можно ставить холодную воду туда, где она не может нагреться до указанной температуры, даже если простоит там в течение долгого времени (см. Шульхан арух, 318, 14)[3].


[2]. В Игрот Моше (Орах хаим, ч. 4, 74, 3) сказано, что сомнение касается интервала температур от 43 до 71 градуса Цельсия. В Ор ле-Цион (ч. 2, 30, 12) написано, что «жар, при котором человек отдергивает руку» – это температура между 40 и 80 градусами, поскольку вода, нагретая до 40 градусов, обжигает живот младенца, как указано в Шульхан арух (318, 14). С другой стороны, некоторые люди пьют чай, нагретый до температуры в 80 градусов. В Шмират шабат ке-ѓилхата (1, 1) написано на основе доказательства, приведенного равом Шломо-Залманом Ойербахом, что нижней границей является температура в 45 градусов. И хотя, по мнению большинства авторитетов, в толковании понятия «жар, при котором человек отдергивает руку» нужно следовать более строгому подходу из двух возможных: что рука не может выдержать этого жара, или что руке этот жар неприятен, – в любом случае, нет надобности придерживаться крайних подходов в толковании понятия «температура, при которой человек отдергивает руку». Поэтому я написал, что сомнение касается температуры в интервале от 45 до 71 градуса. Более того, в крайнем случае, можно положиться на мнение, согласно которому степень нагрева измеряется по критерию, может ли человек выпить питье или съесть пищу в один присест. Некоторые авторитеты придерживаются более строгого толкования и в том, что касается нагрева воды до «температуры, при которой человек отдергивает руку»; см. Шмират шабат ке-ѓилхата, гл. 1, прим. 17 и 110. В отличие от них, согласно ашкеназскому обычаю, если вода была изначально нагрета до «температуры, при которой человек отдергивает руку», а потом остыла, пока она остается хоть чуть-чуть теплой, ее разрешается довести до температуры кипения (см. ниже, п.п. 5-6).

[3]. По мнению Раши и Рамбама, разрешено ставить воду в такое место, простояв в котором какое-то время, она может нагреться до «температуры, при которой человек отдергивает руку», при условии, что кто-нибудь будет следить за тем, чтобы вода не достигла указанной температуры. Однако, в отличие от них, Тосафот, Рош, Рашба и большинство других авторитетов считают, что это запрещено. И так постановляет Шульхан арух (318, 14). Если же речь идет о холодном жидком блюде (например, супе), которое необходимо подогреть, то разрешается, придерживаясь менее строгого толкования закона, поставить его в теплое место, где оно может нагреться до «температуры, при которой человек отдергивает руку», при условии, что кто-то проследит за тем, чтобы убрать оттуда блюдо прежде, чем оно достигнет указанной температуры. Это объясняется тем, что, как говорится в следующем пункте, по мнению Рамбама, Рашба и Рана, не существует «варки после варки», когда речь идет о жидком блюде. Таким образом, здесь имеет место двойное сомнение (сфейк сфейка), а в таком случае разрешается придерживаться менее строгого толкования закона. Суть этого двойного сомнения состоит в следующем: 1) возможно, в этом случае закон соответствует мнению Раши и Рамбама; 2) а возможно, закон соответствует мнению тех авторитетов, которые считают, что в отношении жидкой пищи «нет варки после варки». Однако в Шмират шабат ке-ѓилхата (1, 13) написано, что в этом нужно придерживаться более строгого толкования закона, и только в случае крайней необходимости разрешается следовать менее строгому толкованию. И все же, по сути закона, разрешается следовать менее строгому толкованию, поскольку, даже по мнению тех авторитетов, которые придерживаются более строгого толкования закона в отношении «варки после варки» жидкой пищи, если человек забудет убрать жидкую пищу из теплого места, прежде чем она достигнет «температуры, при которой человек отдергивает руку», он нарушит только постановление мудрецов, поскольку он намеревался не вскипятить суп, а лишь немного его разогреть.

05. Варка жидкой пищи и сефардский обычай

Как мы уже говорили, существует правило: «Нет варки после варки», поэтому в субботу разрешается разогревать сваренные блюда. Например, можно достать из холодильника вареную рыбу или жареные шницели и разогреть их до «температуры, при которой человек отдергивает руку», при условии, что это не будет выглядеть так, словно их готовят в субботу (как объясняется ниже, в п. 18).

Однако выдающиеся законоучители раннего периода расходятся во мнениях в одном принципиальном вопросе: распространяется ли это правило и на жидкую пищу – например, супы и соусы? Жидкой называется такая пища, которая, если налить ее в тарелку, распределится по всей тарелке равномерно; если же пища остается там, где ее положили, она считается твердой. Рамбам, Рашба и Ран считают, что правило «нет варки после варки» касается и вареного супа, а потому, согласно их мнению, в субботу разрешено достать суп из холодильника и разогреть его, при условии, что это не будет выглядеть так, словно его варят (см. ниже, п. 18).

Однако, по мнению Раши, Роша, Сефер мицвот гадоль и Сефер мицвот катан, правило «нет варки после варки» распространяется именно на твердую пищу, и только ее можно разогревать в субботу. Что же касается жидкой пищи, то даже после того, как она была доведена до полной готовности, а затем остыла, ее запрещено разогревать в субботу, так как это является нарушением запрета варки. Это объясняется тем, что при приготовлении твердой пищи главная задача – придать ей вареный или печеный вкус, и нет принципиальной разницы между горячим или остывшим хлебом, как и между горячими или холодными картофелем или рыбой. Поэтому с того момента, как твердая пища приобрела вареный или печеный вкус, считается, что она доведена до готовности, и даже если она остыла, ее разрешается разогревать в субботу, так как на нее больше не распространяется запрет варки. Однако для жидкой пищи температура является существенным фактором – так, между теплым и холодным супом существует значительная разница. То же самое можно сказать о чае или кофе: холодный и горячий чай или кофе существенно отличаются друг от друга. Поэтому в отношении жидкой пищи «есть варка после варки», и если жидкая пища остыла, тот, кто в субботу разогревает ее до «температуры, при которой человек отдергивает руку», нарушает запрет варки, согласно словам Торы.

На практике, Шульхан арух (318, 4) выносит постановление согласно более строгому толкованию закона, и таков обычай сефардских общин: если жидкая пища остыла, и ее температура опустилась ниже «температуры, при которой человек отдергивает руку», то первичная варка, которой она подверглась, аннулируется, и согласно заповеди Торы, запрещено нагревать ее до указанной температуры. Поэтому в субботу запрещено доставать из холодильника суп и разогревать его. Подобным же образом, если кастрюля с супом была снята с субботней платы, и его температура опустилась ниже «температуры, при которой человек отдергивает руку», запрещено возвращать кастрюлю на плату. Если же известно наверняка, что суп еще не остыл ниже «температуры, при которой человек отдергивает руку», то его разрешено поставить обратно на плату (как объясняется в п. 19), а если кастрюля с супом стояла на краю платы, то ее можно переставить на середину, чтобы ее содержимое нагрелось сильнее.

Если же содержимое холодной кастрюли состоит, главным образом, из твердой пищи, но в ней присутствует и жидкий соус, эту кастрюлю запрещено разогревать, поскольку, если человек разогреет соус, он нарушит запрет варки. Решить эту проблему можно следующим способом: извлечь из кастрюли твердую пищу и разогреть ее отдельно, а жидкость, которая выделится при этом, не имеет значения. Подобным же образом, в субботу разрешается разогревать твердую пищу – например, мясо или рыбу, – которая содержит небольшое количество жидкости. Эта жидкость не имеет значения, так как она является второстепенной по отношению к твердой пище[4].

Если соус застыл – как это часто бывает, например, с грибным соусом, – но при нагревании возвращается в жидкое состояние, он считается твердой пищей, которую можно разогревать (см. Мишна брура, 318, 100; Каф ѓа-хаим, 158). Однако, по ашкеназскому обычаю, изначально (лехатхила), его разогревать не следует, поскольку некоторые законоучители (Трума и Рош) считают, что изначально нельзя совершать действие, способствующее превращению твердой пищи в жидкую и наоборот, так как в подобном действии присутствует аспект созидательной работы, в результате которой возникает нечто новое (как объясняется ниже, в гл. 12, п. 12). Если же соус является второстепенным по отношению к твердой пище, то и по ашкеназскому обычаю, изначально (лехатхила) разрешено нагревать блюдо с застывшим соусом, который при нагревании становится жидким.


[4]. Из того, что написано в Шульхан арух (318, 15), следует, что если в блюде содержится жидкость, то даже при условии, что основная его часть твердая, его запрещено разогревать в субботу, так как это является нарушением запрета варки в отношении жидкой пищи. Тот же самый вывод можно сделать на основе сказанного в Мишна брура (318, п.п. 32, 39) и Шаар ѓа-циюн, 60. С другой стороны, мнение При мегадим, приведенное в Мишбецот заѓав (253, 13), гласит, что в этом необходимо придерживаться менее строгого толкования закона. При мегадим полагает, что здесь определяющим фактором является то, какой пищи больше, ведь если соуса в блюде мало, при нагревании его становится еще меньше, и его вкус ухудшается, а по мнению рабейну Йерухама, даже если в блюде есть жидкость, его можно разогревать, и это не является нарушением запрета варки. В отличие от этого, есть авторитеты, которые придерживаются более строгого толкования закона и утверждают, что, по мнению Шульхан арух ѓа-рав, если в блюде содержится жидкость в таком количестве, что если в кастрюлю с этим блюдом кладут твердую пищу, она становится влажной, − то считается, что все блюдо жидкое, и его запрещено разогревать. Закон соответствует среднему из вышеприведенных мнений. Следует отметить, что в общинах Северной Африки принято следовать менее строгому толкованию закона, согласно мнению Рамбама, Рашба и Рана, что в отношении жидкой пищи «нет варки после варки», или, по крайней мере, обычаю, подобному обычаю ашкеназских общин: если блюдо еще хоть чуть-чуть теплое, его разрешено разогревать, как объясняется в следующем пункте (см. респонсы рабби Шимона бен Цемаха Дурана, Шемеш у-маген, 1, 8).

06. Йеменский и ашкеназский обычаи в отношении жидкой пищи

Как мы уже говорили, по мнению Рамбама, Рашба и Рана, правило «нет варки после варки» касается и жидкой пищи: если она доведена до готовности, то, даже при условии, что она остыла, ее разрешается нагревать до «температуры, при которой человек отдергивает руку».

Среди выходцев из Йемена многие следуют обычаю Рамбама. Согласно этому обычаю, если суп был сварен и поставлен в холодильник перед наступлением субботы, то в субботу разрешается достать его из холодильника и поставить в такое место, где он может нагреться до температуры кипения. Тот же самый закон относится к соусам и всем другим видам жидкой пищи.

В ашкеназских общинах распространен обычай Рама, который привел два вышеупомянутых мнения к некоему компромиссу. Согласно мнению Рама, если жидкая пища остыла и стала настолько холодной, что в таком состоянии ее есть не принято, то ее запрещено нагревать до «температуры, при которой человек отдергивает руку». Но если она все еще немного теплая, то ее разрешается нагревать до указанной температуры. Это объясняется тем, что постановление Рама, в принципе, соответствует мнению Рамбама, согласно которому на жидкую пищу также распространяется правило «нет варки после варки», однако, по его мнению, если блюдо полностью остыло, его запрещено разогревать, согласно постановлению мудрецов[5].

Когда тот, кто следует постановлению Шульхан арух или Рама, гостит в субботу у представителя йеменской общины, который придерживается обычаев Рамбама, гостю разрешается есть суп, вынутый из холодильника и разогретый хозяевами дома. Ведь, поскольку хозяин дома вел себя в соответствии с законом, согласно принятому у него обычаю, любому еврею изначально (лехатхила) разрешается есть пищу, приготовленную у него дома (см. Мишна брура, 318, 2).

Однако тому, кто следует постановлению Шульхан арух или Рама, запрещено просить того, кто соблюдает обычаи Рамбама, разогреть для него суп в субботу, ведь, поскольку по его обычаю это запрещено, ему нельзя просить об этом другого еврея. Но если первый пригласит второго на трапезу, то гость имеет право поступить согласно своему обычаю и разогреть суп для себя самого, и тогда хозяину дома также будет разрешено есть этот суп.


[5]. Так пишут Нишмат адам (правило 20, п. 8), Хазон Иш (Орах хаим, 37, 13) и Игрот Моше (Орах хаим, ч. 4, 74, 2). Это может объясняться тем, что подобное действие выглядит, как варка, или же тем, что, если придерживаться в этом менее строгого толкования закона, то, в конце концов, человек может в самом деле нарушить запрет варки. Некоторые законоучители говорят, что, по мнению Рама, если сваренный суп полностью остыл, его запрещено варить согласно заповеди Торы (см. Маген Авраѓам, 253, 37; Теѓила ле-Давид, 33). Это основано на предположении, что пока пища остается теплой, и ее можно есть как теплое блюдо, она все еще считается сваренной, но если она остыла до такой степени, что уже не может считаться теплой, то ее первичная варка аннулируется, и на нее вновь распространяется запрет варки (а можно сказать, что пока она остается теплой, она считается сваренной не полностью, а до такого состояния, что ее можно есть в случае крайней необходимости).

07. Первый, второй и третий сосуды

Пища варится в сосуде, стоящем на огне. Возникает вопрос: каков закон в случае, когда в кастрюле, не стоящей на огне или на субботней плате, содержится горячая вода или горячая пища, нагретая до «температуры, при которой человек отдергивает руку»? Разрешается ли в субботу класть в эту кастрюлю сырую пищу?

Общий ответ на этот вопрос таков: в «первый сосуд» (кли ришон) класть сырую пищу запрещено, а во «второй сосуд» (кли шени), по сути закона, разрешено, однако на практике класть такую пищу разрешается только в «третий сосуд» (кли шлиши). «Первый сосуд» – это тот сосуд, который нагревается на огне, а «второй сосуд» – это тот сосуд, в который перелили воду или пищу из сосуда, стоявшего на огне. Разница между ними заключается в том, что «первый сосуд» стоял на огне, и его стенки нагрелись, поэтому он хранит тепло в течение долгого времени, и сырая пища, помещенная в него, может свариться в его содержимом. В отличие от этого, поскольку стенки «второго сосуда» не нагрелись на огне, − горячая вода или пища, содержащиеся в нем, быстро остывают, поэтому сырая пища, помещенная в этот сосуд, не может свариться в них (см. Тосафот к трактату Шабат, 40б, со слов шма мина).

Но бывает пища – например, некоторые виды рыбы, – которая составляет исключение и варится очень легко и быстро; такая пища может свариться и во «втором сосуде». В Ѓалахе она называется «легко поддающаяся варке», поэтому Тора запрещает варить ее в субботу во «втором сосуде». Более того, на такую пищу запрещено даже наливать горячую воду из «второго сосуда», так как для нее достаточно легкой варки, поэтому даже если вылить на нее жидкость из «второго сосуда», она сварится и будет готова к употреблению (см. Мишна брура, 318, 36).

И хотя из сути закона следует, что лишь отдельные виды пищи относятся к категории «легко поддающиеся варке», некоторые крупнейшие законоучители опасались, что люди не смогут отличить такую пищу от обычной. По их мнению, только когда доподлинно известно, что тот или иной вид пищи не относится к категории «легко поддающиеся варке», – таковы, например, вода или растительное масло, – его можно поместить во «второй сосуд» (см. Мишна брура, 318, 42; Шмират шабат ке-ѓилхата, 1, 59). Кроме того, по мнению некоторых выдающихся авторитетов, любую пищу, которая не была сварена перед наступлением субботы, запрещено класть в субботу во «второй сосуд», согласно постановлению мудрецов, поскольку такое действие выглядит, как варка (см. Маген Авраѓам, Мишна брура, 318, 34). Поэтому на практике запрещено помещать во «второй сосуд» пищу, которая не была сварена до этого, но разрешается выливать горячую жидкость из «второго сосуда» на сырую пищу, и только если известно, что эта пища принадлежит к категории «легко поддающаяся варке», это запрещено.

Исходя из этого, в субботу разрешается готовить полуфабрикаты быстрого приготовления наподобие лапши «Доширак» или риса (известные в Израиле как полуфабрикаты «Мана хама») посредством выливания на них горячей воды из «второго сосуда», но запрещено готовить картофельное пюре, так как это является нарушением запрета замеса теста (как объясняется ниже, в гл. 12, п. 7).

Что же касается «третьего сосуда», то общепринятый закон гласит, что жидкость, содержащаяся в нем, неспособна варить. Если горячую воду или пищу из кастрюли перелили в другой сосуд, а оттуда – еще в один, то этот последний называется «третий сосуд», и на него больше не распространяется запрет варки[6].


[6]. И все же некоторые поздние законоучители склоняются к более строгому толкованию закона и постановляют, что запрещено класть сырую пищу, легко поддающуюся варке, в жидкость в «третьем сосуде», нагретую до «температуры, при которой человек отдергивает руку». Таково мнение Хазон Иша (52, 19) по поводу пищи, относящейся к категории «легко поддающаяся варке»: пока вода остается горячей, такая пища может свариться и в «третьем сосуде», и даже в десятом. И так написано в Арух ѓа-шульхан (318, 28) в связи с приготовлением чая в субботу. А по мнению Хазон Иша (20, 4), любой сосуд с горячим содержимым, обжигающим руку, способен варить. Однако, по мнению большинства авторитетов, правило, согласно которому нет варки в «третьем сосуде», является абсолютным, поэтому в «третий сосуд» разрешается помещать любую сырую пищу. И так пишет Мишна брура (318, 47) на основе сказанного в При мегадим. Общепринятое объяснение этого таково: мудрецы исходили из предположения, что в «третьем сосуде» не может быть варки. Кроме того, мне, согласно моему скромному мнению, представляется, что этому можно, вероятно, дать такое объяснение: любой сосуд, в котором обычно не варят пищу, не связан с запретом согласно словам Торы, так как Тора запрещает в субботу лишь варку обычным способом. А поскольку пищу не принято варить во «втором сосуде», то, согласно Торе, нет запрета класть сырую пищу во «второй сосуд». Что же касается пищи, которая относится к категории «легко поддающаяся варке», то ее принято варить во «втором сосуде», или даже наливая на нее горячую жидкость из «второго сосуда», поэтому, если в субботу ее поместили во «второй сосуд» или вылили на нее горячую жидкость из «второго сосуда», это является нарушением запрета Торы. А в «третьем сосуде» варить не принято никоим образом, даже пищу, легко поддающуюся варке, поэтому на «третий сосуд» никогда не будет распространяться запрет Торы. И поскольку, в подавляющем большинстве случаев, невозможно сварить пищу в «третьем сосуде», мудрецы не наложили запрет на варку в «третьем сосуде».

В Маген Авраѓам, Мишна брура (318, 34) и Каф ѓа-хаим (70) написано, что закон соответствует первому комментарию Тосафот к трактату Шабат, 39а, который гласит: хотя нет варки во «втором сосуде», запрещено класть в него сырую пищу, потому что это выглядит, как варка; туда разрешается добавлять только специи, так как подобное действие не выглядит, как варка. В отличие от этого, в Яхаве даат (6, 22) написано на основе мнения некоторых ранних и поздних законоучителей, что закон соответствует второму комментарию Тосафот к трактату Шабат, 39а, который гласит: нет запрета совершать действия, которые выглядят как варка, когда мы имеем дело со «вторым сосудом».

Некоторые законоучители полагают, что мы не умеем отличать пищу, легко поддающуюся варке, от всякой другой, поэтому следует придерживаться более строгого толкования закона, запрещающего класть во «второй сосуд» любые виды пищи, кроме той, о которой нам доподлинно известно, что она не принадлежит к категории «легко поддающаяся варке» (так пишут Сефер йерэим и Сефер мицвот гадоль). Но есть и мнение, что этого запрета следует придерживаться, только когда мы имеем дело с особыми видами пищи, о которых известно, что они легко поддаются варке (так считают, например, Ран и Тур). А Рама (318, 5) пишет, что в этом принято придерживаться более строгого толкования закона; так пишут и Маген Авраѓам (18), Шульхан арух ѓа-рав (12), Хазон Иш (20, 4), Мишна брура (42), Шмират шабат ке-ѓилхата (1, 59). А Шульхан арух (318, 5) приводит оба мнения, и представляется, что он склоняется к менее строгому толкованию закона. Некоторые авторитеты склоняются к мнению, что более строгого толкования необходимо придерживаться только в том случае, когда мы имеем дело с пищей, о которой известно, что она легко поддается варке (см. Хазон Иш, 52, 18).

Для того, чтобы не вдаваться в излишние подробности и не сталкиваться со всевозможными сомнениями, я написал на основе двух вышеприведенных подходов, что следует придерживаться более строгого толкования закона, когда мы имеем дело со «вторым сосудом», и менее строгого толкования, когда речь идет о «третьем сосуде». И хотя общепринят закон, что запрещено лить горячую воду или жидкость из «второго сосуда» на пищу, легко поддающуюся варке, − как мы говорили выше, по мнению большинства авторитетов, обычная пища не относится к категории «легко поддающаяся варке», и даже по мнению тех, кто придерживается более строгого толкования закона, данный запрет является постановлением мудрецов, так как тот, кто совершает подобное действие, не имеет намерения сварить эту пищу. Кроме того, если на пищу наливают горячую воду или жидкость, обваривается только ее внешний слой, а этого недостаточно, чтобы нарушить запрет Торы; а по мнению Рашбама, при этом вообще не происходит никакой варки. Исходя из этого, только когда мы имеем дело с пищей, о которой известно, что она легко поддается варке, следует придерживаться более строгого толкования закона, запрещающего лить на такую пищу горячую воду или жидкость из «второго сосуда».

08. Приготовление чая в субботу

Если человек хочет приготовить в субботу чай с помощью чайного пакетика, он должен сделать это в «третьем сосуде», то есть налить горячую воду в один стакан (который представляет собой «второй сосуд»), затем перелить ее в другой («третий сосуд»), и только в этот последний стакан можно положить чайный пакетик.

Казалось бы, чайный пакетик должно быть разрешено заваривать и во «втором сосуде», ведь правило гласит, что нет варки во «втором сосуде». Однако, как мы уже говорили, пища, легко поддающаяся варке, может свариться и во «втором сосуде», а некоторые законоучители опасаются, что чай является именно таким видом пищи. Кроме того, некоторые предполагают, что запрещено класть во «второй сосуд» пищу, которая не подверглась варке, поскольку это выглядело бы, как варка (см. Маген Авраѓам, Мишна брура, 318, 34). Поэтому если человек хочет приготовить чай в субботу, он должен заваривать пакетик в «третьем сосуде».

Однако некоторые авторитеты придерживаются в этом вопросе более строгого толкования закона и указывают: поскольку мы видим, что чайный пакетик, помещенный в «третий сосуд», выделяет цвет и вкус, это означает, что чай поддается варке очень легко, и потому его запрещено класть даже в «третий сосуд» (так считают, например, Арух ѓа-шульхан и Хазон Иш). И все же, по мнению большинства авторитетов, абсолютное правило гласит, что нет варки в «третьем сосуде», и, в любом случае, разрешается помещать пищу, не подвергшуюся варке, в «третий сосуд». Кроме того – то, что и в «третьем сосуде» чайный пакетик выделяет цвет и вкус, не является признаком варки. Ведь даже если чайный пакетик положить в воду, нагретую всего лишь до 40 градусов Цельсия, в которой ничего не может свариться, он выделит цвет и вкус. Из этого следует, что чайный пакетик разрешено класть в горячую воду, налитую в «третий сосуд».

Если же до наступления субботы была приготовлена жидкая чайная заварка, то ее можно наливать в горячую воду во «втором сосуде», поскольку жидкая заварка не относится к категории пищи, легко поддающейся варке, а когда человек наливает ее в стакан, это не выглядит, как варка.

Но тот, кто желает исполнить заповедь самым великолепным образом (меѓадрин), изначально (лехатхила) воздерживается в субботу от окрашивания напитков (см. ниже, гл. 13, п. 10). В таком случае, следует сначала налить заварку в «третий сосуд», а на нее – горячую воду из «второго сосуда». Таким образом, вода добавляется к заварке, и, согласно мнениям всех авторитетов, это не является нарушением запрета окрашивания.

Если в субботу жидкая заварка закончилась, и в чайнике остались одни чайные листья без жидкости, то можно налить горячую воду из бака для кипячения в стакан, который будет считаться «вторым сосудом», а из этого стакана вылить воду на чайные листья, таким образом получив новую заварку. И нет опасения, что это может расцениваться как варка, поскольку эти листья уже были сварены до наступления субботы, и на них больше не распространяется запрет варки[7].


[7]. Как мы говорили в конце предыдущего примечания, запрещено класть чайные листья во «второй сосуд», так как в этом следует учитывать мнение тех авторитетов, которые считают, что это выглядит, как варка; кроме того, существует опасение, что чайные листья относятся к категории пищи, легко поддающейся варке, а потому их запрещено класть во «второй сосуд» и даже наливать на них воду из «второго сосуда». Но если чайные листья заключены в пакетик, то на них можно наливать горячую воду из «второго сосуда», поскольку, в таком случае, вода обваривает только верхний слой пакетика, а значит, варка не достигнет листьев, содержащихся в пакетике.

Я написал, что если жидкая заварка, приготовленная перед наступлением субботы, закончилась, то на сваренные чайные листья, оставшиеся от заварки, можно налить горячую воду из «второго сосуда». Ведь поскольку эти чайные листья уже подверглись варке перед наступлением субботы, на них больше не распространяется запрет варки. Однако запрещено лить на них воду прямо из бака для кипячения, так как жидкость, оставшаяся в листьях, остыла, и, по мнению многих авторитетов, ее запрещено вновь нагревать до «температуры, при которой человек отдергивает руку» (см. выше, п. 5; Мишна брура, 318, 39). Кроме того, чайные листья, возможно, сварились не полностью до начала субботы, и если вылить на них горячую воду из «первого сосуда», это будет способствовать продолжению процесса варки. Если же на них будет налита вода из «второго сосуда», то нет опасения, что будет нарушен запрет варки, ведь, даже если предположить, что чайные листья принадлежат к категории пищи, легко поддающейся варке, то, поскольку они уже были сварены до наступления субботы, нет опасения, что если на них будет вылита вода из «второго сосуда», это будет способствовать продолжению процесса варки. Нет также опасения, что сварится холодная вода, оставшаяся от заварки, поскольку вода не относится к категории пищи, легко поддающейся варке.

09. Наливание кипятка во влажный стакан

Уникальный характер Ѓалахи заключается в том, что она предусматривает все до мельчайших подробностей, и именно благодаря этому она возносит все повседневные действия человека на более высокий уровень и придает им глубокий духовный смысл.

Отсюда вытекает практический вопрос: разрешается ли в субботу наливать горячую воду из бака для кипячения в стакан, на стенках которого остались капли воды?

Некоторые законоучители утверждают, что поскольку запрет варки, установленный Торой, распространяется даже на считанные капли воды, запрещено наливать горячую воду из бака для кипячения в стакан, на стенках которого остались капли холодной воды, так как горячая вода сварит капли холодной. Поэтому прежде чем наливать в стакан горячую воду, его следует вытереть насухо (см. Игрот Моше, Орах хаим, 1, конец п. 93; Минхат Ицхак, 9, 30; Шмират шабат ке-ѓилхата, 1, 52).

В отличие от этого, многие авторитеты считают, что стакан при этом не нужно вытирать насухо, поскольку наливание в стакан горячей воды не является обычным способом варки. Кроме того, возникает сомнение, на самом ли деле капли холодной воды сварятся. Но даже если они сварятся, это не будет соответствовать желанию и намерению человека, ведь когда он наливает горячую воду в стакан, он не намеревается сварить капли воды, оставшиеся на его стенках. И таков практический закон (см. Циц Элиэзер, 13, 40; Шиболей ѓа-лекет, 7, 42)[8].


[8]. И все же в том, что касается обязанности принесения грехоочистительной жертвы во время существования Храма, то ее был обязан приносить лишь тот, кто по ошибке сварил такое количество воды, которого может хватить хотя бы для того, чтобы помыть небольшой участок тела (см. Рамбам, «Законы субботы», 9, 1). Однако запрет Торы распространяется на варку даже одной капли воды. Именно на этом основано мнение тех законоучителей, которые запрещают наливать горячую воду в стакан, на стенках которого остались капли воды. И хотя капли воды находятся во «втором сосуде», горячую воду наливают из «первого сосуда», а в Ѓалахе принят закон, что горячая вода из «второго сосуда» обваривает верхний слой.

С другой стороны, существует множество соображений, по которым это можно разрешить. Изложим их вкратце: поскольку капли воды подвергаются варке необычным способом, это является нарушением запрета, установленного мудрецами, а некоторые авторитеты разрешают выполнять в субботу действия, относящиеся к категории «псик рейша, при условии, что человек не получает выгоды от их результата», когда речь идет о запрете, установленном мудрецами (швут). Но возможно, здесь нет псик рейша, так как горячая вода не обязательно попадет прямо на капли холодной воды (см. выше, гл. 9, п. 2). Кроме того, по мнению Хахам Цви (гл. 6), то, что запрещено, запрещено и в отношении минимального размера (хаци шиур), поскольку и хаци шиур обладает значимостью. Поэтому в отношении непреднамеренного выполнения работы нет запрета, даже когда имеет место псик рейша. Исходя из этого, автор Циц Элиэзер (13, 40) написал, что эти капли не имеют ни малейшей важности. Дополнительным доводом здесь служит мнение Рашбама, который полагает, что горячая вода, налитая из «первого сосуда», не обладает способностью к варке. Если же капли на стенках стакана остались от горячей воды, которая остыла, то некоторые авторитеты разрешают наливать в этот стакан воду из «первого сосуда», основываясь на принципе «нет варки после варки», как объясняется выше, в п.п. 5-6. На практике, поскольку даже те, кто это запрещает, признают, что речь идет о запрете, установленном мудрецами, ведь когда человек наливает в стакан горячую воду, он не намеревается сварить капли, оставшиеся на его стенках, – закон следует мнению тех авторитетов, которые это разрешают. На основе большинства приведенных здесь причин можно сделать вывод: нет обязанности вытирать насухо ложку, с помощью которой человек намеревается извлечь пищу из «первого сосуда».

Некоторые люди опасаются пользоваться в субботу электрическим баком для кипячения, к стенке которого прикреплена трубка, указывающая, сколько воды осталось в баке, поскольку, когда из такого бака наливают воду, часть воды из трубки попадает в бак, и если эта вода холодная, она нагреется и сварится. Однако многие авторитеты придерживаются в этом менее строгого толкования закона, так как человек, наливающий воду из бака, не имеет намерения сварить воду, попавшую туда из трубки; кроме того, эта вода может быть нагрета до «температуры, при которой человек отдергивает руку». А возможно, эта вода уже сварилась до наступления субботы, и тогда пользоваться водой из такого бака разрешено согласно мнению тех авторитетов, которые считают, что в отношении жидкой пищи также действует правило «нет варки после варки» (см. выше, п.п. 5-6).

10. Обладает ли горячий комок пищи способностью к варке?

Как мы уже говорили (в п. 7), в «первом сосуде» варится любая пища, во «втором сосуде» – только пища, легко поддающаяся варке, а «третий сосуд» вообще не обладает способностью к варке. Но законоучители разошлись во мнениях в вопросе, каков закон по отношению к горячему комку пищи.

Есть мнение, что эти правила распространяются и на комок пищи: если он лежит в «третьем сосуде», он не способен сварить никакую другую пищу. Таково мнение большинства авторитетов (Рама, Виленского Гаона, При мегадим, Хатам софер и Нишмат адам).

Однако некоторые законоучители придерживаются в этом более строгого толкования закона и постановляют, что все правила, касающиеся «второго сосуда» и «третьего сосуда», относятся именно к жидкой или мягкой пище, обволакивающей изнутри холодные стенки посуды, в которой она находится. Поэтому когда эту пищу переливают из «первого сосуда» во «второй», а из «второго» – в «третий», она полностью утрачивает способность к варке. Если же мы имеем дело с комком пищи – например, куском мяса, запеканки, картофеля или рисом, слипшимся в комок, – то, поскольку они представляют собой комок, тепло остается у них внутри, а не передается от стенок сосуда. Поэтому, пока они нагреты до «температуры, при которой человек отдергивает руку», они сохраняют способность к варке, даже если поместить их в «десятый сосуд» (см. Маген Авраѓам, Мишна брура, 318, 45).

На практике, поскольку здесь идет речь о запрете Торы, в этом следует придерживаться более строгого толкования закона, но, в любом случае, когда возникает дополнительное сомнение, является ли то или иное действие нарушением запрета варки, изначально (лехатхила) можно следовать менее строгому толкованию. Поэтому, если до комка пищи можно дотронуться, то существует сомнение, нагрет ли он до «температуры, при которой человек отдергивает руку», и нет опасения, что эта пища еще обладает способностью к варке (см. выше, п. 4). Но даже если нет сомнения в том, что пища нагрета до «температуры, при которой человек отдергивает руку», на нее можно вылить холодный соус, подвергшийся до этого варке, поскольку некоторые законоучители полагают, что в отношении жидкой пищи «нет варки после варки» (см. выше, п. 5). Подобным же образом, эту пищу можно посыпать солью, так как соль не подвергается варке, если положить ее в «первый сосуд», снятый с огня (см. Мишна брура, 318, 71). Разрешается также положить соленый огурец или свежие овощи на очень горячий кугл или кусок мяса, поскольку при этом человек не намеревается их сварить.

Однако запрещено сыпать на очень горячий комок пищи свежие специи – например, перец или паприку, – поскольку из их варки человек извлекает пользу, ведь благодаря варке вкус специй лучше впитывается в пищу. Поэтому следует подождать, пока комок пищи немного остынет, и до него можно будет дотронуться, и тогда на него можно будет насыпать специи[9].


[9]. Что касается законов о запрещенной и разрешенной пище, то некоторые законоучители придерживаются более строгого толкования закона и запрещают добавлять сырую пищу к комку горячей пищи, пока он нагрет до «температуры, при которой человек отдергивает руку». Так пишут в законах о запрещенной и разрешенной пище рабби Шломо Лурье, рав Шабтай Коѓен, При хадаш, При мегадим. В отличие от них, Рама, Виленский Гаон, Хатам софер, который основывается на словах Тосафот, и Ран считают, что между комком пищи и любой другой пищей нет никакой разницы. А некоторые законоучители считают, что хотя в законах о запрещенной и разрешенной пище следует придерживаться более строгого толкования, комок пищи не обладает способностью к варке, а способен только поглощать вкус добавленной к нему пищи, поэтому в субботу он не несет в себе запрета. Так пишут Минхат Яаков (61, 45) и При мегадим (Йоре деа, 97; Мишбецот заѓав, 14). Менее строгого толкования придерживается и автор Игрот Моше (Орах хаим, часть 4, 74, Законы варки, 5). Однако в Маген Авраѓам (318, 45) сказано, что в отношении субботы необходимо следовать более строгому толкованию, и так же написано в Мишна брура (118) и в Шмират шабат ке-ѓилхата (1, 64). А поскольку эта полемика относится к заповеди Торы, нужно учитывать более строгое мнение, однако на практике более строгое мнение касается только специй. Ведь каждый раз, когда возникает дополнительное сомнение, нужно толковать закон менее строго, так как речь идет уже о двойном сомнении. Подобным же образом, разрешается класть сливочное масло на комок горячей пищи, как написано в Игрот Моше (там же), так как масло подверглось пастеризации, которая подобна варке. В этом отношении закон не соответствует сказанному в Шмират шабат ке-ѓилхата, 1, прим. 198.

11. Варка после выпечки и тому подобные действия

Как мы уже говорили (в п. 3), в субботу разрешается разогревать блюдо, сваренное до наступления субботы до полной готовности, так как запрет варки касается превращения сырой пищи в вареную; если же пища уже была сварена, то нет запрета ее разогревать. Однако все еще неясно, разрешается ли в субботу превращать вареную пищу в жареную или печеную в вареную, и тому подобное. Например, можно ли в субботу брать мясо, зажаренное до ее наступления, и класть его в кастрюлю с чолнтом? Ведь с одной стороны, это мясо уже не сырое – оно было зажарено до полной готовности, но, с другой стороны, если положить его в кастрюлю с чолнтом, оно превратится из жареного в вареное.

По мнению Раавиа, Мордехая и большинства ранних законоучителей, в этом нет запрета. Ведь поскольку, будучи нагрета на огне, пища превратилась из сырой в вареную, или печеную, или жареную, на нее больше не распространяется запрет варки. А ее превращение из жареной в вареную или наоборот не считается варкой – это всего лишь призвано улучшить ее вкус, в чем нет запрета. И таков закон согласно мнению некоторых сефардских законоучителей.

Однако, по мнению рабби Элиэзера из Меца (см. Сефер йерэим, п. 274), хотя в субботу и разрешено разогревать вареное, жареное или печеное блюдо, запрещено изменять его состояние, превращая его, к примеру, из жареного в вареное, поскольку, в таком случае, считается, что его как бы сварили заново. Подобным же образом, запрещено класть хлеб в кастрюлю с вареной пищей, поскольку таким образом хлеб превращается из печеного в вареный. Даже если горячая вареная пища налита во «второй сосуд», все равно следует учитывать мнение, согласно которому хлеб является пищей, легко поддающейся варке, а значит, он может свариться во «втором сосуде». Поэтому ашкеназский обычай соответствует более строгому толкованию закона (см. Рама, 318, 5). Того же мнения придерживаются и некоторые сефардские законоучители: изначально (лехатхила), нужно следовать более строгому толкованию (см. Бен Иш Хай, шана шния, гл. Бо, 6).

Но даже те, кто придерживается более строгого толкования, согласны, что постфактум (бедиавад), если в субботу вареная пища была испечена или печеная – сварена, она не запрещена к употреблению, так как постфактум можно положиться на мнение тех законоучителей, которые считают, что это разрешено (см. Мишна брура, 318, 46).

В большинстве еврейских общин в этом отношении принято более строгое толкование закона. Поэтому, если человек хочет в субботу обмакнуть печенье в чай или кофе, он должен проследить за тем, чтобы горячий напиток был налит в «третий сосуд», в котором варка невозможна. А если человек хочет обмакнуть хлеб в суп, налитый в тарелку, он может, следуя менее строгому толкованию закона, считать половник, которым он при этом воспользовался, «вторым сосудом», и тогда тарелка будет считаться «третьим сосудом», и в суп, налитый в нее, можно будет макать хлеб (см. Мишна брура, 318, 45)[10].


[10]. Те, кто придерживается более строгого толкования, относят его к двум законам: 1) запрету варки после выпечки; 2) учету мнения тех законоучителей, которые полагают, что многие виды пищи считаются «легко поддающимися варке», а потому их можно сварить во «втором сосуде». Однако, по мнению Маѓариля, При хадаш и других законоучителей, если суп наливают в тарелку при помощи половника, то половник считается «вторым сосудом», а тарелка – «третьим сосудом», а в «третьем сосуде» нет запрета варки. И хотя автор Турей заѓав и рав Шабтай Коѓен полагают, что половник расценивается как «первый сосуд», а Мишна брура (318, 87) учитывает их мнение, − все же, поскольку здесь имеет место двойное сомнение, разрешается придерживаться менее строгого толкования закона (см. Мишна брура, 318, 45), при условии, что половник не будет оставлен в «первом сосуде» в течение долгого времени, за которое успеет нагреться до той же температуры, что и содержимое «первого сосуда». Бульонные сухарики, известные в Израиле под названием шкидей марак, разрешается изначально (лехатхила) сыпать во «второй сосуд», ведь поскольку они обжарены в масле, они считаются сваренными (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 1, 70). Кроме того, когда человек насыпает их в суп, он не хочет, чтобы они сварились и стали мягкими.

Что касается приготовления сухарей из кусков хлеба, то, по мнению тех авторитетов, которые считают, что нет варки после выпечки, это разрешено без всякого сомнения. А по мнению Маген Авраѓам (318, 17), Махацит ѓа-шекель и Хаей адам (Зихру Торат Моше, 24, 7), это разрешено и тем, кто придерживается более строгого толкования закона, так как выпечка и жарка, по сути, являются одним и тем же действием. В отличие от них, некоторые законоучители полагают, что выпечка, по сути, отличается от жарки (см. При мегадим, 318; Мишбецот заѓав, 47, 7; Шмират шабат ке-ѓилхата, 1, 71; Каф ѓа-хаим, 318, 78). А некоторые авторитеты опасаются, что приготовление сухарей в субботу является нарушением запрета «нанесения заключительного удара молотком» (то есть приведения предмета в состояние полной готовности). На практике представляется, что закон соответствует менее строгому толкованию, согласно которому выпечка и жарка являются, по сути, одним и тем же действием, так как в процессе выпечки хлеб превращается в сухарь. И тот, кто придерживается более строгого толкования закона, достоин похвалы. Это желательно в том случае, когда человек намеревается приготовить настоящие сухари, тогда как, даже по самому строгому мнению, разрешается подсушить хлеб так, чтобы его корка затвердела, так как при этом хлеб не подвергается существенному изменению.

12. Перемешивание

Перемешивание пищи в кастрюле улучшает качество варки, поэтому если в субботу человек перемешивает блюдо, не достигшее полной готовности, он нарушает запрет Торы. На языке мудрецов перемешивание называется ѓагаса (הגסה). Даже если кастрюля снята с огня, и пища, содержащаяся в ней, нагрета до «температуры, при которой человек отдергивает руку», но еще не достигла полной готовности, − ее запрещено перемешивать, согласно заповеди Торы. Подобным же образом, мудрецы запретили извлекать пищу из кастрюли, содержимое которой еще не сварилось до полной готовности, поскольку, если достать пищу из такой кастрюли, это приведет к перемешиванию ее содержимого, а это запрещено. Даже после того, как кастрюлю сняли с субботней платы, из нее запрещено доставать что-либо, если ее содержимое еще не сварилось полностью. Только после того, как кастрюля остынет, и ее температура станет ниже «температуры, при которой человек отдергивает руку», можно будет доставать из нее необходимую пищу.

Но если содержимое кастрюли было сварено до полной готовности, на него больше не распространяется запрет варки, и из этой кастрюли разрешается извлекать необходимую пищу (см. Шульхан арух, 318, 18). Таков обычай большинства сефардских общин. Но, в любом случае, запрещается перемешивать содержимое кастрюли, стоящей на огне, поскольку это выглядит, как варка.

А в ашкеназских и некоторых сефардских общинах принято придерживаться более строгого толкования закона, поскольку пока кастрюля стоит на субботней плате, изначально (лехатхила), из нее запрещено доставать пищу, даже если ее содержимое было сварено до полной готовности. Прежде следует снять кастрюлю с платы, и лишь затем из нее можно вынимать содержимое. Если же после этого человек хочет возвратить кастрюлю на плату, он должен следовать правилам, изложенным ниже, в параграфе о законах возвращения кастрюли на источник огня (см. п. 19).

Но в случае необходимости, даже те авторитеты, которые придерживаются более строгого толкования закона, разрешают извлекать пищу, сваренную до полной готовности, из кастрюли, стоящей на огне. Например, это разрешается в том случае, когда кастрюля стоит на непокрытом огне, и если ее снимут с огня, ее будет запрещено возвращать обратно (как объясняется ниже, в п. 19). В таком случае, из кастрюли, стоящей на огне, разрешается доставать пищу, потому что, согласно сути закона, если пища доведена до полной готовности, на нее больше не распространяется запрет перемешивания (см. Хазон иш, 37, 15; Шмират шабат ке-ѓилхата, 1, 38). Однако, по всем мнениям, разрешается брать воду из бака для кипячения, стоящего на субботней плате (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 1, 39)[11].


[11]. Те, кто придерживается более строгого толкования закона, учитывают мнение Коль бо, полагающего, что пока кастрюля стоит на источнике тепла – открытом огне или субботней плате, – перемешивание ее содержимого запрещено согласно заповеди Торы. И хотя его мнение отличается особой строгостью, и его не разделяют другие законоучители, изначально (лехатхила) его мнение учитывается (возможно, потому, что перемешивание выглядит, как варка).

13. Добавление воды в блюдо, стоящее на плате, чтобы оно не пригорело

Если из кастрюли с чолнтом, стоящей на субботней плате, испарилась жидкость, и есть опасение, что чолнт пригорит, в кастрюлю запрещено добавлять холодную воду, так как эта вода сварится. Но если на плате стоит бак с горячей водой, то разрешается взять воду из бака и налить ее в кастрюлю. Если же бак оснащен краном, то можно снять кастрюлю с чолнтом с платы и налить в нее горячую воду из крана. А если кастрюля мясная, а бак парве, то нужно сначала открыть крышку и оставить кастрюлю открытой в течение приблизительно десяти секунд, чтобы из нее вышел самый сильный пар, и лишь затем немного приблизить ее к крану бака – так, чтобы пар несильно обволакивал бак. Если же налить воду из бака прямо в кастрюлю слишком трудно, то можно налить горячую воду в стакан, а затем перелить ее в кастрюлю, ведь пока вода нагрета до «температуры, при которой человек отдергивает руку», по мнению большинства авторитетов, на нее не распространяется запрет варки. И таков обычай большинства еврейских общин, в том числе, всех ашкеназских, а также общин Йемена и Северной Африки (см. Мишна брура, 253, 84; Шмират шабат ке-ѓилхата, 1, 17).

Но некоторые законоучители считают, что запрещено добавлять горячую воду в кастрюлю, стоящую на субботней плате, поскольку, согласно их мнению, решающим фактором здесь является не температура воды, а ее состояние. Когда вода находится в баке, она считается водой из «первого сосуда», а когда ее переливают в другую емкость, она утрачивает статус «первого сосуда» и способность к варке, и потому, если налить ее в кастрюлю, она сварится и вновь получит статус «первого сосуда». Этого обычая придерживаются в некоторых сефардских общинах. А сефардам, которые хотят следовать менее строгому толкованию закона в соответствии с мнением большинства авторитетов, есть на чье мнение положиться[12].


[12]. Законоучители расходятся во мнениях относительно понимания сказанного в Шульхан арух, 253, 4. Маген Авраѓам, Турей заѓав, Элия раба, При мегадим и Эглей таль считают, что Шульхан арух имеет в виду менее строгое толкование закона, согласно которому, пока вода сохраняет «температуру, при которой человек отдергивает руку», ее можно налить в кастрюлю. В отличие от них, другие законоучители говорят, что Шульхан арух придерживается более строгого толкования, соответствующего мнению некоторых ранних законоучителей (второму соображению рабейну Йоны и рабейну Йерухама), согласно которому, поскольку при переливании вода утратила статус «первого сосуда» и способность к варке, и теперь она может лишь обварить верхний слой пищи, − запрещено вновь наливать ее в «первый сосуд». Те, кто придерживается этого обычая, могут поступить следующим образом: наполнить горячей водой полиэтиленовый пакет, плотно его завязать и положить в кастрюлю с чолнтом, стоящую на субботней плате, а если жидкость в чолнте испарится, проделать в пакете отверстие, и тогда горячая вода из пакета выльется в кастрюлю.

Столь строгое толкование закона соответствует подходу, основанному на предположении, что есть варка после варки в отношении жидкой пищи (см. выше, п.п. 5-6). Однако, по мнению тех авторитетов, которые считают, что в отношении жидкой пищи нет варки после варки, это разрешено без всякого сомнения, и таков обычай выходцев из Йемена. А по ашкеназскому обычаю, пока вода остается хоть чуть-чуть теплой, нет запрета нагревать ее до «температуры, при которой человек отдергивает руку». Такого, менее строгого толкования придерживается автор Шмират шабат ке-ѓилхата (1, 17). И таков обычай выходцев из Северной Африки.

Казалось бы, если кастрюля мясная, ее нельзя подставить под кран бака для кипячения, чтобы налить в нее горячую воду, так как пар, поднимающийся от кастрюли, сделает бак мясным, и если затем человек возьмет из этого бака воду и приготовит на ее основе кофе с молоком, он нарушит запрет смешивания мясного и молочного. Однако пар, восходящий из кастрюли с мясной пищей и впитавший вкус мяса, аннулируется по сравнению с количеством воды в баке (батель бе-шишим). Кроме того, вкус, переходя из одной посуды в другую, слабеет, и можно перестать учитывать его. И еще, по мнению Баит хадаш и рабби Акивы Эйгера, если пар распространяется в воздухе, он не обязательно попадает именно на бак с горячей водой. И все же, для того чтобы уменьшить выделение пара из кастрюли, перед тем, как приблизить кастрюлю к баку, нужно снять крышку и оставить кастрюлю открытой в течение приблизительно десяти секунд, а также постараться не подносить кастрюлю слишком близко к баку. Но даже если все это исполнено не было, бак все равно не стал мясным, как поясняется в «Расширенных объяснениях».

14. Запрет ставить на источник огня перед началом субботы пищу, не сваренную до готовности – введение

В предыдущих параграфах мы давали определение работы, называемой «варка» и запрещенной в субботу согласно заповеди Торы. Здесь же мы рассмотрим два связанных с этим запрета мудрецов: 1) запрет ставить на источник огня перед началом субботы пищу, не сваренную до полной готовности; 2) запрет совершать в субботу действия, которые выглядят, как варка. Начнем с первого запрета.

Общий принцип таков: все субботние запреты вступают в силу с началом субботы, поэтому, согласно заповеди Торы, можно было бы разрешить поставить на плату перед началом субботы блюда, не доведенные до готовности, чтобы они продолжали вариться в субботу. Однако мудрецы опасались, что люди, стремясь приготовить на вечернюю субботнюю трапезу как можно более вкусные кушанья, станут увеличивать огонь после наступления субботы и, таким образом, нарушат запреты зажигания огня и варки. Поэтому мудрецы постановили, что если человек оставил на огне перед субботой блюдо, которое необходимо доварить, это блюдо нельзя есть в субботу.

Раньше люди варили пищу в печи, под которую клали тлеющие угли, и мудрецы опасались, что люди станут ворошить угли, чтобы увеличить огонь под печью и ускорить процесс варки. В наши дни, когда пищу готовят на газовых или электрических конфорках или в электрических духовых шкафах, существует опасение, что человек захочет увеличить огонь, чем нарушит установленные Торой запреты зажигания огня и варки.

Но даже если включить газовую или электрическую конфорку на полную мощность – так, чтобы огонь было невозможно сделать сильнее, – все равно запрещено оставлять на них недоваренную пищу, на основе принципа: «Мудрецы не разделяют свои постановления» (то есть, поскольку этот закон относится к огню, который можно увеличить, он действует и тогда, когда огонь включен на полную мощность – пер.). И еще, возникает опасение, что человек может уменьшить огонь, а затем вновь увеличить его. Кроме того, пока пища, не доведенная до полной готовности, стоит на открытом огне, существует опасение, что, так или иначе, будет нарушен запрет варки: например, человек перемешает содержимое кастрюли или накроет крышку кастрюли полотенцем, чтобы она нагрелась сильнее[13].

Есть два случая, когда нет опасения, что человек по ошибке увеличит огонь, и тогда разрешается оставлять кастрюлю с пищей на огне или в духовом шкафу: 1) если пища доведена до полной готовности, и человеку незачем нарушать субботний запрет, увеличивая огонь под ней; 2) когда пища не готова к употреблению, разрешается оставлять ее на огне, ограничив действие огня. Во времена Талмуда этот эффект достигался тем, что люди отгребали угли из печи или присыпали их золой, чтобы уменьшить их жар; в наше же время ради этого огонь покрывают, для чего и пользуются субботней платой. В последующих параграфах мы объясним эти случаи подробнее.


[13]. Некоторые поздние законоучители разрешают ставить в субботу кастрюлю с пищей, не доведенной до полной готовности, на электрические нагревательные приборы или в духовку, если нет возможности увеличить их температуру. Другие разрешают оставлять такую пищу на огне, если его невозможно увеличить. А рав Йосеф Капах, основываясь на словах Рамбама (Законы субботы, гл. 3, 2, 12), разрешает даже ставить кастрюлю с такой пищей на газовую конфорку, огонь в которой можно увеличить, так как, поскольку такой огонь не гаснет сам, как угли, нет опасения, что человек станет его увеличивать. Другие авторитеты наших дней на основании этого разрешают оставлять кастрюлю с недоваренной пищей на электрических нагревательных приборах, поскольку они не тлеют, как угли. Такое постановление выводит Циц Элиэзер (ч. 7, 16, 3). Однако общепринятое постановление гласит, что запрещено оставлять кастрюлю с недоваренной пищей на открытом огне или непокрытых электрических нагревательных приборах, и так написано в Игрот Моше (Орах хаим, 4, 74, Законы варки, 25) и в Шмират шабат ке-ѓилхата (1, 72). Постфактум (бедиавад), если человек поступил согласно менее строгому толкованию закона, ему разрешается употреблять это блюдо в пищу в субботу (см. Мишна брура, 318, 2).

15. Первый случай: когда пища доведена до готовности

Если человеку незачем увеличивать огонь под кастрюлей, то можно оставить ее с кануна субботы на открытом огне. Законоучители разошлись во мнениях по вопросу, в каких именно случаях человеку незачем увеличивать огонь. По мнению Рифа и Рамбама, это происходит только тогда, когда пища полностью готова к употреблению, и дальнейшая варка только ухудшит ее вкус. Если же для человека, который будет есть эту пищу, продолжение варки желательно, то пищу нельзя оставлять на огне, так как у человека все же есть причина увеличить огонь.

А по мнению гаонов и Тосафот, если пища достигла такой степени готовности, при которой ее можно есть в случае крайней необходимости, то больше нет опасения, что человек нарушит субботний запрет, увеличив огонь под кастрюлей. Если же пища непригодна к употреблению даже в крайнем случае, то возникает опасение, что человек, тревожась, что блюдо не будет готово к вечерней субботней трапезе, увеличит огонь под кастрюлей.

На практике разрешается оставлять с кануна субботы на открытом огне пищу, пригодную к употреблению в случае крайней необходимости. Таково мнение большинства ранних законоучителей, и такой обычай распространен в большинстве еврейских общин. Однако изначально (лехатхила), надлежит учитывать мнение законоучителей, придерживающихся более строгого толкования закона, согласно которому запрещено оставлять на открытом огне пищу, вкус которой улучшается, если она продолжает нагреваться. Решение этой проблемы заключается в том, что огонь должен быть покрыт, как объясняется в следующем параграфе[14].


[14]. Танаи расходятся во мнениях в этом вопросе (см. Вавилонский Талмуд, трактат Шабат, 36б). По мнению мудрецов, только если пища доведена до полной готовности, и дальнейшая варка лишь ухудшит ее вкус, ее разрешается оставлять на открытом огне, и так постановляют Риф и Рамбам. А по мнению Хананьи, разрешено оставлять на открытом огне даже пищу, достигшую такой степени готовности, при которой ее можно есть в случае крайней необходимости, и такое постановление выносят гаоны, Тосафот и многие ранние законоучители. А в Шульхан арух (253, 1) более строгое толкование закона приводится как основное мнение, а менее строгое – как мнение отдельных законоучителей. А Рама, основываясь на мнении Роша, пишет, что распространенный обычай соответствует менее строгому толкованию, но изначально (лехатхила), следует придерживаться более строгого толкования. И так написано в Биур Ѓалаха, со слова ве-наѓагу. В сефардских общинах также принято менее строгое толкование. А в наши дни, когда огонь можно с легкостью покрыть медным листом, мы имеем возможность соблюсти заповедь согласно мнениям всех законоучителей, как объясняется в следующем параграфе. Пища, доведенная до такой степени готовности, при которой ее можно есть в случае необходимости, называется на языке мудрецов «пища Бен-Дросая» (маахаль Бен-Дросай). Она названа так по имени разбойника, который скрывался от справедливого возмездия и привык довольствоваться пищей, сваренной на скорую руку, чтобы наспех съесть ее и продолжать побег. Согласно мнению Рамбама, пища достигает этой степени готовности с того момента, как она сварена наполовину, а по мнению Раши – на треть. А в Мишна брура (253, 38) написано, что, в случае крайней необходимости, пищу, сваренную на треть, можно считать маахаль Бен-Дросай, следуя менее строгому толкованию закона (и хотя в Шульхан арух, 254, 1, сказано, что разрешается оставлять на открытом огне кастрюлю с сырой говядиной, так как она варится медленно, в наши дни, когда пищу готовят на газовой конфорке с очень сильным огнем, это запрещено, как поясняется в «Расширенных объяснениях»).

Важно отметить, что запрет мудрецов, относящийся к тому, что человек может увеличить огонь, касается только пищи, тогда как в отношении обогревательных приборов, предназначенных для обогрева квартиры, такого опасения не существует (однако что касается дровяной печи, то необходимо, чтобы до наступления субботы огонь в ней хорошо разгорелся, как объясняется в Шульхан арух, 255).

16. Второй случай: когда огонь покрыт

Как мы уже говорили, если пища еще не сварилась до полной готовности (в соответствии с каждым из подходов), ее запрещено оставлять на огне с кануна субботы, чтобы человек не увеличил в субботу огонь под кастрюлей. И все же при определенном условии это разрешено – если огонь покрыт. Это уменьшает его жар, благодаря чему человек будет помнить, что после наступления субботы огонь запрещено увеличивать. А если он все же забудет об этом и захочет увеличить огонь в субботу, то увидев, что огонь покрыт, он вспомнит, что сегодня суббота, и воздержится от увеличения огня. Поэтому разрешено оставлять недоваренную пищу на электрической субботней плате, так как ее нагревательный элемент покрыт.

Также разрешается покрывать огонь газовой конфорки медным листом и ставить на него в канун субботы кастрюли с недоваренной пищей, ведь лист, покрывающий огонь, служит напоминанием о субботе, благодаря чему человек не станет в субботу увеличивать огонь под кастрюлей. А изначально (лехатхила), желательно покрыть и ручки, регулирующие огонь газовой плиты[15].

Хотя разрешается ставить на медный лист или субботнюю плату пищу, не достигшую полной готовности, все же изначально (лехатхила), предпочтительно, чтобы перед началом субботы все блюда были готовы полностью. Ведь если пища не сварена до конца, любое действие, которое усилит ее нагревание, запрещено, согласно заповеди Торы. Например, если человек открыл крышку кастрюли, содержимое которой еще не сварилось полностью, то кастрюлю запрещено закрывать вновь. Запрещается также переставлять кастрюлю на более теплое место на субботней плате (как объяснялось в п. 3). Поэтому желательно ставить на плату только полностью сваренную пищу (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 1, 72).


[15]. В эпоху мудрецов пищу варили и разогревали в печке, в которой лежали угли, и мудрецы постановили, что если выгрести угли наружу или присыпать их золой, то разрешается оставлять в печке с кануна субботы горшок с недоваренной пищей, еще не пригодной к употреблению. Сегодня мы готовим пищу не на углях, а на газовых или электрических конфорках, и невозможно найти выход из положения, аналогичный выгребанию углей из печи, но можно совершить действие, подобное присыпанию углей золой. Таким действием является покрытие огня. Ведь слой золы, покрывающий угли, уменьшал их жар, но не гасил их, и на этих углях можно было продолжать варить пищу. Так не возникало опасение, что человек может, забыв о субботе, увеличить огонь в печи, поскольку слой золы, покрывавший угли, напоминал о том, что сегодня суббота, и люди остерегались ворошить угли. Покрытие огня медным листом подобно присыпанию углей золой, благодаря чему человек вспомнит о субботе, и нет опасения, что он станет увеличивать огонь. По этой причине нет необходимости покрывать ручки плиты. А в Шмират шабат ке-ѓилхата, 1, прим. 218 (на основе сказанного в Мишна брура, 253, 14) и в Игрот Моше (Орах хаим, 1, 93) написано, что главное – покрыть сам огонь, но изначально (лехатхила), следует покрыть и ручки. А автор Шевет ѓа-Леви (3, 49) полагает, что главное – покрыть именно ручки, чтобы у человека не было возможности увеличить огонь, но необходимо покрыть и сам огонь. А по мнению Менухат аѓава (ч. 1, 3, 1), достаточно покрыть что-то одно: либо огонь, либо ручки. Также см. прим. 13, где объясняется, что некоторые придерживаются менее строгого толкования закона и не поступают таким образом.

17. Разрешено ли оставлять пищу в электрической духовке и готовить, настроив субботнее реле времени

Если человек хочет оставить с кануна субботы в электрической духовке блюдо, не достигшее полной готовности, то он должен сделать что-то, что напомнит ему о субботе, чтобы он по ошибке не увеличил температуру в духовке. Он может, например, положить в духовку медный лист или слой толстой фольги, чтобы отделить нагревательный элемент от посуды с пищей. Это ослабит жар, воздействующий на пищу, и напомнит ему о субботе, благодаря чему он воздержится от увеличения температуры. Вторая возможность: покрыть ручки, с помощью которых увеличивают температуру духовки[16].

Однако с современными духовками связана еще одна проблема: если они работают на термостате, то некоторые авторитеты считают, что запрещено открывать дверцу духовки из опасения, что это приведет в действие нагревательный элемент (см. ниже, гл. 17, п. 8, прим. 8). Для того, чтобы духовкой можно было пользоваться согласно мнениям всех авторитетов, во многих духовках установлен специальный субботний режим, при котором они работают на постоянной низкой температуре, и открытие дверцы не влияет на работу такой духовки.

В субботу разрешено пользоваться электрическим баком для кипячения, но желательно, чтобы вода в нем вскипела до наступления субботы; кроме того, предпочтительно пользоваться баком, не работающим на термостате. Если же бак работает на термостате, то воду из него следует брать, когда нагреватель включается (см. ниже, гл. 17, прим. 8). Запрещено пользоваться электрической установкой, устроенной так, что когда из нее берут горячую воду, вместо этого в бак заливается холодная вода, которая затем нагревается (см. ниже, п. 24)[17].

По сути закона, перед наступлением субботы разрешается ставить в духовку сырую пищу, настроив реле времени так, чтобы духовка включилась за некоторое время до субботней трапезы, и пища была готова к трапезе, – при условии, что ручки, регулирующие работу духовки, будут покрыты. Можно также заложить в электрическую хлебопечку муку, воду и прочие ингредиенты и настроить ее так, чтобы она начала готовить тесто и печь хлеб в субботу утром, и хлеб был готов к субботней трапезе, – при условии, что кнопки, регулирующие работу хлебопечки, будут покрыты. Некоторые авторитеты выносят именно такое постановление. Другие же налагают на это строгий запрет, основанный на постановлении мудрецов, запрещающем подобные действия, чтобы человек по ошибке не нарушил запрет варки в субботу[18].


[16]. В период Мишны печи были очень горячими, и в них было запрещено оставлять с кануна субботы пищу, не сваренную до полной готовности, тогда как в маленьких переносных печках, жар в которых был не столь велик, это было разрешено, при условии, что человек отгребет угли в сторону или присыплет их золой (см. Вавилонский Талмуд, трактат Шабат, 38б). А современные домашние духовки – большие или маленькие – не так горячи, и на них распространяется тот же закон, что и на переносные печки времен Мишны (см. Рама, 253, 1; Мишна брура, 28). Но все же существует опасение, что человек станет «ворошить угли», то есть увеличит огонь. Мишна в трактате Шабат (36б) предлагает решение этой проблемы: следует присыпать угли золой, чтобы уменьшить их жар. В электрической духовке этого эффекта можно добиться с помощью металлического листа или толстой фольги, чтобы отделить нагревательный элемент от посуды с пищей. А по мнению некоторых поздних законоучителей, достаточно положить что-то, что отделяло бы дно духовки от емкости с пищей, и можно положиться на их мнение (присовокупив к нему мнение авторитетов, придерживающихся менее строгого толкования закона, как объясняется в прим. 13). Можно также покрыть ручки духовки, и хотя это не похоже на присыпание углей золой, на практике это будет служить человеку напоминанием о том, что запрещено увеличивать огонь (и в этом случае предпочтительнее покрыть ручки, так как огонь в духовке и так покрыт). Как объяснялось в прим. 13, некоторые авторитеты придерживаются в этом менее строгого толкования закона, поскольку нет опасения, что огонь станет затухать, но практический закон не соответствует их мнению.

[17]. Законоучители исходят из двух опасений, говоря, что вода должна вскипеть до начала субботы. Первое опасение: некоторые авторитеты считают, что бак для кипячения рассматривается с точки зрения Ѓалахи как печь, угли в которой не выгребли наружу (кира груфа), или как печь, угли в которой не присыпали золой (кира ктума). Значит, в баке запрещено оставлять воду, которая еще не вскипела (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 1, 46. Однако, если нет возможности усилить нагрев бака, то, по мнению некоторых законоучителей, это разрешено. Если же будет покрыта ручка, регулирующая нагрев бака, то, по мнению многих авторитетов, вода в баке может вскипеть и после наступления субботы, как объясняется в предыдущем примечании. Но, даже если есть возможность увеличить температуру бака, − по некоторым мнениям, можно придерживаться менее строгого толкования закона, как объясняется в прим. 13). Второе опасение: если из бака нальют воду до того, как она вскипела, это будет способствовать тому, что оставшаяся в баке вода вскипит (сварится) быстрее. А если кран бака расположен в самом низу, то таким баком пользоваться запрещено, так как вода в нем может закончиться, и тогда бак сгорит, и чтобы предотвратить это, в него могут налить сырую воду, как объясняется в Мишна брура, 318, 68. А некоторые законоучители запрещают пользоваться баком, даже если кран расположен выше, так как вода в баке может закончиться, если кто-нибудь наклонит его, или же вода может испариться. Однако прочие авторитеты не опасаются этого.

[18]. В Циц Элиэзер (2, 6) и Минхат Ицхак (4, 26) сказано, что в канун субботы запрещено ставить на выключенную субботнюю плату даже пищу, сваренную до полной готовности, чтобы не случилось так, что в субботу человек поставит на выключенную плату, настроенную на реле времени, недоваренную пищу и этим нарушит запрет Торы. А в респонсах Меламед леѓоиль (58) и в Шмират шабат ке-ѓилхата (1, 32) сказано, что разрешается ставить в канун субботы на выключенную плату, которая должна включиться в субботу, пищу, доведенную до полной готовности, и запрещено ставить пищу, не доведенную до готовности, чтобы не случилось так, что в субботу человек поставит на плату такую пищу. Тот же самый закон распространяется и на хлебопечку (см. «Расширенные объяснения»).

18. Разогревание пищи в субботу – запрет выполнять действия, которые выглядят, как варка

Мы изучили законы о том, в каких случаях разрешается оставлять пищу на огне с кануна субботы, теперь же рассмотрим законы разогревания пищи в субботу. Как мы уже говорили (в п. 3), общее правило в отношении этих законов таково: в субботу запрещено готовить пищу, но разрешено ее разогревать, ведь, поскольку она уже сварилась в канун субботы, на нее больше не распространяется запрет варки, так как «нет варки после варки». Поэтому в субботу можно достать из холодильника холодную и полностью готовую пищу – например, холодный шницель, кугл или бурекас, – и разогреть ее. В отношении жидкой пищи мнения законоучителей разделились (как объяснялось выше, в п.п. 5-6). Но даже при разогревании полностью готовой пищи мудрецы запрещают совершать действия, которые выглядят, как варка, так как возникает опасение, что, совершая такие действия, человек забудет о субботе, увеличит огонь под кастрюлей с пищей и тем самым нарушит запрет Торы. Поэтому в субботу запрещено разогревать полностью готовую пищу на открытом огне, потому что это выглядит, как варка.

Однако когда очевидно, что совершаемое действие не является варкой, пищу разрешено разогревать. Поэтому можно поставить кастрюлю с полностью готовой пищей на другую кастрюлю или бак, стоящие на огне, так как подобное действие не является общепринятым способом варки.

Что же касается электрической платы или медного листа, которым накрывают открытый огонь, то в их отношении мнения законоучителей разделились.

По мнению многих из них, в субботу запрещено ставить на электрическую плату или медный лист посуду с полностью готовой пищей, поскольку, когда человек ставит пищу на источник огня, это выглядит, как варка. Если же на плату или медный лист поставят перевернутую кастрюлю или тарелку, то на них можно будет поставить полностью готовую пищу, так как если между пищей и источником огня помещают какой-либо предмет, это не является распространенным способом варки. На практике можно ограничиться даже небольшой крышкой (например, от банки с кофе), чтобы создать пространство между платой и посудой с пищей. Фольга же не отделяет поверхность платы от посуды с пищей, так как не создает никакого пространства между ними, поэтому, по мнению законоучителей, которые придерживаются более строгого толкования закона, ставить на нее в субботу посуду с полностью готовой пищей запрещено.

Но есть и другие авторитеты, которые придерживаются менее строгого толкования и утверждают: обычно люди варят пищу не на субботней плате или медном листе, а на открытом огне, поэтому если человек ставит в субботу пищу на плату или медный лист, это не выглядит, как варка, а значит, в субботу разрешается ставить на них полностью готовую пищу. А некоторые авторитеты разрешают ставить такую пищу на субботнюю плату, поскольку она предназначена только для разогрева пищи, но запрещают ставить ее на медный лист, который горячее, чем плата, и на нем можно сварить сырую пищу[19].

На практике, поскольку многие авторитеты придерживаются в этом вопросе более строгого толкования закона, желательно не ставить посуду с полностью готовой пищей прямо на субботнюю плату или медный лист. Но если человек хочет следовать менее строгому толкованию, он вправе так поступить, поскольку данный закон основан на постановлении мудрецов, и некоторые выдающиеся законоучители придерживаются в нем менее строгого толкования, и выдвигаемые ими соображения представляются существенными. А тому, в чьей семье издавна следуют определенному обычаю, надлежит придерживаться его и далее.

Если очевидно, что на каком-либо источнике огня (например, на радиаторе) не принято варить пищу, то даже если он очень горячий, разрешается ставить на него в субботу посуду с полностью готовой пищей, поскольку это не выглядит, как варка (см. Игрот Моше, Орах хаим, 4, 74, Законы варки, 34). Подобным же образом, разрешается ставить посуду с полностью готовой пищей на нефтяной или газовый обогреватель, предназначенные для обогрева дома, при условии, что между огнем и посудой с пищей имеется «перегородка», и в будние дни на ней не варят пищу и не кипятят воду в чайнике. Если же в будни на таком обогревателе варят пищу или кипятят воду, то, с точки зрения Ѓалахи, он подобен газовой конфорке, и тогда на него, по мнению большинства авторитетов, следует положить перевернутый противень, на который можно поставить посуду с пищей. А по мнению авторитетов, которые придерживаются менее строгого толкования закона, на такой обогреватель достаточно положить медный лист, а на него – посуду с пищей.


[19]. Более строгого толкования закона придерживаются рав Шломо-Залман Ойербах и автор Шмират шабат ке-ѓилхата (1, 30 и прим. 63 и 83). В Игрот Моше (Орах хаим, 1, 93) сказано в отношении субботней платы и медного листа, что на них можно сварить сырую пищу; то же самое написано в Каф ѓа-хаим (253, 11) относительно медного листа. По мнению этих авторитетов, субботняя плата подобна печи, угли которой присыпали золой (кира ктума): на такую печь запрещено ставить в субботу пищу без дополнительного разделения, поскольку угли присыпают золой только для того, чтобы человек не увеличил огонь в субботу, а если человек ставит на них в субботу посуду с пищей, это похоже на варку. А Хазон Иш (37, 9, 11) придерживается еще более строгого толкования, согласно которому этот закон касается также пищи, оставленной на огне с кануна субботы или возвращенной на источник огня в субботу, так как, по его мнению, плата не подобна печи, угли которой присыпали золой (кира ктума), так как плата является источником огня и сама ничем не покрыта, а значит, существует опасение, что человек может увеличить огонь. В отношении электрической платы, рав Мордехай Элияѓу придерживается того же мнения, поскольку в Шульхан арух (253, 1) сказано, что в канун субботы запрещено ставить полностью готовую пищу на угли, так как в субботу запрещено «закутывать» пищу, и по его мнению, даже когда дно кастрюли стоит на поверхности, которая его нагревает, это подобно запрещенному «укутыванию». Поэтому, для того, чтобы в субботу можно было пользоваться электрической платой, необходимо поставить между ней и кастрюлей еще один металлический предмет, чтобы создать дополнительное пространство (Ор ле-Цион, ч. 2, 17, 1 отвергает это предположение, поскольку Шульхан арух придерживается более строгого толкования закона только в отношении углей, в которые кастрюля погружается, но не в отношении твердой горячей поверхности). А рав Йосеф Капах придерживается более строгого толкования только в том, что касается пищи, возвращаемой в субботу на источник огня, но не оставленной там с кануна субботы.

В Яхаве даат (2, 45) приводится мнение, соответствующее менее строгому толкованию и основанное на мнении некоторых поздних законоучителей. К этому склоняется также Циц Элиэзер (8, 26, 5); он пишет, что таково и мнение рава Франка. По их мнению, когда в субботу человек ставит на электрическую плату полностью готовую пищу, это не похоже на варку, так как плата подобна печи, угли которой присыпали золой (кира ктума), поскольку нагревательный элемент в ней покрыт листом металла. Другие авторитеты придерживаются менее строгого толкования закона только в отношении электрической платы, но не медного листа, покрывающего огонь газовой конфорки, так как если человек ставит пищу на плату, то не возникает опасения, что это похоже на варку, ведь на электрической плате не варят пищу, потому что она предназначена только для разогревания пищи. Закон по отношению к ней идентичен закону по отношению к краю костра во времена Талмуда (см. Игрот Моше, Орах хаим, 4, 74, Законы варки, 35).

Написанное мной о том, что, согласно более строгому толкованию закона, можно отделить субботнюю плату или медный лист от посуды с пищей − перевернутой тарелкой, приводится в Шмират шабат ке-ѓилхата, 1, 49, прим. 126, на основе сказанного в Мишна брура, 253, 81 (однако по мнению Хазон Иша, кастрюлю с пищей можно ставить в субботу только на другую кастрюлю с пищей, поставленную на плату перед наступлением субботы, и запрещено ставить ее на пустую кастрюлю, так как это будет считаться двумя покрытиями огня, и подобное действие все равно будет похоже на варку). И представляется, что если поставить посуду с пищей на металлическую крышку от банки кофе, это тоже не будет похоже на варку; кроме того, здесь следует присовокупить и мнение тех авторитетов, которые придерживаются менее строгого толкования закона.

19. Возвращение пищи на источник огня в субботу

Иногда в субботу кастрюлю с пищей снимают с платы, чтобы достать оттуда часть содержимого, а затем хотят возвратить кастрюлю обратно, чтобы она продолжала нагреваться. В отношении этого законоучители также разошлись во мнениях.

Согласно мнению тех, кто придерживается менее строгого толкования закона и полагает, что когда человек ставит посуду с пищей на субботнюю плату или медный лист, это не похоже на варку (как объясняется в предыдущем параграфе), − нет никакого сомнения в том, что разрешено также возвращать на плату или медный лист пищу, которая там уже стояла. Но это разрешается при двух условиях: первое – что пища доведена до полной готовности, в противном случае, возвратив ее на плату, человек нарушит запрет варки, согласно заповеди Торы; второе – что огонь будет покрыт, и тогда не возникнет опасения, что человек захочет его увеличить.

По мнению же тех авторитетов, которые запрещают ставить полностью готовую пищу прямо на плату, поскольку это выглядит, как варка, закон возвращения пищи на плату или медный лист отличается от закона, приведенного выше. Ведь поскольку пища уже стояла на плате с кануна субботы, ее возвращение на плату не похоже не варку. Поэтому, если совершенно очевидно, что речь идет именно о возвращении пищи на источник огня, то кастрюлю с ней можно ставить прямо на плату. А для того, чтобы было очевидно, что пищу возвращают на источник огня, а не ставят заново, необходимо выполнить три условия: 1) не ставить кастрюлю с пищей на пол; 2) человек, снимающий кастрюлю с платы, должен при этом иметь изначальное намерение возвратить ее обратно; 3) он не должен выпускать кастрюлю из рук, пока не поставит ее обратно на плату. Все эти условия следует выполнять изначально (лехатхила), а постфактум (бедиавад), если крайне необходимо возвратить кастрюлю с пищей на плату, поскольку только таким образом пища сохранит тепло, когда ее подадут на стол во время субботней трапезы, − то даже если не будут выполнены все три указанных условия, разрешается возвращать пищу на плату, поскольку ее возвращают туда, а не ставят заново[20].


[20]. Законы возвращения пищи на источник огня были сформулированы именно в отношении печки. Мудрецы позволяют придерживаться в этом менее строгого толкования закона при условии, что посуда с пищей при возвращении на источник огня будет поставлена на печку сверху, а не внутрь нее (в дополнение к этому необходимо, чтобы между поверхностью печки и кастрюлей с пищей была помещена еще какая-либо разделяющая их посуда). А согласно мнению тех авторитетов, которые считают, что в субботу запрещено ставить пищу на плату, так как это похоже на варку, можно разрешить возвращение пищи на плату, поскольку это рассматривается так, будто пищу ставят на печку сверху, а не внутрь нее. Но при этом необходимо соблюдать несколько условий. В Шульхан арух (253, 2) упоминается только первое условие: нельзя ставить кастрюлю на пол. А некоторые законоучители говорят, что, если человек ставит кастрюлю на кухонную столешницу, то, с точки зрения закона, это рассматривается так, будто он поставил ее на пол, поскольку кухонная столешница стоит на полу. Другие законоучители говорят, что закон не рассматривает кухонную столешницу как пол, поскольку на нее обычно ставят кастрюли, а затем возвращают их на источник огня. Общепринятый обычай соответствует менее строгому толкованию закона. А тот, кто хочет придерживаться более строгого толкования, должен положить полотенце между кастрюлей и кухонной столешницей (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, гл. 1, прим. 61).

Рама упоминает два дополнительных условия. Если человек поставил кастрюлю на скамью, то, по мнению Рама, достаточно, чтобы он все время придерживал кастрюлю рукой, и тогда он сможет возвратить ее на источник огня. Если же он поставил ее на пол, то придерживать ее рукой недостаточно – необходимо также приподнять ее с одной стороны (см. Швут Ицхак, ч. 2, стр. 161, на основе мнения рава Моше Шика, 117). А по мнению Игрот Моше (Орах хаим, 4, 74, Законы варки, 33), даже если человек поставит кастрюлю на пол, все равно достаточно, чтобы он только придерживал ее рукой. Так или иначе, постфактум (бедиавад), если все перечисленные условия не были выполнены, Рама разрешает придерживаться менее строгого толкования закона. Дело в том, что, согласно сказанному в Шульхан арух, первое условие является обязательным, и если человек поставил кастрюлю на пол, он не может возвращать ее на источник огня, тогда как, по мнению Рама, постфактум (бедиавад), возвращать кастрюлю разрешается. Я не привел в тексте мнение Шульхан арух, поскольку некоторые авторитеты все равно придерживаются значительно менее строгого толкования закона даже в том, что касается разрешения ставить посуду с пищей прямо на электрическую плату или медный лист, а потому даже те люди, которые придерживаются более строгого толкования, в этом вопросе могут положиться на менее строгое толкование, согласно мнению Рама. Разумеется, все сказанное относится только к ситуации, когда, возвращая пищу на плату, человек не нарушает запрет варки. Что же касается жидкой пищи, то по поводу нее см. выше, п.п. 5-6, где сказано, что, по мнению Шульхан арух, разрешается возвращать пищу на источник огня только при условии, что она еще нагрета до «температуры, при которой человек отдергивает руку», а по мнению Рама (318, 16), пока пища хоть немного теплая, ее можно возвращать на источник огня. И хотя некоторые авторитеты придерживаются более строгого толкования закона, согласно которому запрещено возвращать посуду с пищей прямо на плату, так как плата, по их мнению, равноценна с точки зрения Ѓалахи печке с углями, не присыпанными золой (таково мнение Хазон Иша, Орах хаим, 37, 9, 10 и рава Йосефа Капаха), – все же, поскольку этот закон является постановлением мудрецов, и подавляющее большинство авторитетов придерживается в нем менее строгого толкования, я не привел в тексте их мнение.

20. Законы разогревания пищи и ее возвращения на источник огня

Как мы говорили в предыдущем параграфе, если пища стоит на огне с кануна субботы, то, даже по мнению тех авторитетов, которые придерживаются более строгого толкования закона, в субботу ее можно снимать с источника огня и возвращать туда. Поэтому если пищу поставили на край электрической платы, ее разрешается в субботу переставить на середину платы, чтобы она сильнее нагрелась, ведь, поскольку она уже стояла на плате, не считается, что ее поставили на середину платы в субботу. Разумеется, все это при условии, что пища доведена до полной готовности, так как в противном случае любое действие, приводящее к тому, что она нагревается сильнее, будет считаться варкой, а потому запрещено, согласно заповеди Торы.

Подобным же образом, если в доме есть две субботние платы, разрешается переставить горячую кастрюлю с одной платы на другую, при условии, что пища, содержащаяся в кастрюле, сварена до полной готовности. Даже если человек поставил посуду с пищей на медный лист, и огонь под ним погас, то эту пищу, при условии, что она полностью готова, можно переставить на вторую плату. Ведь пока пища еще остается теплой, очевидно, что ее поставили на плату в канун субботы, и если ее переставляют на другую плату, это расценивается как возвращение на источник огня[21].

Если перед наступлением субботы необходимо разогреть множество блюд, то можно поставить на плату несколько кастрюль одна на другую. Кастрюли, необходимые для вечерней трапезы, нужно поставить вниз, а когда их снимут с платы, тогда кастрюли, стоявшие наверху, можно будет поставить на плату, при условии, что пища, содержащаяся в них, сварена до полной готовности. В таком случае не будет считаться, что эти кастрюли поставлены на плату в субботу, поскольку их содержимое было нагрето до «температуры, при которой человек отдергивает руку», а также потому, что человек имел изначальное намерение поставить их позднее на саму плату[22].

Если человек хочет разогреть в субботу пищу, доведенную до полной готовности, и в доме горит открытый огонь, то разрешается покрыть огонь листом металла и поставить на него перевернутую тарелку (согласно мнению большинства авторитетов, как объяснятся выше, в п. 18), а на нее – посуду с пищей. И хотя в результате того, что человек накроет открытый огонь металлическим листом, форма пламени изменится, это не является нарушением запрета, так как на силу пламени это не влияет (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, гл. 1, прим. 66).


[21]. Однако некоторые законоучители придерживаются в этом более строгого толкования закона, ведь, поскольку огонь под медным листом погас, считается, что кастрюля как бы стоит на полу, и если человек хочет переставить ее на другую плату, это расценивается так, будто он ставит ее на источник огня в субботу, что запрещено; ее можно поставить только на перевернутую тарелку. Так написано в Шмират шабат ке-ѓилхата (1, 27). С другой стороны, в прим. 79 там приводится мнение рабби Шломо-Залмана Ойербаха, что в этом случае можно придерживаться менее строгого толкования закона. И так написано в Игрот Моше (Орах хаим, 4, 74, Законы варки, 38). Эта полемика относится только к более строгому подходу, согласно которому в субботу запрещено ставить на плату холодную пищу, как объясняется в п. 18 и прим. 19. Согласно же мнению тех авторитетов, которые придерживаются менее строгого толкования закона, разрешается ставить холодную, полностью сваренную пищу на электрическую плату (так считают, например, Яхаве даат и Игрот Моше), а значит, и в вопросе, который служит предметом описанной здесь полемики, они, несомненно, придерживаются менее строгого толкования.

[22]. Однако некоторые законоучители придерживаются в этом более строгого толкования закона, ведь, поскольку верхние кастрюли не стояли на самой плате, то, если их переставят на плату, это может расцениваться так, будто их поставили на плату в субботу, а это запрещено, согласно более строгому толкованию закона, приведенному в п. 18. Так написано в Шмират шабат ке-ѓилхата (1, 49) на основе мнения Хазон Иша (37, 11) и в Шевет ѓа-Леви (1, конец п. 91). По мнению Хазон Иша, следует придерживаться более строгого толкования закона и не ставить кастрюлю с пищей даже на пустую кастрюлю, как объясняется в Аз нидберу, 3, 14. А в Шмират шабат ке-ѓилхата (там же, прим. 125) приводится соображение от имени Шломо-Залмана Ойербаха, что в этом следует придерживаться менее строгого толкования закона, опираясь на мнение Рана. А поскольку, как мы говорили в п. 18, некоторые законоучители полагают, что изначально (лехатхила), в субботу разрешается ставить на плату холодную пищу, доведенную до готовности, здесь можно изначально придерживаться менее строгого толкования закона, к которому склоняются даже те авторитеты, которые обычно следуют более строгому толкованию.

Законоучители разошлись во мнениях и относительно того, разрешается ли переливать содержимое большой кастрюли, стоящей на печке, угли в которой присыпаны золой, в меньшую кастрюлю и ставить ее на ту же самую печку. По мнению Маген Авраѓам (253, 20), это запрещено, а по мнению Шаар ѓа-циюн (253, 47), разрешено. Поэтому в Шмират шабат ке-ѓилхата (гл. 1, прим. 49) сказано, что изначально (лехатхила), нужно придерживаться более строгого толкования закона, а в случае необходимости, можно последовать менее строгому толкованию. И представляется, что здесь можно придерживаться менее строгого толкования изначально, приводя в качестве дополнительного довода мнение тех авторитетов, которые разрешают в субботу ставить на плату пищу, доведенную до полной готовности (см. выше, п. 18). Если же мы имеем дело с жидкой пищей, то, как объясняется в прим. 12, некоторые законоучители полагают, согласно мнению Шульхан арух (253, 4), что это запрещено, так как имеет место опасение, что это является нарушением запрета варки. А по мнению Рама и других авторитетов, опирающихся на сказанное в Шульхан арух, это разрешается при необходимости.

21. Разрешается ли возвращать пищу в духовку

Если посуда с пищей стояла в нагретой духовке, и ее достали оттуда, чтобы вынуть часть содержимого, то ее запрещено возвращать в духовку. У этого есть две причины: во-первых, поскольку температура в духовке ничем не ограничена, существует опасение, что человек захочет возвратить пищу в духовку, забудет о субботе и увеличит температуру духовки; во-вторых, это действие выглядит, как варка. Но если перед наступлением субботы поместить в духовку емкость с четырьмя стенками, тогда можно будет возвращать туда посуду с пищей, так как в этом случае нет опасения, что человек увеличит огонь в духовке, и это действие не будет похоже на варку, потому что не принято готовить пищу в подобной емкости. И представляется, что можно придерживаться менее строгого толкования закона и в том случае, если перед наступлением субботы на дно духовки будут поставлены перевернутый противень или перевернутая тарелка – тогда в субботу на них можно будет ставить посуду с пищей; кроме того, необходимо покрыть ручки, с помощью которых в духовке регулируется температура[23].

Все это соответствует приведенным выше (в п. 19) правилам возвращения пищи на источник огня, согласно которым, если пища уже была в духовке, и ее достали с намерением возвратить обратно, это не похоже на варку. Но запрещено ставить в горячую духовку холодную пищу, так как это выглядит, как варка.

Если же духовка настроена на субботнее реле времени (шаон шабат), то, когда она выключена, в нее можно ставить пищу, доведенную до полной готовности, чтобы пища разогрелась, когда духовка включится. Это действие не выглядит, как варка, поскольку пищу ставят в холодную выключенную духовку. А для того, чтобы избежать опасения, что человек может по ошибке увеличить температуру в духовке, необходимо покрыть ручки, регулирующие температуру в духовке, или поставить посуду с пищей на перевернутый противень. И хотя некоторые законоучители запрещают это, поскольку считают, что, даже если человек ставит пищу в холодную духовку, это выглядит, как варка, − на практике, поскольку этот закон является постановлением мудрецов, можно положиться на мнение тех авторитетов, которые придерживаются менее строгого толкования закона[24].

Некоторые люди помещают субботнюю плату в металлическую коробку, чтобы сохранить тепло. Разрешается возвращать посуду с пищей, снятую с платы, в эту коробку, и это не выглядит, как варка, потому что люди обычно не варят пищу в подобных коробках – они предназначены только для того, чтобы сохранять тепло пищи, стоящей на плате (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 1, 79). Тот, кто следует мнению, разрешающему в субботу ставить на плату холодную пищу, доведенную до полной готовности (как объясняется в п. 18), может ставить ее и на такую плату, а согласно более строгому толкованию закона, посуду с пищей можно поставить на перевернутую тарелку. Если человек ставит пищу на такую плату в субботу, это не является нарушением запрета «укутывания» (ѓатмана), поскольку этот запрет действует лишь в том случае, когда кастрюля с пищей покрыта полностью, а в данном случае, кастрюля не касается стенок металлической коробки всей поверхностью своих стенок.


[23]. Полностью готовую пищу запрещено возвращать в горячую духовку по двум соображениям: из-за опасения, что человек может по ошибке увеличить огонь в духовке, и потому, что это действие выглядит, как варка. Так написано в Шмират шабат ке-ѓилхата (1, 19) и Минхат Ицхак (3, 28). Но если в духовку поместят емкость, в которую поставят посуду с пищей, это разрешено, как объясняется в Игрот Моше (Орах хаим, ч. 4, 74, Законы варки, 27). Ведь после того, как человек совершил действие, призванное понизить температуру в духовке, нет больше опасения, что он забудет о субботе и увеличит температуру в духовке; кроме того, теперь это не выглядит, как варка. А некоторые авторитеты разрешают возвращать в духовку посуду с пищей, если поставить ее на перевернутый противень, так как он ослабляет жар духовки (что подобно присыпанию углей золой); кроме того, это не выглядит, как варка. А по мнению Арух ѓа-шульхан (253, 17), в наше время возвращение пищи в духовку, в любом случае, не похоже на варку. Что же касается сказанного, что в субботу запрещено возвращать пищу внутрь печки, то это правило исходит из того, что раньше люди готовили пищу внутри печек, а когда хотели разогреть пищу, то ставили ее на печку сверху, и потому всякий раз, когда кто-то ставил пищу внутрь печки, это было похоже на варку. Современные же духовки устроены так, что сверху на них невозможно поставить посуду с пищей, поэтому, даже когда мы хотим разогреть блюдо, мы ставим его внутрь духовки, а потому, если человек ставит пищу в духовку, это не обязательно означает, что он совершает действие, определяемое как варка. И все же необходимо сделать что-то, что было бы подобно присыпанию углей золой, чтобы в субботу это служило напоминанием о запрете увеличивать температуру в духовке. По мнению Шевет ѓа-Леви, этого можно добиться, положив на дно духовки перевернутый противень, чтобы отделить нагревательный элемент, расположенный под дном духовки, от посуды с пищей, а по мнению других авторитетов – покрыв ручки, регулирующие температуру в духовке. А некоторые авторитеты разрешают возвращать пищу в духовку, даже если там нет перевернутого противня, и ручки духовки непокрыты, так как, по их мнению, нагревательный элемент, покрытый металлической поверхностью, служащей дном духовки, рассматривается, с точки зрения Ѓалахи, как угли, присыпанные золой, и нет опасения, что человек увеличит температуру, при условии, что будет соблюдать правила возвращения пищи на источник огня в субботу.

[24]. В книге «Кашрут и суббота в современной кухне» рава Леви-Ицхака Гальперина написано, что это разрешено, поскольку, когда пищу ставят в холодную духовку, это не выглядит, как варка. А для того, чтобы избежать опасения, что человек может по ошибке увеличить температуру в духовке, необходимо покрыть ручки, регулирующие температуру в духовке, или отключить их. Изначально (лехатхила), желательно включить духовку на более низкую температуру, чем при готовке. А Хазон Иш (38, 2) это запрещает. И так написано в Шмират шабат ке-ѓилхата, 1, 38. Также см. «Расширенные объяснения» к п. 17.

22. Общие принципы запрета «укутывания» (ѓатмана)

Поскольку в субботу запрещено зажигать огонь, возникает вопрос, как можно сохранить пищу теплой. В наши дни существуют электрические платы, которые решают эту проблему, но во времена Талмуда сохранить пищу теплой в субботу было сложнее. Один из возможных способов заключался в том, что пищу ставили в маленькую печку или в большую печь (как объясняется в п.п. 14-16). Был и другой способ: горшок с пищей закутывали в шерстяную ткань или во что-то иное, что могло сохранить тепло пищи.

Однако в отношении укутывания мудрецы установили два запрета, один из которых относится ко времени до наступления субботы, а второй – к самой субботе. Первый запрет состоит в том, что нельзя закутывать или погружать посуду с пищей во что-то, что прибавляет ей тепла; это запрещено даже до наступления субботы. А второй запрет гласит, что в саму субботу нельзя закутывать или погружать посуду с горячей пищей даже в то, что не прибавляет ей тепла.

Объясним подробнее: некоторые материалы нагреваются, выделяя при этом газ. Такими материалами являются, например, оливковый жмых или мякина. Мудрецы опасались, что если в канун субботы горшок с пищей будет погружен в такой материал, способствующий ее нагреванию, то человек может по ошибке решить, что разрешено погружать горшок с пищей и в горячие угли, а затем, после наступления субботы, раздует эти угли, чем нарушит субботний запрет зажигания огня. Поэтому они запретили перед наступлением субботы закутывать или погружать посуду с пищей в то, что способствует ее нагреванию.

Что же касается материалов, которые не прибавляют тепло, а только сохраняют его – например, одежда, полотенца, одеяла, – то в них разрешается закутывать посуду с горячей пищей, но только до наступления субботы. В субботу же − мудрецы запрещают закутывать или погружать посуду с горячей пищей даже в то, что не прибавляет ей тепла, поскольку опасаются, что, если это будет разрешено, некоторые люди, перед тем как укутать пищу, станут разогревать ее, тем самым нарушив запреты зажигания огня и варки (см. Шульхан арух, 257, 1-3).

Если перед наступлением субботы кастрюля с горячей пищей была закутана во что-то, что не прибавляет ей тепла (например, одеяла), то в субботу разрешается закутать ее в еще несколько одеял. Разрешается также сменить одеяла, в которые она закутана. А если одеяло упало с кастрюли, то можно вновь завернуть кастрюлю в это одеяло, ведь поскольку она была укутана с кануна субботы, нет запрета укутывать ее заново (см. Шульхан арух, 257, 4).

В субботу разрешается наливать горячую воду в термос. Это не считается «укутыванием», поскольку данный запрет не распространяется на случай, когда в какую-либо посуду кладут теплую пищу. Разрешается также класть в кастрюлю с чолнтом пакет вареного риса или другой вареной пищи, чтобы они не смешались с остальным содержимым кастрюли, – ведь погружение одного вида пищи в другой не является «укутыванием»[25].


[25]. Таково мнение рава Шломо-Залмана Ойербаха (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 2, 42, и прим. 242, и там же, ч. 3). Однако автор Шмират шабат ке-ѓилхата (42, 63) придерживается в этом более строгого толкования закона. Так или иначе, доводы тех авторитетов, которые это разрешают, представляются убедительными, а поскольку речь идет о сомнении, возникающем в связи с постановлением мудрецов, здесь можно следовать менее строгому толкованию. Что же касается разрешения наливать горячую воду в термос, то в пользу этого разрешения можно привести еще одно соображение: запрет сохранения тепла (ѓатмана) не распространяется на пищу, находящуюся во «втором сосуде» (кли шени), см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 1, 83.

23. «Укутывание» на субботней плате и кастрюля для медленной варки (слоу-кукер)

Кастрюли, стоящие на субботней плате, запрещено укутывать полотенцем или одеялом даже в канун субботы. Хотя полотенца или одеяла сами по себе не прибавляют пище тепла, − поскольку кастрюли стоят на плате, одеяла создают термоизоляцию, что способствует нагреванию пищи, поэтому, с точки зрения закона, это рассматривается как «укутывание» в материал, прибавляющий пище тепла, а это запрещено уже начиная с кануна субботы.

Запрет «укутывания» касается только тех случаев, когда посуда с пищей завернута со всех сторон; в ином случае этот запрет не действует. Поэтому разрешается закутать полотенцем или одеялом большую часть кастрюли, стоящей на плате, ведь если кастрюля закутана не полностью, это не является нарушением запрета ѓатмана, и так разрешено поступать даже в саму субботу (как пишет Рама). Можно также положить на кастрюлю сверху широкий поднос, а на него – полотенце, так как если полотенце не касается стенок кастрюли, это не является нарушением запрета ѓатмана (см. Шульхан арух, 257, 8). Однако нельзя, чтобы полотенце было мокрым, поскольку, если оно высыхает от жара кастрюли, это является нарушением запрета стирки (либун, см. ниже, гл. 13, п. 3)[26].

Некоторые авторитеты запрещают пользоваться в субботу кастрюлей для медленной варки (слоу-кукером), так как считают, что это нарушение запрета «укутывания», ведь при этом кастрюля «укутывается» в материал, прибавляющий пище тепло. А если пища, находящаяся в кастрюле, не сварена до полной готовности, то, по их мнению, это также является нарушением запрета оставлять пищу в субботу на непокрытом огне. В отличие от этого, другие авторитеты полагают, что здесь не идет речь о нарушении запрета «укутывания», поскольку верхняя часть кастрюли ничем не покрыта, а для того, чтобы не нарушать запрет оставлять недоваренную пищу на огне, необходимо покрыть ручки, с помощью которых регулируется температура в кастрюле. И таков практический закон[27].


[26]. В Шульхан арух (253, 1; 257, 8) сказано, что в двух случаях следует придерживаться более строгого толкования закона, связанного с запретом «укутывания»: 1) даже если посуду с пищей закутывают во что-то, не прибавляющее ей тепла, – например, в ткань, – но сама посуда стоит на чем-то, что прибавляет ей тепла, то, с точки зрения закона, считается, что посуда с пищей укутана во что-то, что прибавляет ей тепла; 2) укутывание во что-то, что прибавляет пище тепла, запрещено, даже если это укутывание частичное (например, закапывание в угли). Поэтому, по мнению Шульхан арух запрещено накрывать полотенцем кастрюлю, стоящую на субботней плате, – ее запрещено накрывать даже только с одной стороны или сверху, и даже в канун субботы, поскольку это считается укутыванием во что-то, что прибавляет пище тепла.

В отличие от этого мнения, другие законоучители полагают, что перед наступлением субботы разрешено закутать кастрюлю, стоящую на плате, одеялами со всех сторон. Дело в том, что, по мнению Рамбама, если между источником тепла и укутанной кастрюлей, стоящей на нем, имеется промежуток, это не считается укутыванием во что-то, что прибавляет пище тепла, а по мнению этих законоучителей, если кастрюля стоит на субботней плате, то между кастрюлей и нагревательным элементом платы есть промежуток, поэтому тепло платы не связано с тем, что кастрюля закутана в одеяло.

А Рама придерживается промежуточного мнения, согласно которому, если под посудой с пищей есть источник тепла, то даже если одеяла, которыми покрыта эта посуда, не прибавляют пище тепла, это все же расценивается как прибавление тепла; но если кастрюля не закутана в одеяло со всех сторон, это не является нарушением запрета «укутывания» (ѓатмана), так как этот запрет действует только при условии, что кастрюля укутана со всех сторон. Такого мнения придерживаются ашкеназские законоучители, и так написано в Шмират шабат ке-ѓилхата, 1, 77. А сефардские законоучители следуют менее строгому толкованию закона и пишут, что желательно не закутывать кастрюлю полностью (что соответствует ашкеназскому обычаю), а по возможности, придерживаться более строгого толкования, как написано в Шульхан арух. И в тексте я следую мнению Рама, которое, как я написал выше, является промежуточным.

[27]. Авторитеты, которые запрещают это, полагают, что если большая часть такой кастрюли, а тем более, все ее стенки, покрыты теплоизолирующим материалом, и только ее верхняя часть является «непокрытой», то пища, находящаяся в ней, считается «укутанной» в то, что прибавляет ей тепла, а потому слоу-кукер запрещено включать даже в канун субботы. И таково мнение рабби Шломо-Залмана Ойербаха (см. Минхат Шломо, ч. 2, 34, 5). Только если поместить в слоу-кукер предмет, который приподнимет емкость кастрюли и отдалит ее от теплоизолирующих стенок, им можно пользоваться в субботу, и это не будет нарушением запрета «укутывания». А с точки зрения запрета оставлять пищу на открытом огне, авторитеты опасаются, что, поскольку в слоу-кукере можно менять температуру, человек может по ошибке увеличить температуру. Только если покрыть нагревательный элемент кастрюли чем-то, что ослабит его температуру, или если содержимое кастрюли будет сварено до полной готовности, то ею можно пользоваться в субботу, не опасаясь нарушения запрета оставлять пищу на открытом огне. А по мнению авторитетов, которые разрешают пользоваться слоу-кукером в субботу, поскольку не вся поверхность кастрюли покрыта теплоизолирующим материалом, это не является нарушением запрета «укутывания» (см. Рама, 253, 1; Мишна брура, 48), а если пища в кастрюле не сварена до полной готовности, то необходимо покрыть ручки, с помощью которых регулируется температура, поскольку благодаря этому кастрюля уподобляется печке, в которой угли присыпаны золой, как объясняется выше, в п. 17. А поскольку этот закон является постановлением мудрецов, в нем следует придерживаться менее строгого толкования; кроме того, их соображения представляются убедительными. Также см. «Расширенные объяснения».

24. Вода из электрического бойлера

В субботу нельзя пользоваться водой, нагретой запрещенным способом. Если же вода была нагрета таким образом, что человек при этом не совершил никакого запрещенного действия, то ею можно пользоваться в субботу. Казалось бы, на основе этого можно заключить, что если электрический бойлер был включен до начала субботы, то водой, которая нагрелась в результате этого, разрешается пользоваться в субботу. Но возникает проблема: современные электрические бойлеры устроены таким образом, что когда мы открываем кран, из которого течет горячая вода, в бойлер вливается холодная вода, и если бойлер включен, то его нагревательные элементы работают, и получается, что если человек открывает в субботу кран с горячей водой, он способствует тому, что холодная вода, вливающаяся в бойлер вместо горячей, подвергается варке. Поэтому в субботу запрещено открывать кран с горячей водой, если бойлер включен.

Если же перед наступлением субботы бойлер выключили, то закон зависит от ответа на вопрос, подвергнется ли варке холодная вода, вливающаяся в бак. Если из крана течет настолько горячая вода, что до нее невозможно дотронуться, то запрещено открывать кран с горячей водой, поскольку, если открыть этот кран, это приведет к тому, что холодная вода, вливающаяся в бак, сварится. Однако, если до горячей воды, выливающейся из крана, можно дотронуться, пусть и с трудом, − даже если она нагрета до «температуры, при которой человек отдергивает руку», – этой водой можно пользоваться в субботу, поскольку горячая вода, оставшаяся в баке, не способна сварить холодную воду, вливающуюся в него (как объясняется в прим. 28). И даже если возникает сомнение, нагрета ли горячая вода настолько, что способна сварить холодную, все равно разрешается открывать кран с горячей водой, так как это запрещено лишь в том случае, когда нет никакого сомнения, что холодная вода, вливающаяся в бак, сварится. А если человек, сомневаясь, что вода нагрета до температуры, при которой она способна варить, открыл кран и убедился, что она действительно нагрета до такой температуры, то необходимо открыть кран с холодной водой, чтобы большое количество холодной воды смешалось с горячей, и температура воды стала ниже той, при которой человек отдергивает руку[28].

Разрешается также настраивать электрический бойлер на субботнее реле времени (шаон шабат) таким образом, чтобы бойлер включался и нагревал воду раз в несколько часов в течение приблизительно пятнадцати минут, и вода слегка нагревалась, но не достигала «температуры, при которой человек отдергивает руку». И тогда в субботу можно будет без всяких опасений пользоваться теплой водой из бака.


[28]. Хотя некоторые авторитеты утверждают, что вода (или пища) считается нагретой до «температуры, при которой человек отдергивает руку» с того момента, когда невозможно соприкасаться с ней на протяжении какого-то времени, то есть приблизительно до 45 градусов Цельсия, как объяснялось выше (в п. 4), однако в описываемом здесь случае, следует придерживаться более строгого толкования закона, только если вода, вытекающая из крана, нагрета более, чем до 80 градусов, и до нее вообще невозможно дотронуться. Это объясняется тем, что современные электрические бойлеры устроены таким образом, что самая горячая вода находится в их верхней части, а внизу вода значительно менее горячая, и разница между ними очень существенная. Холодная вода вливается в нижнюю часть бака, поэтому если до самой горячей воды, выливающейся из верхней части, можно дотронуться, то вода, находящаяся в нижней части бака, скорее всего, не достигает «температуры, при которой человек отдергивает руку», и, разумеется, неспособна сварить холодную воду, вливающуюся в бак.

Но даже в случае сомнения, разрешается открыть кран с горячей водой и проверить, нагрета ли она до «температуры, при которой человек отдергивает руку». И даже если выяснится, что вода очень горячая, это не является нарушением запрета, поскольку, когда человек открывал кран, это было под сомнением, поэтому данное действие относится к категории «непреднамеренное выполнение работы» (давар ше-эйно миткавен) и разрешено в субботу (по мнению Турей заѓав и возможно, также рабби Акивы Эйгера, это разрешено без всякого сомнения, так как может случиться, что человек использует очень много воды, и горячая вода, оставшаяся в баке, не будет в состоянии сварить холодную воду, вливающуюся в него. Также см. выше, гл. 9, прим. 4, и «Расширенные объяснения». Кроме того, холодная вода вливается в бак сама собой, согласно принципу грама, и человек не имеет намерения ее нагреть. Также см. Шмират шабат ке-ѓилхата, ч. 1, прим. 132). В таком случае, горячая вода из бака разрешена к использованию в субботу, и не считается, что она была нагрета запрещенным способом, ведь поскольку человек не знал, что вода в баке очень горячая, ему было разрешено открыть кран. А когда очень горячая вода уже течет из крана, ее можно смешать с большим количеством холодной воды, чтобы температура воды стала ниже той, при которой человек отдергивает руку. Ведь если вода будет нагрета до «температуры, при которой человек отдергивает руку», то холодная вода, которая смешается с горячей, сварится. А поскольку горячая вода уже течет из крана, желательно использовать как можно большее ее количество, чтобы горячая вода, оставшаяся в баке, не смогла сварить холодную воду, которая вливается в него. А если человеку нужно лишь немного горячей воды, то, по мнению одних авторитетов, ему все равно запрещено закрывать кран, пока очень горячая вода не вытечет полностью, и не станет очевидно, что холодная вода, вливающаяся в бак, не сварится; а по мнению других авторитетов, закрывать кран разрешается, так как варка в этом случае происходит сама собой (грама), и если человеку при этом грозит убыток, не следует придерживаться более строгого толкования закона (также см. Шмират шабат ке-ѓилхата, ч. 1, конец прим. 131). Практический закон соответствует мнению тех авторитетов, которые придерживаются менее строгого толкования, так как, помимо доводов, приводимых ими, есть еще один: почти всегда остается сомнение, способна ли горячая вода, оставшаяся в баке, сварить холодную воду, которая вливается в него, а значит, речь идет о действии, принадлежащем к категории «непреднамеренное выполнение работы» (ведь человек не имел изначального намерения нагреть эту воду), которое относится к постановлению мудрецов (дерабанан) и совершается само собой (грама).

Представляется, что в случае необходимости – например, в холодное время года, когда трудно мыть посуду холодной водой, – даже если нет никакого сомнения в том, что вода в электрическом бойлере очень горячая, и необходимо вымыть большое количество посуды, для чего нужно много горячей воды, разрешается открыть сначала кран с холодной водой, а затем – с горячей, и так холодная вода, смешиваясь с горячей, не подвергнется варке. А поскольку известно заранее, что будет использовано большое количество горячей воды, нет сомнения в том, что горячая вода, оставшаяся в баке, не сможет сварить холодную воду, которая вливается в него.

25. Солнечный бойлер

Согласно заповеди Торы, в субботу запрещена варка при помощи огня или «порождений» огня, то есть предметов, нагретых на огне, но не запрещена варка на солнце. Исходя из этого, разрешается поставить посуду с яйцом туда, где сильно печет солнце, пока яйцо не сварится. Однако мудрецы запретили варить пищу на чем-то, что нагрелось на солнце (такие предметы называются в Ѓалахе «порождения солнца»), из опасения, что если человек станет готовить пищу на сковороде, нагретой солнцем, то он может по ошибке использовать и сковороду, нагретую на огне и снятую с него, нарушив тем самым заповедь Торы (см. Шульхан арух, 318, 3; Мишна брура, 17).

Следовательно, согласно постановлению мудрецов, в субботу разрешается варить пищу только с помощью самого солнечного тепла, но не предметов, нагретых на солнце. А значит, ответ на вопрос, можно ли пользоваться в субботу горячей водой, нагретой в солнечном бойлере, зависит от того, что именно нагревает воду: жар самого солнца или предметы, нагретые от него.

По мнению некоторых авторитетов, в субботу запрещено пользоваться водой, нагретой в солнечном бойлере, поскольку эта вода нагревается с помощью коллекторов и вакуумных трубок, которые представляют собой «порождения» солнца. В таком случае, каждый раз, когда из бака выливается нагретая вода, это приводит к тому, что холодная вода, вливающаяся в бак вместо нее, подвергается варке (см. Минхат Ицхак, 4, 44; Аз нидберу, 1, 34). Еще одним доводом в пользу данного запрета является тот факт, что, поскольку любой солнечный бойлер может работать и на электричестве, возникает опасение, что если в субботу будет разрешено пользоваться водой, нагретой в солнечном бойлере, то люди станут пользоваться и водой, нагретой электричеством, а потому желательно воздержаться от использования горячей воды, нагретой в солнечном бойлере (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 1, 51, от имени рава Шломо-Залмана Ойербаха).

Другие же авторитеты утверждают, что в субботу разрешено пользоваться водой, нагретой в солнечном бойлере, так как закон считает, что эта вода нагрелась от тепла самого солнца, а коллекторы только способствуют сбору солнечной энергии. В таком случае, нет никакой проблемы в том, чтобы при открывании крана с горячей водой в бак вливалась холодная вода, так как в субботу разрешено варить ее с помощью солнечных лучей (так пишут рав Франк в Ѓар-Цви, Орах хаим, 188, Циц Элиэзер, 7, 19 и рав Йосеф Капах)[29].

На практике, поскольку речь идет о полемике, связанной с постановлением мудрецов, – а, как известно, если возникает сомнение в связи с постановлением мудрецов, то нужно следовать менее строгому толкованию закона, – в этом случае человек может придерживаться менее строгого толкования, согласно которому в субботу разрешается пользоваться горячей водой из солнечного бойлера. Если же человек хочет придерживаться более строгого толкования, он удостоится благословения, но пусть не поступает согласно строгому толкованию тогда, когда необходимо помыть маленьких детей.

Сегодня существуют солнечные бойлеры, устроенные и по другой системе, предназначенной, главным образом, для многоэтажных зданий. В таких бойлерах горячая вода, собранная в коллекторы, остается в закрытой системе трубок. Эта система опускается в бак, и холодная вода, находящаяся в баке, нагревается за счет соприкосновения с горячими трубками. Получается, что холодная вода нагревается посредством предмета, имеющего статус «порождения солнца». Поэтому в субботу днем запрещено открывать кран с горячей водой, поскольку это приводит к тому, что холодная вода, вливающаяся в бак, подвергается варке. Однако вечером после наступления субботы разрешается пользоваться горячей водой, которая нагрелась в канун субботы, как объясняется в примечании[30].


[29]. И не следует опасаться того, что холодная вода, вливаясь в бак, нагреется от соприкосновения с горячей водой, которая считается «порождением солнца», так как нет уверенности в том, что вода, вливающаяся в бак, нагреется от воды, находящейся в баке, до «температуры, при которой человек отдергивает руку», ведь это возможно только тогда, когда бак полон горячей воды. Если же вода, находящаяся в нижней части бака, не очень горячая, она не сможет нагреть холодную воду, и та нагреется только от солнечной энергии, передаваемой коллекторами. А когда существует сомнение, как именно нагреется вода, это считается «непреднамеренным выполнением работы». Но даже если в этом нет сомнения, все равно можно придерживаться менее строгого толкования закона, так как это действие относится к категории «псик рейша, при условии, что человек не получает выгоды от его результата» и касается запрета мудрецов, наложенного на запрет мудрецов (швут де-швут), а в этом случае следует придерживаться менее строгого толкования закона. Два запрета мудрецов, о которых здесь идет речь, таковы: 1) запрет варить с помощью «порождений солнца»; 2) холодная вода вливается в бак сама по себе (грама), и см. «Расширенные объяснения», здесь, а также гл. 24, п. 2 и гл. 25, п. 1. Человек не получает от этого никакой выгоды, так как для него было бы лучше, чтобы холодная вода нагрелась в коллекторах, а не от горячей воды, находящейся в баке, чтобы она не остужала воду в баке.

[30]. В обычных солнечных бойлерах, когда открывают кран с горячей водой, сначала выливается вся холодная вода, скопившаяся в трубе, которая спускается от бака, расположенного на крыше дома, до крана, а в бойлерах описываемой здесь системы горячая вода находится в баке, расположенном внутри квартиры, и попадает сразу в кран, поэтому использование данной системы экономит воду и время. Кроме того, в ней меньше накапливается камень. Что же касается законов субботы, то, поскольку холодная вода нагревается от горячих трубок, расположенных в самом баке, она подвергается варке за счет «порождений солнца», а в субботу это запрещено, согласно постановлению мудрецов. И нельзя сказать, что речь идет о работе, относящейся к категории «псик рейша, при условии, что человек не получает выгоды от ее результата» касаемо запрета мудрецов (дерабанан), так как человек извлекает выгоду из того, что холодная вода вливается в бак и там нагревается. Однако вечером после наступления субботы в том, что в бак вольется холодная вода, нет выгоды, потому что она остудит горячую воду, находящуюся в баке, а поскольку в это время нет солнечного света, и солнечная энергия не может нагреть воду, текущую по трубкам, вода в баке останется холодной до утра. Поэтому вечером после наступления субботы разрешается пользоваться горячей водой из бака. Днем же человек извлекает выгоду из того, что в бак вливается холодная вода, так как она быстро нагреется за счет солнечной энергии, которая нагревает воду в трубках, спускающихся от коллекторов, расположенных на крыше здания. И может быть, что, в случае крайней необходимости, можно пользоваться горячей водой из бака и в субботу днем, поскольку здесь совмещаются два соображения: 1) возможно, это действие можно рассматривать как грама (то есть происходящее само собой), также см. Ѓар цви, 188; Циц Элиэзер, 7, 19; 2) по мнению меньшинства авторитетов, действие, относящее к категории псик рейша в отношении запрета мудрецов, не запрещено (см. выше, гл. 9, прим. 6; «Расширенные объяснения», 9, 5, 4).

Содержание

[catlist categorypage=»yes» order=ASC]