09. Закон в отношении младенца  

https://ph.yhb.org.il/ru/03-11-09/

Испражнения младенцев менее зловонны, поэтому к ним применяется другой закон. С возраста же, когда ребенок способен съесть ке-заит хлеба или других мучных изделий за время ахилат прас (6-7 минут), от его испражнений следует отдаляться во время молитвы, как от испражнений взрослого (см. Шульхан арух, 81, 1). А некоторые законоучители пишут, что этот закон вступает в силу, когда ребенку исполняется год. Все это касается случаев, когда у человека нет другого выхода; однако изначально (лехатхила) желательно отдаляться во время молитвы даже от испражнений восьмидневного младенца (см. Мишна брура, 81, 3; Каф ѓа-хаим, 1, 6).

Когда человек молится там, где есть ребенок, которому уже исполнился год, и который испражняется в подгузник, то перед началом молитвы следует убедиться, что подгузник не издает неприятного запаха. Если нет неприятного запаха, около ребенка можно молиться, даже если он справил естественные нужды в подгузник, поскольку его испражнения прикрыты подгузником и одеждой, и если человек не ощущает неприятного запаха, ему разрешено произносить слова святости[2].

А если, когда женщина читает амиду, ребенок испачкал подгузник и приблизился к ней, и от него исходит неприятный запах, то ей запрещено продолжать молитву. Если там есть другой человек, который может заняться ребенком, то она должна знаками попросить его унести ребенка, чтобы она могла продолжать молиться. Если же такого человека поблизости нет, но ребенка можно посадить в кроватку или манеж, чтобы он поиграл там, пока женщина не закончит амиду, то ей следует поступить таким образом. Но если это невозможно, потому что ребенок плачет и женщина должна быть рядом с ним, то поскольку ей все равно запрещено продолжать молитву, она должна поменять ему подгузник, а после этого совершить омовение рук. Затем она должна постараться как можно скорее возобновить молитву, поскольку, если сделанный ею перерыв будет короче, чем время, за которое она обычно читает всю амиду, она сможет продолжать молитву с того места, на котором остановилась. Если же перерыв длился дольше, чем, по ее оценке, у нее занимает чтение амиды с начала до конца, то ей следует прочитать всю молитву заново (см. Шульхан арух, 104, 5).

А если ребенок в подгузнике, издающем неприятный запах, приблизился к ней, когда она произносит благословение, то если благословение короткое, она должна отойти от ребенка и закончить его. Если же она читает Биркат ѓа-мазон («Благословение после трапезы»), что занимает больше времени, и у нее нет возможности отдалиться от ребенка или посадить его в манеж, пока она не закончит все четыре благословения Биркат ѓа-мазон, потому что ребенок плачет и его нужно взять на руки, то поскольку ей все равно запрещено продолжать чтение благословений, если она ощущает неприятный запах, исходящий от ребенка, она должна поменять ребенку подгузник, совершить омовение рук, а затем возвратиться к началу благословения, на котором она остановилась (см. Шульхан арух, Орах хаим, 65, 1; Биур Ѓалаха, 183, 6, со слова афилу).


[2]. Авторитеты расходятся во мнениях по поводу нечистот, находящихся в другом владении или покрытых чем-либо. Общепризнанным является мнение, что везде, куда доносится зловоние, запрещено произносить слова святости. Вопрос заключается в том, существует ли необходимость в дополнение к этому отдалиться на расстояние в 4 ама от того места, где ощущается зловоние. Одни авторитеты придерживаются в этом вопросе более строгого толкования закона, другие – менее строгого, но большинство склоняется к менее строгому толкованию (см. «Жемчужины Ѓалахи», Молитва, гл. 3, прим. 10). Тот же самый закон относится и к испражнениям младенца, покрытым подгузником и одеждой: если от них все равно исходит запах, то везде, куда он доносится, запрещено произносить слова святости, однако авторитеты спорят, нужно ли отдаляться от места, где ощущается этот запах, на расстояние в 4 ама. Если же запаха испражнений не чувствуется, то от них отдаляться не нужно, и по отношению к ним действует тот же закон, что и по отношению к «покрытым испражнениям» (см. Шульхан арух, 79, 1-2). Следовательно, если от ребенка не исходит неприятный запах, то нет необходимости проверять, чистый ли у него подгузник. И таков общепринятый обычай. И см. Маген Авраѓам, 81, 1, где он придерживается наиболее строгого толкования закона и пишет, что молиться рядом с младенцем запрещено в любом случае. Однако большинство авторитетов не принимает это мнение, как объясняется в Шульхан арух ѓа-рав, 76, 6, и в Каф ѓа-хаим, 81, 7.

Рав Шломо-Залман Ойербах (в Ѓалихот Шломо, Молитва, 20, 4-5) пишет, что молиться рядом с младенцем разрешено, и нет необходимости проверять перед этим, чистый ли у него подгузник. Однако при этом он добавляет сформулированный им закон: если известно, что у младенца грязный подгузник, то на подгузник распространяется тот же закон, что и на сами испражнения, – даже если он не издает зловония, от него все равно нужно отдалиться на 4 ама, и не следует молиться, если он находится перед глазами даже на расстоянии большем, чем 4 ама. И только если подгузник находится у младенца под одеждой, испражнения, содержащиеся в нем, считаются покрытыми, и если они не издают запаха, то рядом с младенцем разрешено произносить слова святости. А если младенец намочил подгузник, и его моча не издает неприятного запаха, то рядом с ним можно произносить слова святости, даже если поверх подгузника на нем нет никакой одежды. Кроме того, рав Ойербах пишет (там же), что разрешено приносить младенца в синагогу, если на нем надет подгузник, а сверху – одежда, и не нужно опасаться, что, если он испачкает подгузник, с ним нельзя будет оставаться в синагоге.

Запись опубликована в рубрике Глава 11 - Место молитвы. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *