05. «Выход» из сукки

Запрещено разрушать сукку до окончания праздника. Даже если человек завершил праздничную трапезу Ѓошана раба и не намеревается спать в течение этого дня, он все равно не должен разрушать сукку, так как заповедь пребывания в сукке остается в силе до самого конца седьмого дня. Поэтому, если человек захочет позаниматься Торой или побеседовать с товарищем, он должен будет делать это в сукке. Но приблизительно за два с половиной часа до захода солнца разрешено вынести из сукки мебель, если это необходимо для праздника Шмини Ацерет (см. Шульхан арух, 666, 1).

Перед исходом Ѓошана раба подобает находиться в сукке, чтобы как можно больше насладиться этой заповедью перед тем, как мы должны будем расстаться с ней на целый год. Существует обычай целовать стены сукки, перед тем как выйти из нее перед окончанием праздника (так пишут Шней лухот ѓа-брит и Мишна брура, 477, 5). Согласно другому обычаю, произносят «прощальную молитву», приведенную в молитвенниках (см. Рама, 667, 1).

Схах, стены и украшения сукки имеют статус мукце и предназначены исключительно для исполнения заповеди сукки, поэтому до окончания праздника ими запрещено пользоваться в любых других целях. И хотя в восьмой день (Шмини Ацерет) уже нет заповеди находиться в сукке, на практике этот запрет остается в силе до исхода восьмого дня, потому что он действует до конца сумерек седьмого дня, когда уже начинается восьмой день – праздник Шмини Ацерет (см. Шульхан арух, 667, 1; выше, гл. 2, п. 16).

Поскольку схах, стены и украшения сукки считаются «предметами, предназначенными для исполнения заповеди» (ташмишей мицва), их не нужно класть в гнизу, но запрещено относиться к ним пренебрежительно – например, пользоваться бумагой от украшений в целях личной гигиены или пренебрежительно топтать схах либо стены сукки (см. Мишна брура, 638, 24).

В восьмой день запрещено есть в сукке. А тот, кто устраивает трапезу в сукке с намерением исполнить заповедь в день, не являющийся одним из семи дней праздника Суккот, тем самым нарушает запрет Торы, так как в ней сказано: «Все, что я заповедую вам, бережно исполняйте, не прибавляй к тому и не убавляй от того» (Дварим, 13:1). Но даже если человек хочет устроить трапезу в сукке не для того, чтобы исполнить заповедь сукки, мудрецы все равно запрещают есть в сукке в восьмой день, поскольку со стороны может показаться, что человек хочет «прибавить» к этой заповеди. А тот, кому больше негде есть, перед наступлением восьмого дня должен – чтобы не показалось, что он хочет «прибавить» к заповеди сукки, – сделать в схахе просвет площадью 4 на 4 тфахим (ок. 32 см). Этим он даст понять, что схах ему не нужен. Опасение, что со стороны может показаться, будто человек хочет «прибавить» к заповеди сукки, относится только к восьмому дню, а тот, кто хочет устроить трапезу в сукке после этого дня, не обязан делать просвет в схахе, поскольку такого опасения больше не возникает (см. Рама, 666, 1).

За пределами Земли Израиля трапезы в сукке устраивают и в восьмой день, поскольку в диаспоре существует сомнение, на какой именно день выпадает Ѓошана раба, и есть вероятность, что он приходится именно на восьмой день. Однако при этом не произносят благословение «…заповедавший нам жить в сукке», так как на этот день приходится также праздник Шмини Ацерет, и если человек произнесет благословение на сукку, это будет противоречить одно другому (см. трактат Сукка, 47а; Шульхан арух, 668, 1; и см. также «Жемчужины Ѓалахи», Праздники, упомянутые в Торе, гл. 9, прим. 4).

А в девятый день, который за пределами Земли Израиля называется Симхат Тора, есть в сукке запрещено, потому что это выглядело бы как желание «прибавить» к заповеди сукки. Даже если устроить трапезу больше негде, до девятого дня все равно запрещено делать просвет в схахе, так как восьмой и девятый дни являются праздничными (йом тов), и это было бы нарушением запрета сотер (разрушение построенного). Поэтому, чтобы не казалось, что человек хочет «прибавить» к заповеди сукки, он должен принести в сукку грязные кастрюли и тарелки, и поскольку держать их в сукке запрещено, этим он даст понять, что он ест в сукке не для того, чтобы исполнить заповедь сукки (см. Шульхан арух, 666, 1).