02. Обязанность взять на себя инициативу в отношениях возложена на мужчину

Все заповеди, связанные с брачным союзом, относятся и к мужчине, и к женщине, однако обязанность взять на себя инициативу в отношениях лежит на мужчине. Это основано на том, о чем мы говорили выше: в начале Творения первый человек содержал в себе оба аспекта, мужской и женский, при том что его мужское лицо было более выраженным, а женское – более сокрытым. Поэтому, когда мужчина и женщины были отделены друг от друга и стали двумя разными людьми, явный аспект самосознания первого человека остался у Адама, мужчины. Поэтому именно он ощутил печаль от мысли о своем одиночестве, и именно он понял, что женщина была отделена от него, и именно он сказал: «сей раз это кость от моих костей и плоть от плоти моей; она будет называться иша (женщина), ибо от иш (мужчины) взята она».

Нечто подобное происходит со всеми супружескими парами. Души мужа и жены соединены в своем корне в высших мирах, но в процессе нисхождения в этот мир душа жены отделилась от души мужа, однако осознание изначального единства осталось в большей степени у мужчины. Вот почему он, как правило, испытывает более сильное и выраженное желание вступить в близость со своей женой, именно он ухаживает за женщиной, ведь она была отделена от него, и он словно ищет то, что потерял (см. Вавилонский Талмуд, трактат Кидушин, 2б).

Поэтому Тора возлагает на мужчину ответственность за поиск будущей супруги, и именно он должен обручиться с ней и ввести ее под хупу, и именно он должен стать инициатором супружеской близости и исполнения заповеди «плодитесь и размножайтесь». И во время самого супружеского единения муж как бы приходит к жене, а она раскрывается ему навстречу и принимает его.

Разумеется, невозможно исполнить заповедь вступления в брак, заповедь супружеской близости и заповедь «плодитесь и размножайтесь» без участия женщины, поэтому все эти заповеди относятся и к мужчине, и к женщине. Но поскольку на мужчине лежит обязанность взять на себя инициативу в исполнении всех этих заповедей, о достоинствах брачного союза говорится, как правило, применительно к мужчине, чтобы создать у него мотивацию исполнить возложенную на него миссию: приступить к поискам будущей супруги, а затем обручиться с ней и взять ее в жены. Именно об этом говорят наши мудрецы (трактат Йевамот, 63а): «Каждый человек, у которого нет жены, и не человек вовсе». И еще они говорят: «Всякий, у кого нет жены, лишен радости, благословения, блага, Торы, защиты, мира» (там же, 62б).

Но поскольку все заповеди, связанные с брачным союзом, относятся как к мужчине, так и к женщине, если мужчина не исполняет возложенную на него обязанность и не делает предложение своей возлюбленной, то на ней лежит заповедь найти способ убедить его вступить с ней в брак. То же самое и после свадьбы: если муж не выступает инициатором супружеской близости согласно заповеди Торы, на жену возложена заповедь найти способ привлечь его и вступить с ним в близость с любовью и желанием[1].


[1]. Принципиальные различия между мужчиной и женщиной, описанные в этой главе, это различия, видимые нами сегодня, однако не исключено, что изменения, ставшие результатом исторического процесса, заставят нас взглянуть на эту проблему по-новому, и наши сегодняшние взгляды отступят в тень. Уже сегодня есть люди, которые придерживаются феминистского подхода и выступают за равенство полов, совмещая это с соблюдением заповедей Торы, в том числе и заповеди вступления в брак. Тем не менее, они не согласны с описанными в тексте различиями – либо потому, что, на их взгляд, эти различия переданы слишком обобщенно, либо потому, что они в корне не согласны с традиционным подходом, согласно которому между мужчинами и женщинами существуют принципиальные различия. Я тоже сомневался, следует ли излагать эти идеи в данной книге, – как потому, что они относятся к мировоззрению Торы, тогда как вся книга рассматривает общие принципы Ѓалахи и ее практические законы; так и потому, что эти идеи не приводятся в четкой форме в талмудических источниках. И все-таки я решил написать эту главу, поскольку, на мой взгляд, идеи, изложенные в ней, верно отражают еврейское мировоззрение и проливают свет на многие практические заповеди, как и на исторический процесс в целом. Они берут свое начало в словах наших мудрецов, благословенна их память, а также в учении Каббалы. Кроме того, моей супруге и мне самому эти идеи очень близки. К тому же, даже если мы примем многие из принципов феминистского мировоззрения, невозможно отрицать, что классический подход глубоко укоренился в нашей культуре и традиции, и попытки создать сегодня равноправные супружеские отношения, в рамках которых мужчина освобождается от обязанности брать на себя инициативу и ухаживать за женщиной, а женщина больше не играет роль стороны, принимающей мужское влияние, на деле приводят к тому, что многим молодым людям не удается вступить в брак. Но и среди тех, кому это удалось, многие нарушают святость брачного союза, изменяя своим супругам, и большой процент супружеских пар разводится. Поэтому, даже согласно подходу тех, кто считает, что в наши дни нужно построить новую модель брачных отношений, основанную на принципе равноправия, в которой роли мужа и жены не будут отличаться друг от друга существенным образом, необходимо сначала глубоко изучить традиционную модель еврейского брака, поскольку, если люди станут игнорировать ее положительные стороны, они не смогут создать брачный союз, основанный на любви и святости. Мое скромное мнение по этому вопросу таково: представляется, что, хотя мудрецы сказали (в трактате Кидушин, 35а): «В отношении всех законов Торы Писание приравнивает женщину к мужчине», – тем не менее, между мужчиной и женщиной существуют принципиальные различия, которые и определяют классическую модель еврейской семьи, однако понимание смысла этих различий будет подниматься на все более высокий уровень, как объясняется дальше.