03. Каким образом можно воспользоваться результатами работы, выполненной в субботу неевреем для еврея

Если в доме горел слабый свет, при котором можно с трудом устроить трапезу, убрать дом и помыть посуду, но невозможно читать книгу, и туда пришел нееврей и зажег дополнительный свет, то еврею разрешается при этом свете проводить трапезу, наводить порядок в доме и мыть посуду, но запрещено читать. Иными словами, еврею разрешено делать при более ярком свете все, что можно было делать и до того, как нееврей включил дополнительный свет, но запрещено делать то, что было невозможно делать при тусклом свете (см. Шульхан арух, 276, 4; Мишна брура, 32).

А если в комнате горел свет, но пришел нееврей и выключил его, чтобы свет не мешал еврею спать, то еврею разрешено спать в этой комнате, хотя нееврей и выключил свет специально для него, и если бы он этого не сделал, то еврей не смог бы заснуть. Это объясняется тем, что в данном случае еврей не пользуется чем-то ощутимым, что возникло в результате работы, выполненной неевреем, а извлекает пользу лишь из того, что свет погас.

И хотя еврею разрешено пользоваться более ярким светом, включенным неевреем, либо извлекать пользу из темноты, возникшей в результате того, что нееврей выключил свет, еврею запрещено просить нееврея включить или выключить свет. Запрещается просить его об этом даже намеком, содержащим повеление. Например, если в комнате слишком тусклый свет, нельзя сказать нееврею: «Сделай милость, в комнате мало света». Запрещено даже указывать рукой на свет, поскольку и это считается намеком, содержащим повеление (см. Хаей адам, 62, 2). Подобным же образом, если свет мешает еврею спать, то запрещено говорить нееврею: «Сделай то, что необходимо», либо: «Сделай милость, я не могу заснуть», либо указать на свет.

Но можно дать нееврею намек в повествовательной форме. Например, если еврей нуждается в более ярком свете, то он может сказать: «Мне трудно наводить порядок в доме или читать при столь слабом свете», или же: «Дом плохо освещен, потому что в нем горит только одна лампочка». Такой намек не содержит обращенную к нееврею прямую просьбу сделать что-либо для еврея, а лишь описывает ситуацию, и нееврей сам, желая помочь еврею, решает включить свет. Подобным же образом, если в комнате горит свет и мешает еврею спать, то еврей может сказать нееврею в повествовательной форме: «Мне трудно заснуть, когда горит свет», и нееврей сам поймет, что если он хочет помочь еврею, он может выключить свет.

То же самое касается и ситуации, когда в туалете закончилась нарезанная туалетная бумага. Еврей может сказать нееврею в повествовательной форме: «У меня закончилась туалетная бумага», и нееврей нарежет новую бумагу. При этом не считается, что еврей пользуется результатами работы, выполненной неевреем, ведь в случае крайней необходимости он мог бы воспользоваться ненарезанной бумагой. Но запрещено говорить нееврею в повелительной форме: «Сделай одолжение, у меня закончилась туалетная бумага». Подобным же образом, если обогреватель работает понапрасну, то можно сказать нееврею: «Жаль, что электричество расходуется впустую», и нееврей сам поймет намек и выключит обогреватель. Но запрещено намекать ему в повелительной форме: «Тот, кто выключит обогреватель, ничего не потеряет»[4].

Подведем итог вышесказанному: в субботу еврей может обратиться за помощью к нееврею при условии, что не нарушит ни один из двух запретов, установленных мудрецами. Первый запрет: не следует прямо просить нееврея выполнить запрещенную работу, но можно намекнуть ему на это в повествовательной форме. Второй запрет: еврею не следует пользоваться результатами работы, выполненной неевреем, совершая действие, которое он не мог бы совершить, если бы нееврей не выполнил эту работу. Мудрецы разрешают еврею просить нееврея намеком в повествовательной форме включить дополнительный свет там, где уже горит тусклый свет, которого с трудом, но достаточно, либо же выключить свет или обогреватель, поскольку в таком случае еврей не пользуется ощутимыми результатами работы, выполненной неевреем[5].

Все разрешения, которые мы упомянули до сих пор, действуют изначально (лехатхила), а если у еврея нет возможности их применить, то в случае крайней необходимости или ради исполнения заповеди мудрецы разрешают просить нееврея открытым текстом выполнить работу, запрещенную в субботу постановлением мудрецов (дерабанан), а порой и запрещенную Торой (деорайта), как объясняется в нижеследующих пунктах.


[4]. Если человеку грозит большой убыток – например, пожар, – то мудрецы разрешают сказать нееврею: «Тот, кто потушит, ничего не потеряет» (см. Шульхан арух, 334, 26). Это объясняется тем, что если при пожаре еврей скажет нееврею: «Жаль горящего дома», то эти слова не возымеют действия, поскольку нееврей, скорее всего, не станет тушить пожар бесплатно. Если же еврей намекнет нееврею, что за тушение пожара тот получит денежное вознаграждение, то нееврей приложит к этому все возможные усилия, и потому мудрецы разрешают намекнуть ему на это, хотя подобный намек побуждает нееврея к действию, и Ѓалаха рассматривает это как намек, содержащий повеление.

[5]. В случае, если еврей совершил грех и открытым текстом попросил нееврея включить для него дополнительный свет, не запрещено пользоваться включенным светом, поскольку, хотя еврей и нарушил запрет, в этом помещении и до этого горел свет (см. Мишна брура, 276, 20).

Параграфы в главе

Главы в книге

Заказ ать сейчас
Заказ ать сейчас