08. Общенародный и личный аспекты молитвы

https://ph.yhb.org.il/ru/03-03-08/

На основе вышесказанного можно глубже понять смысл женской молитвы. Любая молитва имеет два аспекта – личный и общенародный. В личном аспекте молящийся обращается к своему Создателю, и просит его о милости и милосердии. А в общенародном аспекте молитва служит выражением неразрывной связи между Всевышним и народом Израиля, благодаря которой Имя Его освящается в мире и все творения удостаиваются благословения свыше. Общенародный аспект молитвы – это прямое продолжение храмовых жертвоприношений, поэтому молитвы были установлены в память о ежедневных жертвах, приносившихся на храмовом жертвеннике утром и в сумерки.

Порой между личным и общенародным аспектами может возникнуть конфликт. С личной точки зрения было бы желательно, чтобы молитва изливалась свободно из глубины человеческой души, не имея точного канона и установленного времени. Так человек сможет выразить свое пламенное стремление приникнуть к Господу. Именно так было принято поступать в эпоху Первого Храма. Между тем, мужи Великого собрания в своих постановлениях подчеркивали именно общенародный аспект, поскольку понимали, что если молитва будет лишена строгого канона, большинство людей из-за груза повседневных забот не станут читать даже личную молитву. Более того, естественные чувства нередко имеют недостатки и изъяны, а если человек молится вместе с общиной, эти недостатки восполняются и его молитва становится целостной. Поэтому мужи Великого собрания постановили, что молитва, как и ежедневные храмовые жертвоприношения, должна иметь постоянное время. Они также составили молитвенный канон, в котором упоминаются все важнейшие ценности еврейского народа. Текст молитвы написан во множественном числе, и, согласно постановлению мудрецов, читать его следует в синагоге в миньяне, поскольку главное достоинство еврейского народа заключается в том, что он способен раскрыть святость, заложенную в общине, тем самым освящая Имя Господа в мире.

Однако поскольку акцент был поставлен на общенародном и общечеловеческом аспекте молитвы, личный аспект, выражающий естественное горячее чувство, мог пострадать от этого. Об этом нас предупреждает рабби Шимон, говоря: «Пусть молитва твоя будет не повинностью, но [искренней просьбой] о милосердии и мольбой, обращенными к Всевышнему» (Пиркей авот, 2:13). А вот что сказал в связи с этим рабби Элиэзер: «Если молитва человека – повинность, она не может быть искренней мольбой о милосердии» (Вавилонский Талмуд, трактат Брахот, 28б).

Тем не менее, мудрецы подчеркивают именно общенародный и универсальный аспект молитвы, чтобы таким образом укрепить принцип веры, который мы реализуем в нашей жизни. С этой точки зрения молитва является прямым продолжением храмовых жертвоприношений: подобно тому, как жертвы выражали связь народа Израиля и всего мира с Господом, так и молитва служит публичным выражением этой неразрывной связи во всех еврейских общинах мира. В эпоху Второго Храма даже на храмовой территории была расположена синагога, где проводились общественные молитвы. И хотя личное чувство может из-за этого отступить на второй план, тем не менее, следует учитывать, что общественная молитва, читаемая в установленное время, оказывает огромное воздействие как на весь мир, так и на каждого отдельного человека. Поэтому мудрецы предпочли установить для молитвы строгий канон и четкие рамки (см. выше, гл. 1, п. 8)[4].


[4]. В последние несколько столетий лидеры хасидского движения искали пути возращения молитве личного эмоционального аспекта, который отошел на второй план за счет акцентирования общенародного аспекта. Порой ради этого они шли даже на уступки в отношении законов Ѓалахи, связанных с молитвой. В молитву были введены напевы, что ничуть не противоречит ѓалахическим законам. Некоторые хасидские лидеры установили обычай повторять слова молитвы по нескольку раз, пока молящийся не почувствует, что достиг необходимого душевного настроя (кавана), и с этим связаны определенные ѓалахические проблемы. Некоторые хасиды возвышали голос во время молитвы, что тоже противоречит постановлениям мудрецов; некоторые откладывали молитву до тех пор, пока не почувствуют, что они к ней готовы, но если при этом время, установленное для молитвы, истекало, это являлось открытым нарушением законов Ѓалахи. Некоторые предпочитали молиться в одиночку, чтобы достичь нужного душевного настроя (и см. «Жемчужины Ѓалахи», Молитва, гл. 2, п.п. 1, 2, 5, где говорится о важности молитвы в миньяне). Все это вызвало острую полемику. Однако хасидские лидеры придавали столь огромное значение личному настрою во время молитвы, что были готовы ради этого отказаться от строгого соблюдения законов Ѓалахи. На практике, по прошествии лет большинство хасидов возвратилось к соблюдению законов молитвы.

Запись опубликована в рубрике Глава 03 - Смысл заповедей, обязательных для женщин. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *