04. Практический закон

https://ph.yhb.org.il/ru/04-07-04/

Рабби Йосеф Каро, автор Шульхан арух, постановил, что хамец в составе смеси, аннулированный до Песаха, не «пробуждается» вновь, и такую смесь можно есть в Песах. Это объясняется тем, что, согласно Торе, в Песах хамец тоже аннулируется, если его доля в смеси не превышает одну шестидесятую (батель бе-шишим), но мудрецы установили «ограду» вокруг запрета Торы и вынесли постановление, что в Песах хамец запрещен в любом количестве, даже самом ничтожном (бе-машеѓу). Таким образом, полемика о том, «пробуждается» ли хамец в Песах, – это полемика по поводу постановления мудрецов, и известно, что в случае сомнения, возникающего в связи с постановлением мудрецов, следуют менее строгому толкованию. Именно такого практического закона придерживаются многие представители сефардских общин.

Однако Рама постановил, на основе решения Трумат ѓа-дешен (1, 114), что если хамец в составе смеси, аннулированный до Песаха, был жидким, то практический закон соответствует менее строгому толкованию, согласно которому такой хамец не «пробуждается» вновь; а если хамец был сухим, то закон следует более строгому толкованию, по которому хамец «пробуждается». Например, если в какой-либо напиток попала капля пива, то поскольку она полностью смешалась с напитком и больше не существует отдельно от него, она аннулировалась и не «пробуждается» вновь, и пить этот напиток в Песах разрешено. Но если хамец был сухим, он «пробуждается» после наступления Песаха. Например, если в пищу попали хлебные крошки, то поскольку они не полностью смешались с пищей и все еще существуют отдельно от нее, они имеют некоторое самостоятельное значение, и потому с наступлением Песаха этот хамец «пробудится» вновь, сделав запрещенной всю смесь (см. Шульхан арух, 447, 4). И таков практический закон, которого придерживаются выходцы из ашкеназских и некоторых сефардских общин[4].

Мука, поскольку ее помол очень тонок, считается смесью «жидкого» квасного. Ведь главное, что определяет, является ли квасное сухим или жидким, это вопрос, смешивается ли оно полностью с пищей, в которую попало. В смеси, куда попал жидкий хамец, он полностью смешивается с разрешенной пищей, а если хамец был сухим, то он остается как бы «сам по себе». Согласно этому принципу, нет необходимости извлекать из груды пшеницы заквасившиеся зерна, потому что, будучи смолоты в муку, они полностью смешаются с остальной мукой и не «пробудятся» после начала Песаха (см. Шульхан арух и Рама, 453, 3).

Некоторые авторитеты говорят, что, в соответствии с этим принципом, мацу желательно испечь до Песаха. В таком случае, если небольшая доля муки или теста (не превышающая одну шестидесятую от общего объема) заквасится при замесе, она смешается с остальным тестом и аннулируется до наступления праздника, а после этого больше не «пробудится», и мацу, испеченную из этого теста, будет разрешено есть в Песах. Случается, что при машинной выпечке мацы кусочки теста застревают между деталей агрегата, остаются там в течение такого времени, за которое они могут закваситься, а потом падают обратно в тесто. Но поскольку заквасившиеся крошки полностью смешиваются с остальным тестом, такое тесто считается смесью «жидкого» квасного, и если до начала Песаха эти крошки аннулировались, так как их доля в тесте не превышала одной шестидесятой от общего объема, то после наступления праздника они больше не «пробуждаются».

Все вышесказанное действительно только постфактум (бедиавад), тогда как изначально (лехатхила), чтобы исполнить заповедь самым великолепным образом (ле-меѓадрин), муку для мацы делают из зерен, по поводу которых не возникает опасения, что они заквасились, и тщательно следят, чтобы ни малейшая доля муки или теста не забродила[5].


[4]. Сефардский обычай: в Каф ѓа-хаим (447, 76-78) написано, что многие выходцы из сефардских общин придерживаются более строгого толкования закона о «пробуждающемся» квасном. Так пишут также Хида в Биркей Йосеф (447, 14) и При хадаш. Из этого следует, что, согласно этому мнению, жидкий хамец тоже «пробуждается». Однако в п. 76 в Каф ѓа-хаим сказано, что принято придерживаться более строгого толкования закона согласно мнению Рама, но не более того. Зхор ле-Авраѓам также пишет, что в законах Песаха сефарды следуют обычаям Рама. Тем не менее, согласно правилам выведения окончательного ѓалахического постановления в Шульхан арух, поскольку он упоминает наименее строгое толкование закона как общее мнение (стам), из этого следует, что практический закон соответствует наименее строгому толкованию. В Ябиа омер (ч. 2, Орах хаим, 23) этот вопрос рассматривается подробно. Там поддерживается наименее строгое толкование и говорится, что, как считает большинство ранних авторитетов, хамец не «пробуждается» после начала Песаха. А по мнению Шеильтот, даже в Песах хамец в составе смеси аннулируется, если его доля не превышает одной шестидесятой (батель бе-шишим). Но даже согласно мнению тех авторитетов, которые придерживаются более строгого толкования закона, данный запрет является постановлением мудрецов (дерабанан), а случае сомнения, возникающего в связи с постановлением мудрецов, следуют менее строгому толкованию закона.

Необходимо также изучить сказанное в Шульхан арух, 442, 4. Там он цитирует Рамбама, который запретил в Песах использовать целебное снадобье под названием «териак», содержащее незначительную долю квасного. Рамбам объясняет это тем, что после Песаха квасное «пробуждается» вновь. Как же Шульхан арух противоречит тому, что он сам написал в п. 447, 4? Согласно объяснению Рама, Шульхан арух изменил собственное мнение, и его конечный вывод – что квасное не «пробуждается». При хадаш объясняет, что если хамец добавляют в смесь преднамеренно, то именно тогда с наступлением Песаха он «пробуждается». А Турей заѓав пишет, что поскольку в териаке хамец является компонентом, из которого состоит основа смеси, он «пробуждается», и потому в Песах использование териака запрещено.

Кроме того, важно отметить, что даже согласно подходу авторитетов, которые придерживаются менее строгого толкования закона и считают, что хамец не «пробуждается» (то есть согласно подходу Шульхан арух, который относит это к любому виду квасного, и Рама, который относит это к жидкому квасному), запрещается перед Песахом преднамеренно добавлять хамец в смесь, рассчитывая, что он аннулируется, потому что его доля в смеси составляет менее одной шестидесятой, а потом есть эту смесь в Песах (так объясняет При хадаш, комментируя мнение Шульхан арух, и так сказано в Мишна брура, 447, в конце п. 102). И только постфактум (бедиавад), если хамец случайно попал в пищу, смесь разрешено есть. А согласно подходу тех авторитетов, которые придерживаются более строгого толкования закона, поскольку смесь запрещено есть, ее нельзя и оставлять в доме, и только бедиавад, если Песах уже прошел, ее можно есть после Песаха (см. Мишна брура, 447, 102).

Если перед Песахом в пищу попало немного квасного, но его доля в смеси составляет более одной шестидесятой, то, как написано в Мишна брура (453, 20), по мнению Турей заѓав разрешено добавить в смесь пищу, чтобы можно было аннулировать попавшее туда квасное, однако по мнению Маген Авраѓам и большинства других авторитетов, это запрещено, потому что выглядит как аннулирование изначально (лехатхила). Но в случае крайней необходимости можно положиться на мнение Турей заѓав, соответствующее менее строгому толкованию закона.

[5]. В Трумат ѓа-дешен (1, 114) написано, что мука считается смесью «жидкого» квасного, и такого мнения придерживается большинство авторитетов, и так написано в Мишна брура, 447, 32. Однако Баит хадаш пишет, что, по мнению автора Сефер мицвот катан и рабби Элиэзер бен Йоэль, если мука смешивается с мукой, то считается, что сухое смешивается с сухим, поэтому изначально (лехатхила) нужно следить за тем, чтобы мука для мацы не смешивалась с забродившей мукой. Так говорится в Мишна брура (453, 17) и в Шаар ѓа-циюн (25). Кроме того, очевидно, что лехатхила следует учитывать мнение авторитетов, полагающих, что всякий хамец – будь то жидкий или сухой – «пробуждается» после начала Песаха.

Отметим также, что есть три мнения по поводу того, в каких именно ситуациях хамец «пробуждается». Согласно мнению авторитетов, которые придерживаются наиболее строгого толкования закона и считают, что жидкий хамец тоже «пробуждается», даже если сам хамец, попавший в смесь, был извлечен из нее, и только его вкус впитался в смесь и не ощущается в ней, он все равно «пробуждается». В отличие от этого, в Мишна брура (447, 33) упоминается мнение Олат шабат и Элия раба, которые придерживаются менее строгого толкования закона и полагают, что хамец «пробуждается», только если смесь вновь подвергается варке, потому что в таком случае вкус квасного снова впитывается в смесь. Если же смесь не варят, хамец не «пробуждается». Основное же мнение, согласно сказанному в Мишна брура (там же) на основании слов Маген Авраѓам, гласит, что хамец «пробуждается», только если он сухой, то есть если в смеси осталась доля квасного в чистом виде.

Запись опубликована в рубрике Глава 07 - Смесь квасного с пищей, кошерной на Песах (тааровет хамец). Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *