04. Рабби Акива

https://ph.yhb.org.il/ru/05-05-04/

Празднества Лаг ба-омера имеют отношение и к памяти величайшего мудреца Устной Торы, непревзойденного таная 1 рабби Акивы, среди пятерых великих учеников которого был рабби Шимон бар Йохай. Мудрецы рассказывают, что рабби Шимон велел своим ученикам повторять за ним слова Торы, которые он произносит, потому что его учение – это квинтэссенция учения рабби Акивы (см. Вавилонский Талмуд, трактат Гитин, 67а). Качество самоотверженности ради народа Израиля рабби Шимон также перенял у своего учителя, ведь рабби Акива поддержал антиримское восстание Бар-Кохбы. Веселье в Лаг ба-омер в честь скрытой Торы − также связано с образом рабби Акивы, о котором мудрецы сказали (см. трактат Хагига, 14б), что он вошел в Пардес 2 (то есть в глубокие тайны Торы) и вышел оттуда с миром 3, и о нем Писание говорит: “Мед нашел ты – ешь в меру, а то пресытишься им и его изрыгнешь” (Мишлей, 25:16). Ахер – порубил посадки; рабби Акива [вошел с миром] и вышел с миром» (прим. пер.).  ], тогда как другие мудрецы, которые зашли в Пардес вместе с ним, не смогли выйти с миром, потому что не сумели усвоить величайшие тайны, сокрытые там.

И действительно, Ѓалаха объясняет, что радость и веселье в Лаг ба-омер связаны с тем, что ученики рабби Акивы стали продолжателями традиции Торы, как объяснялось выше (в п. 1), ведь рабби Акива был столпом Устной Торы. Рабби Цадок ѓа-Коѓен из Люблина объясняет (При цадик, Лаг ба-омер, 1), что в день смерти рабби Акивы запрещалось устанавливать празднество ѓилула, потому что римляне предали рабби Акиву жестокой казни. Поэтому ѓилулу установили в день смерти его ученика рабби Шимона бар Йохая. Таким образом, ѓилула рабби Шимона включает в себя и ѓилулу рабби Акивы, и потому в Лаг ба-омер следует вспоминать величие рабби Акивы и его учение.

Наверное, не было в мире человека, который начал бы изучать Тору в более трудных условиях, нежели рабби Акива. И, тем не менее, благодаря усердию и великой вере, он достиг высочайшей ступени (см. Авот де-рабби Натан, гл. 6). Это произошло, во многом, благодаря его жене Рахели, дочери богатейшего землевладельца Кальба Савуа. Рахель распознала величие души рабби Акивы, когда тот служил пастухом у ее отца, и пообещала, что выйдет за него замуж, если он станет учить Тору. За это богатый отец лишил ее наследства, но она не отступила от своего слова и вышла замуж за пастуха Акиву. Они нищенствовали, и все же она самоотверженно продолжала настаивать на том, чтобы ее муж изучал Тору. Став величайшим мудрецом своего поколения, рабби Акива сказал своим ученикам о Рахели: «Все мое и все ваше принадлежит ей» 4 (см. Вавилонский Талмуд, трактат Ктубот, 63а).

«Сказал рабби Йеѓуда, сказал Рав: в час, когда Моше вознесся на небеса (чтобы получить Тору – пер.), он увидел, как Святой, благословен Он, украшает буквы [Торы] венцами 5. Сказал Ему: «Владыка мира, кому нужны эти венцы?». Ответил Он: «Есть один человек, который будет жить через несколько поколений, – Акива, сын Йосефа, имя ему. Он сможет вывести из каждой черточки этих венцов целые горы законоположений»… Сказал [Моше] пред Ним: «Владыка мира! У Тебя есть такой человек, а Ты хочешь дать Тору через меня?!» Сказал ему: «Молчи, таков Мой замысел»» (Вавилонский Талмуд, трактат Менахот, 29б). Из того, что среди всех мудрецов Израиля, Всевышний показал Моше именно на рабби Акиву, следует, что тот считается величайшим мудрецом Устной Торы (также см. трактат Санѓедрин, 86а, где сказано: «Все анонимное в Мишне исходит от рабби Меира, все анонимное в Тосефте – от рабби Нехемьи, все анонимное в Сифра – от рабби Йеѓуды и все анонимное в Сифрей – от рабби Шимона; и все они следуют взглядам рабби Акивы»).

Он был безгранично предан Торе и еврейской вере, и даже после того, как умерли двадцать четыре тысячи его учеников, не утратил веру. Он рукоположил новых учеников, от которых Тора распространилась в народе Израиля. А когда он увидел лисицу, выбегающую из Святая Святых Иерусалимского Храма, и мудрецы, сопровождавшие его, заплакали, он засмеялся, ибо был преисполнен веры, что подобно тому, как исполнились пророчества о бедствиях, так исполнятся и пророчества об утешении и возрождении (см. Вавилонский Талмуд, трактат Макот, 24б) 6.

Когда же римляне издали указ, запрещающий учить Тору, он самоотверженно обучал Торе широкие массы евреев. Римляне схватили его, заключили в темницу и приговорили к жестокой казни. Сказали наши мудрецы (Вавилонский Талмуд, трактат Брахот, 61б): «Когда казнили рабби Акиву, было время чтения Шма Исраэль. [Палачи] раздирали его плоть железными крюками, а он принимал на себя бремя Небесного царства 7. Сказали ему ученики: учитель, разве не достаточно 8?! Сказал им [рабби Акива]: все дни жизни моей сокрушался я по поводу слов: «…всей душой твоей» – даже если у тебя отнимают душу. Говорил я: когда же доведется мне исполнить это? Теперь же, когда довелось мне, разве не исполню?! И он очень долго произносил слово «один» 9, пока на слове «один» не покинула его душа. Раздался тогда глас небесный (бат коль) и произнес: счастлив ты, рабби Акива, что душа твоя вышла на слове «один»!.. Раздался тогда глас небесный и произнес: счастлив ты, рабби Акива, ибо дарована тебе жизнь в мире грядущем!»

  1. Танай – титул законоучителей в Земле Израиля в 1-2 в.в. н.э., начиная с периода деятельности Ѓилеля и до конца составления Мишны (прим. пер.).
  2. Слово Пардес (букв. «плодовый сад») представляет собой аббревиатуру названий четырех уровней понимания и интерпретации Торы: пшат (простой смысл), ремез (намек), драш (толкование) и сод (тайна) – прим. пер.
  3. В этом места Талмуда сказано: «Четверо вошли в Пардес: Бен-Азай, Бен-Зома, Ахер и рабби Акива… Бен-Азай глянул – и умер; о нем Писание говорит: “Дорога̀ в глазах Господа смерть тех, кто предан Ему” (Теѓилим, 116:15). Бен-Зома глянул – и повредился [умом
  4. То есть мудрость, которую я приобрел и которой научил вас, – это заслуга Рахели (прим. пер.).
  5. «Венец» (кетер) – украшение в виде особых линий в верхней части букв в свитках Торы, тфилин, мезузах и других священных текстах (прим. пер.).
  6. Там сказано: «Шли дорогою раббан Гамлиэль, рабби Элиэзер бен Азария, рабби Йеѓошуа и рабби Акива… Держали они путь в Иерусалим. Когда дошли до горы Цофим, разорвали на себе одежды свои, а когда дошли до Храмовой горы, увидели лисицу, выбегающую из руин Святая Святых. Трое мудрецов заплакали, а рабби Акива засмеялся. Спросили мудрецы рабби Акиву: «Отчего ты смеешься?» «А о чем вы плачете?» – спросил их рабби Акива. «В том месте, о котором сказано (Бемидбар, 1:51): «Посторонний же, который приблизится, да предан будет смерти», ныне лисицы бродят! Как же не плакать нам?» Сказал им: «Потому-то я и смеюсь. Ведь сказано (Йешаяѓу, 8:1): «И взял я себе верных свидетелей: Урию, священника, и Зхарью, сына Йеверехъяѓу». Какое отношение имеют друг к другу Урия и Зхарья? Ведь Урия жил во времена Первого Храма, а Зхарья – во времена Второго Храма. Но недаром Писание связывает пророчество Зхарьи с пророчеством Урии. У Урии сказано (Миха, 3:12): «Поэтому из-за вас, как поле, вспахан будет Сион, и Иерусалим руинами станет, и гора Дома Господня – холмами лесистыми»; а у Зхарьи сказано (Зхарья, 8:4): «Еще будут сидеть старики и старухи на площадях Иерусалима, каждый с посохом своим в руке своей – от глубокой старости». Пока не исполнилось пророчество Урии, я боялся, что не исполнится и пророчество Зхарьи; ныне же, когда пророчество Урии сбылось, я знаю, что сбудется и пророчество Зхарьи». Воскликнули мудрецы: «Акива, утешил ты нас! Акива, утешил ты нас!»» (прим. пер.).
  7. То есть читал Шма Исраэль (прим. пер.).
  8. Ученики хотели сказать: ведь когда ты испытываешь столь жестокие страдания, ты освобожден от чтения Шма Исраэль, так почему же ты прилагаешь такие нечеловеческие усилия к этому?  
  9. Из фразы: «Слушай, Израиль, Господь – Бог наш, Господь один!» (прим. пер.).
Запись опубликована в рубрике Глава 05 - Лаг ба-омер. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *