03. Законы аннулирования квасного

https://ph.yhb.org.il/ru/04-05-03/

По мнению большинства ранних законоучителей, по сути закона нет необходимости произносить формулировку аннулирования квасного вслух; достаточно аннулировать его мысленно, то есть человек должен внутренне согласиться с тем, что квасное, принадлежащее ему, аннулировано и лишено всякой значимости, подобно праху земному. Однако изначально (лехатхила) следует аннулировать квасное вслух, потому что аннулирование, совершенное таким образом, будет ясным и однозначным. Кроме того, некоторые ранние законоучители считают, что аннулирование необходимо совершать именно вслух (см. Шульхан арух ѓа-рав, 434, 7). По всем мнениям, нет необходимости произносить формулу аннулирования так, чтобы ее услышали другие люди; достаточно, чтобы человек просто произнес ее вслух, даже если он один. Однако некоторые люди, стремясь исполнить заповедь самым великолепным образом (ле-меѓадрин), произносят эту формулу в присутствии своих домочадцев, чтобы напомнить им об этой заповеди[1].

Аннулировать квасное нужно совершенно искренне, то есть человек должен внутренне согласиться с тем, что принадлежащее ему квасное навеки аннулировано, и он не станет пользоваться им даже после Песаха. Если же он намеревается использовать это квасное по окончании праздника, аннулирование ему не засчитывается, поэтому в Песах он нарушит запреты «да не будет видно» (баль йираэ) и «не должна находиться» (баль йимаце). Даже если он оставит свое квасное там, где оно будет доступно всем и каждому, он не должен думать о том, что после Песаха заберет его, поскольку в противном случае аннулирование ему не зачтется (см. Мишна брура, 445, 18)[2].

Как мы уже говорили (в гл. 3, п. 4), по закону Торы заповедь устранения квасного достаточно исполнить лишь посредством его аннулирования. Даже если во владении еврея останется в Песах квасное, стоимость которого очень велика, он мог бы просто его аннулировать, чтобы в Песах не нарушить запреты «да не будет видно» и «не должна находиться», при условии, что он бы мысленно согласился с тем, что аннулирование является безоговорочным, и он больше никогда не будет пользоваться этим квасным. Однако мудрецы опасались, что аннулирование будет не совсем искренним, и потому постановили, что хамец необходимо убрать из дома. Но если человек забыл устранить свой хамец и вспомнил об этом накануне Песаха, находясь вдали от дома, то постфактум (бедиавад) он может ограничиться лишь аннулированием, а как только окажется дома, он должен будет сжечь оставшийся там хамец. Даже если он возвратится домой после Песаха, он обязан уничтожить находящийся там хамец, иначе будет ясно, что его аннулирование не было искренним (см. Шульхан арух, 448, 5; Мишна брура, 25).

По сути закона, аннулировать квасное можно через посланника, однако изначально (лехатхила) желательно, чтобы это сделал сам его владелец, поскольку некоторые авторитеты полагают, что только владелец квасного может его аннулировать (см. Шульхан арух, 434, 4; Мишна брура, 15).


[1]. В книге «Проверка и уничтожение квасного» (Бдикат хамец у-виуро) сказано, что, по мнению Тура, Рамбана, Рана и рабби Моше Халава, достаточно аннулировать квасное мысленно. А в Шульхан арух ѓа-рав (434, 7) и в Кунтрес ахарон (там же) объясняется, что, хотя эти авторитеты считают, что таков закон Торы, однако, согласно постановлению мудрецов, изначально (лехатхила) формулу аннулирования следует произносить вслух. По мнению Ритва и Бейт Йосеф, основанному на сказанном в Иерусалимском Талмуде, формулу аннулирования необходимо произносить вслух. Однако в Шульхан арух (437, 2) говорится: «Аннулирует квасное мысленно, и этого достаточно». А в Биур Ѓалаха (437, 2) написано, что по этому вопросу существуют два мнения, и Виленский Гаон выносит практическое постановление, согласно которому достаточно аннулировать квасное мысленно. Что же касается закона, согласно которому нет необходимости произносить формулу аннулирования квасного так, чтобы ее услышали другие люди, то с этим соглашаются и Тосафот, по мнению которых, аннулирование квасного предназначено для того, чтобы объявить квасное никому не принадлежащим, и хотя, согласно постановлению мудрецов, такое заявление необходимо делать в присутствии трех человек, в данном случае мудрецы основали свое постановление на законе Торы, по которому объявить вещь никому не принадлежащей человек может вслух, даже если он один и его никто не слышит.

[2]. Поздние законоучители говорят, что если человек вслух объявил свое квасное никому не принадлежащим, оно становится таковым, даже если его заявление не было искренним, поскольку с этого момента любой может присвоить себе это квасное, и если бывший владелец скажет, что его заявление было неискренним, это уже не поможет. Вполне возможно, что, согласно сказанному в Мишна брура на основе слов Шульхан арух ѓа-рав, по законам имущественного права тот, кто присвоил себе это квасное, в самом деле стал его владельцем, но если человек объявляет свою вещь никому не принадлежащей, при этом не будучи искренним, эта вещь остается его собственностью, по крайней мере до того момента, пока ею не завладеет кто-то другой.

Запись опубликована в рубрике Глава 05 - Аннулирование квасного (битуль хамец) и его уничтожение. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *