04. Практические вопросы, связанные запретом выходить замуж за мужчину с увечьем репродуктивных органов

Репродуктивным органам могут быть нанесены различные повреждения. Общее правило таково: если, несмотря на увечье, у мужчины сохранилась способность к деторождению, то ему, как всякому еврею, разрешено жениться на еврейке. Это решение зависит от заключения врачей, на которых можно полагаться в подобных вопросах. В эпоху ранних законоучителей среди врачей было распространено мнение, что, если мужчина потерял одно яичко, он не может иметь детей. На основе этого мнения многие ранние законоучители постановляют, что еврею с таким увечьем запрещено жениться на еврейке. А рабейну Там и некоторые другие ранние законоучители считали, что такое увечье не лишает мужчину способности к деторождению (см. Шульхан арух, Эвен ѓа-эзер, 5, 7). Сегодня все врачи согласны, что мужчина, потерявший одно яичко, не утрачивает способности к деторождению, поэтому он не считается увечным[4].

Пожилые мужчины часто страдают от увеличения предстательной железы (простаты), через которую проходят семявыводящие и мочевые пути. Это создает трудности в мочеиспускании. В особо сложных случаях возникает необходимость удаления простаты, чтобы сделать возможным мочеиспускание. Проблема заключается в том, что из-за удаления простаты сперма не выделяется из полового органа во время супружеской близости, а попадает из яичек в мочевой пузырь, а затем выходит наружу вместе с мочой. Следовательно, хотя сперма сохраняет свои качества, на практике в результате близости женщина не может забеременеть, потому что сперма не выходит через половой орган. Некоторые авторитеты пытались утверждать, что поскольку после удаления простаты мужчина становится бесплодным, и это произошло в результате человеческих действий, ему запрещено «входить в общество Господне», а если он уже женат, ему следует дать жене развод.

Однако на практике большинство авторитетов согласны, что на мужчину после удаления простаты не распространяется запрет «входить в общество Господне». У этого есть две причины. Во-первых, простату удаляют в результате болезни, а, как мы говорили в предыдущем пункте, по мнению большинства авторитетов в таком случае считается, что мужчина бесплоден по воле Небес, поскольку цель операции – избавить его от страданий, а не сделать бесплодным. Во-вторых, на практике семявыводящие пути остались в целости и сохранности, и только по косвенной причине сперма не может выйти через половой орган во время супружеской близости.

Однако в связи с этим возникает еще один, более сложный вопрос: каков закон в отношении мужчины, у которого был рак простаты или другие виды рака, и в качестве лечения ему нужно было удалить яички, поскольку они вырабатывают гормоны, ускоряющие рост раковой опухоли? На практике, как считают многие авторитеты, хотя яички удалили врачи, считается, что человек стал бесплодным по воле Небес, так как это произошло в результате болезни (так считает Рамбам и большинство других авторитетов). Кроме того, можно предположить, что даже авторитеты, которые придерживаются в этих вопросах более строгого толкования закона (например, Рош), в данном случае согласились бы с менее строгим толкованием, поскольку, согласно их подходу, человеку запрещено «входить в общество Господне», только если болезнь затронула сами репродуктивные органы, так как в таком случае считается, что человек тоже повлиял на возникновение болезни. Но если болезнь не затронула непосредственно эти органы, однако врачи решили ампутировать яички, чтобы спасти жизнь больного, то запрет «входить в общество Господне» на него не распространяется.

Тот же самый закон относится и к человеку, который был болен раком и прошел курс лучевой терапии, и это повредило его сперматозоиды настолько, что он больше не может иметь детей. Хотя он и бесплоден, но поскольку к этому привела болезнь, считается, что он утратил способность к деторождению по воле Небес, и ему не запрещено «входить в общество Господне»[5].

В случае любого сомнения, связанного с этими вопросами, практический закон соответствует менее строгому толкованию, согласно правилу, действующему в отношении заповедей Торы: при крайней необходимости, когда нет другого выхода, полагаются на мнение авторитетов, придерживающихся менее строгого толкования закона. И в данном случае речь идет о крайней необходимости, поскольку, если следовать более строгому толкованию, этому еврею будет запрещено жениться на еврейке, а если он женат, то будет вынужден дать жене развод. К тому же, по мнению многих авторитетов, на того, «у кого раздавлены ятра или отрезан детородный орган» (Дварим, 23:2), распространяется тот же закон, что и на мамзера: согласно Торе, только если нет никакого сомнения в том, что он имеет этот статус, ему запрещено «входить в общество Господне». Но если его статус находится под сомнением, то запрет этого человека не касается. Поэтому всегда, когда в связи с этими вопросами возникает какое-либо сомнение, практический закон соответствует менее строгому толкованию[6].


[4]. Запрет: «Да не войдет тот, у кого раздавлены ятра или отрезан детородный орган, в общество Господне» относится только к мужчине, который из-за этого лишился способности к деторождению. Так, в трактате Йевамот, 75б, приводится мнение, согласно которому этот запрет относится к мужчине, у которого было продырявлено одно яичко, но мудрецы возражают: ведь известен случай, когда мужчина, у которого было продырявлено одно яичко, мог иметь детей. А мудрецы, придерживающиеся более строгого толкования закона, говорят, что на самом деле дети были не его, а его жена изменила ему с другим мужчиной. Следовательно, все мудрецы исходят из постулата, что запрет Торы касается только того, кто утратил способность к деторождению. И так пишут Рамбам, Меири, Раавиа, Ям шель Шломо (к трактату Йевамот, 8, 9), Игрот Моше (Эвен ѓа-эзер, 2, 3). Кроме того, ранние законоучители полемизируют по поводу того, каков закон в отношении человека, у которого кто-то отрезал одно яичко. По мнению рабейну Тама (в комментарии к трактату Йевамот, 75а, со слова ше-эйн), поскольку такой человек не лишился способности к деторождению, на него не распространяется запрет «войти в общество Господне». Однако многие ранние законоучители не соглашались с ним и запрещали еврею с отрезанным яичком жениться на еврейке. И так пишут Шульхан арух и Рама (5, 7). А поздние законоучители придерживаются того же мнения, что и рабейну Там. В наши дни это общепринятый медицинский факт: мужчина, лишившийся одного яичка, не теряет способность к деторождению. И представляется, что ранние законоучители, не соглашавшиеся с рабейну Тамом, опирались на медицинские заключения того времени. А возможно, в прошлом человек, лишившийся одного яичка, утрачивал способность к деторождению из-за инфекций.

[5]. Авторитеты расходятся во мнениях по поводу того, каков закон в отношении человека, который подвергся облучению не по причине болезни и утратил способность к деторождению. Некоторые придерживаются в этом вопросе более строгого толкования закона, поскольку мужчина стал бесплодным в результате действий человека. Но есть и другое мнение: хотя подвергать его обучению, приведшему к бесплодию, было запрещено Торой, однако поскольку на практике все три его репродуктивных органа остались в целости и сохранности, на него не распространяется запрет Торы «входить в общество Господне». Это подобно тому, что, как соглашаются все авторитеты, человеку, который принял препарат, вызвавший у него бесплодие, также разрешено «входить в общество Господне» (см. Биркей Йосеф, 5, 7; Арух ѓа-шульхан, 24).

[6]. Хотя, согласно закону Торы, в случае сомнения на человека не распространяются запреты мамзера, – тем не менее, поскольку эти запреты очень строги и действуют на много поколений вперед, мудрецы следуют более строгому толкованию закона и считают мамзером даже того, в чьем отношении возникает сомнение. И только если речь идет о двойном сомнении (сфек сфека), мудрецы освобождают человека от запретов, распространяющихся на мамзера. Что же касается того, «у кого раздавлены ятра или отрезан детородный орган», то в его отношении мудрецы не придерживаются более строгого толкования.

В наше время возник новый вопрос: каков закон в случае, если у мужчины повреждены репродуктивные органы, и раньше он был бы бесплодным, но сегодня врачи могут извлечь из его яичек сперму и с ее помощью оплодотворить его жену? На первый взгляд, поскольку в отношении такого человека возникает сомнение, практический закон должен соответствовать менее строгому толкованию. В будущем может возникнуть еще один вопрос: каков закон в случае, если из мужского организма будет взята клетка, превращена в сперматозоид, и с ее помощью будет оплодотворена яйцеклетка? А возможно, в этом нет никакого сомнения, ведь каждый мужчина, у которого отсутствует хотя бы один из трех упомянутых в тексте репродуктивных органов и нет спермы, считается бесплодным.

Запись опубликована в рубрике Глава 07 - Проблемы мужского бесплодия: увечье, кастрация и стерилизация. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *