01. Утреннее омовение рук

Мудрецы предписали нам каждое утро омывать руки и произносить благословение: «Благословен Ты, Господь, Бог наш, Царь мира, Который освятил нас заповедями Своими и заповедал нам совершать омовение рук».

С помощью рук мы можем совершать различные действия: брать всевозможные предметы, пользоваться ими, ухаживать за собственным телом. Однако рукам, более чем всем другим органам человеческого тела, приходится пачкаться и оскверняться. Поэтому, когда человеку необходимо возвыситься и немного отстраниться от низменных сторон этого мира, чтобы совершать действия, связанные со святостью, он омывает руки. В этом заключается общий смысл омовения рук, в том числе и утреннего. Однако ранние законоучители спорят, какую именно цель преследует утреннее омовение.

По мнению Роша, поскольку человеческие руки имеют склонность до всего дотрагиваться, они, пока человек спал, скорее всего касались мест его тела, обычно прикрытых одеждой, и для того чтобы очистить их перед утренней молитвой (шахарит) от передавшейся им таким образом скверны, мудрецы предписали их омывать.

Рашба же считает: заповедь утреннего омовения рук связана с тем, что каждое утро человек словно создается заново, о чем сказано (Эйха, 3:23): «Обновляются они каждое утро. Велика вера Твоя!». Вечером, ложась в постель, человек ощущает усталость, он передает свою душу Творцу, а утром встает с новыми силами. Это ежеутреннее новое творение нужно освящать, предназначая его Творцу, с помощью утреннего омовения рук.

Иными словами, по мнению Роша, утреннее омовение рук является подготовкой к утренней молитве шахарит, тогда как по мнению Рашба, это подготовка к молитве и служению Творцу в течение всего дня[1].


[1]. Об утреннем омовении рук говорится в двух источниках: Вавилонский Талмуд, трактат Брахот, 60б, где благословение, произносимое после омовения рук, упоминается как одно из «Утренних благословений» (Биркот ѓа-шахар), и представляется, что мнение Рашба соответствует этому источнику; и в трактате Брахот, 14б-15а, где говорится, что утреннее омовение рук – это подготовка к молитве шахарит, и это упоминание является источником мнения Роша.

Некоторые законоучители говорят: если женщина не намеревается читать в этот день молитву «Восемнадцать благословений» (амида), то она должна омыть руки, не произнося благословения, поскольку, по мнению Роша, утреннее омовение рук предписано мудрецами как подготовка к молитве. Из слов Рашба (ч. 1, 153) тоже можно заключить, что утреннее омовение рук установлено как подготовка к молитве и к новому дню. Следовательно, если женщина не намеревается читать молитву, она не должна произносить благословение после омовения рук. Но если она намеревается прочесть Шма Исраэль, то может произнести благословение, поскольку и само омовение рук, и благословение после него, установлены мудрецами в том числе и как подготовка к чтению Шма Исраэль.

Однако на практике женщины придерживаются обычая в любом случае произносить благословение после утреннего омовения рук. Согласно этому, мнение Рашба можно объяснить так: тот, кто читает молитву, должен перед этим омывать руки, но даже если женщина не молится, постановление об утреннем омовении рук все равно остается в силе, и благословение после него имеет тот же статус, что и все другие утренние благословения, поскольку омовение рук служит также для очищения и подготовки к новому дню. Именно так можно истолковать фразу, приведенную в Гемаре, в трактате Брахот, 60б. Там говорится, что все должны произносить благословение после утреннего омовения рук, и не делается никакого различия между мужчинами и женщинами. Разумеется, в те времена женщины тоже были заняты заботой о детях, что освобождало их от обязанности молитвы. Кроме того, можно сказать, что если женщина исполняет обязанность молитвы с помощью утренних благословений, это и есть ее молитва, поэтому после утреннего омовения рук она должна произнести благословение. К тому же, Байт хадаш (как и Рош) считает, что мудрецы в любом случае установили утреннее омовение рук и благословение после него как часть утренних благословений. Однако, по мнению Роша, перед послеполуденной и вечерней молитвами (минха и арвит) руки тоже нужно омывать, произнося благословение, если они испачкались. Подведем итог: как представляется, из слов Гемары в трактате Брахот, 60б, можно сделать вывод, что постановление об утреннем омовении рук и благословении после него остается в силе даже без связи с молитвой, однако поскольку утром следует читать молитву, а перед молитвой тоже необходимо омывать руки, авторитеты совместили эти законы. Так считают и Рашба, и Рош. Что касается женщин, то поскольку некоторые из них не читают молитву, они возвратились к изначальному закону, согласно которому, утреннее омовение рук и благословение после него являются частью утренних благословений и установлены как подготовка к новому дню и освящение перед ним. И см. «Жемчужины Ѓалахи», Молитва, гл. 8, прим. 3, где упоминаются мнения авторитетов, не согласных с Хаей Адам. Эти мнения могут в некоторой степени служить дополнительным доводом в пользу утверждения, что утреннее омовение рук – это не только подготовка к молитве.

Основная цель утреннего омовения рук – их физическое очищение, о чем сказано (Теѓилим, 26:6): «Омою в чистоте руки свои», и см. то, что объясняется в связи с этим в трактате Брахот, 15а. Основная же цель омовения рук перед трапезой – ритуальное очищение их от скверны и освящение, что подобно омовению рук, которое делали коѓены в Храме, прежде чем приступить к служению. И хотя две эти цели отличаются друг от друга, мудрецы предписали омывать руки утром таким же образом, как перед трапезой, и произносить при этом то же самое благословение. Изначально (лехатхила) во время утреннего омовения необходимо выполнять те же требования, что и при омовении перед трапезой: нужно поливать руки водой непременно из сосуда, так, чтобы вода лилась под действием силы человека, и чтобы вид воды не изменился. Однако постфактум (бедиавад), даже если человек использует менее ревиит (около 87 см3 – пер.) воды, или у него нет сосуда, или вода не льется под действием человеческой силы, он все равно должен, по мнению Шульхан арух и Рама, произнести благословение «и заповедал нам омывать руки», поскольку эта вода действительно очищает руки перед молитвой. А если вид воды изменился, и она непригодна для омовения рук перед трапезой, то с ее помощью все равно можно совершить утреннее омовение рук, но при этом следует произнести благословение «и заповедал нам очищать руки» (см. Шульхан арух, 4, п.п. 1, 6, 7, 22). А в Мишна брура (4, 7) и в Биур Ѓалаха (там же) написано, что, по мнению многих поздних законоучителей, даже если вода непригодна для омовения рук перед трапезой, то после утреннего омовения этой водой человек все равно может произносить благословение «и заповедал нам омывать руки», поскольку эта вода очищает руки перед молитвой. А в Каф ѓа-хаим (4, 11) написано, что если человек делает утреннее омовение с помощью воды, непригодной для омовения перед трапезой, то на такое омовение нельзя произносить благословение. И так написано в Ѓалаха брура, 4, 12.

Запись опубликована в рубрике Глава 05 - Утреннее омовение рук. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *