01. Промежуточный статус зародыша

Один из самых трудных вопросов в Ѓалахе: разрешено ли в некоторых случаях прекращать беременность? Прежде всего, рассмотрим основополагающие принципы.

С одной стороны, очевидно, что запрещено умерщвлять зародыша или вызывать его смерть косвенным образом. Более того, чтобы спасти жизнь зародыша, следует, если это необходимо, нарушить субботу, даже если ему еще не исполнилось сорок дней. Ведь в будущем зародыш станет человеком, а мудрецы сказали (в Вавилонском Талмуде, в трактате Йома, 85б): «Нарушь ради человека одну субботу, чтобы он мог соблюсти множество суббот» (так пишут автор Ѓалахот гдолот и Рамбан; см. также «Жемчужины Ѓалахи», Суббота, гл. 27, п. 3).

С другой стороны, очевидно, что пока зародыш находится в материнской утробе, он не имеет статус живого человека. Поэтому, несмотря на то, что, по закону Ѓалахи, убивший человека должен быть приговорен к смертной казни, тому, кто убил зародыша, смертная казнь не полагается. И поскольку зародыш еще не считается живым человеком, он не наследует своих родителей, как уже родившийся ребенок, и ему не передается ритуальная нечистота мертвого тела. Лишь с момента рождения он считается человеком в полном смысле этого слова (см. Вавилонский Талмуд, трактат Нида, 44а-б).

Следовательно, зародыш имеет промежуточный статус: ему предстоит стать человеком, но пока он не считается таковым.

Кроме того, известно, что, согласно закону Ѓалахи, если возникает конфликт между жизнью зародыша и жизнью матери, то жизнь матери преобладает. Вот как это объясняется в Мишне (трактат Оѓалот, 7, 6): «Если женщина не может родить, то плод в ее чреве разрезают и извлекают по частям, ибо жизнь матери превыше жизни плода». Даже за несколько минут до рождения разрешено умертвить зародыша, чтобы спасти жизнь матери. Но с рождения, то есть с того момента, как наружу вышла голова плода или большая часть его тела, он считается живым человеком. И даже если жизни его матери грозит явная опасность, запрещено убивать его, чтобы ее спасти, потому что «не отвергают одну душу ради другой», то есть нельзя убивать одного человека ради спасения другого[1].


[1]. В трактате Санѓедрин, 72б, мудрецы задают вопрос: почему младенец, после того как его голова уже вышла наружу, не может считаться «преследователем», который угрожает жизни матери, и почему бы в таком случае не дать разрешение умертвить его, чтобы спасти мать? И вот какой ответ они дают: «Я ни в чем не виноват, а преследуют ее Небеса». Иными словами, младенец не виноват в том, что во время его рождения возникла экстремальная ситуация, таково естественное устройство мира, созданного Всевышним, поэтому его нельзя считать «преследователем» («преследователь», ивр. родеф – ѓалахический термин, применяющийся к тому, кто гонится за человеком или предпринимает какие-либо действия с целью совершить убийство или насилие; закон предписывает спасти преследуемого любыми средствами, даже убив преследователя – прим. ред.).

А Рамбам пишет (Законы, связанные с убийством и спасением жизни, 1, 9): «Существует заповедь-запрет жалеть жизнь преследователя. Поэтому мудрецы постановили, что если женщина не может родить, то разрешено разрезать плод в ее чреве, будь то напрямую или с помощью специальных снадобий, поскольку считается, что плод «преследует» ее, чтобы убить. Но если его голова уже вышла наружу, то наносить ему ущерб запрещено, ибо не отвергают одну душу ради другой, и таково естественное устройство мира». Некоторые авторитеты утверждают: на основании этих слов Рамбама можно сделать вывод, что зародыша разрешено умерщвлять только потому, что он «преследует» мать, чтобы ее убить, так как умерщвление плода в материнской утробе считается убийством, и поэтому его можно умерщвлять только для того, чтобы спасти жизнь матери (см. Игрот Моше, Хошен мишпат, 2, 69). Однако на основании слов Гемары нельзя прийти к такому заключению, поскольку там понятие «преследователь» упоминается только для того, чтобы сказать, что в случае угрозы для жизни матери плод можно умертвить даже в процессе рождения. Из этого следует, что до момента рождения его без всякого сомнения разрешено умерщвлять, так как он еще не считается «живой душой».

Другие авторитеты объясняют подобным образом и слова Рамбама: пока зародыш находится в материнской утробе, совершенно очевидно, что его разрешено умертвить, чтобы спасти жизнь матери, а когда роды уже начались, можно утверждать, что он очень близок к статусу живого человека, поэтому Рамбам должен был обосновать разрешение умерщвлять его тем, что он считается «преследователем» по отношению к матери (так пишет Ахиэзер, 3, 72). Кроме того, приводятся и другие объяснения, например: поскольку зародыш считается «преследователем», его разрешено умертвить даже таким ужасным способом, как разрезание на части; или: Рамбам упоминает статус «преследователя» для того, чтобы объяснить, что этот закон касается не только евреев, но и представителей всех других народов, хотя за умерщвление плода в материнской утробе нееврею полагается смертная казнь. А некоторые авторитеты говорят, что Рамбам сравнивает зародыша с «преследователем» только для того, чтобы дать убедительное объяснение этому закону, однако на основании его слов нельзя заключить, что умерщвление зародыша считается убийством. Нечто подобное написано и в Яд пшута: на самом деле, зародыш не считается «преследователем», ведь преследователя, прежде чем убить, следует предостеречь, а зародыша предостеречь невозможно; поэтому Рамбам сравнивает зародыша с «преследователем» лишь для того, чтобы сказать, что жизнь матери необходимо спасать всеми возможными способами. Существуют и другие объяснения, на основании которых можно заключить, что и по мнению Рамбама зародыш не считается «живой душой». См. Циц Элиэзер, ч. 9, 51, 3, гл. 1, где это объясняется подробно.

Запись опубликована в рубрике Глава 09 - Прерывание беременности. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *